Эрато Нуар №1

Праздник с незнакомкой

Праздник с незнакомкой
Работа №142. Дисквалификация в связи с неполным голосованием

История – это правда, которая становится ложью.
Миф – это ложь, которая становится правдой.

Жан Кокто

Родом я из Японии. Прожил я на своей родине где-то 4 года после чего моего отца – военного перевели на Сахалин. Там я и вырос. Русский дался мне легко, хотя говорят, что детям всегда просто дается изучение новых языков. По Японии я скучал. В моей голове ярким хороводом проскальзывали воспоминания о людях и быте моей страны, но все они ускользали сквозь пальцы тогда моего детского взгляда на жизнь. Когда я закончил школу, отец решил свозить нас с матерью к моим бабушке и дедушке, которых мы не видели уже 14 лет. Для меня это было странно: вроде бы я и радовался, но в тоже время ребенка внутри меня пугало то, что моя родина скорее всего за десятилетие исказилась до неузноваемости. Но одно я знал точно, я слишком соскучился по бабушке и дедушке. Хотя мы и посылали друг другу письма, они стали для меня почти выдуманными, не имеющими физической оболочки людьми. Черты их лиц давно ускользнули из моей памяти, но всеправящий желудок еще помнил запах вкуснейших бабушкиных булочек хоккайдо. Я точно предвкушал эту поездку. Это было неким возвращением в прошлое для моей молоденькой души, которая уже успела нахватать различных воспоминаний.

Мы приехали в Японию без лишних приключений. Пока мы сидели в душном такси, которое везло нас в деревню, никто из нас и слова не проронил. Каждый тихо смотрел на давно забытые улицы и проспекты. Многое изменилось, но другого я и не ожидал. Вид деревни внушил мне большей уверенности и спокойствия. Она совсем не изменилась! Дома небольшие и древние как сам император 1Дзимму. Все настолько пропитано запахами старены, что начинаешь волноваться, а не попал ли ты в один из тех фильмов, когда люди заходят в воду озера и оказываются в прошлом. Как только мы вышли из такси, нас обступила зелень громадных деревьев. И я понял, что нужно боятся вовсе не высоток и остальной чепухи, создаваемой человеком, по-настоящему страшна и могущественна только природа. Не зря все таки говорят, что все познается в сравнении. Потому что воздух после смога Токио показался настоящим золотом, а не просто смесью газов которым наполнена атмосфера нашей Земля. Маску для защиты от тяжелых металлов наконец-то можно было снять, и капельки пота на моем носу быстро охладились и заставили продрогнуть все мое тело. Стояло раннее утро, когда мы спустились с холма к дому моих бабушки и дедушки. Первым знакомым, встретившим нас, оказалась музыка ветра, которую я помнил еще с детства. Это парочка трубочек разной величины, которые соединены веревочкой, и когда ты их трогаешь они издают приятный мелодичный звук. На континенте эта штука тоже приобрела популярность, только, скорее как приспособление для быстрого распознавания прихода гостей. В Японии же музыка ветра применяется, как преобразователь плохой энергии в чистую, то есть отгоняет нечисть. Бабушка всегда была суеверной, впрочем, как и все жители этой деревни. И, как окажется дальше, совсем не зря.

Вообще, я считаю, что все деревни в любой точке света - это некая брешь между настоящим и давно ушедшим. Только там ты можешь увидеть то, о чем уже забыло большинство.

И так мы вошли в дом. Двери тут не запираются, потому что каждый дом находится под огромной защитой всяких разных амулетов, так что ни грабитель, ни убийца не залезет в дом, ведь в конечном счете им все равно будет управлять демон, который испугается музыки ветра. Не подумайте, что я не уважаю традиции. После того, что я переживу в дальнейшем я боюсь заикаться хоть о чем- то потустороннем. Видели бы вы глаза бабушки, когда мы втроем завалились в дом! Конечно, она было очень рада нас видеть. Но наверное самым странным было увидеть меня. Маленький мальчик предстал перед ней юношей и, конечно, ее возмущало то, куда же пропали мои пухлые некогда щеки. Даже для меня осознание того что я вижу их в живую было почти фантастикой или сном. Дом же, который вновь увидел мою ногу с грунтом с другого континента, почти не изменился. На против нашей толпы висела полка- семейное святилище Камидан. Вокруг стояла простая мебель, которую уже давно не меняли. На табурете стояла пара книг 2Дазая Осаму и статуэтка Персикового мальчика. Моя спина уже предвкушала прекрасные ночи на циновке и прощалась с европейскими матрасами. Все это - эхо из прошлого потому, что современные японцы конечно уже не спят на голом полу. Хоть будущие ночные приключения меня и не очень порадовали, все вокруг все равно казалось таким родным и знакомым. Единственное, что меня заинтересовало и показалось незнакомым так это чашка наполненная соевыми бобами. И не долго думая, я сразу озвучил свой вопрос, закравшийся мне в подкорку мозга:

-3О батчан, что это у вас за миска с соевыми бобами?

