Ольга Силаева №1

Под Землей

Под Землей
Работа №109

Глава 1

Он очнулся на стеклянном полу, по-крайней мере, таким он казался ему на ощупь. Темнота была такой густой, что он прикоснулся к глазам, проверяя, открыты ли они.

Тяжесть в теле не давала ему подняться, но он, все же, нашёл в себе силы, и сел. Человек поежился и скрестив руки, потёр туловище, чтобы согреться.

«Какая странная одежда», подумал он.

Его пальцы заскользили по рукавам, воротнику и телу, нащупали четыре пуговицы и резинку на штанах -- по ощущениям пижама. Обычная хлопковая пижама свободного покроя с накладными карманами на куртке -- двумя нижними и одним грудным.

"Почему ничего не видно?"

Для спящего, он совершил слишком много движений, а лунатизмом никогда не страдал. Это он помнил наверняка. А что ещё он помнил? Он попытался занять вертикальное положение. Встал на четвереньки и поднялся, но не успел он выпрямиться, как голову закрутило, и он рухнул как брошенная марионетка, ударившись коленями об пол.

"Какой странный звук... этот странный пол..."

Пол действительно был странный. Не холодный и не теплый. Будто его и вовсе не было. Но ведь он был. Ведь что-то удерживало его вес, ведь его колени ударились о твёрдую поверхность, причинили ему боль, когда он упал. Он услышал странный короткий звук утонувший в небытие.

"Может я умер? Нет, я был..."

При первой же попытке что-либо вспомнить, он схватился за голову и замычал от невыносимой боли, какая бывает при сильнейшем похмелье, когда ты копаешься в аптечке в поисках аспирина, но простейшая задача -- прочтение названий на упаковках, -- вызывает острую боль.

В этой резонирующей тишине он услышал журчанье воды. Он стал прислушиваться, пытался понять, кажется ему или нет, пока вода не коснулась пальцев его ног.

Прошло какое-то время, прежде, чем он понял, что колени его погружены в прохладную воду. Рывком, он бросил руки вниз и услышал шлепки ладоней о тягучую плотную жидкость. Он встал на ноги и побежал.

Он бежал, скорее, он пробирался через поднимающуюся воду, пока его колени не начали увязать в ней. Шаги стали тяжелее, выше и медленнее. Он опустил руки, готовясь начать грести в этой глубокой темноте, где единственными звуками были его собственные шаги, пока не начал чувствовать подъем. Плоскость, на которой он находился, уходила вверх, оставляя воду позади. Пройдя не меньше сотни шагов, он чувствовал, как пижама прилипает к телу -- он поднимался в гору. Он ускорил шаг, чтобы поскорее выбраться из внезапного потопа, ему оставалось сделать всего пару шагов, он ступил и провалился в неизвестность.

В мгновение, оказавшейся ледяной, вода обволокла его тело, сдавливая легкие, сжимая его оборванные мысли. Он едва успел сделать инстинктивный вдох, прежде, чем его руки вытянулись над головой в поисках опоры, малейшего предмета, за который можно было бы зацепиться.

Находясь в воде, он бился, перебирал ногами и руками, пока движения не вытолкнули его над поверхностью. Человек воспользовался моментом, нащупал край обрыва, подтянулся на руках и выбрался на твёрдое покрытие и распластался на нем выплевывая воду. Его трясло и колотило от холода и страха.

Перевалившись на бок, он жадно вдыхал этот чужой темный воздух, пока не набрал достаточно много в лёгкие, и тут, он издал нечеловеческий вопль отчаяния и боли. Рёв, который мгновенно угас в густой чёрной пустоте.

Левой половиной лица лежа в воде, он подобрал под себя колени, обхватил их руками и тихонько заплакал.

Темнота преобразилась -- багровые краски стали заполнять черную пустоту и согревать пространство вокруг. Желтые, оранжевые оттенки сливались в огненные кляксы и перья, все ярче и больше, пока не заболели его глаза. Он попытался отвернуться, сомкнуть веки, но не смог. Огонь обжигал кожу на его руках, подбирался к его груди.

Он проснулся от того, что пытался сорвать с себя пижамную куртку. Осознав, что он все там же, где и был, он пощупал ткань -- сухая. И куртка, и штаны, еще хранили тепло и согревали его тело, словно пижаму только что вытащили из-под утюга. Он приложил руки к плите и ничего не почувствовал. Ни тепла, ни холода. Вода... она просто улетучилась. Исчезла. Водная гладь превратилась в зеркальную плиту.

