Светлана Ледовская №1

Оша

Оша
Работа №136. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Оша присел отдохнуть. Степной ветер продолжал обтесывать, словно камень, его лицо: линии скул становились все резче, а волосы на голове теряли свой привычный желтый цвет, превращаясь в прямые серебряные пряди. Конь по кличке Тез (Быстрый) жевал колючку неподалеку, возле маленькой речки. Спокойствие царило вокруг, но не в душе волшебника. Он прекрасно понимал, что покой в здешних местах – вещь относительная. Ладонь всегда должна лежать на рукояти кинжала, а колчан за спиной никогда не должен быть пуст. Тем более сейчас, когда в Великой Степи происходят большие события – молодые султаны Жанибек* и Керей* откочевали от Орды хана Абулхаира* и устремились в Могулистан*, собрались вроде как свое ханство создавать – казахское. О, Аллах! Сколько уже Орд, ханств и царств сменилось на этой пропитанной кровью сарбазов* и батыров земле. Отгрохотали походы Чингисхана, почил Хромой Тимур, и Жанибека с Кереем предадут земле… Спасибо Тимуру за мавзолей Ходжа Ахмеда Яссауи* в Туркестане – оплот степной духовности, Оша любил останавливаться там, набираться Божественной энергии и мыться в подземных банях. Сейчас ему тоже нужна помощь Всевышнего. Ловец духов сидит, погрузившись в себя, и перебирает четки, перечисляя имена Бога. За 50 перевалило Оше. Прочтя множество трактатов, посетив Мекку, Иерусалим, Тибет и Индию, он понял, что можно прочесть тысячи книг, знать сотни молитв, десятки заклинаний, пользоваться несколькими стилями боя, но при всей полезности этих знаний главная роль принадлежит одному человеческому качеству – воле. Воля определяет человека. Если она сильна, то Темная сила не проникнет в человеческое сердце, потому что в нем – Храм Бога, а сам человек – его Слуга. Оша не мог назвать себя Слугой. Хоть полжизни уже за плечами и пути к Богу давно известны степному шаману, он нет-нет да и спотыкается, попадая в ловушки Тьмы. У каждого своя дорога…

Последнее имя было произнесено, и глаза номада распахнулись. Сейчас они явятся. Явятся за его кровью. Загустеет воздух, вспыхнет зеленым пламенем, и из Ночного Мира явятся демоны. Оша медленно встал, потянулся к Солнцу и произнес:
- Кел мында*!

Из земли со свистом выпрыгнул заговоренный меч и плавно лег в руку своего хозяина. Искусная работа – синее лезвие, рукоять из верблюжьей кости, украшенная звериным орнаментом… Легендарные кузнецы из страны Туран* выковали этот клинок, используя знаменитую на всю степь синюю сталь, которая рубит демонов не хуже, чем обычные доспехи и людей. Это оружие заговорено старцем-заклинателем, и теперь меч летел в руки Оши по первому призыву, где бы он не находился. Осталось дождаться…

Оша перерезал горло злобному великану, который жил в горах Каратау* и раз в год перед началом зимы пожирал у кочевников весь скот, а самую красивую девушку из аула забирал в наложницы. Тело злодея после трех дней битвы упало очень удачно – оно пролегло через глубокий и крутой овраг. Шаман же произнес заговор, превратив начинающие гнить останки в прочный каменный мост, которым местные жители с удовольствием пользуются.

Бился он и с барымтачами*, которые угоняли скот у бедняков в пользу своих баев, но старался не убивать их – убийство человека Богом не разрешено. Лишь в крайнем случае, когда выхода нет, Оша нарушал эту заповедь. Шаману было достаточно несколько раз скрестить свой меч с бандитской саблей и обезоружить врага, пригрозив страшной карой. Но убеждение порой не срабатывало – приходилось принуждать. Оша именем Бога заклинал нечестивца, и у того могла отняться рука, нога или мог исчезнуть дар речи. Исполнив приговор, шаман уходил. Пораженные бандиты сбивались с ног, разыскивая колдуна в бескрайней степи, но находили и просили прощения у него за содеянное. Он отвечал им:
- Проси прощения у Аллаха. Если будет на то его воля, все пройдет.
Несчастный вставал на колени, молился, как умел, воздевая к небу руки, и наказание зачастую заканчивалось. Но бывало и так, что искренности в молитвах у бандитов не доставало, и тогда паралич сопровождал их либо до момента полного раскаяния, либо до могильной ямы.