-Хэруко, дорогой, завтра же праздник 4Сэцубун. Я так рада, что вы приехали именно сегодня! Завтра вся деревня соберется, будет весело.

Посмотрев в мои пустые глаза, бабуля поняла, что я не имею ровным счетом никакого понятия, что это за праздник. Я только хотел открыть рот и спросить, как она опередила меня и заговорила очень быстро:

-Что за молодое поколение! Не знают традиционных праздников! Милый, это праздник по изгнанию О'ни из нашей милой деревни. Кто такие О'ни ты надеюсь помнишь?

О да, кто такие О'ни я помнил. Однажды, мы с мамой пошли в храм и там я увидел первый раз эту страшную красную рожу с клыками. О'ни - это демоны людоеды в японской мифологии. Ох, и страшными же их изображают, как вспомню, так дрожь пробивает. Эти огры, как все уважающие себя демоны, имеют рога и огромную железную палицу с незаточенными шипами. По крайней мере их так изображают.

Еще немного повозмущавшись об упадке нашего поколения бабуля приготовила нам чудесный ужин, который можно найти только в Японии. Гюдон и 5цукэмоно были волшебными. Порой я реально задумываюсь не фейри ли моя бабушка. Её еда волшебна! Гюдон по своей остроте мог бы посоревноваться с тайскими супами мисо, а сколько там было говядины! В общем наелись мы с родителями до отвала . И из райской кухни нам пришлось прошествовать в адскую спальню. Бабуля решила, что я спать буду отдельно дедушка же спорить с ней не стал . Меня эта идея мало порадовала, но лишний раз напрягать бабулю я не стал. Так я провел ночь на циновке с волшебными ощущениями для спины. Утро для меня явно было, мягко говоря, не добрым. Спина ныла, а шея не гнулась и не поворачивалась. Но меня порядком развеселили лица моих родителей. Они, точно как и я были «в восторге» от ночи на полу и очень сильно старались не показать на сколько же они «рады». Бабуля же явно не понимала, что с нами происходит (она не знала про матрасы и мы не стали лишний раз бередить ей душу, объясняя что это такое). После забавной встречи всех домачатцев мы позавтракали все такими же волшебными 6онигири с тунцом от бабули. Свежие морепродукты заменят любой фастфуд.

Все селяне пошли готовиться к празднику. Пошли и мои бабуля с дедулей. Родителей они тоже забрали помогать, а меня оставили дома и я ничуточки не обиделся (все равно не знал чем помочь). Бабуля, уходя наряжать площадь, дала мне сказки на японском о приключениях Персикого мальчика, того самого, который статуэткой стоит на тумбочке в доме. Я с радостью принял эту книжку, всегда любил сказки. Эта сказка напомнила мне русскую народную сказку «Снегурочка» потому, что аналогично бабушка и дедушка хотели себе внучка и он родился из персиковой косточки, и стал бороться со злыми Они. О'ни, О'ни! Да что это такое! Они меня преследуют. После прочтения сказки я уснул и проспал до вечера. Снились мне, как потом окажется, вещие сны опять же про всяких демонов.

И вот наступил вечер.

-7Магомусуме! Вставай пора на шествие! - крикнула мне бабуля, чем порядком меня испугала.

-Сейчас встану. Сколько уже времени?

Но мне никто не ответил. Пришлось встать и увидеть, что за окном уже сгущались сумерки. Я вышел из дома и бабуля всучила мне горсть соевых бобов. Потащила меня в какой-то круг. Вокруг все горело от света фонариков и мишуры. Все были одеты в традиционные кимоно и я в своих джинсах и футболке с надписью 8«Excelsior» очень выбивался из общей массы. Вы скажите, почему же твоя бабушка не дала тебе кимоно деда или отца? Но на это я могу с легкостью ответить. Они оба были довольно высокими по сравнению со мной, я ростом пошел в маму. И в их кимоно я был бы похож скорее на пугало.

Так вот, водили мы значит хоровод, а потом все пошли змейкой обходить деревню и бросать за собой соевые бобы. Я делал также, хотя тогда не понимал что это значит. Мое недоумевавшее лицо опять выдало мои мысли. Ко мне мило наклонилась молоденькая девушка и сказала:

-Мы так О'ни отгоняем. Они терпеть не могут сою.

Она тихо захихикала, что меня очень смутило. Не знал, что ей ответить. Я опустил голову и проследовал дальше по человеческой змейке, не забывая оставлять за собой след из сои. Девушка мягко взяла меня за руку и вывела из общего потока. У нее были очень красивые глаза, длинные волосы и какая-то хищная улыбка. Белые зубы обрамляли алые налитые кровью губы. Я не смел сказать ей и слова. Я впал как – будто в сон: все передо мной плыло, оставалась лишь она смеющаяся и ведущая меня куда-то за пределы домов, где все еще светили фонарики. Все бобы сои давно выпали из мой руки и теперь хищная улыбка моей спутницы- незнакомки окончательно завоевала мой взор . Что меня удивило, будучи даже как - будто после наркоза так это то, что она все время облизывала губы. И тогда мне не показалось это странным, а меня волновало, как у нее они не кровоточат и не трескаются после этого. Так она довела меня до камня и глаза ее так заблестели что кажется она была очень рада. Меня же, слегка тугодумного, тогда начало уже очень раздражать, что она так сильно смеется. Я уже было собрался с силами, чтобы встать с камня и уйти от этой красивой хохотуньи , как передо мной уже не было миловидной японочки в кимоно. Это черт возьми был О'ни! Огромный демон смотрел на меня и облизывался так сильно, что слюни капали из его рта. Он все громче заливался смехом приговаривая:

-9Орокана! Орокана! Орокана!- и все пуще смеялся.