"Я схожу с ума?! Ведь, была же вода. Была!"


Вдруг, он стал различать очертания, контуры пальцев рук, затем ног.

"Наконец-то, глаза привыкли к темноте? Нет, дело совсем в другом."

Освещение стало комфортным для глаз, но лишь в радиусе пяти -- шести метров. Именно освещение. Он задрал голову и посмотрел вверх надеясь увидеть хоть малейший источник света, но ничего не нашел.

Он поднялся на ноги и побежал туда, где по его соображениям он провалился в глубину. Он метнулся вперед, по направлению взгляда. Сделал десять, пятнадцать шагов и замер. Затем бросился вправо. Он крутился на одном месте, топал ногами, прыгал, пытаясь найти этот колодец, эту ледяную бездну. Все тщетно. Выбившись из сил, он опустился на колени и склонил голову перед всепоглощающей пустотой.

"Это все пол... этот треклятый пол! Я никогда не выберусь отсюда."

Он не знал, не понимал или не помнил, а быть может -- все сразу, сколько он пробыл в этом месте и был ли где-то еще. Когда-то еще.

Отчаяние. Применимо ли оно к его ситуации? Можно ли быть в отчаянии, находясь нигде.

Возможно он ответил бы на этот вопрос, будь у него стакан воды или хоть один ломтик хлеба. Они придали бы ему сил и он, в тот час же, вспомнил бы!

"Боже, как же хочется есть!"

Его желудок сжимался и отзывался острой голодной болью. Он чувствовал, что угасает и освещение вокруг него угасало вместе с ним.

Время потеряло для него всякий смысл. Осталось лишь пространство и шум. Белый шум. Создаваемый его собственным воображением в этой оглушающей тишине.

Глава 2

Доктор Безбородов прошел в свою спальню без окон и открыл двери шкафа. Он наклонился и набрал код на замке небольшого, но достаточных размеров, чтобы хранить в нем документы, металлическую коробку и бутылку джина, сейфа. Доктор достал бутыль с резными узорами и закрыл металлическую дверцу.

Выходя из своей комнаты, он захлопнул дверь и повернувшись, остановился. Его взгляд замер на двери напротив. Точно такой же, как его собственная дверь в комнату, такого же специалиста, как и он -- доктора Ласточкиной, о чем говорила надпись на пластиковой табличке на уровне его глаз. Дверь цвета ореха с электронным замком и следами на дверном косяке и вокруг замка от многочисленных ударов пожарным топором, была опечатана. Доктор задержался на мгновение, затем повернулся, вставил ключ в замок, распахнул свою дверь и покинул коридор со спальнями персонала, так и оставив свою дверь открытой.

Столовая, соседствующая с кухней и складами с пищевыми продуктами, была обустроена просто, но довольно уютно, для столовой на закрытом объекте -- на стенах висели несколько крупных пейзажей в рамах, напоминающих оконные, посредине стола, под вазой с сухоцветами стояла фотография привлекательной улыбающейся женщины средних лет.

Трое мужчин стояли лицом друг к другу и смотрели на фотографию. Доктор разорвал фольгу на горлышке, деликатно вытащил пробку и разлил джин по трем стаканам.

"Должен признаться", начал доктор раздавая напиток присутствующим. "Я планировал распить этот пронесенный контрабандой нектар в полном составе и при иных обстоятельствах. Ставки возросли. Это all-in, если хотите. Поэтому, в память о нашей коллеге, мы просто обязаны завершить работу. Мы должны найти выход для нас. Для всех."

Трое мужчин заглянули друг другу в глаза и выпили. Звук трех опустившихся на стол стаканов утвердил сказанное, словно молоток судьи.

"И еще. Поскольку, остались только мальчики... думаю, никто не будет против нового правила -- двери в личные покои, а также, во все помещения личного пользования должны быть открыты. Всегда. При любых обстоятельствах."

Остальные приняли информацию, как данность.

"Владимир", обратился доктор к научному сотруднику слева. "За тобой все замки. Демонтируй их и сообщи, как закончишь. Начать можешь сегодня."

"Как скажешь, Док."


"Док, если вы не против, я помогу Вове."

Безбородов не задумываясь сделал одобрительный жест рукой. Затем взял бутылку и разлил еще по одной. Собравшиеся выпили.

"За работу."

