Нидейла Нэльте №1

Смена

Смена
Работа №113

Это произошло в конце апреля, перед Вальпургиевой ночью. Карина вместе с родителями ехала в другой город, посетить знаменитую Кунгурскую пещеру с ее сталактитами, сталагмитами и прочими ледяными красотами. Встали рано, чтобы приехать к началу экскурсии, а на дорогу требовалось четыре часа. Спать накануне Карина легла поздно, поэтому дремала в машине все время пути. Ремень безопасности держал ее на весу и давил на ключицу.

Машина ехала все медленнее и наконец остановилась. Сквозь дремоту Карина слышала, как мама с папой отстегивали ремни, шуршали пакетами, заворачивая в них банановую кожуру и упаковку от печенья. Она сделала усилие и открыла глаза.

— Приехали?

— Ой, наша сонечка проснулась, — подтрунила мама, будто говорила с пятилетней, а не с выпускницей. — Да ты пока спи, мы еще в очереди стоять будем.

— Лучше разомнусь, — пробормотала Карина, медленно выпутываясь из ремня.

Она захватила с собой сумку, папа заблокировал двери, и втроем они направились к выходу со стоянки.

Перед взором выросла гора. Карина ахнула от изумления, делая руку козырьком и вглядываясь в высь.

— Как голова кружится! — сказала она, хватая маму под руку.

— Не хочешь забраться туда? — подмигнул ей папа, зная, как она боится высоты.

Карину передернуло от воображаемой картины — представилось, что она оступилась и не удержалась на краю.

— Ни за что!

Но взгляд от горы оторвать не выходило, и она так и шла, ведомая за руку, с запрокинутой головой и разглядывала маленькие фигурки людей, которые осторожно позировали на выступах горы. А на самой вершине находились другие смельчаки. Они казались крохотными, и за них было особенно страшно. Карина не рискнула бы встать так близко к краю, какой бы вид ни открывался снизу.

Осознав, что не обращает внимание на то, что ее окружает. Карина завертела головой. Они оставили позади себя арку с приглашением, подле которой с двух сторон стояли инсталляции в виде кристаллов, и вошли в городок с несколькими деревянными домами. Слева за одним из домов открывалось пространство с вырезанными из дерева сюжетами из русских сказок. Карина увидела сюжет из “Репки”, в котором все герои вытягивали гигантскую репу; напротив них стояла избушка на курьих ножках, а рядом восседал на троне Кощей Бессмертный; вдалеке на помосте со ступеньками выднелось какое-то парусное судно. Оно находилось прямо в тупике аллеи, которая с обеих сторон сопровождалась фонарями.

— Ну и ну, — присвистнул папа, когда они прошли мимо поляны и аллейки и свернули направо, за угол очередного деревянного здания.

В нем, как оказалось, располагалась касса, и к ней построилась немаленькая очередь. Карина снова посмотрела на горы, теперь они были совсем близко, и люди на их фоне были совсем маленькими. В глазах опять поплыло, и ноги едва держали ее — такое неизгладимое впечатление произвела на нее эта гора.

Очередь, по-видимому, никуда не торопилась. Во всяком случае, хвост ее рос существенно быстрее, нежели уменьшалась голова. Пока родители сверялись с электронным расписанием и решали, на какое время купить билеты, чтобы успеть поесть и прогуляться по округе, Карина сонно пробегала глазами по торговым лавкам и смотрела вдаль, в сторону, противоположную от гор, от которых так кружилась голова. Касса и вход в пещеру находились на возвышении, и за торговым рядом, за высокими елями была видна речка. Карина скользнула взглядом вдоль нее — еще одна поляна, а на ней какие-то белые камни то там, то тут. Лишь одна скульптура была похожа на что-то осмысленное, но издалека и извне поляны было не разглядеть фигуру, которую изображали валуны.

— Я пойду оглянусь тут, — махнула рукой Карина в сторону этой поляны. — А то прямо тут усну.

Она вышла из очереди и медленно побрела вниз, вдыхая свежий воздух и любуясь краем реки; дошла до поляны и осмотрелась. Разрушенные скульптуры ни на что не были похожи, даже на ту единственную фигуру, которая здесь стояла. Карина повернулась к ней и стала рассматривать. Это были две белых глыбы, соединенные деревянным стержнем. Нижний камень больше и натуральнее, он стоял на пне, а посреди него выложены странные треугольники, похожие на алхимические знаки стихий; верхний камень — рукотворный, его обтесали, придали ему овальную форму и выточили в нем страшного многоликого человека. У этого лица было три рта, три носа и четыре глаза, так что все лица перетекали одно в другое. Поежившись, Карина принялась изучать символы на “животе” этого идола. В них она заметила что-то неправильное. И действительно, треугольников было всего три и между собой они сами составляли треугольник: два из них находились внизу и нарисованы были основанием книзу, оба изображали стихию воздуха — их перечеркивала горизонтальная линия, но каждый треугольник пересекался ею с разной пропорцией; а верхний треугольник был нарисован вершиной вниз, не содержал в себе линий, а следовательно, соответствовал стихии воды. Карина долго смотрела на эти треугольники, вспоминая, как должны выглядеть огонь и земля, и поняла, что, если бы один из знаков воздуха освободить от черты, вышел бы огонь, а землю следовало бы нарисовать внизу в виде перечеркнутого горизонтальной линией треугольника, расположенного вершиной вниз.

