Вадим Буйнов №2

​Трудно быть храбрым

​Трудно быть храбрым
Заявка №27

У нас оставалось совсем немного времени. Мы все это знали. Ощущение надвигающейся беды стало как никогда осязаемым. Казалось, даже воздух уплотнился. Он давил на плечи и спину, вынуждая сутулиться и пригибаться к земле.

Мы сидели небольшой группой в крохотной комнатке и молча ждали. Разговаривать не хотелось. Да и о чем? О том, что большинство из нас умрет в ближайший час? Вот уж увольте!

Спокойствие сохранял лишь толстяк Ларс. Только вот не уверен, что было тому причиной: стальные нервы или легкое скудоумие, которым он страдал. Отсев от остальных, Ларс монотонно что-то жевал: размеренно и лениво. Еда была для него всем – средством от усталости, нервов и скуки. Не помню, видел ли вообще хоть раз, чтобы его челюсти не работали.

Хрум-хрум. Хрум-хрум. Кажется, сейчас Ларс уничтожал сухари.

Сбоку от меня трясся Гейб. Лишь слепой не заметил бы, насколько ему страшно. Но парнишка старался держаться. Зубы стиснуты, глаза прищурены, тело напряжено… И только дрожь, удержать которую он оказался не в силах, выдавала Гейба с головой. Малец не хотел умирать. Никто из нас не хотел. Но был ли выбор?

Близнецы Рей и Маллиган были напуганы не меньше Гейба. Но, в отличие от последнего, даже не пытались скрыть обуревавшие их эмоции. Точнее, всего одну – страх. Они вздрагивали на каждый шорох, на каждый громкий хруст Ларса. Испуганно озирались по сторонам и все крепче вцеплялись друг в друга.

«Эти умрут первыми», – отстраненно подумал я и перевел взгляд на Молли.

Вот уж кто не собирался сдаваться, так это она. Красивая, сильная, отчаянная. Молли могла убить нас всех здесь и сейчас. Уверен, ей бы это даже понравилось. У такой был шанс выжить.

Я качнул головой и вздохнул.

Не поддаваться общему настроению было сложно. Один Гейб, трясшийся под боком, чего стоил! Но я держался. Знал, что если запаникую, если позволю страху укорениться в сердце, то погибну. Как Дал. Как Морти. Как Джоан. Как десятки подобных нам, от кого отвернулась удача, а, быть может, и сама судьба.

Я помнил Морти. Его черные глаза и застывший в немом крике рот, когда тело моего друга разорвало надвое. А еще я помнил много крови. Слишком много для тощего Морти. И откуда в нем столько взялось? Интересно, во мне столько же или больше? Я ведь крупнее. Если сегодня я окажусь разорванным пополам, сколько выльется из меня?

Глупые мысли. Пустые. Но отчего в голову лезет всякая чушь за мгновения до смерти? Почему бы не подумать о вечном? Ну, или хотя бы о чем-нибудь приятном? Мозг странно устроен.

Первой встрепенулась Молли. Напряглась, прислушиваясь, и недовольно шикнула на хрустящего сухарями Ларса. Но тот, казалось, ее не услышал. А может быть, просто не обратил внимания.

Гейб затрясся сильнее, а близнецы, испуганно взвизгнув, метнулись мне за спину. То же мне, нашли защитника! Я обернулся через плечо, цыкнул на них, чтоб заткнулись, и тоже прислушался.

Шаги. Уверенные, твердые. Все ближе.

– Мик, – приглушенно вякнули сзади. – Эй, Мик, – меня пихнули в бок.

Хотя как – пихнули? Скорее уж робко ткнули пальцем.

– Чего тебе? – буркнул хмуро, не оборачиваясь.

– Ты ведь не бросишь нас, Мик? Мик? – жалобно повторил Маллиган, не дождавшись от меня ответа.

– Мы ведь умрем там! – вторил ему Рей.