Волосов и Чалмаров направились в мастерскую за инструментами. Доктор дождался, пока подчиненные выйдут из столовой и налил себе, почти на три пальца, оставшийся в бутылке джин. Он поднял стакан и взглянул на фотографию доктора Ласточкиной на столе. Он смотрел на нее, словно давал обещание, произносил про себя слова важные только для них двоих. Затем, он закрыл глаза и махнул ароматный напиток одним глотком. Доктор прижал к носу руку со стаканом и сделал глубокий вдох. Поставил стакан и подошел к выключателю. Погасил свет. И в тот самый момент, когда щелчок клавиши на стене сопроводил отключение освещения, он услышал звон металлического предмета - в коридоре, что-то упало на пол.

Доктор вышел из столовой и посмотрел направо, затем налево. Он никого не увидел и прислушался. Ничего. Что было странно, так как дверь в мастерскую находилась за первым поворотом налево, в двенадцати шагах от столовой. Чалмаров и Волосов не могли не произвести никакого шума, собирая необходимые инструменты.

Безборов выждал еще несколько секунд и решив, что ему показалось, пошел направо, в сторону жилого крыла.

Когда поворачивал, его нога уперлась в какой-то предмет и по инерции толкнула его вперед. Доктор услышал, как этот самый предмет проехался по полу и сразу нашел его глазами. Это был ключ.

В нескольких метрах перед ним, на полу лежал металлический ключ. Он подошел, поднял его и почувствовал тяжесть холодного металла в руках. Он никогда не встречал таких лично, но сразу понял, что это, потому что видел такие в кино. Круглая головка, длинная трубка и не затейливая бородка на конце, в профиль, похожая на средневековую башню. Он видел, как в старых фильмах, такими отпирали сундуки или замки в потайных дверях.

Доктор огляделся, сжимая находку в руке. Мысли о принадлежности ключа атаковали его разум. Не долго думая, он сосредоточился на одной из них. Есть ключ, значит есть и дверь. И он обязательно ее найдет.

Приободренный, как ребенок, увлекшийся новой игрой, он поспешил в свою спальню, открыл сейф внутри шкафа и спрятал в нем найденный ключ.

Глава 3

Доктор не спал, когда сработал будильник его наручных часов. Он взял часы с прикроватной тумбы, отключил сигнал и сел.

Последние несколько дней сон его был прерывистым и беспокойным, но ни смотря на дискомфорт, он не собирался нарушать собственные правила. Тем более, он понимал, что недуг этот был не совсем физического характера. Напротив, доктор считал, что пребывание в легком напряжении помогает работе, держит его в строю. Поэтому, Безбородов поднялся с постели, надел шорты, спортивную куртку, обул беговые кроссовки и направился в тренажерный зал.

Доктор вышел в темный коридор и датчики движения запустили цепь выключателей, поочередно зажигая лампы в потолке. Обычно, это навевало воспоминания о восходе в его родных краях, но не в последние несколько дней, не сегодня. Он даже не обратил на это внимания. Он хотел по-скорей забраться на велотренажер, чтобы разбудить организм, как он сам говорил.

Безбородов уже полчаса крутил педали велотренажера, его куртка промокла от пота, а мысленно он находился где-то на объекте. Бродил по коридорам, осматривая каждый уголок. Он прокручивал в голове, как на видеозаписи, все те места, которые успел проверить.

Начал он, конечно же, с собственной спальни и спален научных сотрудников, пока те были на дежурстве. Он не рассуждал и не выдвигал теорий. Потайная дверь, скрытый или аварийный выход из этого склепа мог быть где угодно, на то он и скрытый. Доктор успел проверить библиотеку и комнату отдыха, столовую (возле которой нашел ключ), кухню и склад с продуктами, включая холодильные камеры, мастерскую и, свой любимый тренажерный зал. Все чаще, то Чалмаров, то Волосов заставали его за странным занятием, когда он ощупывал стены за стеллажом с консервами или пытался сдвинуть с места неподъемный книжный шкаф. Поначалу, он придумывал идиотские оправдания, но затем ему надоело и доктор стал в грубой форме отвечать подчиненным, что их это не касается или вовсе, не обращал на них внимания.

"Упражнение окончено. По сравнению с прошлой тренировкой, ваши показатели выросли на три процента. Вы делаете успехи, доктор", сообщил приятный женский голос откуда-то из потолка.

"Еще бы", задыхаясь ответил Безбородов.


"Тренировка может быть завершена."
Последовав указаниям виртуального тренера, доктор слез с тренажера и направился в душ.
Закончив с водными процедурами в своей комнате, доктор оделся в свой традиционный наряд -- льняные брюки и пиджак с накладными карманами. У доктора были отличные галстуки, но нарастающее с каждым месяцем ощущение нехватки воздуха, подогретое инцидентом с Ласточкиной заставили его отказаться от этой детали гардероба.

