Светлана Ледовская №1

Терминал

Терминал
Работа №78. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Дверь терминала открылась, и Артур вошёл внутрь прозрачной кабинки. Дождавшись, когда дверь автоматически захлопнется, он ввёл координаты на панели управления и нажал кнопку подтверждения. Послышалось тихое, но чётко различимое в давящей тишине гудение сверхрегенератора Дирака.

Когда напряжённость его поля достигла критической величины, в воздухе раздался щелчок и Артур исчез...

Артур Кронекер - молодое дарование, восходящая мировая звезда современной физики, проснулся жаркой августовской ночью в своей кровати от дурного сна. Кулаки его были сжаты, лоб покрывали капельки холодного пота, а горло будто иссушила пустыня. Уже давно его не посещал этот кошмар. Высоки и худощавый, он зачесал свои длинные цвета вороного крыла волосы назад, сел на край кровати, и стал размышлять о причинах кошмара, который последние полгода стал периодически тревожить его. А, между тем, эти причины были ему давно и хорошо известны, но никому и никогда он ничего о них не рассказывал и не расскажет – это он знал наверняка.

- Проклятое уравнение, проклятые малые параметры, проклятая неопределённость.

Больше всего он не любил неразрешимые задачи и ошибки. А сейчас могло быть и то и другое. Скривив губы, Артур погрузился в воспоминания...В 14 лет, досрочно окончив школу с высшим баллом, и поступив в университет по направлению "теоретическая физика", он с первых же курсов заинтересовался теорией пространства и времени. На третьем курсе он защитил диссертацию, в которой предложил концепцию подпространства вероятностей.Артур предполагал существование некоего подпространства (которые позже было названо подпространством Кронекера), выйдя в которое, тело могло практически мгновенно перемещаться в нём по законам теории вероятностей. Диссертация была отмечена как "красивая, но физически бесперспективная". Никто тогда не мог всерьёз воспринять возможность существования этого подпространства.

Самолюбию Артура был тогда нанесён удар ниже пояса. Он не остался работать в университете, а ушёл подальше от научного сообщества, в исследовательский центр министерства обороны, где он выполнял исследования на военные темы по правительственному заказу.

Никто не знал, да и никого это не интересовало, что, приходя домой, Артур сразу приступал к своей работе. Ночи напролёт он проводил за выкладками уравнений, которые растягивались на сотню страниц. Тысячи точнейших компьютерных экспериментов колоссальной вычислительной сложности, проведённых на арендованном у Министерства обороны суперкомпьютере. Три недели аренды компьютера стоили ему почти весь его годовой оклад. Конечно, Артура не раз посещала сладкая мысль написать несколько оглушительных статей в престижные журналы по теорфизике, в которых он изложит свои результаты. Ведь к нему сразу придёт и признание, и уважение в научном мире. Лучшие научно-исследовательские лаборатории будут предлагать ему свои услуги, тысячи ведущих физиков займутся его темой, он сможет подобрать себе исследовательскую группу и всё можно будет сделать быстрее и эффективнее. Однако он не мог смириться с мыслью, что кто-то может разделить его, Артура Кронекера, славу. Это его идея, это будет его и только его открытием. Через четыре года Артура было не узнать: его и так худое лицо стало похоже на лицо из картины одного известного экспрессиониста, а иссиня-чёрные круги под глазами вкупе с бледной кожей делали его похожим на зомби из фильмов ужасов. И вот, когда уже сам Артур вынужден был признать, что в таком режиме ему долго не протянуть, его ожидали первые успехи.