– Мы все там можем подохнуть, – коротко бросил я. – Лучше вытрите сопли и соберитесь. Глядишь, проживете на пару минут дольше.

Сзади испуганно пискнули. Думаю, это был Маллиган – самый трусливый из близнецов, а значит, и из всех присутствующих.

– Мик, а если держаться вместе?

– Вместе и подохнем.

– Мик? – выдохнул сбоку Гейб.

Черт, а вот это плохо! Сам не знаю почему, но мальцу я симпатизировал. Как бы эта симпатия не стоила мне жизни.

– Что вы все заладили: Мик, Мик, Мик? Имя мое так нравится? – огрызнулся я. – Если кто-нибудь из вас выживет, а я нет, разрешаю взять его себе.

Звук шагов прекратился.

Я напрягся.

– Ми… – Гейб сглотнул. – Ты ведь уже проходил через это, – шепотом продолжил он. – Чего нам ждать?

– Ничего хорошего.

– И ты не поможешь нам?

– А с чего ты взял, что я должен это делать? – резко обернувшись, я смерил мальца раздраженным взглядом.

Если бы только Гейб молчал! Если бы чертовы, трусливые крысы-близнецы не устроили этот балаган и не сбили мальчишку с настроя! А ведь он держался! Не прибейся они мне за спину, уверен, Гейб бы молчал. А теперь, спасибо Рею и Маллигану, я вынужден смотреть в доверчивые, расширившиеся от страха глаза, и слать мальца куда подальше. Не выживают тут группами! Мне ли не знать!

– Я тебя понял, Мик, – Гейб стянул губы в нитку и кивнул. – Ты сам по себе, мы – сами по себе.

Я мысленно зарычал.

– Да ни черта ты не понял! В том, что нас ждет, нет и не может быть никаких «мы»! Знаешь, сколько раз я видел, как наивных дурачков, вроде тебя, размазывало по стенам? Рассказать, на что это похоже?

– Не надо. Я все понял, – повторил Гейб, упрямо сморщив нос. – Ты можешь бежать один, как трус, поджав хвост, спасая собственную шкуру. Но я их не брошу! – выкрикнул он.

– Забей на их, Мик.

Молли подкралась бесшумно и тенью выросла у моего плеча.

– Если мальчишкам так охота сдохнуть, стоит ли их останавливать? – она хищно оскалилась. – Их смерть – наш шанс выжить.

Хр-р-р-ум!

– Ларс! – рявкнула Молли. – Ты не мог бы жрать потише?

Ответом ей был очередной громкий хруст сухарей.

– Вот ведь жирдяй ненасытный, – она скривилась, а потом хмыкнула. – А вообще, так даже лучше. Он ведь тоже дольше пары минут не протянет. Что скажешь, Мик?

– Скажу: проваливай отсюда, – я окатил ее ледяным взглядом. – Ни ты, ни твое мнение тут никому не интересно.

Молли рассмеялась.

– Надо же, какой ты грозный! Успехов, дорогой! Посмотрим, кто из нас переживет сегодняшний забег.

– Непременно.

Фыркнув, Молли ушла. Я же снова повернулся к перепуганной троице. Вот что мне с ними делать?

– Не бросай нас, Мик, – голос Гейба был тих, но тверд.

Упрям, зараза. Но, видимо, тем мне и нравился.

Шаги в коридоре возобновились, напоминая, что времени совсем не осталось.

Я скрипнул зубами, проклиная собственную мягкотелость, и кивнул.

– Ладно, пойдем вместе.

Глаза Рея и Маллигана вспыхнули такой надеждой и преданностью, что я, не сдержавшись, поморщился. То же мне, благодарные воздыхатели! Скорее уж камень на шее, с которым я по собственной дурости решил искупаться!

– Правила просты: вперед меня не лезть, бежать быстро, но аккуратно. Если скажу замереть, замираете. Скажу лежать – кидаетесь мордой в пол. Если замешкаетесь – сдохните. Если попадете в ловушку, я не стану вас вытаскивать. Это ясно?

