Ольга Силаева №1

Проект Хронос

Проект Хронос
Работа №94

Уже на входе в нос ударил резкий запах попкорна. Дети обнимали бумажные коробки с воздушной кукурузой. Веселье всегда приятней заедать. Субботний день выдался на удивление теплым, а потому народу в парке развлечений было очень много. Всё это напоминало огромный улей.

Мы прогуливались вдоль торговых павильонов и в самом конце упёрлись в старый вагончик. Я и раньше бывал в этом парке, но никогда прежде не замечал его. На фоне броских, и красиво украшенных павильонов, обшарпанный вагончик смотрелся особенно неприглядно. Словно на выставку ювелирных украшений кто-то подбросил садовую галошу и выдает её за элегантную брошь. Покосившаяся вывеска гласила – «Марево Хроноса».

– Дим, нам срочно надо туда заглянуть.

Арина была очень решительной. Если что втемяшила себе в голову, то уже не вышибить. Этого добра в ней на века. Она приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Оттуда послышался гнусавый голос «Здравствуйте. Входите».

Пока было не ясно куда мы попали. Внутри было темно и душно. Вокруг куча старинных вещей: канделябры, виниловые пластинки, часы с кукушкой, стереоскоп и какая-то адовая машинка, похожая на пылесос с торчащими латунным трубками. И всё это свалено в одну кучу. Типичная барахолка, одним словом. Перед нами на изношенном пуфике сидел тощий парень лет 30, укутанный в лоскутное одеяло. С редкими волосами и такой же плешивой бородёнкой.

– Здравствуйте ещё раз. Меня зовут Родион и здесь я показываю будущее, – Родион растянул губы в улыбке и очень по-свойски кивнул Арине, как будто они давние знакомые. Он не был похож на предсказателя или ясновидящего, скорее на привокзального жулика. Хотя я до сих пор считаю, что это одно и то же.

– Присаживайтесь, друзья. Не стесняйтесь. Вы очень вовремя заскочили.

Арина была как на иголках. Ёрзала и не унималась.

– Так что там про будущее?

– Видите вон ту дверь? Вам надо подумать о каком-либо событии и войти в неё. За ней вы увидите будущее. Всё просто.

Перед нами была ещё одна дверь, которая по логике выходила на улицу, а по заверению Родиона – прямиком в будущее. Никакой платы он с нас брать не хотел. По крайней мере в этот раз. Сказал, что мы непременно вернёмся еще. Арина вся аж заискрилась и подбежала к двери.

– Дима, когда вернусь, то расскажу в каком доме мы будем жить и сколько очаровательных деток у нас будет.

Мне не удалось разглядеть, что находилось за дверью. Вид заслоняли шторы из деревянных бусин. Выглядело дёшево и неуклюже. Арина буквально нырнула в деревянный занавес и дверь начала закрываться. Сама по себе, словно сквозняком потянуло. Возможно так и было. Как только язычок дверного замка щёлкнул в ответной планке, она снова распахнулась. Бусины раздвинулись и за ними выглянуло довольное лицо Арины.

– Это невероятно! Какая-то мистификация или…Не знаю даже. Всё было так реально. Я как будто со стороны наблюдала за нашей жизнью. Сначала свадьба. Было много гостей…или будет. Чёрт, Дима, мы с тобой такие счастливые. А мое платье…Просто мечта. Потом наш дом. У нас и правда будет свой дом. Не такой роскошный как я хотела, но всё же. Детей не видела, но была собачка. Маленькая такая, как у твоей бабушки.

– У моей бабушки ретривер. И он не маленький.

– А наша маленькая, совсем кроха. Ты станешь носить вязаные свитера, а я наконец стану бегать по утрам. Представляешь? Я так засмотрелась. Извини! Совсем забыла про время.

– Да о чём ты? Не прошло и секунды. Дверь только захлопнулась за тобой и тут же снова открылась.

Я озадаченно посмотрел на Родиона, но вместо ответа он предложил и мне тоже взглянуть на будущее. Арина захлопала в ладоши в знак одобрения «ты должен это увидеть. Просто подумай о нас». Немного поколебавшись я всё же решил, что нужно самому убедиться в том, что это эффектное трюкачество. Что ж, скептик, в таком случае прыгай вниз по кроличьей норе. Я отбросил эти рублёвые подвески и шагнул вперед. И на всякий случай подумал о нас.

Будущее с привкусом огуречного лосьона

Мы сидели в «Доминго», пили горячий кофе и обсуждали поход в «Марево Хроноса».