Шла вторая неделя экспериментов, которые Артуру проходилось проводить в лаборатории центра, оставаясь там после работы. Тут были все необходимые приборы и детали для его сложных и требующих высокой точности опытов, которые порой затягивались до самого утра. А тех деталей, которых у Артура не было, он мог затребовать у отдела снабжения центра и ему в самый короткий срок их доставляли. Произошло это глубоко за полночь. Артур, наконец, закончил свою переделку генератора Дирака, который изначально предназначался для регистрации и усиления колебаний квантового поля пронизывающее всё наше пространство. Усовершенствованный генератор, которому он дал название "сверхрегенератор Дирака-Кронекера", улавливал слабые естественные колебания этого поля - флуктуации вакуума, и используя положительную обратную связь, вступал с ними в резонанс, что приводило к резкому и неограниченному росту энергии. По расчётам Артура должен был наступить момент, когда энергия этих флуктуаций станет настолько большой, что произойдёт выход тела, попавшего в поле действия сверхрегенератора, из нашего пространства в предполагаемое им подпространство вероятностей. Пройдя через подпространство вероятностей, предмет должен был появиться в поле второго сверхрегенератора, который находился в другой части комнаты.

Поигравшись с регуляторами в цепях усиления и обратной связи, Артур добился устойчивой регенерации нулевых колебаний вакуума. Превосходно. Теперь нужен лёгкий предмет, который можно зафиксировать в пространстве для экспериментов. Нетерпеливо запустив руки в оба кармана брюк и пошарив в них, Артур извлёк из правого несколько монет. Одну из них, подходящую на первый взгляд, он приложил к магниту - так и есть, притягивается. Расположив монетку между двумя полюсами электромагнита, он добился того, чтобы она зависла в воздухе. После этого, он окружил висящую монетку полусферами, представляющими собой резонаторы, между которыми колебалось поле. Теперь всё было готово к запуску сверхрегенератора.

Несмотря на то, что Артур был теоретик, у него всегда было хорошо развито чувство эксперимента и сейчас это чувство говорило ему, что всё должно получиться. Преодолевая откуда-то взявшееся волнение, Артур стал осторожно вращать ручку регулятора, увеличивая поток циркуляции квантового поля, которое пронизывало висящую в воздухе монетку. В какой-то момент монетка стала мерцать. Переведя взгляд на дальний угол комнаты, он увидел в поле второго регенератора монетку – она мерцала. Артур знал, что так и будет, но это знание не умаляло радости, водопадом нахлынувшей на него, а наоборот – дополняло её. Артур с размаху шлёпнул кулаком о раскрытую ладонь:

– Получилось!

Очевидно, мерцание монетки говорило о том, что вероятность её появления в обоих регенераторах примерно равна и пока работают оба регенератора,монетка мечется в вероятностном подпространстве как в тоннеле между двумя его выходами, не в силах выбрать один из них.

Можно было увеличить время появления монетки во втором регенераторе, увеличив мощность последнего, но Артур понимал, что и в этом случае всегда будет оставаться ненулевая вероятность появления монетки в первом регенераторе, а значит, время от времени монетка будет исчезать из конечного пункта телепортации.Он пересёк комнату и подошёл ко второму регенератору, не сводя глаз с монетки, затем коснулся ручки регулятора и стал плавно её вращать. Как и ожидалось, монетка стала периодически на долю секунды задерживаться в поле второго регенератора и тут же исчезала на какое-то мгновение, затем опять появлялась, и всё повторялось по кругу.

Тут Артуру пришло в голову очевидное, но эффективное решение. Регулируя циркуляцию потока поля второго регенератора, он добился уверенного появления монетки между его резонаторами на несколько секунд, но этого времени ему хватило. Пока монетка, следуя законам вероятности, снова не метнулась к первому регенератору, он со словами: "Попалась!"- отключил поле регенератора. Так Артур Кронекер успешно завершил первый в истории человечества опыт по телепортации.

Резкий звук будильника застал его врасплох, разрушив образы из прошлого. За окном слышалось щебетание каких-то птиц, а за крышами домов показался жёлто-розовый диск Солнца.

- Уже утро, - как бы с неохотой констатировал Артур.

Он любил утро, но сейчас у него было какое-то неуловимое гнетущее чувство. Он не хотел никуда ехать, ни на какую открытую научную конференцию, он просто хотел остаться у себя дома. Хватит с него сеансов телепортаций - он уже сыт ими по горло. Умывшись и выпив чаю, - есть не было никакого желания - Артур вызвал такси. Усаживаясь на заднее сидение, он решил, что первое, что он сделает после конференции, это купит себе машину - теперь у него есть и деньги и время заняться этим. Но, прежде всего, он хорошенько выспится. Откинувшись на кресло сидения, Артур закрыл глаза, позволяя возбуждённому от бессонной ночи воображению рисовать в своей голове картины недалёкого прошлого.