С тех пор, как доктор нашел ключ, он избегал зрительного контакта с опечатанной дверью доктора Ласточкиной. Он зарекся вспоминать о ней и обращаться к ней, даже в своих мыслях, пока не разгадает загадку. Он чувствовал себя обязанным ей. Поэтому, покидая свою спальню он опустил глаза и смотрел на свои ботинки, пока не покинул пределов жилого крыла.

Теперь, выходя из спальни и двигаясь по лабиринту из коридоров он каждый день обращался к своему внутреннему Я, жаловался на опостылевшие физиономии Чалмарова и Волосова, просил о помощи, просил, чтобы именно этот день стал победным. Каждый раз, он проводил в своей голове все больше времени, поэтому даже не заметил, как открыл электронный замок и дверь в центр управления распахнулась. Доктор вошел в комнату.

Чалмаров и Волосов, как обычно, сидели в своих креслах, пили кофе и наблюдали за происходящим на огромном мониторе. Не больше, не меньше.

Экран был разбит на множество маленьких окон, большинство из которых транслировали черный квадрат. На изображениях ничего не было видно. Тем не менее, в углу каждого изображения велся учет даты и времени, также номер камеры. Под монитором на небольшой столешнице располагался простой стол и два рабочих места, которые и занимали сотрудники. У каждого из них в распоряжении был небольшой пульт, напоминающий что-то среднее, между игровым джойстиком от игровой приставки и студийным контроллером для звукозаписи. В правой части комнаты стоял отдельный стол с парой стационарных компьютеров.

"Парни, добрый день."


"Добрый день, Док", ответили Чалмаров и Волосов.

"Ну, признавайтесь", доктор выдержал драматическую паузу. "Кто из вас проказников пользовался игровой?"


Чалмаров и Волосов переглянулись, задавая друг другу немой вопрос. "Вчера ночью, один из сотрудников воспользовался игровой кабиной в понятных всем нам целях в часы после отбоя. Сотрудник пользовался кабиной продолжительное время и довольно громко. Я знаю, что это был не я, так как именно меня разбудили... звуки и шум, доносящиеся оттуда."

Чалмаров хотел вставить свое слово, но Доктор жестом прервал его и продолжил.

"Вы можете не признаваться, ваше право, учитывая щекотливое назначение данной кабины, но впредь, я требую уважительного отношения к своим коллегам и как старший сотрудник на объекте запрещаю пользоваться в ночное время любыми предметами досуга создающими шум. Вам ясно?"

Чалмаров и Волосов кивнули и развернулись обратно к монитору. Волосов, посмеиваясь и глядя на Чалмарова изобразил соответствующий жест рукой вверх-вниз и проговорил губами: "Опять включал голограмму?"

Чалмаров в замешательстве развел руками и едва заметно покачал головой.

"Теперь, о работе", продолжил Доктор.

"Слушаем Док", отозвался Чалмаров.


"Как там испытуемый?"


"Держится. Но если честно, какой-то он... потерянный."

"На каком вы сейчас этапе?"

"Он отстает от графика. По сценарию обнаружили дверь, но на этом пока все. Похоже, что этот тоже спекся. За все время, он не покидал радиуса в двадцать метров. Прирос, и все тут."

Доктор нахмурил брови и начал посасывать собственный язык.

"Что он делает сейчас?"


Чалмаров нашел глазами нужный монитор и увеличил темное изображение. Переключил на тепловизор.

"Он на коленях, Док. Он раскачивается... Похоже, что он молится, Док."

"Владимир, будь добр, выведи отсчет на табло."


Волосов оттолкнулся ногой и подъехал на стуле к компьютерному столу.

Нажал комбинацию клавиш и на стене перед ним загорелось красное электронное табло.

"У нас осталось всего лишь одна неделя, четыре дня, двенадцать часов и пятьдесят минут", зачитал Доктор. "Статистику на экран."

Доктор указал пальцем на Волосова, ожидая действия. Владимир не видел его. С приоткрытым ртом, он любовался утекающими временем.

"Волосов! Статистику испытуемого на экран!"

"Прощу прощения, Док."

Пальцы научного сотрудника забегали по клавишам словно ножки танцующих пауков. Через несколько секунд изображения с камер пропали и информация высветилась на главном экране.

Трехмерное изображение испытуемого номер 112010-49 в костюме и галстуке. Рядом, в колонке, перечислены основные сведения: пол, возраст, состояние здоровья, интеллект, специальность, социальный статус и связи. По всем пунктам до того, как он попал сюда это, был успешный здоровый человек. Правда, не имеющий родственников.

