Эрато Нуар №2

Каждый остается при своем

Каждый остается при своем
Работа №85

Там

Рокс с каждым днем все отчетливее осознавал, что попал в ловушку. И что так продолжаться больше не может.

Конечно, глядя со стороны, его жизни мог позавидовать любой двадцатисемилетний жиголо из центральной части Нордтауна. Для парня с весьма заурядными способностями, бросившего педагогический колледж после первого же семестра, без богатых родственников и нужных знакомств, несомненно, фантастической удачей казалась женитьба на Лолле Ферро.

На той самой «Железной» Лолле, владелице автоконцерна «Феррато Норде», производящего двигатели для гоночных автомобилей. Бизнес ей достался от первого мужа, умершего с десяток лет назад, и, войдя в дело, она сразу продемонстрировала компаньонам и акционерам характер отличной высокопрочной стали.

Рокс познакомился с ней, когда работал стриптизером в ночном клубе «Lady fingers». Поначалу эта случайная встреча представлялась Роксу этаким счастливым лотерейным билетом, свалившимся из внезапно вдруг подобревшей Вселенной прямо к нему в руки. Что с того, что Лолла некрасива: крупная, с широкими плечами, короткой шеей, с маленькими черными колючими глазками, мясистым носом и пушком над верхней губой. Главное то, что она ошеломительно богата. И даже на короткое время их бурного, с тонким ароматом расчета и меркантильности, романа, закончившегося в меру помпезной свадьбой, сумела спрятать свой крайне жесткий и решительный темперамент. Причем, спрятала настолько хорошо, что Рокс так и не понял, кто кому в итоге сделал предложение.

Первое время супружеская жизнь Роксу даже нравилась: превосходные завтраки, обеды и ужины (если случалось находиться дома), приготовленные профессиональным поваром, тренажерный зал три раза в неделю, личный стилист, частые поездки по горнолыжным курортам, остановки в дорогих гостиницах, и при этом совершенно никаких беспокойств по поводу того, как все это будет оплачено. Денег Лоллы хватало на все. А ему, он был уверен, хватит сил всем этим пользоваться.

Но со временем он понял, что ошибался.

Уже спустя пару лет брачные узы ощущались им даже не чугунными, а, скорее, выплавленными из высоколегированной стали, в которую та же Вселенная, подбросившая лотерейный билет встречи с Лоллой, щедрой рукой бухнула изрядную порцию золота и платины. Иными словами: красиво и блестит, но тяжесть неимоверная… Особенно, когда тебе еще нет и тридцати, ты полон амбиций и планов (правда, почему-то крепко дремавших все годы до этого), а окружающие смотрят на тебя как на очередную собачку чихуахуа твоей жены. Что отнюдь не добавляет тебе самооценки.

Хотя, вероятно, эти издержки не воспринимались бы Роксом с таким омерзением, если бы на одном из раутов он не познакомился с Циатой, юной женой старого Фергюссона, компаньона Лоллы. В мимолетном взгляде хорошенькой, но апатичной Циаты Рокс как в зеркале уловил мучительное осознание собственной никчемности, так хорошо знакомое ему самому.

Им удалось несколько раз встретиться наедине, и Рокс признался себе еще в одной ошибке, совершенной несколько лет назад, когда он решил, что не способен любить. Впрочем, кто знает? – возможно, именно то, что эту любовь приходилось тщательнейшим образом скрывать, и помогло ей глубоко прорасти в его сердце.

Ни Рокс, ни Циата уже не представляли свои жизни друг без друга. Но оба состояли в браках, и так просто эту проблему решить было невозможно.

- Развод? Серьезно? Зайчик, что с тобой? Ты не перегрелся, часом, в солярии? – Слегка приподняла бровь Лолла. – С чего эти разговоры? Тебе, что, не хватает на расходы?

- Нет, хватает. Все хорошо, Лолла.

- Я так и думала. Не хандри.

Но Рокс даже боялся представить, какой разговор по поводу развода состоялся у Циаты. Они встретились только через месяц, в мужском туалете фитнес-центра, куда спустился Рокс после тренировки. Бледная до синевы Циата, со спортивной сумкой на плече, стояла спиной к зеркалам, тянувшимся вдоль раковин, сверкающих никелем водосмесителей.