Три слаженных кивка.

– Тогда держитесь поблизости. Главное – не лезьте под ноги, иначе сам придушу.

С низким противным гудком открылась входная дверь. Шаги раздались совсем близко. Какие-то щелчки, клацанья. Приглушенный свет и лучи прожектора. Снова шаги и спокойный, безэмоциональный голос спросил:

– Все готово?

– Разумеется. Запускать?

– Запускайте.

– Приготовьтесь, – шепнул я моей троице.

– Да начнется забег! – проревело сверху, а в следующий миг пронзительный писк резанул по ушам.

Мы закричали. Даже Ларс, насколько я успел заметить краем глаза, отшвырнул сухарь и подскочил.

В стенах открылся десяток проходов, и мы кинулись внутрь.

Город-лабиринт – такой знакомый и такой чужой одновременно. Сколько раз я уже бежал по нему? А сколько раз видел трупы друзей, знакомых? Потому я и перестал привязываться к кому бы то ни было. Так проще. Легче. Бежать мимо растерзанного тела незнакомца – это одно. Оставлять за спиной убитого друга – совсем другое.

Я уже даже не пытался запоминать расположение улиц и поворотов. Не было смысла – город перестраивался перед каждым новым забегом.

Медлить нельзя, спешить – опасно. Действовать нужно выверено, осторожно, но быстро.

Мы пробрались вперед, повернули налево и замерли, прижавшись к стене. Впереди пронесся незнакомец. Не Ларс, не Молли. Кто? Не важно. Точнее, не важно для меня. А вот Рей испуганно выдохнул:

– Мы здесь не одни?

– Нет, – я едва заметно качнул головой. – Обычно запускают три-четыре группы. Наша – лишь одна из таких. Будьте аккуратны: в некоторых группах бывают полные отморозки. Мы зовем их Бешенными. Такие вцепятся в глотку и порвут за здрасьте.

– Но зачем?

Маллиган, дрожа как осиновый лист на ветру, прижался к моему боку. Я скрипнул зубами и отпихнул его.

– Под ногами не путаться, – напомнил холодно.

– Так зачем они убивают других? – спросил он, отступив на пару шагов. – Мы ведь все хотим одного и того же – выжить.

– Вот именно. А выжить можно двумя способами: добраться до финиша, что сложно, или остаться единственным живым, что намного проще.

– Как выживал ты? – тихо спросил Гейб, внимательно глядя на меня огромными черными глазами.

– По-разному. Все, завязываем болтать. Пошли, – коротко приказал я. – Если будем тут стоять, сдохнем.

Спорить никто не решился, и мы двинулись дальше.

Мы бежали, ориентируясь лишь на звук, интуицию и страх, гнавший ледяными пинками под зад. Два раза оказывались в тупике и спешно возвращались, чтобы на развилке повернуть в другую сторону. На одном из ответвлений мы столкнулись с Ларсом.

Он не бежал – неспешно шел, будто прогуливаясь. Потерянный взгляд, блуждающий по серым стенам, и полубезумная улыбка. Впервые за все время, что я его знал, Ларс ничего не жевал.

Поворот впереди заставил меня напрячься. Что-то в нем не так. Но что?

Сердце уже давно билось где-то в горле перепуганной птицей, и проглотить его никак не получалось. Легкие начало покалывать от бега.

– Мик, почему мы стоим? – обеспокоенно спросил Рей.

Я шикнул на него, чтоб не отвлекал, и продолжил вглядываться вперед. Что-то не так. Что-то определенно не так…

Ларс тем временем продолжал медленно брести к развилке. Его круглая задница нелепо виляла, как у девицы. Вправо-влево. Вправо-влево. Как у Джоан, которую нашинковало в последнем забеге.

Джоан!

– Ларс, стой! – крикнул я во всю мощь горящих легких.

Но было поздно.

Два тонких лезвия выскочили из пола и разрезали толстяка на неровные куски. Внутренности вывалились, потекла кровь. Много крови. Больше, чем было в Морти.