"Нет, меня интересуют его нынешние показатели."

Волосов открыл новую страницу. На экране появилось не меньше двадцати столбцов с физическими и эмоциональными данными. По всем из них уровень состояния испытуемого находился в красной зоне.

Доктор начал взялся за подбородок и отвернулся, словно хотел остаться наедине. Поразмыслив, он принял решение.

"Замените его. Если запустим другого прямо сегодня, у нас еще остаются хорошие шансы на успех. Кончайте с этим и выпускайте последнего."

Чалмаров и Волосов снова переглянулись. Волосов качал головой и тыкал пальцем на Чалмарова, как бы говоря: "Давай ты." Чалмаров, понимая, для плохих новостей никогда не бывает подходящих слов, набрал в грудь воздуха и выпалил.

"Его не кем заменить, Док. Он и есть последний."

В комнате наступила гробовая тишина. Доктор все еще стоял спиной к своим подчиненным. Было видно как сгорбилась его спина. Дыхание его стало заметно тяжелее, словно поток воздуха проходил чрез препятствия, словно доктор был уже не доктор, а обращался в иное существо. Чалмарову и Волосову стало не по себе.

"Док? Вы в порядке?" поинтересовался Чарли.

"Номер пятьдесят, Док, он уже давно начал сдавать. Мы увеличили дозировку препаратов, думали ему станет лучше, но... стало еще хуже... в последние дни он не мог отличить рот от... в общем... мы его усыпили, Док. Еще неделю назад. Мы собирались сообщить, но..." выпалил Волосов.

Спина доктора вернулась в прежнее положение. Казалось, что он взял себя в руки и теперь готов вступить в диалог. Он повернулся к своим подчиненным.

"Слушайте меня. Вы должны выжать из этого недоумка все, что осталось, но он должен пройти тест! Иначе..."

Волосов не произвольно отодвигался на стуле все дальше от доктора и когда его кресло уперлось в стол, связка ключ-карт на его поясе зашелестела. Доктор бросил на нее острый взор и заметил металлический ключ, припрятанный за именным пропуском. Тот самый ключ, что он потерял в столовой. Он поднял глаза на испуганного Вову. Перевел взгляд на Чарли. Голос его изменился, слова стали звучать четче и длинней, когда он продолжил.

"Иначе, наше положение станет критичным, оно станет..." Доктор закружил на одном месте. Он уже говорил уже не с подчиненными, он говорил сам с собой. "Мы ведь этого не хотим. Все, что нам нужно это пройти этот маленький тест. И тогда, мы найдем выход на каждого из нас. Для всех нас!"

Доктор перестал топтаться на месте и замер. Наступила глубокая пауза. Чалмаров и Владимир молча внимали, опасаясь, что могло за этим последовать. Доктор повернулся к ним, как будто ничего и не было. Он улыбался, но за улыбкой этой скрывалась агония.

"Джентльмены, пожалуйста приступайте. А пока, я принесу нам всем кофе." И доктор вышел из центра управления.

Чалмарова и Волосов смогли выдохнуть только когда шаги за дверью отдалились. Наконец, Волосов нарушил молчание: "Ты это видел?"

Глава 4

Закрыв за собой дверь, доктор побежал по коридору. Он бежал мимо дверей ведущих в лаборатории, серверную и мастерскую, мимо многочисленных кабинетов с оборудованием, назначение которого лучше не знать. Доктор бежал через зону для персонала и отбиваясь от мыслей, обрушившихся на него стаей голодных хищных птиц. "Ты ведь знаешь, совпадений, да еще такого рода просто не бывает. Хорошо, если так, но уверяю тебя, этот прохвост наверняка вытащил его, пока ты тренировался. Он знает, что ты встаешь раньше всех, чтобы держать себя в форме, пока эти лентяи нежатся под одеялом. Наверняка это он виноват в том, что случилось с доктором. Это он все провернул и выдал за несчастный случай. Черта с два! А Чарли?! Он и его втянул?! Не важно, все это уже важно, главное чтобы он был..."

Доктор влетел в свою спальню, распахнул двери шкафа и отбросив одежду, закрывающей сейф стал набирать код. Руки его не слушались и ему потребовалось две попытки, прежде, чем он смог открыть свой сейф.