- Циата? Ты здесь? – Рокс в легком замешательстве взглянул на ряд кабинок.

- Все кабинки пустые. У нас мало времени.

- Да. - И Рокс порывисто прижал Циату к груди.

- Милый, развод нам никто не даст. – Прошептала она, уткнувшись в его плечо. – Муж сказал, что скорее прикажет меня убить, и что меня никто потом не найдет. И ты знаешь, я ему верю.

- Дорогая, мы должны быть очень осторожны! – Взволнованно воскликнул Рокс.

- Да, конечно! Но я не могу так больше жить! С нелюбимым, старым, гадким, в его золотой клетке… И как я могла за него выйти! – Циата,вздохнув, помолчала, потом продолжила:

- У Фергюссона огромная библиотека. Море всяких книг. Смотри, что я нашла! – Она вытащила из спортивной сумки небольшую, но очень тяжелую книгу с толстым кожаным переплетом и желтыми, почти коричневыми страницами.

- Это «Элтунос». Средневековый латинский перевод с еще более древнего текста, то ли египетского, то ли арамейского. Крайне редкий экземпляр.

- Циата, я тебя очень люблю, но при чем здесь антиквариат?

- Послушай. Некоторые главы этой книги переведены на современный язык. Похоже, Фергюссон нанимал в свое время переводчика. Он же обожает все такое. Эликсир бессмертия ищет… – В ее голосе послышалось отвращение. – И знаешь, о чем здесь говорится? О том, что жизнь после смерти существует! Это другой мир, совершенно отличающийся от нашего! И есть много способов туда попасть.

- Еще бы, - фыркнул Рокс.

- Да! Но особенно меня поразило то, что, если двое влюбленных умирают одновременно, их души всегда будут вместе.

- Не хочешь же ты сказать…

- Хочу, милый, хочу! Нам уже не вырваться. Беспросветно. А там – мы всегда будем вместе! Вечно!

- И что ты предлагаешь?

- Как раз то, о чем ты подумал… А каких нам ждать перемен? И что может для нас измениться? Ты хочешь снова в постель к этой страшиле Лолле?

- Нет!

- И я не хочу в объятия Фергюссона. Лучше умереть!

- Хм… Но как-то неожиданно… Мы не слишком торопимся?

- Рокс, дорогой, ну подумай сам, что нам еще остается?.. Бороться с этими железными монстрами? Да они с нас металлическую стружку снимут! Если ты не согласишься, я сама… - Циата смахнула слезинку.

- Ну что ты, что ты! – в голосе Рокса уже звучало раскаяние.

- Ты меня любишь?

- Конечно!

- Тогда... Вот быстродействующий яд по рецепту из этой книги. Мне пришлось очень постараться...

Циата показала бумажный сверточек, раскрыла его, и на ее ладонь выкатились два темно-синих шарика размером с горошину.

- У тебя есть вода?

Рокс мотнул головой. Аккуратно пристроив салфетку с синими таблетками на край раковины, Циата снова сунула руку в сумку, достала два пластиковых стаканчика. Набрала в один холодной воды, половину отлила во второй и протянула Роксу. Он осторожно, словно это была шерстистая гусеница, взял стакан, заглянул в него и брезгливо сказал:

- Это что? Пить? Она же с хлоркой!

- Какая теперь уже разница! – Отмахнулась Циата. – Бери «витаминку», – и показала глазами на синие шарики.

- На счет «три»! Глотай, и ничего не бойся!

Последнее, что увидел Рокс сквозь туман слезящихся глаз, это силуэт Циаты, сидевшей, как и он, на кафельном полу туалета, и пытавшейся звонить кому-то по телефону.

Здесь

У Лоллы завибрировал мобильный. Звонила секретарша. Незапланированный звонок настораживал. Не сбавляя скорости, Лолла включила динамик.

- Госпожа Лолла… Нам очень жаль. Вашего мужа нашли в мужском туалете фитнес-клуба.

- В смысле? Что случилось?