Рей и Маллиган завизжали и кинулись назад.

– Стойте! Стойте, мать вашу! – заорал я.

Но куда там! Близнецы, казалось, обезумели от страха. Они неслись, толкали друг друга и продолжали истошно голосить. Свернули в первый попавшийся коридор, завизжали еще громче и замолкли.

– Пошли, – холодно бросил я Гейбу.

– А Рей и Малли?

– Выбыли, – так же холодно ответил я.

– Но…

– Гейб, топай! Иначе будешь следующим. Еще вопросы?

Малец понуро качнул головой и двинулся следом за мной.

Снова короткие, рваные перебежки. От угла к углу. От одного поворота к другому. Быстро, аккуратно, выверено. Я вглядывался вперед, пытаясь угадать, откуда ждать неприятностей.

Ха! Неприятностей! Скажи уж прямо, Мик, – смерти!

Я недовольно наморщил нос и остановился, прислушиваясь. Гейб послушно замер рядом.

– Как думаешь, далеко еще до финиша? – шепотом спросил он.

– Не знаю. Надеюсь, не очень.

– А…

– Тихо! – шикнул я и обратился в слух.

Шаги. Быстрые, легкие, уверенные. И, что самое паршивое, они звучали все ближе. Избежать встречи не получится. Я напрягся.

Из-за угла, двигаясь скачками, выпрыгнула Молли.

– Мик? И ты, мелочь? – удивленно выдохнула она. – А где трусоватые братцы?

Я скривился, и Молли поняла все без слов.

– Не могу сказать, что опечалена, – она фыркнула. – Кого-нибудь видели?

– Ларса.

– И?

– Сдох.

– Так я и думала. Толстяку вообще здесь было не место.

– А ты кого-нибудь видела? – я перевел тему, не желая слышать надменные рассуждения этой твар…кхм…Молли.

– Ага, – она кивнула. – Троих. Не из нашей группы, как не трудно догадаться. Все выбыли.

– Ловушки?

– Двое – да.

– А третий? – я вновь напрягся и инстинктивно задвинул Гейба себе за спину.

Жест не укрылся от Молли, и она криво усмехнулась.

– Расслабься, Мик. Тот здоровяк сам на меня накинулся. Я не нападаю первой…как правило, – добавила она, скалясь.

– Из Бешенных?

– Из них, – Молли кивнула, вновь становясь серьезной. – Сильный был, зараза. Еле одолела. Мне не доводилось еще с такими сталкиваться. Думаю, он из новой группы.

– Плохо дело, – я сплюнул.

– И станет еще хуже, если не прекратим точить лясы и не пошевелимся!

– Ты хочешь пойти с нами? – по-детски наивно спросил Гейб у меня из-за спины.

– Еще чего! – насмешливо фыркнула Молли. – Я хочу выжить, а не подохнуть, пытаясь дотащить до финиша одного мальца! Удачи! – улыбнувшись, она развернулась и пружинистыми прыжками доскакала до развилки. Замерла, к чему-то прислушиваясь, и взяла левее.

Мы тоже не стали медлить. Аккуратными перебежками добрались до той же развилки и свернули направо. Ловушки стали попадаться чаще. Дважды я лишь чудом успевал уйти в сторону. Гейб превратился в мою тень. Что бы я ни делал, малец в следующее же мгновение повторял любое мое движение.

Я не знал, как долго мы носились по городу, сколько изуродованных тел валялось в проходах лабиринта, и где финиш. Все, что я мог – продолжать бежать вперед и молиться. Надеяться, что не подохну в очередной ловушке. Что успею почувствовать ее и отскочить. Что не подведу Гейба.

Сердце отбивало бешенный ритм уже не в горле, а, по ощущениям, где-то на языке. В висках стучало, а шум крови в ушах грозил заглушить все остальные звуки. Если этот кошмар скоро не кончится, я просто выдохнусь.