- Проводили ли Вы опыты по телепортации человека?

Артур ждал этого вопроса. После публикации ряда сенсационных статей с теоретическими выкладками и подробными результатами экспериментов, подкреплённых фото- и видеоматериалами, Артура стали заваливать письмами с вопросами по его экспериментам и различного рода предложениями о встречи и сотрудничестве. Что-то подобное было и с Перельманом, только в отличии от него, Артур не собирался отказываться от награды.

- Проводились опыты на пауках, крысах и мышах, - отвечал Артур - на человеке не проводились.

На дальнейшие расспросы Артур отвечал, что для этого ему требуется разрешение комитета по этике. Это была правда, но не вся. Вряд ли его, Артура Кронекера, на пути к успеху остановили буквы закона, написанные людьми, едва ли понимающими что-либо в физике или в этике. Была и другая причина, о которой Артур молчал.

Ещё до первых успехов с телепортацией,во время аренды суперкомпьютера центра, Артур проводил серию вычислительных экспериментов, имитирующих движение тела в вероятностном подпространстве. Уже более сотни из них прошли по единому сценарию: попав в подпространство, тело выходило из него в наше пространство через один из двух его выходов с заданной вероятностью. Естественно, реально никакой привычной для человека траектории не было, и быть не могло. Траектории в вероятностном подпространстве– это интерпретация, удобная модель для изучения вероятности попадания тела из одной его точки в другую.

Эксперименты проходили в точности так, как и предполагал Артур. Он уже собирался заканчивать работу, однако, следующий эксперимент разрушил планы этому грозящему стать томным вечеру. Отметив в журнале "эксперимент № 131", Артур в очередной раз запустил имитацию и тут же застыл, уставившись в экран.Он отчётливо увидел, как на экране каким-то образом возникли две точки, расходящиеся друг от друга. Одна из них, как и прежде, направилась по своей траектории к выходу из подпространства. Вторая же за всё время не сдвинулась с места: она была и осталась там, откуда начала своё движение первая точка. Артур ждал, не сводя глаз с неподвижной точки. Пять минут ничего не происходило. Казалось, продолжать вычисления не было смысла: будь на месте той точки на экране компьютера настоящий человек, он не выжил бы и трёх минут в этом пространстве, где нет ни света, ни гравитации, и, самое главное, воздуха. Однако, Артур ждал и, как оказалось, не зря. Спустя ещё пять минут неподвижная точка исчезла, будто и не было её вовсе. В течение следующих двух часов ничего не происходило. Артур остановил вычисления. Но как интерпретировать то, что он только что увидел на экране?

– В конце концов, – час спустя рассуждал Артур,обдумывая результаты моделирования, – это всего лишь вычислительная машина, она не может дать никаких новых результатов. Все расчёты происходят по тем уравнениям, которые я в неё заложил. Значит,сами уравнения допускают особое решение, которое я не заметил сразу, но которое заметила машина. Видимо, вероятность реализации этого решения очень низкая, раз я его раньше не наблюдал.

Моральная и физическая усталость, которую Артур испытывал в то время, говорили о необходимости отдыха для его истощённого организма. Но он понимал, что необходимо исследовать это решение и понять, что же происходит в этом проклятом тоннеле, пока у него не истёк срок аренды суперкомпьютера.