- Он скончался. Рядом с ним была Циата Фергюссон. Очевидно, двойное самоубийство. Наши соболезнования…

- Циата? Вот оно что!! Ах, ты ж…

Педаль тормоза куда-то провалилась…. И тут же все пространство заполнил короткий, но очень мощный звук рвущегося металла.

Огромная воронка с мелькающими в беспрестанном вращении обрывками воспоминаний, силуэтами людей в белых масках на фоне ослепительно сияющих прожекторов сужалась до узкого темного жерла, за которым маячила обетованно далекая белая точка…

Когда Лолла окончательно пришла в себя, она сразу поняла, что с ней что-то не так. Она видела, слышала, и, похоже, даже могла говорить, но тела своего не чувствовала. Лолла осторожно посмотрела вниз: ноги как будто имелись. И даже, кажется, по-прежнему были в плетеных черных босоножках, которые она надела, собираясь на деловую встречу с инвесторами. В общем, тело имелось. Но, мало того, что оно ощущалось совершенно невесомым, так еще и, по всей видимости, слегка просвечивало. Не в силах все это осознать, Лолла принялась озираться по сторонам. При этом она обнаружила, что стоит в длинной очереди, словно при регистрации на самолет, и таких очередей несколько. Находящиеся впереди люди по одному подходили к стойкам, заговаривали со служащими в черно-белой форме, о чем-то спрашивали, что-то отвечали, проходили через турникет и терялись в глубине мрачного зала ожидания.

Не привыкшая ждать, да еще и в очереди, Лолла, тем не менее, на всякий случай, не стала возмущаться, решив для начала хотя бы выяснить, где она, и что с ней происходит.

Наконец она у стойки регистрации. Сотрудник в черном строгом костюме с белыми пуговицами профессиональным проницательным взглядом коротко заглянул ей в глаза:

- Лолла Фредерика Ферро?

Лолла кивнула.

Мужчина повернулся к своей помощнице, просматривающей один за другим несколько листов с печатным текстом и многочисленными фотографиями.

- Что там?

- Несчастный случай. Автомобильная катастрофа. Обстоятельства выясняются, но, определенно не наш случай…

- Понятно. Никаких нарушений.

И, уже снова обращаясь к Лолле:

- Наши соболезнования, и – добро пожаловать!

- Спасибо! – Машинально ответила Лолла, но тут же спохватилась: - Ничего не понимаю! Я где?

- О!.. – Мужчина деликатно замялся. – Скажем так, вы находитесь по ту сторону...

- …По ту сторону – чего? – Внутренне холодея, спросила Лолла.

- Привычного вам мира. Иными словами, вы…

- Я что, умерла?!...

- Да. – Сотрудник с облегчением выдохнул.

- Постойте. Это все из-за моего мужа, Рокса… Мне как раз звонила секретарша… Какой кошмар… - Лолла почувствовала в горле комок жалости к себе, но сразу же взяла себя в руки. – Раз уж все мы здесь, я хочу видеть своего мужа. Немедленно.

Сотрудник заглянул в бумаги, предупредительно пододвинутые его напарницей.

- К сожалению, это невозможно.

- Он, что, не умер?!

- Умер. Не волнуйтесь. Но он, и его, скажем так, спутница, пытались попасть сюда по особой акционной программе. С использованием незаконных методов. Утечка информации, и все такое. Сейчас ведется расследование. Но, в любом случае, вы не сможете пересечься. Сектор самоубийц строго изолирован, они не пользуются свободой передвижения, как наши обычные постояльцы.

- А что меня здесь ждет? Что я буду делать?

- Вы не беспокойтесь. Разберетесь со временем. Торопиться вам некуда. Впереди – Вечность…

- Вечность? А как же реинкарнация? Или это только сказки?

- Ну, отчего же сразу «сказки». Вполне себе реальные факты. Всему свое время. Вы проходите. Не задерживайте очередь.