Карина машинально коснулась холодного камня пальцем и вывела им невидимый земной знак, пристраивая его к общей композиции.

В глазах снова задвоилась, и земля под ногами словно пошла ходуном. Карина сделала пару шагов назад, чтобы удержать равновесие и оглянулась. Но больше никто, похоже, не заметил этого маленького землетрясения. Все было как прежде: очередь скучала, дети взбирались на деревянные скульптуры на соседней поляне, даже люди на горе все так же фотографировались и не думали спускаться вниз.

Внезапно Карина увидела одного человека, который все же что-то заметил. Это была девушка ее возраста, она стояла на одном из выступов горы и смотрела прямо на нее — это было видно по поставленной козырьком руке. Другой рукой она держала что-то у рта, будто жевала. Эта девушка была легко одета: в платье и кофту, — тогда как на улице было не больше пяти градусов тепла.

Заметив, что Карина тоже разглядывает ее, девушка проворно сбежала по горе вниз, перепрыгнула через ограду и устремилась прямо к той же поляне, где стояла Карина и многоликая статуя.

— Привет! — воскликнула девушка, оказавшись ближе.

Чтобы сказать это, она вынула изо рта то, что до этого бессознательно пожевывала, — это был кулон в виде кристалла на черной веревочке. Девушка стала теребить его в руке, наматывая веревку на пальцы.

— Привет, — нерешительно начала Карина. — Ты… Ты тоже землетрясение почувствовала, да?

Глаза девушки — каре-зеленые, как прошлогодняя трава под их ногами — округлились и зажглись каким-то ярким чувством.

— Ага, — живо ответила она. В глазах снова стало спокойно. — Значит, ты такая же, как я. Это хорошо.

— Почему? — смутилась Карина.

Девушка подошла ближе, осматривая ее с ног до головы и вновь засовывая в рот кончик кристалла и машинально стуча по нему зубами.

— Ну… Приятно найти того, кто чувствует мир так же. У нас с тобой энергетика одна, понимаешь?

Карина склонила голову и нахмурилась.

— Возможно… Так… Что это было за землетрясение?

Девушка улыбнулась уголком рта, но эта полуулыбка спряталась за кристаллом, который она по-прежнему держала во рту.

— Это вибрации особого рода, — кратко ответила она, подходя к статуе и небрежно облокачиваясь на нее. — И ты почувствовала эту сверхъестественную энергию. Значит, ты такая же, как я. Это очень хорошо, — добавила она как будто самой себе.

Карина сообразила:

— А от гор у тебя голова тоже кружится?

Девушка вынула изо рта кристалл, обтерла его рукой и причмокнула губами.

— Да-а-а… Они источают сильную энергию. Но ты привыкнешь. — Она хмыкнула.

— А это что? — Карина кивнула на статую с трехликой головой.

— Я зову его Троянус, — со смешком ответила девушка. — Он… проводник. Или страж. Как хочешь называй. Любит пропускать и сторожить. — Она снова хмыкнула, непроизвольно потянув руку к кристаллу на шее

— Так ты кунгурская? Часто здесь бываешь? — спросила Карина прежде, чем девушка потянула кулон в рот.

— Нет, я не из Кунгура… Но я надолго здесь задержалась. Пора уходить, — при этих словах она стрельнула взглядом в Троянуса. — Все, что можно было, здесь обошла.

— Может, небольшую экскурсию проведешь нам? — ухмыльнулась Карина. — Про окрестности нам не расскажут.

Девушка ухмыльнулась в ответ.

— Извини, мне осточертели эти виды… Еще и рассказывать о них. Не представляю, как экскурсоводы не устают трындеть одно и то же несколько раз в день.

— Они любят это место, похоже.

— А я нет, — тихо проговорила девушка, повторяя свой нервный жест и отворачиваясь от скульптуры.

Карина услышала вдалеке голос родителей. Они махали ей, зовя к себе.

— О, похоже, купили билеты… Мы есть идем сейчас.

Девушка оглянулась и снова поставила руку козырьком.