Половина моих сил уходила на то, чтобы за секунды оценивать окружающую обстановку. Вторая – на то, чтобы сдерживать панику. Я знал: стоит ей поддаться и все, можно ложиться и подыхать. А я не мог себе этого позволить. Без меня Гейб точно погибнет.

Снова короткая перебежка. Прыжок. Отскок в сторону в попытке уйти от очередной ловушки, и кувырок. Легкие горели огнем, во рту все пересохло.

Гейб был серьезен и сосредоточен. Я лишь мельком взглянул на него, одобрительно хмыкнул и побежал дальше. Впереди – новая развилка.

Вдруг справа раздался истошный…даже не крик – визг. Мы с мальцом одновременно вздрогнули и замерли. Не знаю, что почувствовал он, но у меня в тот момент, по ощущениям, желудок намотался на позвоночник. Внутри все сжалось. Сердце, казалось, вознамерилось выпрыгнуть из тела и свалить куда подальше.

Визг прекратился, и обрушившаяся тишина оглушила.

– Налево? – сглотнув, спросил Гейб.

– Налево, – выдохнул я и первым двинулся в выбранном направлении.

Страшно было настолько, что я бы непременно обделался…если бы не Гейб. Это малец мог позволить себе испуганно вскрикивать или дрожать, прижимаясь к моему боку. Я же должен был оставаться спокойным. Мне приходилось быть храбрым за нас обоих. Только вот я не храбрец и не герой. Я просто хотел выжить.

Мы приближались к финишу. Наверняка я не знал, но чувствовал, что спасительный рубеж уже недалеко. И чем ближе мы подбирались, тем больше трупов попадалось на пути.

Куда бежать? В какую строну? Ловушки выстреливают лишь единожды или они рассчитаны на нескольких жертв? Куча вопросов, и ни одного ответа.

Перед нами, едва не сшибив, промчался здоровяк. Его движения были выверенными, точными, быстрыми.

«Такой, наверняка, добежит до финиша. Счастливчик», – мелькнула у меня мысль.

Мелькнула и пропала, когда в здоровяка со всего размаху влетел один из Бешенных. Их легко узнать – по глазам, в которых не мелькали даже проблески разума, лишь чистая ярость.

Здоровяк дернулся и завизжал – Бешенный придавил его к полу и вцепился в глотку. Сбоку от меня вскрикнул Гейб, но я рыкнул короткое «Заткнись!» и оттащил мальца в сторону. Нам нельзя попадаться Бешенному на глаза. Иначе мы станем его следующими жертвами.

– Шевелись! – приказал шепотом и аккуратно побежал вдоль стены, стараясь производить как можно меньше шума.

Гейб тихо всхлипывал, но послушно семенил следом. Видимо, понимал, что еще успеет поплакать…если выживет. А для этого надо добраться до финиша. Черт, где же он?

Направо, налево, прямо на двух последующих развилках, врезаться в тупик, вернуться и взять правее. Не обращать внимание на жжение в груди, игнорировать страх, бежать. Все свелось к повторению одинаковых действий. Снова и снова.

Наконец, я увидел его. Белый прямоугольник, словно площадь в центре города, с призывно развевающимся флагом. Финиш.

Гейб тоже его увидел и хотел было рвануть, что есть мочи, но я не позволил. Мне уже доводилось добираться до него, и я видел, что бывает с теми, кто терял голову при виде заветного флага. Этот забег оказался самым сложным из всех пережитых мною. И ни в одном другом не было столько ловушек. Глупо думать, что их не понатыкали возле заветного финиша. Самое сложное начиналось именно сейчас.

Ступая медленно и осторожно, мы стали пробираться к Белой площади. Я не знал, как называется этот прямоугольник на самом деле, да и не важно. Единственное, что имело значение – добраться до него живыми.

Мы как раз прошли половину необходимого расстояния, когда из бокового коридора выскочила Молли. Раненная, с горящими от ужаса глазами, подрагивающая. Увидев флаг, она оскалилась и кинулась к нему.