Полка, на которой он оставил ключ была пустой. Глаза доктора вылезли из орбит от отчаяния и обиды. Он вытащил папки с бумагами и стал трясти их, надеясь, что ключ мог завалиться в документы. Он вытащил металлическую коробку и отбросил ее в сторону. Доктор прощупал каждый сантиметр своего хранилища, пока не убедился, что он пуст. Безбородов не мог дышать.

Доктор откинулся назад и прислонился спиной к кровати. Он сидел на полу и не мог понять, как с ним, с доктором наук, в чьих руках возможно было решение глобальной проблемы, могли так поступить. Так же, как они поступили с его правой рукой -- доктором Ласточкиной.

На глаза Безбородову попалась металлическая коробка из его сейфа. Решение есть. Он немедля метнулся к ней и повернул к себе. Это оказался переносной сейф с простым кодовым замком. Безбородов выставил на барабанах нужные цифры, повернул ручку и открыл сейф. В его глазах заиграл огонек, какой бывает у игроков за карточным столом. Сидя напротив своих оппонентов, они понимают, что у них есть их козырь. И сейчас, самое время его раскрыть.

Глава 5

Человек на площадке лежал в позе зародыша. Но он не спал. Он держал в руке простой английский ключ и рассматривал узор на его желобке.

За проведенные здесь дни, он сильно истощал. Он подумал, что с трудом узнал бы себя в отражении. Впрочем, это было не важно. Ему так и не удалось вспомнить кто он такой. Он догадывался, что находится в этой адской коробке, подобно грызуну. Ведь его и кормили и поили, на этом треклятом полу то и дело появлялись новые игрушки, вот только он никак не мог понять, что от него хотят. Если бы он только смог догадаться, возможно, ему удалось бы выбраться отсюда. Но и в этом, он уже не был уверен. Куда может хотеть попасть человек не знающий кто он и откуда. Человек находящийся посреди пустоты. Человек не знающий даже на каком языке он думает.

Человек перекатился на спину и уставился на последнюю головоломку. Он лежал в световом пятне рядом с красивой деревянной дверью, разбитой на маленькие секции, похожие на плитку шоколада. В его руке был ключ. Вот только, он не подходил к этому замку.

Прозвучал звуковой сигнал. Человек выронил ключ и зажал ладонями уши. После каждой кормежки наступала пауза неизвестной продолжительности, за которой следовал звуковой сигнал. Сигнал означающий оповещающий появление в ничто нового предмета или ловушки, или другой дьявольской вещицы, способной лишь изматывать его. И он знал, что будет, если он не сдвинется с места и будет искать эту вещицу.

"Нет, пожалуйста, не надо больше загадок! Я не могу!"


Он почувствовал легкое щекотание сквозь пижаму.


"Нет, не надо!" Завопил он.


Щекотание переросло в зуд и человек встал на ноги, чтобы уменьшить площадь соприкосновения с полом. Он снял с себя пижамную куртку и бросил под ноги. В этот момент он почувствовал, как сильный разряд прошел сквозь него и погас. Человек упал на пол. Слезы катились из его глаз.

Он лежал, инстинктивно ожидая следующего разряда, но ничего не происходило. Он говорил себе, что решится, если это повторится вновь, что больше не в силах терпеть. Он не знал, получится ли у него, но он должен был попытаться, пока была возможность.

Человек поднялся с пола и снял с себя штаны, оставшись только в нижнем белье. Он связал одну штанину с рукавом двойным узлом и затянул, что было сил. Затем он завернул свободную штанину так, что образовалась петля. Человек застегнул пуговицы на рубашке и накинул ее на дверь - единственное, что у него было.

Чалмаров и Волосов сидя перед экраном не могли поверить своим глазам.

"Какого черта он делает?"
Чалмаров уже потянулся к клавише, чтобы пустить ток, но Волосов его остановил.

"Постой, давай посмотрим."


"Ты собираешься ждать, пока он не повесится?"


"Ставлю тысячу кредитов, что у него ни хрена не выйдет. Дверь слишком низкая."


"Он наш последний шанс."

"Он все равно кокнется. Если не сейчас, так этот тест его доконает. Как и всех до него. Оттуда никто не выходил."

Чалмаров задумался. Он все еще держал руку на клавише пуска тока, когда услышал, как открылась входная дверь.

"Посмотрите, док, похоже у нас реальная проблема."

Доктор вошел в центр управления и остановился напротив экрана. Поза его казалась расслабленной, плечи его были опущены, обе руки он держал в накладных карманах пиджака, но в его глазах играл нездоровый блеск. Он посмотрел на изображение -- испытуемый уже накинул петлю себе на шею.