— Это твои родители? — деловито спросила она, делая ударение на “это”.

— Ага. Ну, мне пора. Рада была познакомиться… Может… Не знаю… во Вконтакте добавимся?

Девушка чуть улыбнулась.

— Наверное, это лишнее. Но скажи, как тебя зовут, я найду.

Карина назвала свое имя со страницы. И протянула руку в знак знакомства.

— Значит, Карина… Хорошо, — улыбнулась девушка, но руку в ответ не дала. — Удивительно…

— Почему? — Карина неловко поднесла протянутую ладонь к носу, будто именно за этим и вытянула ее. — А ты… не представишься?

— Вот и говорю: удивительно. Я тоже Карина. Мы похожи, я говорила. Ну, иди, побудь с родителями.

Она развернулась и медленным шагом пошла прочь. Карина с недоумением посмотрела ей вслед.

* * *

Карина пообедала с родителями в кафе, в котором тоже пришлось простоять здоровую очередь. Затем они вернулись к машине, чтобы утеплиться перед походом в пещеру, и отправились осматривать окрестности и фотографироваться. У них на все было полтора часа.

Когда время приближалось к их сеансу, Карина радовалась как маленькая и теребила мамину руку. Войти в легендарную пещеру казалось ей самым волнительным событием за последние месяцы. Ко входу подтягивалась их группа. Вот полная женщина с мальчиком лет семи, который вертелся и громко спрашивал, дадут ли им потрогать лед в пещере; неподалеку от них невозмутимо стоял смуглый мужчина с абсолютно белыми волосами; были среди их группы и молодые люди, и Карина смущенно переглянулась с длинноволосым парнем в футболке с Лакримозой. Было еще много других людей с детьми, на что папа проворчал, что эти сорванцы не дадут слушать экскурсию.

Наконец их запустили вовнутрь. И первое, куда они попали, был обыкновенный каменный тоннель. В нем было не так уж и холодно, как их пугали на официальном сайте, и пахло чем-то знакомым.

— Сыростью, — подсказала мама. Тут же в голове все встало на место, и Карина поняла, что это место напомнило ей о погребе в деревне.

В этом тоннеле, пока восстанавливался необходимый для сохранности пещерных скульптур воздух, группе зачитали технику безопасности и правила поведения, и лишь затем пригласили в первый грот.

В нем уже ничем не пахло, зато холод от игольчатого снега стал сильнее. Группа шла по узкой тропинке, разглядывая снежные узоры на стенах и успевая фотографировать, насколько это было возможно при таком тусклом освещении. Красные, зеленые, синие и фиолетовые лучи подсвечивали тот или иной ледяной нарост. Камни отбрасывали причудливые тени на стены. Карина чувствовала себя гномиком, пробравшимся в ледяное царство.

Нагибаясь, чтобы не задеть каменные выступы на низких сводах, они проделали треть пути, прежде чем их остановили в Метеорном гроте. Здесь издавна проводилось представление. Еще первый экскурсовод, живший около века назад, просил всех присутствующих потушить факелы, а сам, взобравшись на глыбовую насыпь, рассекал пещерную густую темноту двумя зажженными факелами, изображая полет метеора по ночному небу. Сейчас вместо этих факелов горела подсветка в расщелине, похожей на комету с горящим хвостом. Экскурсовод предупредила, что сейчас погасит и этот свет, чтобы все ощутили, что такое, когда света нет совершенно.

— Возьмите детей за руки, — направляла она. — Итак, на счет три.

Карина взяла маму под руку, и огненная расщелина погасла. Земля будто снова пошатнулась. Карина ощутила головокружение и часто задышала. Она подняла к лицу руку, следуя словам экскурсовода, но не видела ни единого намека на то, что чем-то машет перед глазами. Люди вокруг гудели в восторге от такого эффекта. Дети громко звали своих родителей. Темнота была настолько сильной, что, закрывай глаза или нет, разницы не увидишь. Не выпуская мамин локоть, Карина медленно вдыхала и выдыхала, чтобы не поддаться головокружению и не потерять ориентацию в пространстве. Она чувствовала, как легкий ветерок продувал грот, и от этого словно летела сама, стоя при этом на твердой земле.

Перед глазами забегали тускло-зеленые огоньки. Они росли и ширились, и их невозможно было сморгнуть. И без того очень долго их продержали в этой тьме, а теперь Карина и вовсе испугалась от того, как ей стало дурно.

— Господи, поскорее бы свет включили, — с напускным смехом шепнула она маме.

Та, кажется, шепнула что-то в ответ, но Карина в этот момент отчаянно пыталась проморгаться, потому что зеленые огни стали отчетливее, внутри них начало расползаться по коричневому пятну, и такими зелено-карими глазами они врезались в сетчатку глаз Карины. Ветерок дул и будто бы сдувал ее на своем пути.