Сотрудник поставил печать на одну из бумаг, его помощница нажала на кнопку, турникет повернулся и вытолкнул Лоллу в огромное помещение. Тысячи и тысячи человек подавленно сидели на скамейках, или бесцельно бродили взад-вперед, некоторые разговаривали между собой (кто-то даже сам с собой), а отдельные – просто зависали в пространстве. Лолле и самой было мучительно осознавать крах всех своих жизненных целей и надежд, но видеть то же отчаяние, умноженное в несколько тысяч раз, показалось ей невыносимым. Менее чем за пару минут она преодолела сотню метров, отделявших ее от выхода, и при этом ей не пришлось обходить или пропускать встречных людей: она просто проходила сквозь них, причем не испытывая никаких неприятных ощущений. Хотя первые пять тел дались ей с трудом. Морально тяжело идти, не сворачивая, на человека, доли секунды просачиваться сквозь него, а потом видеть его уже позади себя. Но не в характере Лоллы было предаваться сантиментам.

Оказавшись на улице, Лолла своей решительной и тяжелой (несмотря на невесомость) поступью зашагала прочь, не разбирая дороги. Ей было все равно, куда идти. Растерянность и уныние уступали место гневу и досаде. Так нелепо потерять жизнь! Именно тогда, когда намечалась великолепная, выгодная во всех отношениях сделка! И все из-за этого самовлюбленного слюнтяя Рокса. Доберись она до него в сию минуту – прикончила бы во второй раз, собственноручно!

Она в сердцах хотела пнуть лежавший на тротуаре камешек, но подметка ее босоножки прошла сквозь него. И не только потому, что Лолла теперь представляла собой бесплотный дух, но и потому, что камень был таким же бестелесным, несмотря на его полное сходство с настоящим. Лолла остановилась: все вокруг -дорога, тротуар, ажурные заборчики, деревья с голыми ветками, и пожухлые листья, сбившиеся в ворохи у ограды, скамейки и дома -казалось настоящим. Но ключевое слово здесь – казалось. Все было дымчатым, слегка прозрачным.

Внутри Лоллы адским бульоном вскипели самые противоречивые чувства: она еще так молода, и еще не успела родить ребенка, у нее намечались блестящие перспективы, и она совсем не собиралась бросать свой бизнес именно сейчас. Все произошло так неожиданно! В случившемся она винила Рокса, на котором можно было бы сорваться, и который был для нее недоступен. Считал, наверно, что пользуется недостаточной свободой, будучи ее мужем. Пусть теперь попробует пожить взаперти целую Вечность!.. Но еще больше ее бесила невозможность что-либо изменить, и пугала ожидающая бездеятельность. Это было не для нее!

Лолла зажмурилась, сжала до размеров мячика для пинг-понга все свое сокрушение и протест, и устремила этот концентрированный сгусток эмоций, которые и были ею в данный момент, куда-то вниз, сквозь мостовую, сквозь завихрения электрических разрядов, через туманности сияющий пыли и черный, вязкий, как смола, вакуум…

… И очутилась вдруг в плотно заставленной старинной мебелью комнате. Две дамы у окна скептически рассматривали портьеры, вполголоса говоря что-то о неверно выбранном цвете. У камина в вольтеровском кресле, слегка развернутом к центру комнаты, сидел укрытый клетчатым пледом преклонного возраста джентльмен, с книгой в руках. На коленях у него, развалившись и свесив хвост, дремал рыжий кот.

Осмотревшись доли секунды, Лолла догадалась, что находится в Мире Живых! Но, как выяснилось, это поняла не только она. Потому что кот тут же подскочил на коленях старика, выгнул спину, распушил хвост и, дико оскаливаясь, громко зашипел, глядя на Лоллу, словно он ее видел.

- Виль, что с тобой? – Удивленным глухим голосом, обращаясь к коту, спросил старик. Он попытался провести рукой по взъерошенной спине своего питомца, но тот снова зашипел, глядя прямо на Лоллу. Женщины разом замолчали, и, проследив за взглядом кота, уставились на то место, где находилась Лолла. Видеть они ее, вероятнее всего, не видели, но атмосфера в комнате накалялась, и Лолла почувствовала, что не сможет здесь задерживаться надолго.

Однако выпустить переполнявшие ее недовольство, бессилие и злость все же было необходимо. Она плавно приблизилась к овальному столику на одной ножке, заставленному фарфоровыми статуэтками всех мастей и размеров, сжала кулак, и, словно вкладывая в него раздражение и ярость, с размаху ударила по пестрому глянцевому зверинцу. Рука, не задерживаясь, прошла сквозь все статуэтки, но две или три, находившиеся на краю столешницы, покачнулись, и поочередно, с мелодичным звоном, упали на паркет, разлетевшись на бесформенные осколки.

