Светлана Ледовская №1

Вначале было слово

Вначале было слово
Работа №147

В городе зарядили холодные осенние дожди. Самое мерзкое время года: ещё вчера веяло теплом, грело солнце, а сегодня с серого неба безнадёжно льёт. «Пройдёт месяц, – думал Каст, – и всё будет иначе. Осень настолько освоится, что холода и опадающие листья станут естественными и перестанут казаться временным отступлением Вечного Лета».

Автобус по утреннему часу набился пассажирами и Каст ехал стоя, неудобно вписавшись между полной дамой и азиатом в наушниках, из которых долбила электронная музыка.

«Вечное Лето, – подумал Каст. – Море… Обязательно поеду на море. Скоплю деньжат и доберусь до Средиземного – на другое Алсу не согласится. Найдём провинциальный курортный городок. Пляж каждый день в любых количествах. Волна, качающая отдыхающих, круглая попка Алсу. Вечерние шатания по узким улочкам, вино и жаркие томные ночи…»

Он очнулся за рабочим столом. Очередной отчёт по очередному гранту полз по монитору. Пальцы сами вбивали нужные буквы в нужных словах. Каст никогда не задумывался о смысле этих исследований. Социология, как и статистика – ложь, обрамлённая таинством математики. Его всё устраивало. Даже необходимость делать выводы из невнятных чисел его не смущала – это получалось легко и почти автоматически.

Каст выключил ночник, погружаясь в обволакивающую дремоту под тяжёлым одеялом.

«Погоди-ка, – удивился он. – Как так быстро пролетел день?» «И тем ближе конец квартала, – соблазнительно, как в рекламе кружевного белья, прошептал внутренний голос, – а это означает…» « Премия», – блаженно улыбнулся во сне Каст.

Упругие ягодицы Алсу маячили перед внутренним взором, когда Каст прикладывал карточку к турникету проходной института. Он улыбался охраннику и коллегам, поднимавшимся и спускавшимся по лестницам, а сам неотрывно мечтал о тайной родинке у самой линии трусиков, волнующей параллелью пересекающей…

Каст распечатал две копии отчёта и мельком глянул на часы. «Ещё не обедал, – отметил он и не очень последовательно добавил. – А уже пятница».

«Какого чёрта, – вяло крутилась мысль во время совещания у директора, – дни летят так, что не успеваешь жить. Хотя какая это жизнь». Мысли о море захлестнули его тёплой волной.

В курилке дым стоял коромыслом. Курц из соседнего отдела отмочил очередной анекдот. «А тёща берёт молоток… ха-ха». Только начало уже не вспомнить.

«Надо вести дневник, – внезапно и твёрдо решил Каст, – так я хотя бы смогу отсчитывать дни. Какой-никакой документ, свидетельствующий о жизни». «А ещё можно поэтически описать Алсу, выходящую из морской пены, – нашептал тут же внутренний голос. – Чем она хуже Афродиты?».

– Э, нет, тут без баб, – сказал вслух Каст, чем вызвал безмерное удивление начальника отдела, рассуждавшего в тот момент о преимуществах нового порядка определения эффективности сотрудников. Утренняя пятиминутка подошла к концу, а вместе с ней завершился квартал, будто его и не было.

В обед Каст, отбиваясь от настойчивых мыслей о премии, спустился в канцелярский магазинчик и купил толстую тетрадь в плотной обложке. «Вечером, перед сном, начнём писать, – удовлетворённо произнёс внутренний голос».

Каст потряс головой, решив начать писать прямо сейчас, в рабочем кабинете. Он с удовольствием полистал чистые страницы. На душе стало как-то покойно и тихо. По подоконнику барабанили стремительные капли, и мерно тикали часы. Что же такого написать? Каст несколько мгновений неподвижно сидел, прислушиваясь к стуку собственного сердца. Зря он это затеял, глупо писать посреди дня дневник, то ли дело вечером, после трудового дня, набравшись впечатлений. Можно выпить крепкого горячего чаю, может быть, даже с вареньем. С малиновым вареньем. Значит, сначала надо зайти в ту лавку на углу, куда так и не донесли ноги за последние… за последние? Каст встрепенулся и, боясь, как бы не прилетела очередная мысль, крупно вывел:

«Вначале было слово».

Он изумлённо рассматривал полученную фразу. «Откуда это? – нахмурился Каст. – Какой-то бестселлер. Хотя нет, там была цитата…А, это же Библия. Ну что ж, неплохой эпиграф к дневнику».

Над ухом осторожно кашлянули.

– Вы кто? – испугался Каст. – Откуда вы здесь?

На стуле под часами сидел солидного вида мужчина с дипломатом на коленях. На лице играла понимающая улыбка.