– Арин, я правда не могу объяснить, что это за фокусы, но я видел совсем другую картинку.

Арина выжидающе смотрела поверх кружки и нарочито громко прихлёбывала.

– Я хочу сказать, что…гм…Не было ни дома, ни собаки, ничего. Я видел тебя и…

– Ну, договаривай.

– Я видел тебя и Ярика. Никаких нас. Только ты и мой лучший друг.

Я отвёл взгляд в сторону. Арина всегда понимала если я лукавил. Думаю она читала это по моим брехливым глазам. Я не хотел говорить, что как раз я таки видел детей. Двоих мальчуганов. Кружились вокруг неё, называли мамой, а Ярика соответственно-папой. Мать двоих детей и всё так же хороша. Видимо и в этом будущем она бегает по утрам. Комок горечи и обиды подкатывал к горлу. Словно всё увиденное – это свершившийся факт. Бесовский рок перемолол мою сахарную душу. Совсем размяк.

– Ты дурак? Ярик и я? Какая чушь, – и для убедительности фыркнула, так ей была гадко даже думать об этом.

– Почему мы видели такое разное будущее? Думаешь это всё взаправду? Как он это сделал? Всё было так отчетливо и реально. Я даже чувствовал запахи. Могу сказать какими духами ты пользовалась. Аж мурашки по телу. Я отчаянно пытался найти разгадку. Чем больше я думал, тем больше мне казалось, что это всё реально.

Арину это задело. Она озлобилась. Ощетинилась. Стянула губы в узкую полоску и вместо ответа завертела головой. Отказывалась принимать моё будущее. В её голове уже очень уютно расположилась её версия – со свитерами и щеночками. А тут я, вот мол, вычеркивай этот глянец, лови моего друга и не оглядывайся назад.

– Дима, мне всё это не нравится. Я бы никогда не променяла тебя на Ярика. Как ты вообще такое допускаешь?! Думаешь я бы смогла…?

Знакомство

С Ариной я познакомился два года назад в «Доминго». Это уютное кафе в центре города, где подают недорогой «куба либре», а по четвергам танцуют бачату. Идеальное место для студентов, маргиналов и любителей знойных танцев. В тот день я успешно защитил диплом, и мы с другом отправились в «Доминго» на культурно-увеселительную попойку.

– Ну чё, Дим, теперь ты дипломированный инженер. С чем тебя и поздравляю.

– Спасибо.

– Уже выбрал в какой Макдональдс пойдешь работать?

– Ярик, завязывай. Эта шутка старше твоей бабки.

С Яриком мы подружились в институте. Он учился на пару курсов старше и курировал вузовский киноклуб, в котором я состоял. Его собственную жизнь курировал его отец – человек властный и не терпящий возражений. Отец Ярика работал на посту директора местной шахты. Он буквально расписывал по пунктам юность своего сына: спортивные кружки, здоровое питание, курсы английского языка, специальность маркшейдера, стажировка на шахте. Дома Ярик всегда разыгрывал отличника в идеально выглаженных брючках: «Здравствуйте! Будьте добры!», ещё и кланялся в пояс. С друзьями он был самим собой - хохмачом и лоботрясом.

Пока мы выпивали и веселились, зал подготовили для бачаты. Задорный и весёлый учитель танцев приглашал всех желающих выйти и разучить основные шаги и повороты, чтобы потом сбацать под восторженные крики завсегдатаев «Доминго». Самые захмелевшие потянулись на танцпол. Мимо нашего столика промчалась симпатичная брюнетка в цветастом платье, оставив после себя легкий шлейф духов. Я наблюдал как она с ловкостью легкоатлета обходила препятствия в виде отодвинутых стульев.

– Иди и покажи им, что такое настоящая страсть, – начал дразнить меня Ярик.

– Ага, сейчас только разомнусь.

– Не, ну а чё…? Сколько мы сюда уже ходим? Пора наконец высвободить своих демонов и отдаться во власть сладострастного танца, – Ярик вальяжно откинулся на спинку стула и с видом бывавшего в переделках, продолжил меня подбивать на танцы, – пойми, дружище, бачата – это поэзия тела. Единение душ. Это каждый должен испытать.

– Ты мне сейчас цитируешь брошюрку со входа?

– Вообще твой друг прав. Стоит попробовать.

Я испуганно оглянулся через плечо и увидел ту самую брюнетку. Появилась как чёртик из табакерки. По виду очень скромная. Никакой вульгарности - нигде не торчит, безо всякой показушной мишуры, только незатейливое платье да кожаный браслет. Она прищурилась лукаво и схватила меня за руку.

