Валентина Савенко №1

Идеальный мир

Идеальный мир
Работа №135

Как обычно по понедельникам, будильник прозвонил в 7.00, но поднялась Катрин десятью минутами позже. Для начала – улыбнуться, потом сделать зарядку для лица, которую рекомендовал ее врач-массажист и пятнадцатиминутную гимнастику для тела, разработанную личным тренером. Прохладный душ с масcажерами, а затем крема с добавками для того, чтобы тело было молодым. Завтрак – специальное пшено, натуральные йогурт с витаминами и свежевыжатый апельсиновый сок.

Катрин слегка вздохнула и с явным наслаждением выпила сок – и перед глазами, пусть всего лишь на мгновение, предстала темноволосая женщина с приятной улыбкой, с чуть раскосыми глазами – это была мама Катрин, которая уже давно умерла. Когда-то в детстве у Катрин всегда был натуральный апельсиновый сок на завтрак.

Начиналось рабочее утро. Белое эластичное платье настраивало на рабочий лад. И Катрин подошла к громадному монитору, на котором отображалась все информация, которая могла понадобиться в работе. Катрин была дизайнером виртуальных миров, пристанищем для людей, которые не смогли расстаться с этой жизнью, однако и жить настоящим тоже не сумели.

Ровно в 13.30. у Катрин была виртуальная встреча с доктором, в 19.30 она шла на групповое занятие по гимнастике. Во вторник обеденный перерыв посвящался косметологу-хирургу, а вечер – индивидуальному тренеру. В среду в 15.00 у нее была онлайн-конференция по правильному питанию, вечер она посвящала изучению староанглийского и встрече с Магдой, приятельницей по ее второму колледжу. В четверг – опять тренировка. В пятницу – староанглийский и заказ продуктов.

Каждую неделю были дела, которые нужно было делать. Нет, конечно, ничего не случалось, если не удавалось попасть к косметологу. Но есть ли в этом смысл? Да и возвращаться в график потом очень сложно.

Работала Катрин хорошо, не отвлекалась, заинтересовано пробегали ее глаза по значкам, по тексту, она четко формулировала вопросы, возникающие при поиске решений.

Двадцать семь лет назад Катрин развелась со своим третьим мужем. Многие советовали выйти замуж еще раз, но уже не хотелось. Как-то у Катрин появилась мысль сходить в центр по удалению воспоминаний, но отговорила подруга, сказав, что технологии еще не совершенны – с плохими воспоминаниями уберут и хорошие. Ведь бывает и так, что хорошие воспоминания приносят грусть, а печальные – вызывают улыбку. Катрин не хотела забывать маму или первого мужа, или то платье, в котором она была на своей второй свадьбе, не хотела забывать погибшую дочку брата или кошку, которых она очень любила. Еще Ирис, подруга Катрин, сказала, что наблюдается определенный процент самоубийств среди людей побывавших в центре – жизнь их становится такой пустой, что вместо того чтобы пойти в Место Прощания, они выбирают такие нетривиальные способы ухода из жизни, как утопление, прыжки с высотных зданий и передозировку наркотиками. Гласность, конечно, такие случаи умалчивает.

В последнее время Катрин очень часто вспоминала своего первого мужа. С ним она была очень счастлива. Когда они поженились, Катрин было 25, а Кселу– 28. Официально браки были разрешены с 30 лет. Правда, некоторые умудрялись получить разрешение и в 25. Ксел Катрин оказались в их числе. Ирис вышла замуж годом позже. Подруги Катрин решали проблему личной жизни по-разному. Кто-то наслаждался жизнью в одиночестве, делая карьеру и развлекаясь в кругу таких же беззаботных, не обремененных семьями людей. А некоторые все-таки взваливали на свои плечи непростое бремя брака.

Количество детей, которое разрешалось заводить паре, было строго ограничено. Солнечная система не резиновая, в конце концов! Обычная семья – это двое взрослых и двое детей. По такой классической схеме события развиваются следующим образом: при достижении родителями 80 лет, они идут в Место прощания. По сути дела, дают себя умертвить. Если супруги живут вместе, то даже несмотря на разницу в возрасте им разрешат умереть в один день. Если пара решается только на одного ребенка, то срок жизни каждого увеличивается на 20 лет. Если вдруг (хотя бывает такое крайне редко, потому что дети – дорогое удовольствие) пара задумывается о третьем ребенке, то это возможно только при достаточной материальной обеспеченности и отказе одного из родственников или даже посторонних людей от рождения собственных детей в пользу данной пары, при этом жертвующий тем самым сокращает свой срок жизни до обычного и жертвующему не более 80 лет, и тогда паре дают разрешение на рождение третьего ребенка. Катрин таких людей лично не знала, хотя слышала историю об одной такой семье.