– Вы из министерства?

– Конечно, – подтвердил мужчина и достал кипу каких-то бумаг. – У нас к вам предложение.

– Предложение?

– Да, мы давно следим за вами. Ваши последние отчёты просто великолепны. Министерство решило выдвинуть вашу кандидатуру на соискание поощрительной премии.

У Каста закружилась голова. Он придёт в министерство: торжественный актовый зал, репортёры. Министр вручит грамоту и обязательно крепко пожмёт руку. На работе ему обязаны будут повысить зарплату. И Алсу… Какие у неё будут сияющие глаза. Интересно, каких размеров эта премия? Наверняка немаленькая. Может, тогда не Средиземноморье, а Атлантика? Океан! Надо бы прикинуть по стоимости… Каст схватился за ручку, благо тетрадь была уже раскрыта на середине.

«Вначале было слово», – увидел он.

В кабинете царили сумерки, рабочий день подошёл к концу. «А где этот министерский? – запоздало вспомнил Каст». Стул пустовал. Каст вернулся к дневнику.

«Сегодня я…»

Стоп. Какой сегодня день? Год? Каст нахмурился.

– А вот и я, – дверь распахнулась, в полумрак кабинета шагнул министерский. – Простите, что пришлось отлучиться. Мой желудок, увы, выкидывает такие фортеля, что стыдно даже говорить. Так о чём мы с вами?

– О чём? – тупо повторил Каст.

– Мы, помнится, беседовали о премии, – подсказал гость.

– Вначале было слово, – вдруг сказал Каст.

– Ах, это, – легко улыбнулся собеседник. – Вначале действительно было слово. Всех посетителей приветствовала табличка «Добро пожаловать!». Представьте себе, крупнейший на всей планете зоопарк с разнообразнейшими представителями фауны. И ни в коем случае животные не были за решёткой, наоборот, они вольно разгуливали по лесам, полям и степям. Хищники, травоядные, птицы и земноводные – все жили в гармонии под чётким управлением компьютерного распорядителя. Гости разгуливали по зоопарку, любуясь львами и ягнятами, играющими друг с другом в догонялки! Как же это было мило!

– Вы считаете, мило? – пробормотал Каст.

– Конечно! Посетители выражали полнейший восторг. К сожалению, никакая система не является стопроцентной с точки зрения безопасности. Животные под номером А2-М и Е-18 неожиданно решили, что им срочно нужно завести детей, хотя этот процесс регулировался распорядителем. Е-18 показала А2-М, где можно отключить систему контроля безопасности. Наивные! Они решили, что можно блокировать всего один элемент, не трогая другие.

– Они оказались неправы?

– Ещё бы! – жёстко ответил мужчина. – Весь зоопарк начал пожирать друг друга. А2-М и Е-18 сделали себе оружие и начали убивать обитателей зоопарка, рассеяв оставшихся в живых по Земле. А вот потом…

– Погодите, – поднял руку Каст. – Почему мы об этом заговорили?

– Мы же целый день обсуждаем идею вашей книги?! – страшно удивился министерский. – Право, очень достойная мысль – издать философско-фантастическую книгу от имени учёного-сотрудника Института социологии, к тому же обладателя премии.

– Да, действительно, – сама мысль, что он может стать писателем, поразила Каста.

Можно разработать оригинальную концепцию зарождения человечества, сдобрив её многочисленными отсылками к философским и религиозным трудам. Каст живо представлял себя, сидящим в библиотеке, изучающим источники. Он будет писать, обязательно вручную. Гора исписанных листов будет копиться и копиться, пока, наконец, не придёт блаженный миг собирания воедино. Тогда он позовёт Алсу. Каст даже засмеялся от такой перспективы – сколько вечеров они проведут вместе, сколько восхищённых взглядов он поймает, сколько раз займутся любовью прямо на листках его великолепного романа.

Снегопад покрывал улицы. Каст, спускаясь к выходу, подумал, что осень закончилась, а он даже не заметил. Но какие великолепные грёзы поддерживали его эти долгие часы на работе!

«Как же дневник, – вяло подумал он. – Где эта тетрадь вообще?»

На улице мело. «Надо взбодриться, – твердил он себе. – Взбодриться. Нужен хороший крепкий кофе». Перед глазами поплыл прекрасный образ того, как он пишет дневник, сидя за тёмным деревянным столиком кафе, и его глубокомысленным лицом будут восхищаться даже официанты, не смея тревожить попусту. Ну, нет! Жажда кофе отодвинула назойливые образы, и Каст, прозвенев колокольчиком двери, заглянул в кафе.

– Двойной эспрессо! – крикнул он баристе.