Оша был известен на просторах Великой Степи как Справедливый Господин. К нему обращались не только как к борцу с силами Зла и бандитами, но и за

помощью в решении разных споров и распрей. Если кто-то сильно заболевал, то и тут он часто был помощником. Во время сеанса лечения Оша не просто устранял симптомы болезни, он докапывался до самой сути, говоря больному, какие плохие мысли и поступки привели к заболеванию. Часто при лечении присутствовал местный мулла, который хотел либо развенчать знахаря и его способности, либо наоборот - хотел обучиться премудростям таинственного путешественника, которому известны секреты обоих миров. Некоторые представители духовенства с боем и бранью прогоняли Ошу, и тогда шаман всполохом света растворялся перед ними, но больной все равно получал помощь, потому что всю следующую ночь чародей поджигал адыраспан ( волшебную траву) и молил Бога о помиловании его хворающего слуги и даровании тому просветления.
Сейчас Оше предстоял поединок с Ангелом Смерти и его слугами. Они шли по пятам Жанибека и Керея. Их призвал на службу Абулхаир, который желал при помощи Темных сил устранить своих политических противников. Но Бог не мог этого допустить. Ангел Божий в ночи передал шаману приказ задержать Ангела Смерти до тех пор, пока Жанибек и Керей со своим караваном не достигнут пределов Могулистана. Знаком того, что это произошло, будет солнечное затмение, которое заберет Ангела Смерти и его детей обратно в Ночной мир.

Вдох – воздух загустел.

Выдох – всполох зеленого пламени.

Ангел Смерти криво усмехнулся, закутанный в черные крылья:
- Тебе меня не остановить. Султаны погибнут. Таков их приговор.
- Да, не остановить. Султаны погибнут, но не сегодня. Еще не время, и ты это знаешь.
- И они умрут, и ты исчезнешь, напрасно отдав свою жизнь за двух молокососов, которые возомнили себя владыками Великой Степи!
- А не возомнил ли себя Владыкой Степи Абулхаир? Владыка лишь один – это Бог. Пусть любая власть отмечена божественной дланью, но это не значит, что разрешен произвол и угнетение. И с чего это ты выполняешь приказы смертного? Не боишься гнева Аллаха?
- Мне надоело забирать людей по Его предписанию! Люди разрешают забирать когда угодно, еще и жертвы мне приносят для этого!
- Несчастные! Абулхаир навеки проклят, и предрекаю я, что потомки его в поте лица будут искупать родовое проклятие! Ты же вернешься в Ночной Мир, и Всевышний накажет тебя! Четверть века не примешь ты никого в свои объятия, не будет знать смерти Великая Степь!
Ангел Смерти зашипел, как змея, крылья его раскрылись, закрыв Солнце, и вышли из под них два демона – демон Огня, сжигающий все живое в степи и юрты кочевников, и демон Воздуха – создатель смертельных бурь и ураганов, разбойничающий на Севере.
Изрыгнул огонь первый демон, и кольцом он сомкнулся вокруг Оши, стремясь обжечь и нанести ему вред. Шаман помолился и невредимым вышел из кольца огня. При этом он бросил свой меч в огненного демона, и ветер разнес его прах по степи. Оружие вернулось к хозяину.

Демон Воздуха глубоко вдохнул. Раздулась его грудная клетка до размеров большой дубовой бочки, и повалил из нее смертоносный смерч, всасывающий в себя все, что есть рядом.

Оша вонзил свой клинок в землю и всеми силами держался за него, так сильно уперевшись ногами в Жер-Ана*, что она треснула под его ногами и просела.

Конь Тез неистово заржал и повернул свою морду в сторону от урагана, но было поздно… Страшная сила оторвала жеребца от земли и закрутила его в воздухе…
- Прощай, дружок! Бог дал – Бог взял. – прокричал Оша, жалея своего друга и не отпуская меч.
Тучи сгустились, загремел гром, а воздух в груди демона не иссякал. Он напускал на Ошу то жгучие ветры Кызылкума, то заставлял содрогаться его от ледяного дыхания Тянь – Шаня.

Ангел Смерти хохотал скрипучим голосом, предвкушая скорую смерть. Но колдун не оправдал его ожиданий. Одной рукой держась за рукоять, другой шаман поднял увесистый булыжник, размахнулся и с силой, троекратно превышающей мощь смерча, швырнул его в грудь демона. С гулким звуком грудная клетка лопнула, и приспешник Зла растаял в воздухе. Смерч утих. Лишь обломки деревьев да искалеченное тело коня свидетельствовали о произошедшем.
Ангел Смерти выгнулся и взвыл от злости, а крылья его задрожали от ярости. Оша перевел дух и поблагодарил Бога за поддержку. Предстояла решающая схватка. Ангел смерти оскалился тысячей смердящих клыков и заверещал:

- Я не обычный демон, я повелеваю Смертью! И сегодня твоя душа пойдет со мной! Как ты собрался меня победить? Как ты собрался спасти Жанибека и Керея ? У тебя нет волшебного кобыза*, как у Коркыта* , ты не сможешь священной музыкой отогнать меня!
- Да, у меня нет кобыза и я не Коркыт. Но у меня есть сердце, сияющее светом веры. Такое же было и у Коркыта. Его кобыз и мой меч – всего лишь инструменты, через которые проявляется Божественная Сила. Чтобы побороть тебя, мне не нужно мое оружие, - Оша отбросил туранский дар в сторону и закатал рукава своей рубахи, - иди сюда!
- Не сносить тебе головы, Справедливый Господин! Так тебя вроде звать-величать? Я иду!