С Кселом, своим первым мужем, Катрин прожила 10 лет. Десять лет пролетели как один день. Они много работали и много отдыхали, наслаждались собой и своей любовью. Через лет пять брака Ксел впервые заговорил о том, что пора бы подумать о детях. Но детей Катрин не хотела. Сказала: "Успеется". В жизни столько еще интересного! Можно было отправиться в исследовательские экспедиции на Луну, Марс, даже Юпитер. Можно было заняться изучением староевропейских языков. Можно было пить алкоголь, который еще не был запрещен, но его было так сложно достать, можно было ходить в казино и рестораны (тогда рестораны были еще с едой, а казино - в режиме оффлайн). И еще через пять лет они вернулись к вопросу о детях. И Катрин опять была не готова. Тогда Ксел предложил им на время разойтись.

Но что он мог понимать! Ведь это ей, а не ему пришлось провожать родителей в Место Прощания в возрасте 22 лет. Она до сих пор очень ясно помнила то утро, в которое она и ее брат шли провожать родителей, которые ушли в Место Прощаний держась за руки.

Катрин не разговаривала несколько дней и не ела. И, подумав, раз без детей можно жить вечно, значит она будет жить вечно. Не хочет она дарить своему ребенку такое ощущение глубокой вины.

В целом Катрин дети нравились, они были премилые, когда не требовали к себе слишком много внимания, особенно ей нравилась ее племянница Ника, беленькая, хорошенькая, с раскосыми глазками как у бабушки.

Нике, племяннице Катрин, было уже 15 лет, когда она с друзьями поехала кататься на озеро... Какая-то неосторожность, возможно, необдуманность и глупость, – и лодка перевернулась, ударив Нику веслом по голове. Спасти ее не удалось. Когда тело вытащили из воды, мозг уже погиб. Такая неожиданная смерть была редкостью в их мире, а тем более смерть ребенка. Как убивалась жена брата! Как убивался сам Майкл! Как плакали Катрин и Ксел!

После этого печального события брак брата распался. Его жена уехала строить новую жизнь, а он пытался построить новую жизнь на старом месте. Через 20 лет он опять женился, у него было двое детей. И в Место Прощаний он пошел в возрасте 95 лет. Дополнительные пятнадцать лет государство подарило ему за гибель первого и, возможно, самого любимого ребенка.

А жене Майкла не удалось построить новой жизни. О ее судьбе стало известно через несколько лет – она умерла от передозировки наркотиками. Наркотики были запрещены, но это всегда была индустрия громадной прибыли. Запрещены не значит не позволены. Для разбитого отчаянием сердца это был единственный выход.

Через четыре года после расставания, когда Катрин вернулась из своей очередной экспедиции, Ксел предложил видеовстречу. Она была рада, и даже мелькнула мысль, что да, она согласится на ребенка через год. Закончит это исследование, и придет время и для ребенка, а через сорок лет, может, срок жизни, принявших решение рожать детей,- изменится.

За эти четыре года Катрин подзабыла, как сияют глаза Ксела, а губы улыбаются так искренне. А еще в глазах она прочитала счастье. Он сказал, что просит развод, потому что собирается жениться. Что они с невестой думают о двух детях.. На мгновение у Катрин перехватило дыхание, но она только улыбнулась.

А затем, когда видеовстреча закончилась, она взяла шприц и уколола себе специальное успокоительное. Записалась на прием к своему психотерапевту. И закричала. И заплакала.

Казалось бы, она уже прожила без него так много времени, она все уже пережила, но все эти годы она жила с мыслью о том, что все вернется. Но оказалось, что ничего вернуть нельзя.

Потом у Катрин были легкие и победные восемь лет: у нее был свой профессиональный и социальный успех, ей были благодарны. Она повстречала Александра, он был с той территории Земли, которая когда-то относилась к Западной Европе. Он был младше на 25 лет. Но это ведь только дата рождения. А что она значит? Может быть, значила что-то в 22 или 21 веке.