Мы с Гейбом замерли. Неужели, у нее все получится?

Молли бежала скачками, почти парила над полом. И это было бы красиво…если бы не выглядело столь жутко. Окровавленная, напуганная, безумная. От финиша ее отделало не больше двух-трех метров, когда внезапно из пола выстрелили длинные металлические иглы. Много игл. Слишком много, чтобы Молли выжила.

– Мик? – испуганно пискнул Гейб.

– Соберись, – строго сказал я. – Осталось немного.

– Но Молли…

– Поспешила. Хватит болтать, шагай.

И мы зашагали. Медленно, осторожно. Я держался на полкорпуса впереди, надеясь, что, в случае опасности, Гейб успеет отскочить в сторону.

Страх держал меня ледяными тисками за горло, и хотелось плакать, как никогда прежде. Трудно быть храбрым, когда каждый твой шаг может стать последним. Стиснув зубы с такой силой, что свело челюсть, я продолжил пробираться к заветному флагу – самой желанной и самой ненавистной вещи на свете. Дважды останавливался, огибал ловушки и шел дальше. Поджилки тряслись, желудок сжался в узел, но я упрямо двигался вперед. Я обязан вывести Гейба из этого ада.

Шаг. Еще один. Еще. И…последний.

Мы с Гейбом замерли возле флага и, не веря собственному счастью, уставились друг на друга. Неужели, получилось?

В следующий миг нас оглушили шум и крики.

– И вот наши победители! – голос эхом разнесся по помещению. – Номер два, известный так же, как Счастливчик Мик. И новичок, номер шестьдесят восемь – Малыш Гейб! Новый рекорд прохождения лабиринта! Всего десять минут! Давайте же поаплодируем им!

Яркий свет больно резанул по глазам, заставив зажмуриться. Гул сотен хлопков оглушил.

– Поздравляю, дамы и господа, тех, чья сегодняшняя ставка сыграла! Получить выигрыш, а также сделать новые ставки вы можете… Да о чем я? Вы лучше меня знаете, что и как делать! – говоривший рассмеялся, и ему вторила толпа голосов. – А пока, с вашего позволения, дамы и господа, я займусь нашими победителями.

И гораздо тише, куда-то в сторону:

– Эй, Рик, помоги мне.

– А обязательно убивать их? – робко спросил подошедший.

– Тебе-то что, жалко? – говоривший рассмеялся. – Рик, это же всего лишь крысы! А наши клиенты любят зрелище. Так почему бы им его не устроить? Держи клетку, пока я вытаскиваю этих грызунов.

– Ну не знаю, – неуверенно ответил Рик. – Им ведь, наверное, страшно.

– Да брось! Что может чувствовать крыса?

Он запустил лапищу в центр огромного лабиринта и вытащил за хвост серого, дрожащего от страха грызуна. Ухмыльнулся, глядя в перепуганные черные глаза-бусинки, и спросил:

– Ну что, Мик, готов к следующему забегу?

+6
21:45
1039
01:23
К слогу никаких претензий, к сюжету тоже — он держит в напряжении все время. Но… крысок жалко :(((( Получается, что выгоднее отсидеться где-то в чертогах лабиринта, чтобы остаться живым?
Экшен, сильные эмоции, постоянное напряжение, поклон автору. Один из немногих рассказов, в котором я могу простить «плохой финал» для живности. Последние строки вышли по-настоящему ваховыми, на «перепуганные черные глаза бусинки» даже сердце екнуло.
08:50
Написано очень, очень хорошо. Великолепно поданы герои и окружение — подмечал для себя моменты, где автор тонко и метко намекает на природу происходящего. Качественное исполнение и выверенный стиль. Отличный финал — не вымученный и к месту.

Такое и публиковать не стыдно. Мое уважение.