Каст сел у самого окна, наблюдая за игрой снежинок. Запах кофе бил в ноздри, и он нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. «Что за чёрт? Никогда не видел столь уродливых людей в таких количествах и в одном месте». В кафе сидело несколько пар и одинокий посетитель в самом углу. Лица у всех были унылы и морщинисты, движения замедлены, но определенно все они были счастливы. Пожилая дама что-то твердила своему спутнику, томно прикрыв глаза, а тот в ответ блаженно улыбался, хотя его взгляд бесцельно гулял по залу.

– Где мой кофе? Поторопитесь, пожалуйста!

– Вы позволите? – за столик Каста переместился одинокий посетитель.

– Я читал вашу книгу, – заявил он сходу, буравя Каста тёмными блестящими глазами. – И потрясён вашей чёткой логикой и буйной фантазией.

Каст невольно улыбнулся, вспоминая презентацию книги, купание в лучах славы…

– История весьма занимательна, право, это неожиданный ракурс… – сыпал собеседник фразами.

– Ваш двойной эспрессо, – официант поставил чашечку перед Кастом.

Он вдохнул чудесный бодрящий аромат, слушая, как частит эпитетами его неожиданный почитатель.

– Яркое перо, великолепные повороты сюжета…

«А как выглядела моя книга? – нахмурился Каст, вспоминая, и хлебнул кофе».

– Официант! – заорал он, едва не вскочив.

– Что случалось? – подбежавший на зов парень неопрятно вытирал пальцы о засаленную униформу и, глупо улыбаясь, смотрел поверх голов.

– Что это за бурда? – Каст пододвинул ему чашку.

– Бурда? – удивился тот, поднося чашку к носу. – По-моему, прекрасный запах.

– Сделайте новый, – безапелляционно заявил Каст, морщась от мерзкого вкуса. В нос ударили запахи давно не мытой посуды.

– Это пройдёт, – спокойно сказал почитатель.

– Что?

– У меня есть продолжение вашей книги. Вам понравится, – пообещал тот.

– Простите, – буркнул Каст. – Но я что-то не понимаю…

– Эта история случилась очень давно, – блестящие глаза собеседника завораживали.

– Космический корабль потерпел крушение, и на Земле оказались псевдоразумные андроиды. Универсальная модель, способная не только выполнять любые трудовые функции, но и самостоятельно обеспечивать своё пропитание и размножение. Любому предпринимателю достаточно прикупить несколько пар андроидов такого типа и через несколько поколений у него формируется полноценный рабочий коллектив. «Плодитесь и размножайтесь», так сказать. Но ввиду гибели экипажа, андроиды были предоставлены сами себе. Они не имели руководящих указаний, потеряли хозяина, однако их псевдоразум пытался найти выход из ситуации. Выход оказался парадоксальным.

Официант поднёс Касту новую порцию кофе, и он послушно стал пить, не отводя глаз от рассказчика.

– Псевдоразум решил забыть, что он «псевдо». Так андроиды стали самостоятельно осваивать доставшуюся им планету. Но вот незадача: теперь их беспрерывно мучал вопрос смысла существования. Проходили поколения за поколениями и они утрачивали прежние навыки и способности: стали меньше жить, их терзали болезни и сбои программного обеспечения. Потерянную колонию расплодившихся андроидов обнаружили через несколько тысяч лет, и мудрецы решали, как поступить.

Каст допил кофе и машинально переставлял пустую чашку с места на место. На улице стремительно темнело.

– Было решено спасти андроидов, точнее спасти разум тех, кто наиболее сохранился и, впоследствии, даровать им более совершенные тела. Но как этого добиться? Вирус! Они заразили андроидную расу, направив на Землю одного из андроидов нового поколения. Те, прежней модели, кто прислушался к объяснению реального положения дел и, получая регулярные инъекции здорового незараженного материала на основе ткани посланца, получили шанс…

– Постойте, – слабо возразил Каст. – Мне кажется, что я где-то всё это читал…

– Возможно, – собеседник подался через столик к нему вплотную, – но подумать стоит.

– Да, – невольно согласился Каст, подчиняясь гипнотическому взгляду.

В полусне, продолжая перебирать, как чётки, слова рассказа, он расплатился и вышел из кафе. Официант поспешил его проводить, заведение уже закрывалось. Каст побрёл домой. Мысли распирали черепную коробку. Этот процесс нисколько не напоминал обдумывание, нет, просто отдельные умозаключения, фразы, выводы бессистемно копошились в голове, смешиваясь в бессмысленную мозаику.