"Плевать на него. Он уже спекся. Вешается на собственных портках." Доктор перевел взгляд на Волосова. "Давай сюда ключ. Пойдем прогуляемся."

Чалмаров и Волосов переглянулись.


"Док, но ведь у вас есть все необходимые ключи", сказал Чалмаров.


"Я почти уверен, что вы заодно, так что заткнись!" процедил сквозь зубы Безбородов.

Доктор вытащил левую руку из кармана и протянул ладонью вверх.

"Владимир, отстегни связку от своего пояса и брось ее мне."


Волосов собрался подчиниться и встать, когда доктор вытащил из правого руку сжимающую офицерский револьвер и направил его него.


"Сидеть." Заорал он. "Не вставай со стула", продолжил он уже спокойней.

Научные сотрудники безмолвно раскрыли рты. Такой выходки они точно не ожидали.


"Какого... Док, да что здесь происходит?! Откуда у вас пистолет?"

"Давай сюда связку", не обращая внимания на Чарли, продолжал доктор.

Волосов сглотнул, извернулся и медленно просунул руку за толстый бок.

Отстегнул карабин и поднял связку ключ-карт перед собой. "Вот они док, вот ключи."

"Бросай мне."

Волосов подбросил связку и доктор поймал ее свободной рукой. Перебирая карты, одну за другой он искал тот самый ключ, что видел на связке, когда уходил.

"Где он? Куда ты его дел?!

"Доктор Безбородов, о каком ключе идет речь? Опустите оружие и давайте поговорим", попытался успокоить его Чалмаров.

Бездородов перебирал карты трясущимися пальцами. Он отвел пистолет от Волосова и стал помогать себе второй рукой. Лицо его выражало досаду человека в сотый раз наступившего на одни и те же грабли. Волосов уперся руками в подлокотники, чтобы подняться быть готовым вскочить из кресла.

"Доктор, какой ключ вам нужен? Может он у меня?"

Безбородов замер. Он повернулся к Чалмарову, одновременно поднимая на него взгляд полный ненависти. Волосов решил воспользоваться моментом и вскочил со своего места, но доктор оказался быстрей. Он выставил руку и нажал на спусковой крючок.

Выстрел пришелся прямо в голову Волосова. С расстояния двух шагов, пуля разнесла ему пол черепа и положила упитанного научного сотрудника на обе лопатки.

Чалмаров боялся пошевелиться. В тот момент, когда пуля попала в голову его товарища, он был похож на персонажа картин Гойи. Лицо исполненное с трудом передаваемого ужаса и страха.

Безбородов опустил пистолет. И вернулся к связке ключей, но на этот раз спокойно, словно он располагал всем временем по вселенной. Он перебрал связку еще раз и не найдя на ней искомого ключа бросил на труп Волосова.

"Ты знаешь, может и не было ключа. Но пока я сюда шел, мне в голову пришла замечательная идея. Я заглянул в лабораторию и взял вот это."

Доктор достал из левого кармана безопасный шприц в металлическом корпусе с полоской красной жидкости внутри.

При виде шприца Чалмаров завизжал.

"Я думал отправить туда Владимира, но как видишь, остались только мы с тобой".

"Пожалуйста, док."


"Не дергайся."


Доктор согнул руку у пояса, направил пистолет на Чарли и двинулся к нему.


"Это не больно. Впрочем, ты и сам знаешь, как это бывает. А теперь сможешь попробовать собственную стряпню."


Чалмаров не успел пошевелиться, шок парализовал его. Прежде, чем он сообразил, доктор всадил иглу ему в шею и выпустил экспериментальный препарат. Чарли вскрикнул.

"Теперь, нам лучше поспешить. Не хочу тащить твою тушу через весь коридор."

Чарли накрыл место укола ладонью и поплелся к выходу. Доктор подгонял его сзади.

Выйдя из центра управления, Чарли повернул налево, прошел до следующего поворота и снова повернул налево. В конце длинного коридора находились двери грузового лифта.

"Револьвер достался мне от отца", доктор решил скрасить прогулку и ответить на вопрос. "Мой прапрадед был советским офицером. Он сохранил его после второй войны и передал своему сыну. Еще через два поколения он оказался у меня. Сейчас таких не найти."

Чем ближе они подходили, чем хуже Чарли себя чувствовал. Его ноги заплетались, тело расслаблялось, в голове становилось пусто, как в дырявом ведре. Как будто целая команда уборщиков намывала его череп изнутри, выметая из сознания абсолютно все. И самое страшное, он ощущал это физически.