Ангел-смерти превратился в огромного четырехрукого палуана*, который мог вместить в себя четырех таких, как Оша. Шаман не боялся, он знал, что ему помогут.
Две силы схлестнулись между собой. От столкновения Оши и Ангела Смерти земля ходила ходуном, а в юртах и крепостях за сотни километрах люди вскакивали со своих постелей и кричали:
- Конец Света! Спасайтесь!
Нет. Не будет конца Света до тех пор, пока на земле есть хоть один праведник, почитающий Господа. Так сказал сам Господь. И праведник сражался с Ангелом Смерти, исполняя Божественный наказ.

Во время борьбы ловец духов проявил себя искусным борцом. Ангел Смерти даже с четырьма руками не мог опрокинуть его наземь и убить. До следующего полудня продолжался грозный поединок, а ночью этого пролилась кровь: Оша сломал Ангелу смерти две руки из четырех, и на месте, куда эти руки упали, вырос большой карагач. Ангел смерти вопил, плевался, бранился, оскорблял Аллаха на разные лады, но Оша не поддавался. Затмение близко.
- Дай мне убить тебя, шаман, дай, и я не пойду за Жанибеком и Кереем! – выл Ангел Смерти, понимая, что Оша крепок, как гранит, и не уступит ему, какую бы магию или уловки он не использовал.
- Вот он я, убивай! Ты же Ангел Смерти! Ну!

Снова Ангел Смерти вцепился в пояс врага. Но пробил час.
Бог принес Луну на помощь. Лунный диск перекрыл Солнечный, и Ангел Смерти вернулся в Ночной Мир - ждать своего часа целых двадцать пять лет за то, что вместо Всевышнего пошел на службу к смертному.

Только теперь шаман Оша, Справедливый Господин Великой Степи, снова присел отдохнуть. Лишь не пасся уже рядом его верный конь Тез, да и вид у волшебника был весьма потрепанный: рубаха изодрана, на кожаном поясе остались следы от грязных пальцев Ангела Смерти.
- Кел мында! – и меч послушно прыгнул Оше в руку.

Мудрец подошел к речке, наслаждаясь успокаивающими звуками воды, умылся, смыл кровь Ангела Смерти с себя и своего волшебного меча. Достав из кармана четки, Оша помолился Богу и пошел снова бродить по степи – помогать людям находить дорогу к Истине.

Навестил он Жанибека и Керея, которые уже стали ханами и правили в казахском ханстве мудро и справедливо. За большим тоем Оша рассказал бывшим султанам о своей битве с Ангелом Смерти и его демонами. Кто –то за столом посмеялся над его рассказом, кто – то поверил и смотрел на пришельца с благоговейным страхом и уважением. Жанибек и Керей поблагодарили шамана и предложили ему стать одним из военачальников-батыров. Оша вежливо отказался:
- Благодарю за ваше высокое доверие, но лучше я буду защищать ваше ханство издалека. Вы достойные правители, Бог любит ваш народ. Чтите ваших богобоязненных предков, рассказывайте древние предания своим детям и не бойтесь никого,кроме Аллаха!
Странник приложил ладонь к сердцу и хотел было покинуть ханский шатер, но Жанибек остановил его:
- Прими хоть что – нибудь от нас! Наша обязанность – одарить тебя. Мы обязаны тебе жизнью.
- Аллаха благодарите, не меня. Спасибо вам, ханы. Коня мне выдайте, больше ничего не прошу.

И отдал Жанибек Оше своего любимого жеребца. Шаман покинул ханов, но никогда не покидал казахский народ. Он защищал его до самой смерти и призывал всех жителей Великой Степи верить в вездесущую силу Аллаха, который был, есть и будет единственным сущим покровителем для праведного народа кочевников, любящих свою родину.

*Примечания:

Жанибек и Керей – исторические личности, первые ханы Казахского Ханства.

Абулхаир – историческая личность, правитель на территории Казахстана до Жанибека и Керея.

Могулистан – государство, находившееся на территории к юго-востоку от современного Казахстана.

Сарбаз – по-казахски значит «воин».

Ходжа Ахмед Яссауи – тюркский философ-суфист, мистик, живший на юге Казахстана в г.Туркестан.

Кел мында – по-казахски «иди сюда».

Туран – название мифической страны, где ковали оружие из синей стали во времена саков и сарматов.

Каратау – горы на территории Казахстана.

Барымтач – угонщик скота.

Жер-ана – мать-земля.

Кобыз – казахский народный инструмент.

Коркыт – исторический и фольклорный персонаж, создатель кобыза. Ангел Смерти взят из народных легенд о Коркыте.

Палуан – по-казахски «борец»

+1
244
00:36
Легенда с казахским колоритом. Ну наверно и фантастика тут есть, в некотором смысле. В целом-то ничего, нормально. Без явных ошибок, но и без особого интереса.
23:38
Эпично, но несколько скучновато, читается тяжело.
Загрузка...
Лара Шефлер №1