– Пойдем танцевать!

Я поддался, позволив себя утащить.

– Как тебя зовут?

– Арина.

Я натянул на лицо одну из своих парадно-выходных улыбок и представился в ответ.

– Очень приятно. Дима.

Скажи, что любишь меня

Я долго стоял возле двери, не решаясь войти. Какую линию поведения лучше избрать? Разыграть недовольного клиента? С порога начать сыпать проклятиями? А за что? «Ваше шоу – полный отстой. Мы поругались с девушкой. Верните мне мои деньги!» Ах, да…мы ведь ему не заплатили ни копейки. Может тогда признать, что это было всё божественным откровением, пророчеством, и хотелось бы просто уточнить пару деталей? Пока я разгонял поток мыслей, дверь отворилась и в образовавшуюся щель влезла голова Родиона.

– Привет! Заходи уже. Я даже чай заварил.

Мошенник, не иначе.

– У тебя, видимо, остались вопросы?

– Вообще-то есть парочка! Это что, блин, за фокусы такие? У тебя тут какие-то наркотические благовония? Что за галлюцинации мы тут словили?

Родион подошёл ко мне и протянул кружку чая.

– Не бойся. Просто чай. Ты садись, я тебе всё расскажу.

Я присел на табурет и пригубил чай – стоит признать вкус у него был дивный. Мой собеседник сделал несколько щедрых глотков и оставил чашку на столе.

– Послушай, Дима, я не пытаюсь тебя одурачать. Какой смысл? Всё, что ты видел – это расчётная проекция твоего условного будущего. Простая мысль формирует грядущие события. Допустим, ты злишься на своего соседа за громкую музыку по ночам и думаешь, что готов разнести всю его квартиру. Просто подумал. Так вот та дверь показывает, что произойдет, если эта мысль не уйдет. Станет превалировать над остальными. Скорей всего ты и правда пойдешь скандалить с соседом. Но как только ты эту мысль отпустил, картинка будущего тут же поменялась. Наши действия начинаются с идей. Сначала зарождается мысль. Мы обдумываем её. Как бы примеряем на себя – хорошо ли она сидит. И если мысль идеально подошла, то мы идём на кассу и оплачиваем. Понимаешь?

– Гм… Допустим всё так, как ты говоришь. И как же это работает в таком случае? Кто считывает мои мысли?

Родион снова потянулся за чашкой. Сделал ещё несколько глотков, а затем настороженно посмотрел мне в глаза, словно обдумывая, стоит ли вообще делиться своей находкой со мной. Достоин ли я быть посвящённым в сакральное таинство.

– Давай не будем раскрывать всех карт. Фокусы интересны до тех пор, пока не знаешь как их делают.

– Всё-таки фокусы?

Родион расплылся в улыбке и иронично спросил

– А было похоже?

– Хорошо. Я хочу ещё раз заглянуть.

– Без проблем. С тебя 700 рублей.

Жуткий прощелыга. Я выудил из кармана мятые купюры и бросил их на стол. Затем, не дожидаясь разрешения, я двинулся в сторону двери. Когда я схватился за ручку, Родион меня окликнул

– Не забудь подумать о чём-нибудь. Так это работает.

Я дёрнул ручку двери и снова подумал о нас с Ариной.

****

Туман рассеивался и картинка стала постепенно проявляться. Я увидел небольшой двухэтажный дом, с пристроенным сбоку гаражом. Простой, неброский, но ухоженный. Вокруг свежескошенный газон, по которому носился щенок золотистого окраса. Ретривер, несомненно. Дверь дома распахнулась и оттуда вышла Арина. На ней была надета спортивная кофта с капюшоном и яркие коротенькие шорты. Она всегда была красивой девушкой, а в это утро просто великолепна. Её глаза приковывали к себе, них как будто сохранилось всё очарование мира. Арина очень бойко засеменила по ступенькам, а когда спустилась – начала делать разминку. Через какое-то время дверь снова открылась и в проёме показалось моё невыспавшееся, но зато счастливое лицо. Я подошёл к Арине, приобнял за талию и потянулся чтобы поцеловать. Я смотрел на всё это со стороны безмолвной тенью и почувствовал как мир вокруг застыл и перестал существовать. Я закрыл глаза и приятное опьянение стремительно распространилось по всему телу.

Не открывая глаз, я слышал как негромко произношу, почти шёпотом: «скажи, что любишь меня»

Сквозь тёмную пелену видений, я слышу такое-же негромкое, но отчётливое «люблю»

+3
239
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Arbiter Gaius №1