Раздался короткий женский вскрик. А Лолла почувствовала, что ей стало легче, и, ощутив легкость в моральном аспекте, она поняла, что и физически здесь ее уже ничего не держит. Напротив, каждый атом, каждая молекула пространства выталкивают ее обратно, туда, откуда она так стремительно примчалась в этот земной уравновешенный мир, в котором теперь ей, собственно, уже не было места.

И Лолла не стала сопротивляться, отдавшись во власть этому отторжению. И позволила себе расслабиться, наблюдая, как и загроможденная мебелью комната с изумленными людьми, и черепичная крыша домика, где эта комната находилась, и городок, в центре которого располагался этот домик, и очертания континента, а затем и вовсе сине-желтый диск планеты остались где-то позади, а ее снова всасывает огромная, с бешено вращающимися краями воронка.

Возвращаясь, Лолла мельком подумала, не придется ли ей опять отстаивать очередь и регистрироваться. Не пришлось. Она снова оказалась на унылой улице внесезонья. Вот и этот камешек на тротуарной плитке, послуживший последней каплей в чаше ее терпения, и подтолкнувший к такому неожиданному и головокружительному, в прямом смысле, опыту. Лолла разжала кулак, и с ее ладони слетело несколько пылинок из Живого Мира. Вокруг них тут же образовались маленькие завихрения, наподобие миниатюрных смерчей, так что доли мгновения могло показаться, что Лолла находится в эпицентре локальной воздушной бури. Секунду спустя все стихло.

И тут Лолла увидела, что не одна на улице, что с десяток человек стоят на приличном расстоянии, и, глядя в ее сторону, о чем-то перешептываются. Мысленно выругавшись, Лолла бросилась прочь.

Вскоре ее догнал средних лет мужчина, и, пытаясь идти в такт, зашагал рядом.

- Позвольте представиться – Ник Стрейтон. Уличные разборки в Сантьяго, тысяча девятьсот четырнадцатый. Пулевое в голову. – Он слегка приподнял продырявленную в двух местах темно-серую, в тон длинному плащу, шляпу. – Моя обязанность - находить людей с особыми талантами.

Лолла холодно взглянула на него, и, ничего не ответив, продолжила идти, куда глаза глядят.

- Вы здесь сравнительно недавно, но ваши способности уже проявляются. Вы ведь только что побывали в Мире Живых.

Лолла опять промолчала.

- Поверьте, далеко не у всех имеется набор таких редких качеств как упорство, жизненная сила и целеустремленность. Да еще в той пропорции как у вас…

- Это что, так заметно? - С легким ехидством спросила Лолла. Но тут же в ее памяти всплыл день, когда она познакомилась со своим первым мужем, миллиардером Джоэном Ферро.

В то далекое весеннее утро подруга Лоллы Мирта, с которой они вместе снимали комнату в самом захудалом райончике Нордтауна, собиралась на собеседование, в надежде найти работу. Лолле, работавшей на автомойке, пришлось идти с Миртой в качестве моральной поддержки. Пока многочисленные субтильные и блондинистые соискательницы должности секретарши заполняли ворохи анкет, широкоплечая, смуглая Лолла сидела в кресле вестибюля главного офиса автомобильной компании, названия которой даже не помнила, и с легким презрением поглядывала сквозь стеклянную дверь на подругу. Неожиданно к ней подошел невысокий старичок, и, сухо кашлянув, спросил:

- А вы чего же не участвуете? – И кивнул в сторону мельтешащего роя девушек.

Лолла фыркнула:

- Я? Нет, увольте. Варить кофе и менять подгузники шефу – это не для меня.

Старик остро посмотрел на нее:

- У вас есть работа?

- Да. На автомойке.

- И вам нравится мыть машины?

- Во всяком случае, есть реальные перспективы. Думаю, у меня больше шансов выкупить автомойку, чем стать хозяйкой автоконцерна.