В этот же вечер, изучая уравнение движения частицы в вероятностном подпространстве, Артур помимо основного решения, согласно которому частица благополучно выходила из тоннеля через один из двух его концов, обнаружил ещё одно. В этом решении частица попадала в особую точку бифуркационной диаграммы – точку сингулярности. Дальнейшая эволюция частицы, казалось, нарушала все законы здравого смысла и была невероятной даже с точки зрения Артура. Нет, проблема была не в том, что решения не существовало – типичная проблема сингулярных точек, с которой Артур знал, как справиться. Проблема была в том, что решение давало две траектории и обе выполнялись со стопроцентной вероятностью! Первая траектория выводила частицу из тоннеля, как если бы она и не попадала в сингулярность. Вторая же траектория представляла собой отрезок нулевой длины: иначе говоря, частица, попав в точку сингулярности, оставалась в ней неподвижно и могла быть в ней сколь угодно долго. Однако, сама сингулярность была нестабильной и через какое-то время разрушалась, исчезая вместе с телом. Именно этот случай он видел на экране компьютера. Возможность существования этого решения определяли так называемые «малые параметры» – величины, характеризующие геометрию вероятностного подпространства, которыми Артур изначально пренебрегал в своей диссертации ввиду их малости: их учёт делал вычисления неимоверно сложными. Теперь же, когда у него появился доступ к суперкомпьютеру, он ввёл их снова. Попадёт ли тело в точку сингулярности или нет, определялось значениями этих малых параметров. Проблема была в том, что Артур не знал и не мог знать их точных значений: для этого нужны измерения, недоступные на сегодняшний день экспериментальной физике. Под утро он закончил все расчёты.

– Ну что же, – мысленно подытожил Артур, устало откидываясь на спинку кресла и задирая голову к потолку, – надеюсь, что это математическое решение не найдёт отражения в реальном мире. Иначе говоря, либо я не прав, либо терминал может дублировать тела, попавшие в него, создавая копии.

Криво усмехнувшись, Артур вдруг решил, что слово "копия", тут не совсем подходит, так как оба тела, скорее всего, абсолютно идентичны - об этом говорит расчёт баланса масс и энергий в системе. В этом случае термины "копия" и "оригинал" просто теряют смысл, так как оба тела "оригиналы". Однако лучшего названия он придумать сейчас не мог, да и не хотел.

Артур задумался. Идея того, что тоннель делает "копии", была хоть и допустимой физически, но не допускала телепортации человека – давней его мечты:никто не согласится пользоваться таким транспортом, зная, что может остаться в нём навсегда - в этом чуждом ему мире пустоты. Зная, что никто и никогда не догадается, что он там, потому что он обязательно выйдет с широкой улыбкой с того конца тоннеля, являя собой живое доказательство безопасности терминала, и сам ни о чём не подозревая.

– И вправду говорят, проговорил Артур, – в знании сила, а в незнании счастье.

В такой ситуации мысль о том, что он ошибся при составлении уравнений или при интерпретации их решений, отбрасываемая Артуром в любой другой ситуации как деструктивная, сейчас казалась ему всё больше привлекательной.

Впоследствии, уже после телепортации неживых предметов и животных, он не раз возвращался к мысли о телепортации человека. Артур понимал, что никакие эксперименты не могли подтвердить или, наоборот, опровергнуть существование особого решения, которое могло привести к трагедии. Вернее, оно и приводило к трагедии, но к трагедии лишь одной личности. Узнать о существовании сингулярности можно лишь попав в неё и оставшись в ней навсегда. Но такой человек никому уже не мог ничего рассказать. Да и нужно ли об этом кому-то рассказывать? Ведь для всех, абсолютно всех в нашем мире, включая самого пассажира, ровным счётом ничего не изменится: вошёл человек в одну дверь пустой комнаты и он же вышел из противоположной двери. Миру нужно это открытие, мир будет счастлив.

Артур понимал, что в этих рассуждениях было одно слабое место - человек в вероятностном тоннеле. Вряд ли его можно было считать счастливым те последние несколько минут, отведенные ему судьбой до смерти, и затем полного исчезновения.

Он очнулся от характерного толчка. Открыв глаза, он увидел за окном автомобиля главное здание НИИ ядерной физики, в котором сейчас состоится конференция, где он впервые широкой публике продемонстрирует работу терминала. Артур вышел из машины и направился к парадным дверям здания.

С каждым шагом его настроение неизбежно ухудшалось, и когда он был уже у парадных дверей конференц-зала, то чувство чего-то неотвратимого и бесконечно грустного окончательно овладело им.

-- Да какая к чёрту разница? В конце концов, это всего лишь гипотеза, которую никто и никогда не сможет проверить экспериментально, – последнее было сказано им одновременно с сожалением и облегчением, которое он скрывал даже от самого себя.