8/10 (круто сваренный рассказ, но ничего запредельного)
21:41
Блестящая идея сюжета, на мой взгляд, прекрасно исполнена. Впечатлена. Такой хороший ритм письма, сухой, даже чуть шершавый стиль чётко прорисовывает героев.
10
22:14
Концовка покорила)Идея, сюжет, текст — все продумано, четко, ясно. Читается легко и с удовольствием. И ЖИРНАЯ красивая точка в конце)))
А тема? Я увлеклась эмоциями и не заметила?
11:40
Видимо, увлеклись) Мик и Гейб добежали до финиша ровно за 10 минут, что было сказано в финале.
13:20
Спасибо) Выходит у рассказа одни плюсы)))
13:37
Я в восхищении! Очень понравился рассказ, честное слово, вышел просто отличным. Во время прочтения уже думал над отзывом, хотел написать о том, что такие жуткие «людские» лабиринты частенько встречаются, а потом «Оп!» — и этот минус просто испарился.
Хороший поворот, я по-настоящему удивился. Отличный слог, как уже сказали, поддерживает интерес на протяжении всего рассказа.
Даже не знаю, что добавить. Просто замечательно.
11:44
Сначала чем-то напомнило «Бегущий в лабиринте», да и вообще часто встретишь людей в смертельном лабиринте. Но чтобы это были настоящие крысы, да и все это просто крысиные бега! Это самый неожиданный поворот, который только мог повернуться. Мне сложно описать свои эмоции… Просто отличный рассказ! Теперь мы знаем, о чем думают и что чувствуют крысы, участвующие в подобных бегах)))
Гость
16:46
Отличный рассказ!
С бегущим по лабиринту ни разу не было ассоциаций. Книгу не читала, но вот фильм гадость редкостная. Здесь лабиринта, на мой взгляд, гораздо больше чем в том фильме. И описано гораздо интереснее и красочнее.
Отличная динамика, диалоги, сюжет. Очень крепкая работа, с хорошей, но грустной развязкой.
08:09
+1
Мне эта история не понравилась. И дело вовсе не в драматичной развязке. Главный герой выглядит шаблонно. Всё, что отличает, это его принадлежность к мышиному роду. Да и сама ситуация оригинальностью не блещет.
Животная природа героев становится очевидной, когда вместо нормального описания автор начинает давать детальные подсказки. Герои начинают морщить носы и прижиматься к бокам друг друга, а надежды, что рассказ о людях, тают.
Отношение к концовке тоже неоднозначное: мне кажется, что «внезапный переворот» с человеческим диалогом её только испортили.
Раскрыть суть можно было и иначе.
Как-то так.
10:44
Сюжет выше всяких похвал. Держит читателя в напряжении, а это главный плюс. Автору удалось передать все ощущения страха и жажды победы. Развязка и финал вышли неожиданными.К слогу нет претензий. Хороший и выверенный.Тема раскрыта очень хорошо. Автор преподнес ее как вишенку на торте.
23:21
Экшон просто через край. Читать действительно интересно, как смотреть кинцо от Марвел! Герои — особо раскрыться им не дают, это жаль. Мне немного не хватило философской глубины, честно, я не ЦА. Подобные сюжеты встречала не раз. Но финал конечно выстрелил, тут без вопросов. Отчего сложилось чувство, что автор ничего своего не привнес, а просто скомпилировал имеющееся. При этом рассказ остается хорошо, качественно исполненным.
19:22
гейб, гейб, молли, молли, Ларс, Ларс, Ларс. молли, Ларс?
17:39
Ну да, качественный эшнен, стреляющий финал, язык — почти без помарок… А идея-то в чём? Как автор думает спасать мир? Или он считает, что мир не нуждается в спасении? Вот главные для меня вопросы. И они оставлены без ответов, увы.
21:23
Тоже, как и многие, прочел без отрыва, с напряжением. Вначале слегка напомнило «Бегущий человек», а в конце легкая ассоциация с «Люди в черном». Возможно за нашим миром тоже наблюдают и делают ставки, а мы живем в секции автоматической камеры хранения.
Рассказ понравился.
Илона Левина