Свадьбу делали пышную. Выступали настоящие музыканты. Еду готовил настоящий повар. Все было сделано настоящими людьми, а не роботами. А значит и обошлось все очень и очень дорого. Дочке Ксела к этому яркому моменту было уже семь лет. Она умела говорить, читать и писать, а еще она говорила всем, что, когда вырастет станет технологом.

Так странно, что в яркие, запоминающиеся моменты своей жизни, Катрин всегда вспоминала Ксела. Сравнивала, проводила параллели.

Социальные сети постепенно изжили себя, уступив место другим вариантам общественной гласности. Люди стали прятать свою личную жизнь. О рождении дочери, ее успехах, а затем и о сыне, она узнавала от нечастых встреч с сестрой Ксела или от одной их общей подруги. И мысли о Кселе омрачали ее праздники всегда. Безусловно, она желала ему счастья и порою была сама счастливой, но все-таки идеальным бы ее мир стал только с Кселом.

Казалось бы, она забывала о нем, но все-таки помнила о нем всегда. И не могла понять, как люди, добившись таких технологичных высот, не сумели решить ее элементарную проблему несчастной любви. После приема у специалиста, который стал ее еженедельной традицией, ей становилось легче.

А потом, однажды ночью она проснулась в поту от ужаса и в то же время с ощущением счастья: ей приснилось, что жена Ксела погибла. Это было после десяти лет занятий с психотерапевтом, после этого сновидения она прервала эти посещения. И решила смириться.

Потом у нее были другие заботы: пришел час смерти ее любимой кошки, которая прожила с ней 40 лет. Пришло время развода со вторым мужем: он встретил новую любовь, с ним она рассталась без сожаления. И поступила в колледж: Катрин захотела заняться дизайном виртуальных миров, который стал одним из наиболее востребованных в современном обществе. Поэтому на протяжении двух лет она терпеливо совмещала работу и учебу, и каждый день дополнительно усиленно занималась по два-три часа. Уколы для поддержания мозговой активности она регулярно колола с 35 лет, поэтому мозг ее работал так, как надо, и, конечно, она всегда отличалась усидчивостью. По окончанию курса ей сразу предложили работу в двух местах. Там, конечно, платили не так, как в исследовательских экспедициях, но дизайн виртуальных миров продолжал развиваться, поэтому и количество ее кредитов увеличивалось с каждым годом.

И как-то, ощущая душевный подъем, она решила поговорить с Кселом. Она знала, где он работает. Она поставила свой аэроавтомобиль на стоянку, а сама подошла ко входу. Она его сразу узнала: Ксел выходил той же легкой походкой как много лет назад (медицина сделала свое дело, все одинаково красивы и молоды, а также почти одинаково умны). Катрин уже хотела его позвать, но вдруг увидела, что на встречу ему идет молодой мужчина. Катрин поняла: это его сын. И не захотела ему мешать, подумала перенести встречу на потом. Как оказалось, на потом - это еще на двадцать лет.

Развивались новые технологии. Возникали новые традиции. Многие рестораны, например, отказались предлагать своим посетителям еду. Оставили только наиболее полезные напитки. Основная причина была в том, что посетители перестали есть в ресторанах из-за назначенных режимов питания, всем хотелось быть вечно стройными и молодыми. В итоге заведения стали предлагать только развлечения: роботов в виде знаменитостей, живую музыку и интерьеры.

Из-за того что мест для проживания людей становилось все меньше, количество жилых метров, которые выделялись на человека уменьшалось с каждым днем. А если хочешь большую квартиру, то плати очень большие кредиты. На Марсе места достаточно, но там жить долго нельзя.

Катрин порою шокировало появление количества искусственных парков, озер, театров, а как следствие, эмоций. Уникальным явлением стали подлинные актеры кино. Фильм можно создать элементарно: вводишь определенные критерии в специальную программу, и она пишет сценарий и создает проекции актеров. А человек просто корректирует. Сходить на фильм с настоящим актером стоит по-настоящему дорого. Катрин может себе это позволить, но все равно это дорогое развлечение. А про театры можно было только читать или смотреть старые видеролики.