Он толкнул деревянную дверь с массивными цилиндрическими ручками, и вошёл в большой ярко освещённый зал, с расходящимися лестницей вверх сидениями, на которых сидели люди, так или иначе, относящиеся к науке. Предполагалось, что это будут в основном сотрудники центра.Название конференции - "Роль нулевых колебаний в задачах динамики вероятностных подпространств", - намеренно было выбрано без использования слов "телепортация" и подобных ему. И, тем не менее, несмотря на это в аудитории собралась огромная толпа, неизвестно откуда взявшихся людей: едва ли в этой аудитории нашёлся бы человек, который не слышал о громких экспериментах по телепортации Артура Кронекера. На помосте, рядом с директором, находился накрытый чехлом терминал, который собирали сотрудники центра под его руководством. Его мощность была достаточной, чтобы телепортировать тело, массой более 100 килограмм. Наконец, директор НИИ закончил своё вступительное слово, и пригласил на помост Артура. Наконец, настал его звёздный час – момент, к которому он шёл столько времени и ради которого потратил столько сил. Чувство момента наполнило его, вытеснив беспокойство и тревогу. Артур говорил. Говорил о своих выкладках и проделанной работе. Говорил, наслаждаясь моментом. Теперь, когда у него есть результаты, он мог говорить - впервые за много лет упорного труда. Первая часть его конференции была чисто теоретической. Он показывал слайды на огромном экране, параллельно исписывая доску формулами и пояснениями, отвечал на задаваемые из аудитории вопросы. Очередной раз в ряду слушателей поднялась чья-то рука.

- Да, прошу, задавайте ваш вопрос.

Встал парень лет 22.

- Аспирант кафедры прикладной физики, - представился он. - Господин Кронекер, вы говорите о возможности перемещения в вероятностном подпространстве. Есть ли у этого процесса модельное объяснение? Аналогия, так сказать.

Артур довольно хмыкнул -"Этим технарям вечно подавай наглядную модель". И у него она, разумеется, была.

– Есть. Представьте, что наше пространство – это плоскость – Артур провёл рукой по полу помоста, - а перемещаемое тело - это конец вот этой указки - Артур показал на кончик длинной указки, которую держал в руках. - Если теперь положить указку на пол, то её конец будет лежать на полу. В нашей аналогии это означает, что тело находится в нашем пространстве. Когда мы отрываем конец указки от пола, то оно переходит в вероятностное подпространство. Попав в вероятностное подпространство – Артур поставил конец указки вертикально, – тело может продолжать свой путь в нём по любой траектории. Когда мы отпустим указку, то её конец может упасть в любое место. Это и есть суть движения в вероятностном подпространстве. Чтобы движение было предсказуемым, мы ограничиваем возможные движения тела генераторами Дирака – Артур вытянул две руки по обе стороны указки, разрешая ей двигаться только вдоль прямой линии. Теперь движение указки может быть либо назад – на старое место, либо вперёд – на новое. Там, где установлен генератор Дирака, или,если угодно, генератор Дирака-Кронекера, так как я его существенно доработал его (шумок в зале), – это и есть возможная точка, в которой может оказаться тело. Но, повторюсь, это лишь примерная аналогия. В вероятностном подпространстве перемещение происходит мгновенно и привычное понятие траектории в нём отсутствует.

– А может ли так быть, что указка никуда не упадёт, а останется в вертикальном положении? То есть, не останется ли тело в этом вашем подпространстве навечно?

Гнусное ощущение вновь вернулось к Артуру. Но он был готов и к этому

- Молодой человек, разве вы не знаете, что подобные состояния физически нереализуемы? Как бы вы не пытались поставить хорошо заточенный карандаш на остриё, он обязательно упадёт.

- В нашем мире. А, так сказать,в описанном Вами мире?- Раздался ироничный голос лысоватого мужчины лет пятидесяти. Ведь, судя по вашему докладу, если рассматривать его чисто математическую сторону, возможны ситуации, при которых объект оказывается в конце тоннеля, и ситуации, при которых он остается в нём. Так какая возможность реализуется физически? Извините, не представился: Альберт Фиш, кафедра топологии.