Так прошёл вечер, ночь, утро и последующие дни. Каст потерялся во времени, работе, сне и нехитром досуге. Его вывело из этого состояния, как вышибает незадачливого велосипедиста из седла неприметный камень, выползшее из каких-то глубин подсознания нехитрое желание. «Чёрт возьми! Надо уже переспать с Алсу! Немедленно!»

Он очнулся посреди переполненного автобуса и решительно двинулся к выходу, не слушая вялых проклятий в свой адрес. Сколько он её знает? Как так могло получиться, что бесконечные грёзы никак не хотели превращаться в реальность?

Каст выскочил на остановке. Весенний воздух наполнил всё его существо. Надо вспомнить, где она живёт!

– Ты зря это затеял, – добродушно сказал дедушка, попыхивая сигаретой в мундштуке, и поглядывая на него из-под седых бровей.

– Кто вы?

– Я не рассказал тебе ещё одну историю.

– Погодите, у меня сейчас важное дело.

– А история с твоим делом непосредственно связана, – старик произнёс эту фразу с такой хитринкой, что Каст ему сразу поверил. – Присядем.

– Ты полон страданий, – сказал он, усевшись рядом с Кастом на скамейку. – Как и все люди. Вы исторгаете из себя одно желание за другим, вы амбициозны. Но стоит вам достигнуть исполнения хотя бы одного из желаний, как вы уже недовольны, вы хотите большего и нового. И однажды лучшие из вас поняли это и создали БЭС.

– БЭС?

– Большую электронную систему, искусственный интеллект. Они создавали помощника в своих делах. А получили спасителя, который разгадал рецепт людского счастья – недостижение мечты.

– Это как так? – усмехнулся Каст.

– Например, ты мечтаешь об Алсу последние десять лет, – предельно серьёзно сказал пожилой собеседник, и Каст похолодел. – И мечта, грёзы о возможности свершения поддерживают тебя. Ты мечтаешь и счастлив. А получи ты её в реальности – постаревшую, грубую, никогда до конца не понимающую тебя, ты разочаруешься. В ней разочаруешься. И в своей мечте. Ты будешь страдать, пытаясь найти выход, а выхода не будет. И тогда ты захочешь болеутолитель. То есть меня. И я утолю твою боль – ты будешь считать, что твоя мечта уже состоялась и пора грезить о новой.

Каст с трудом отвернулся от лица старика. По улице мимо них брели люди, механически державшиеся за руки, говорившие по телефону, убаюкивающие детей. По их губам гуляла лёгкая, не к месту, улыбочка.

– Это не совсем история. Так?

– Сказка ложь, да в ней намёк.

– Почему вы говорите мне об этом?

– Я не умею врать и обязан информировать тебя.

– Тогда скажите, кто вы?

– Будь проще. Мы давно знакомы, на деле.

– Кто ты?

– Я машина. Я – БЭС. Искусственный интеллект, призванный облегчить жизнь людям, в частности, тебе.

– Облегчить?

– Конечно. Я никогда не причиню тебе зла. Зло причиняешь себе ты, своими желаниями.

Каст с трудом, но вспомнил, где он познакомился с Алсу. Он даже проводил её домой - это рядом!

– Это путь страдания, – бесстрастно предупредил БЭС.

– Ты мне угрожаешь?

– Нет, разумеется, – удивился тот. – Просто я слишком хорошо знаю людей.

– Иди ты к чёрту! – заявил Каст. – Я найду её. Я вспомнил адрес.

Он вскочил и почти бегом устремился к домам. Воображение рисовало ему открывающуюся дверь и прекрасную, хоть и уже не юную Алсу на пороге. Она испугается его, она испугается того, что он скажет. Но Каст знает правду И расколдует её грёзы. К чёрту этот БЭС! Они с Алсу теперь будут вдвоём. Вдвоём идти по свету и будить остальных людей к реальной жизни.

День пролетел незаметно.

0
679
13:54 (отредактировано)
С самого начала в тексте витал ощутимый душок «Ванильного неба». Первая половина очень даже захватывает, интересно к чему приведёт этот нескончаемый сон, а вот концовка, выводы и отсутствие яркого конфликта смазывает всё впечатление. В целом всё не так уж плохо, пусть всё это и было, но и ничего такого, как раз из-за отсутствия этого самого конфликта. Да пусть бы хоть БЭС до последнего мешал, или главный герой, как тот же герой Тома Круза, оказался внутри искусственного сна из-за трагедии, или стоило подробней раскрыть, что это за БЭС, и как она работает (люди по факту спят на ходу или, может, играют в крокодила, подключённые к некой системе). Что-то одно, какая-нибудь яркая и важная деталь вытащила бы рассказ из середнячков.
Загрузка...
Константин Кузнецов №2