Страх обуял мое тело и оно налилось тяжестью свинца. Глаза мои широко открылись и ждали последних ужасных картинок, которых они увидят. Демона забавляло это. Он пуще ржал и прыскал своей зловонной слюной. Его язык уже обвился вокруг моей шеи и собирался переломить ее, как сучок. Как из деревни стали доносится слова которые я никогда не забуду:

-10Они-ва сото! Фуку-ва ути!

Эти слова повторялись и повторялись, видимо, жаля демона прямо в грудь. Его смех сменился адским ревом, он бегал и рвал на себе последние волосы, если их можно так назвать. Из глаз его потекли кровавые реки и он поспешно убежал глубоко в лес, откуда все еще доносились его адские плачи.

Даже не знаю что я чувствовал в тот момент? Радость наверное. Хотя скорее я ничего не чувствовал. Сердце мое отбивало чечетку, а мозги кипели не в силах сообразить нормальной мысли. На рев О'ни собралась вся деревня. Там они не застали О'ни, а только потерянного меня. Мать упала в обморок, увидев на мне кровавые капли от слез демона, а отец быстро успел поймать её. Дедуля ел дымящиеся 11такояки, а бабуля принялась меня отчитывать:

-12Вака! Загляделся на девицу в праздник Сэцубун! Я думала у меня внук поумнее!

В ее глазах, конечно читалось волнение, но я и правда чувствовал себя дураком. Чувство было такое, как- будто я проспал пару дней и выпал из жизни и не понимаю, что сейчас происходит. Бабуля с дедулей довели меня до дома и уложили спать, сказав, что все со мной будет нормально: пальцев он моих не отведал, уши тоже вроде на месте. Это не могло меня не радовать. Отец нес маму, которая испугалась видимо по более моего.

Закончить историю моей встречи с О'ни я хочу тем, что я больше никогда не пойду на свидание с девушкой которую не знаю. И после таких случаев понимаешь, что красота вообще не важна. Главное, чтобы она тебя не съела. И, да, соя эта полный развод не помогает она от О'ни, а вот словечки что надо. Надо бы заучить что ли.

Словарь рассказа

1Дзимму - легендарный основатель и первый император Японии.

2Дазай Осаму – один из самых известных японских писателей начала ХХ века.

3О батчан – в переводе с японского «бабуля».

4Сэцубун – церемония изгнания Они, проводимая в некоторых японских деревнях.

5Цукэмоно – маринованные закуски.

6Онигири – рисовые треугольники с начинкой из морепродуктов или овощей.

7Магомусуме – в переводе с японского «внучок».

8«Excelsior» - знаменитая фраза Стэна Ли (создателя комиксов Marvel).

9Орокана – в переводе с японского «дурачина».

10Фраза переводится с японского как «Демоны вон! Счастье в дом!».

11Такояки – жидкие блинчики с осьминогом.

12Вака – в переводе с японского «глупец».

-1
274
14:19
+1
Японские традиции, праздники и демоны — это круто! Реально круто! Восхищение вызывает и японские произведения, где в нескольких строчках умещают глубокую мораль.
Возможно с этих позиций и стоило оценивать рассказ, но, увы, с японской литературой я не особо знакома.
Поэтому постараюсь объяснить, что мне не хватило. А не хватило самого банального — напряжения. Герой так подробно описывает свои чувства от встречи с Японией, особенности сна в этой чудной стране. Все это неплохо создает нужную атмосферу (еще бы текст, правда, не мешало бы вычитать — но это отдельный разговор). А еще герой намекает, намекает на нечто, что скоро его ожидает.
Но что мы видим? Кульминацию, состоящую словно из каких-то шаблонов. Девушка стала монстром, кидается слюной, ржёт и готова к приему пищи, но тут, как в сказке, появляются вовремя спасители.

Вывод: очень много внимания уделено деталям, в то время как важные для развития сюжета элементы проигнорированы. В качестве чернового наброска вариант не плох, но до полноценного рассказа еще не дорос.
00:01
Неплохая задумка, но реализация подкачала. Затянутое длинное начало сразу переходит в кульминацию на пару строк. И всё, конец истории. Так нельзя. Ну и над текстом надо поработать, вычитать хорошенько, много ляпов.
Aed
07:54
Бака же unknown
Загрузка...
Константин Кузнецов №2