Через секунду все прошло. Включили свет, люди вокруг облегченно выдохнули, дети впервые молчали. Карина протерла глаза, приходя в себя, и осмотрелась. Мама с папой успели затеряться в толпе; вся группа двигалась в следующий грот. Карина пошла в хвосте и по одному обгоняла предыдущих.

Нехорошее предчувствие дало о себе знать тогда, когда Карина дошла до экскурсовода и поняла, что не увидела по пути ни одного маленького ребенка. Мама с папой тоже не нашлись. Карина еще раз оглядела группу, которая слушала про сформировавшуюся насыпь в виде пирамиды. Ни полной женщины с ее суетливым мальчиком, ни беловолосого смуглого мужчины, ни даже парня с длинными волосами и крутой футболкой.

Это была не ее группа. И даже, как она присмотрелась теперь, не ее экскурсовод.

— Извините! — воскликнула Карина, подходя к экскурсоводу. — Можно прерву? Мне только надо…

Но она осеклась. Женщина не обратила на нее внимания, даже не посмотрела в ее сторону.

— Эй! Извините. — Карина помахала перед ней рукой и встала прямо перед ее лицом.

Но женщина продолжала рассказывать о воронке в потолке и смотрела будто сквозь нее.

Карина, осмелев, захотела дотронуться до ее плеча. И сердце упало вниз. Рука Карины натыкалась на какую-то преграду, которая не давала и шанса прикоснуться к чужому телу. Она попробовала прикоснуться к членам группы, но каждый раз что-то незримо отделяло ее от них. Даже к каменным стенам пещеры она не могла прикоснуться и ощутить их холодную текстуру. Пальцы — теперь она это заметила отчетливее — были ватными, словно онемевшими, и когда Карина попыталась достать телефон, сенсорный экран тоже остался неприступен. Она старалась не поддаться панике и сообразить, что такое произошло с ней и что ей теперь сделать.

Группа тем временем пошла вперед, и Карина машинально последовала за ней. Решив, что разумнее всего будет выйти с этими людьми на улицу, а уж там, вероятно, родители уже ждут ее, она постаралась прогнать тревогу и послушать экскурсию. Но больше ничего — ни подземные прозрачные озера, ни постоянно капающие органные трубы, ни колонны из камней — не волновали и не изумляли ее. Ей хотелось выбраться отсюда поскорее и встретиться с родителями.

Карина первая взбежала по выходному тоннелю и толкнула дверь, ощутив как закололо ладони, в которые она вложила столько сил, чтобы дотронуться хоть до чего-нибудь. Солнечный свет ударил по глазам, Карина закрыла их и вновь увидела на внутренних сторонах век два мутных зеленых огонька. Прижав пальцы к векам — свое тело она ощупывала без каких-либо затруднений, — она помотала головой, а встряхнувшись, окинула взглядом открывшееся пространство. С высоты, на которой находился выход из пещеры, была видна речка во всю свою ширину и весь городок. Родителей у подножья горы не было.

Карина бросилась по длинной челночной лестнице вниз, не обращая внимания на то, как кружилась голова. Она бежала через торговые палатки, мимо аллеи с судном в конце, мимо кассы, мимо полян со скульптурами. Родителей там не было. Не было их и в кафе. Карина пробежала арку с приглашением и стала ловить взглядом папину машину.

“Почему? Что это значит?” — усилилось в голове, когда она увидела, что машина, которую она ищет, выезжает сейчас совсем рядом. Карина не искала ее так близко, помня, как далеко от входа папа остановился.

— Папа! — она выскочила вперед и замахала руками.

Но папа словно не видел ее, и она инстинктивно бросилась в сторону, когда он поехал прямо на нее. Зато теперь, когда машина повернула к ней боком, она увидела нечто, что окончательно раздавило ее.

На заднем сидении, там, где должна была сидеть она, Карина, сидела… Она, Карина. Ее точная копия, с таким же телом и таким же лицом, какие были у настоящей Карины. Она сидела, держа руку у рта. Настоящая Карина попятилась, не в силах подумать ни одну здравую мысль. А Карина в машине подняла голову, встретилась с ней глазами и тут же выпрямилась, отнимая руку от губ и вынимая изо рта кулон в виде кристалла. Ее губы изогнулись в торжествующей усмешке.

+1
361
21:52
Стиль написания лёгкий, спокойный, без ошибок и неточностей. Читается быстро. Я бы предпочла чуть больше активности в повествовании, но это мое мнение. Понравилось описание пещеры)
Неожиданная концовка) Понравился момент со стихийными элементами и статуей)
Загрузка...
Илона Левина №1