Время шло и шло. И вот в один прекрасный день Катрин поняла, что приближается 80-ый день рождения Ксела. Ничего уже не поменяешь, но хочется просто попрощаться, увидеться с ним в последний раз. Она написала ему о себе, о своей работе, о том, что хочет с ним встретиться. Целую неделю Катрин ходила по косметологам и врачам. Даже потратила 100 кредитов на платье. А ведь количество настоящих платьев ограничено. Кроме того, что ты отдаешь 100 кредитов за новое, 50 кредитов ты отдаешь за переработку старого. 50 кредитов за переработку – это ладно, а вот то, что пришлось отдать старое синее платье, это жаль, конечно. Но ничего не попишешь, надо же думать о сохранении чистоты галактики.

За день перед встречей она так разволновалась, что не смогла уснуть, и пришлось воспользоваться специальной снотворной маской. Катрин так хотела быть неотразимой. Думала и гадала: каким же будет Ксел? Она не видела его больше сорока лет, не считая видеовстречи и несостоявшегося свидания.

Какой он сейчас? Ее любимый красивый муж...

Они встретились в модном кафе, очень красивом, там выступали настоящие певцы. И разносили настоящие соки. И специальный кофе.

Ксел был таким же, как много лет назад. Глаза его по-прежнему сияли зеленым светом, который обворожил когда-то Катрин. Единственное, что все-таки говорило, что он не молод, - это легкие, нежные перышки, морщинки возле глаз. Он щурился от солнца, специальные очки его раздражали, а линзы он так и не решился вживить. Катрин подумала, что очень часто у людей с детьми есть такие легкие морщинки возле глаз. Плата за жилье для семей с детьми значительно дороже и нет возможности тратить слишком много кредитов на внешность и здоровье.

Ксел рассказал Катрин, о профессиональных успехах своей дочери, рассказал о любви сына к путешествиям на другие планеты, рассказал об увлечении жены древней историей. Рассказал о своей работе, о тех временах, когда он забывал Катрин. И о том, как познакомился с женой. Сказал, что в его жизни было много всего разного. Рассказал Катрин о том, как он забывал ее, как поехал учиться приборостроению на Плутон. Как надеялся, что через месяц она одумается. И как через три с половиной года он познакомился с Машей и как понял, что она и есть любовь его новой жизни.

Рассказал о том, в какой восторг приводили его маленькая Катрин и веселый Ваня. Рассказал и о том, что порой чувствует усталость от жизни, от переживаний и проблем, которые она за собой несет. Что ему не хочется жить еще сто лет. Хватило бы пару лет, чтобы выдать Катрин замуж и увидеть внуков. Сказал, что не боится войти в Место Прощаний.

А в это время Катрин горько осознавала, что их разные жизни могли бы быть одной единой... На прощание они обнялись. И ощутив его прикосновение, Катрин заглянула в его глаза, в которых она увидела доброту и спокойствие. Она взяла себя в руки, маленький неслышный вздох, и ей хватило сил изобразить подобие улыбки на губах.

И вот тогда-то Катрин вышла замуж в третий раз. Это был самый неудачный ее брак. Макс был большим эгоистом. Пожалуй, даже большим, чем Катрин. Единственный сын обожающей матери. Отец погиб в одной из экспедиций много лет назад. Мать сосредоточила всю свою нерастраченную любовь на сыне. Правда, она умерла, и сыну все-таки пришлось стать самостоятельным. С Катрин они были одного возраста. Макс также как и Катрин, когда-то решил жить вечно молодым и бездетным. До Катрин он женат не был, и, как потом поняла Катрин, предложение о браке он сделал ей из-за удобства и любопытства. Тогда Катрин жила в достаточно большой 40 метровой квартире (ограничения на площади были не столь суровы), а у Макса были свои 50 метров. По закону они могли претендовать на большую 80-90 метровую квартиру. Максу хотелось устраивать своеобразные приемы и иметь статус женатого человека. Красивая и успешная Катрин идеально подходила на роль его жены. Первые лет пять они жили сносно. Скучно, однообразно и неинтересно, но вполне мирно. А потом они стали друг друга раздражать. Раздражение стало перерастать в злобу.

Еще год, еще два, семейный психоаналитик и ссоры, и крики, и серые будни, и никакого просвета. Адвокаты. Развод. Все это заняло почти десять лет. Катрин получила свои комфортные двадцать метров в лучшей части города.