Артур знал, что если от кого и ждать неприятностей, так это от топологов. Тем более от Фиша – человека, известного тем, что с детства мечтал стать физиком, но ушёл в топологию по стопам отца – лауреата премии Абеля. Фиш не стал известным топологом, что не сильно его беспокоило. Зато в нём всё ещё жила зависть ко всем физикам, которые добились успехов в этой науке. Однако, Артур не намерен был ничего скрывать в своей работе. Почти ничего. Разве что, он умолчит о своей безумной догадке, что обе эти возможности могут реализоваться одновременно. Но это всего лишь догадка.

– В мире, описанном мною, - ответил Артур, - обе эти возможности могут иметь место. Единственный способ проверить какая из них реализуема физически- провести эксперимент.

Фиш, казалось, был обрадован такому ответу, будто ждал его:

– Но вы ведь уже проводили эксперименты?

– Да. Всякий раз тело перемещалось в тоннеле и "вылезало" в нашем пространстве в поле второго сверхрегенератора Дирака. А это косвенно доказывает, что вторая возможность – "застревание" тела в вероятностном тоннеле между двумя его выходами, – физически нереализуема.

– Это мне известно из ваших статей. Но почему же вы до сих пор не провели эксперимент по телепортации на себе, если так уверены в своих выкладках?

В зале воцарилась тишина. Артур замешкался.

– Может, - продолжал Фиш, - вы что-то знаете такого, чего не говорите нам? Или это просто иррациональный страх перед неизвестным?

Артур побледнел от злости. Ему захотелось плюнуть в лицо этому мерзавцу. Нет, не плюнуть – уделать провокатора.

– Сегодняшняя конференция как раз предназначалась для демонстрации опыта по телепортации человека, – соврал Артур. – Но раз вы так нетерпеливы, то я готов продемонстрировать его вам прямо сейчас.

Пройдя мимо клетки с мышами, приготовленными для завершающей, экспериментальной части конференции, Артур остановился возле терминала и нажал на кнопку. Дверь терминала открылась, и Артур вошёл внутрь прозрачной кабинки. Дождавшись, когда дверь автоматически захлопнется, он ввёл координаты на панели управления и нажал кнопку подтверждения. Послышалось тихое, но чётко различимое в давящей тишине гудение сверхрегенератора Дирака.

Когда напряжённость его поля достигла критической величины, в воздухе раздался щелчок и Артур исчез. Он тут же появился в противоположной кабинке по другую сторону терминала. Несколько человек в аудитории ахнули. Раздались бурные аплодисменты. В это время в вероятностном тоннеле, в подпространстве Кронекера, в котором отсутствовало что-либо, знакомое нам на Земле, застрял в точке бифуркации первый в истории человек – уже взошедшая звезда современной физики Артур Кронекер. Умирая от удушья, Артуру было безумно обидно, что не Он вышел на том конце тоннеля, а этот тщеславный эгоист, каким он себя считал. Перед смертью у Артура мелькнула в голове мысль, которая заставила его улыбнуться:

- А ведь именно Я узнал, что моя гипотеза была верна. А другой Артур никогда этого не узнает. Ведь перед входом в кабинку я поклялся, что делаю это первый и последний раз. Теперь он будет мучиться всю жизнь в неведении. А Я буду знать. И пусть эти знания будут мне наградой за мою смерть.

+1
311
00:02
+1
Обожаю умных людей. Это так э… здорово: быть умным, прекрасно ориентироваться в разного рода понятиях, касательно направления науки. Я даже попыталась разобраться во всех этих терминах (конечно, не в формулах), но… к сожалению, не все разделяют мою точку зрения. Народу хочется читать понятным для себя языком. Единственный недостаток, а так… всё здорово. Несколько абзацев перечитала, некоторые и не по одному разу, но… супер. Мне понравилось. Спасибо, было вкусно.
19:33
Интересно. Умно, кое где даже заумно. Но более чем интересно. Потенциал однозначно есть. Понравилось, советую. Рассказ не большой, о потраченном времени точно не пожалеете.
Загрузка...
Илона Левина №2