- Хм… - Старик задумчиво сощурил глаза. – Вы поразительно крепки духом. И знаете, чего хотите от жизни. Простите за нескромный вопрос, сколько вам лет?

- Двадцать три.

Старик снова хмыкнул, о чем-то размышляя. Потом сказал:

- А проводите-ка меня до моего кабинета, - и неопределенно махнул рукой в сторону длинного коридора. И Лолла повела его, легонько поддерживая под руку,по вестибюлю со множеством дверей, пока не уперлась в последнюю, с лаконичной металлической табличкой «Джоэн Ферро»

Что-то же он тогда разглядел в ней своим пронзительным сканирующим взглядом, и предложил выйти за него замуж, чтобы вся его автомобильная империя со временем перешла в твердые, сильные и надежные руки. И надо сказать, она неплохо справлялась…

Тряхнув головой, чтобы избавиться от неактуальных в настоящий момент воспоминаний, Лолла посмотрела на своего навязчивого спутника.

- Что вам от меня нужно?

- Я хочу предложить вам работу.

- Здесь?... – Лолла недоверчивым взглядом окинула малолюдную улицу с серыми домами и голыми деревьями.

- А что вас так смущает? Здесь тоже есть возможность проявить себя. Только не каждому дается.И не у всех получается. А вам с вашим характером большого труда не составит. И, помимо любимого занятия (а оно, несомненно, вам понравится), заслуженного уважения, и заработанных бонусов, у вас появится возможность поквитаться с виновниками вашей трагедии.

- Вы о чем?

- Здесь слухи распространяются очень быстро. Ваша смерть была подстроена.

- Что вы такое говорите! Когда я сюда поступала, при регистрации сказали, что никаких нарушений не было…

- С вашей стороны – да. Для Пограничников главное -правильно классифицировать прибывающих, отфильтровывая самоубийц. К ним применяются особые тарифы. А различия между убитыми и умершими естественной смертью для них несущественны.

- Но тогда кто? Кому это было нужно?..

- Фергюссон. Ваш компаньон. Он действовал в сговоре со своей женой. Она, кстати, осталась жива. Ее задачей было отправить в этот мир вашего мужа. А Фергюссон распорядился провернуть махинацию с тормозами автомобиля, на котором вы ехали. Чтобы все выглядело как можно естественнее.

- Этот старый скунс Фергюссон…

- Очень сожалею... Но вы уже не маленькая, и должны понимать, что большие деньги сопряжены с большими рисками.

- Мне все понятно. – Отрезала Лолла. – Я согласна. Куда нужно идти, и что делать?

- А мы уже, собственно, и пришли…

Они остановились перед аккуратным коттеджем, видневшимся за узорчатым чугунным заборчиком в виде паутины, с приоткрытой калиткой. Особо безотрадный вид придавали дому сухие ветви плетущейся розы, закрывавшие его почти до самой крыши. Над входной дверью виднелась мрачная вывеска, но Лолла не стала тратить на нее время и повернулась к своему собеседнику.

- Ничему не удивляйтесь. – Сказал Ник Стрейтон. – Наши миры: реальный и этот, потусторонний, - могут сообщаться друг с другом. С помощью людей, обладающих мощнейшей энергетикой. Таких, как вы. Мы можем отсюда отправлять известия, давать советы, да и просто кого-либо напугать, или испортить кому-то жизнь. Естественно, не бесплатно. Эти услуги стоят очень дорого. Но от клиентов всегда отбою нет.

- А в Мире Живых – знают об этом? Я-то сама всегда считала полной чушью и всех медиумов, и их разговоры с духами предков.

- Знают, конечно. И некоторые активно сотрудничают с нами. Уверен, вы здесь встретите немало знакомых имен. Название нашей конторы вы не успели прочитать? – Ник с легким снисхождением усмехнулся.

Лолла снова посмотрела на дом. На темной, почти черной, как постаревшее дерево в дождливом климате, вывеске золотистыми буквами было написано «Агентство Стивена Кинга»

+1
231
20:56
+1
Прикольно. Так ненавязчиво, но вполне себе со смыслом некоторым. Конец не поняла, но прочитала с удовольствием. Лёгкое ненавязчивое чтиво.
Загрузка...
Жанна Бочманова №1