Кровать подымалась к стене, а стол – к потолку. Постепенно люди перестали приглашать друг друга в гости, слишком маленькими стали квартиры. За последние пять лет Катрин была только один раз в гостях - у Магды. Когда-то они часто собирались у Ирис. У нее с мужем была достаточно большая квартира. Но Ирис уже давно нет, и того веселья тоже нет.

Катрин эмоционально выгорала. И она подумала, что уже наверное, все, у нее нет больше сил на отношения, которые называют браком. Она смирилась со своим одиночеством.

Хуже было другое: брат и когда-то близкие друзья умерли. У нее, конечно, были хорошие знакомые и коллеги, но это были всего лишь хорошие знакомые и коллеги. Мир становился пустым для нее, хотя с каждым годом в нем становилось все больше и больше интересных вещей и событий. Катрин работала все больше и больше. Не для кредитов, а для того чтобы заполнять свою жизнь и не давать себе время на раздумья. Порой ей это удавалось.

И год за годом ей стала приходить в голову одна и та же мысль. Мысль о том, что в вечной жизни, пожалуй, не так уж много счастья. И нужно уходить.

Есть два варианта. Первый – выбрать жизнь в виртуальном мире, второй – уйти в Дом Прощаний. Про виртуальные миры Катрин знала все, она ведь непосредственно участвовала в их создании.

Она расскажет особому психотерапевту про свою жизнь все. Как потом дизайнер будет воспроизводить ее реальность. На создание такого совершенного мира уходит от года до трех. Как, несмотря на всю конфиденциальность, ты становишься своеобразным достоянием общественности. Как после определенных процедур, в специальном шлеме, ты ложишься в белоснежную капсулу. Закрываешь глаза и просыпаешься в своем идеальном мире.

Как только заканчиваются твои кредиты, тебя или отключают – ты умираешь тихо и безболезненно, или возвращают в реальность (зависит от заключенного с компанией контракта). Но те люди, которые возвращаются в реальность, как правило, не способны начать жить заново. Для них непонятна эта грань между настоящим и виртуальным.

И Катрин приняла свое решение. С ней говорил ее психотерапевт. В каком-то смысле он пытался ее уговаривать, ведь Катрин была по-своему ценной для общества. Но Катрин уже приняла решение.

Она решила все свои профессиональные вопросы. Попрощалась со всеми, с кем стоило прощаться. Устроила прощальный вечер с Магдой и своими внучатыми племянниками. Остатки своих кредитов она поделила между ними тремя. Андре (внук Майкла) раздобыл для них бутылку вина. И она ощутила вкус спиртного, который не чувствовала уже много лет. Приятное тепло, спокойствие и счастье разлились по телу.

На следующий день она прогулялась по паркам, в которых любила гулять на протяжении своей долгой жизни. Подошла к своему любимому камню, на котором было выбито: "Наш мир идеален лишь тогда, когда мы ощущаем тепло...". Слетала на место упокоения своих родителей, брата, его второй жены, Ксела, племянницы и кошки. Подумала о том, как же сильно она скучает по ним. Она не верила в высшие силы, потому что всегда верила в свою вечную жизнь. Но в ее сердце вспыхнула надежда, что где-то есть место, где она снова увидит их всех.

Через день она отправилась в Место Прощаний. Провожали ее племянники и их дети. Она обняла их всех.

Потом она зашла в эту комнату. Присела на кушетку. Из громадного прозрачного окна открывался прекрасный панорамный вид на зеленую долину. Она вспомнила, как много лет назад она ходила туда на пикники с родителями, а потом с Кселом и Ирис.

Зашел врач. Спросил: "Вы готовы?". Она ответила: "Да".

В вену запустили лекарство. Первые пять минут оно действовало как приятный наркотик. Катрин увидела смеющегося Ксела, маму, которая наливала апельсиновый сок в стакан, она увидела зеленый сад, в котором в детстве каталась на качелях. А потом опять Ксела с тонким кольцом на своей ладони... Еще через мгновение Катрин ощутила как взлетает. 

+2
265
15:48
Идея — хорошая и актуальная для наших дней.
Реализация — на хорошем уровне, намного лучшем, чем большинство прочитанных мною работ с этого конкурса.

Но читать такое — тяжко.
23:23
+1
Депрессивно, спорно, но читать было интересно.
Загрузка...
Константин Кузнецов №2