Когда они оказались у дверей, Безбородов приложил большой палец свободной руки к сенсору на стене.

"Стелла, подай нам лифт, пожалуйста."


"Конечно, доктор Безбородов", - отозвался голос из потолка.


Через секунду двери лифта открылись и доктор втолкнул туда Чарли. Тот развернулся и Безбородов мог видеть в его глазах угасающую личность. Если его можно было причислить к таковым.

"Я с тобой не поеду, никогда не любил нижний этаж. Все эти камеры..." По спине доктора пробежали не поддельные мурашки, и он поежился. Но ты ведь знаешь дорогу. Советую поспешить и использовать наш последний шанс."

Двери сомкнулись, и лифт отвез Чарли на технический этаж.

Вдруг, доктор вспомнил, что он еще не завтракал. Он положил пистолет в карман, развернулся и направился на кухню.

Глава 6

Спустя одну неделю, четыре дня, девять часов и пятьдесят минут таймер остановился на нуле и питание на всем объекте автоматически отключилось.

Менее, чем через двенадцать часов подали аварийное питание и в помещение вошли люди, вооруженные штурмовыми винтовками.

Менее, чем еще через полчаса, объект наводнили специалисты в белых и синих комбинезонах, масках и кейсами в руках.

Госпожа, женщина средних лет в строгом брючном костюме по фигуре и кожаном плаще, перелистывала документы подобранные с пола в спальне Безбородова.

В комнату вошел молодой человек в комбинезоне. Голова и лицо его были открыты.

"Ну, что у вас?" не поворачивая головы, спросила женщина.


"Все подтвердилось, Госпожа."


"На площадке нашли два трупа -- испытуемый и один из наших. Он протянул не долго. Скорее всего, препарат повел себя слишком агрессивно и вызвал расщепление уже в первые часы. Одно тело в центре управления. Выстрел в голову. Пролежало там больше недели, смотреть уже не на что. Четвертое тело обнаружили в библиотеке. Самоубийство. Пулевое ранение через ротовую полость. Трупу от силы двенадцать часов, трупные пятна едва начали выступать. Да, и еще одно нашли в холодильной камере на продуктовом складе. Причина смерти не ясна. Точнее обо всем, после экспертизы. Все остальные испытуемые были кремированы, согласно инструкции. Если верить записям."

"И как, черт побери, ему удалось протащить сюда пистолет?"


"Не знаю Госпожа, будем выяснять."


Женщина протянула документы специалисту и направилась к двери.

"Заканчивайте с уборкой и запускайте новую группу. Команда докторов уже в пути."

"Госпожа, скажите, такого ведь еще не было?"


"Это уж точно. Сукин сын был ближе всех."


"Но ведь у них не было ни одного удачного опыта. Не понимаю."


"Не важно. Поторапливайтесь. Мне нужно доложить о случившемся."

Женщина вышла из спальни и прошла по лабиринту из коридоров, где специалисты в халатах собирали данные в лабораториях, а силовики упаковывали тела. Она прошла через жилую зону и зону для персонала, затем вошла в крошечную игровую комнату, где персонал уединялся и придавался удовлетворению своих физических потребностей.

Она подошла в огромному зеркалу, прямо напротив входной двери и приподняла волосы, спадающие на лицо. Последовал щелчок. Зеркало отодвинулось от стены и распахнулось, открывая потайной проход в длинный белый коридор.

Конец

+2
376
11:47
Очень смешанные впечатления от прочтения. Технически рассказ написан очень слабо, начиная с элементарных грамматики и пунктуации до стилистических ошибок. А вот содержание вполне интересно, видна фантазия, видна идея.
Комментарий удален
Несмотря на грамматические и стилистические ошибки, картина происходящего в голове рисовалась очень явно. Чувство саспенса вы вызвали конкретное. Саспенс был не от происходящего, а от непонимания того, зачем вообще все эти опыты, от чего был ключ и почему доктор Безбородов застрелился… Это можно сравнить с ощущением от книги Стивена Кинга — Долгая прогулка. Желаю удачи!
17:45
Действительно читалось немного сложновато, добавить бы описаний для полного погружения в атмосферу… Но я понимаю, что это сделать было сложновато из-за ограничений в количестве символов… Но, Автор, сюжет действительно увлек меня! Хотя много непонятного, но от этого не становится хуже, я вот обожаю, когда непонятно laughправда, объяснить бы когда-нибудь потом не мешало… Вы там продолжение не планируете? Вышло бы классно!
Спасибо за работу!
Загрузка...
Илона Левина №1