Олег Шевченко №1

Нечисть

Нечисть
Работа №116

В СЕТИ

Понедельник начался, как всегда, звонком музыкальной композиции «Introspectre» его любимой группы из динамика телефона Сименс A55.

Серёжа выключил звонок и накрыл голову подушкой. Какое-то время он лежал с закрытыми глазами. Мысли текли вяло. Предстояло снова идти на работу. Сегодня, наконец-то, он должен был закончить производство, благодаря которому сможет позволить купить себе новый более мощный компьютер обязательно с плоским монитором.

Он потянулся. Чтобы его мечта осуществилась, надо было вставать. Серёжа запустил свой шестисотый целерон и проверил страницу в набирающей обороты отечественной социальной сети «В контакте». Должник был онлайн. «Значит, сегодня можно будет приехать к нему домой», – подумал он.

Сергей закрыл браузер, Интернет для него пока оставался медленным и дорогим удовольствием. Поставил диск в CD-ROM. Из колонок компьютеразазвучала «Playing the Angel».

В ванной из зеркала, заляпанного белыми пятнами, на него смотрело отражение: длинный прямой нос с горбинкой, карие глаза и чёрные вьющиеся волосы. Он открыл рот, и зубная щётка, которую давно пора было заменить, начала своё движение по кривоватым нижним зубам.

Лезвие старенькой бритвы совсем истерлось, но тратить деньги на новое Серёжа не считал нужным. Он соскрёб двухдневную щетину и смачно высморкался в раковину.

Утренняя зарядка должна была его пробудить, разогнать кровь по всем, даже самым маленьким капиллярам и зарядить хорошим настроением. Он начал с приседаний. Мысли о работе вращались в голове…

С должником происходила какая-то чертовщина. По адресу, на который он был зарегистрирован, вроде бы никто не проживал. Об этом свидетельствовали и соседи. Одно из окон вообще было заколочено фанерой. Ни на какой работе он не числился. Сергей попытался разыскать должника через Интернет. Идея была свежей, может быть, именно поэтому и дала искомый результат. Должник нашёлся в набирающей обороты отечественной социальной сети «В контакте». Серёжа начал активную переписку, стал искать общие связи, но их, к сожалению, не обнаружилось.

Самым странным для Сергея было то, что у должника всегда горел статус «в сети». Где-то же он должен жить, рассуждал Сергей, не может же он без компьютера быть в сети, а раз есть компьютер, значит, есть и адрес проживания.

Системный администратор, работающий в службе и увлекающийся программированием, помог ему узнать IP-адрес должника, имея который, было не трудно установить фактический адрес проживания, который, как оказалось, совпадал.

Сергей пошёл работать в службу судебных приставовне потому, что эта работа ему нравилась, просто послеинститута с его юридическим образованием и без опыта работы его никуда не брали. Как молодой специалист он старался досконально изучить все особенности исполнительного производства. Благодаря своей въедливости он знал, что должник, намеренно укрывающийся от судебных приставов и не открывающий входную дверь даже после нескольких извещений о визите, попадает под статью 13 Федерального закона «Об исполнительном производстве», а судебный пристав-исполнитель вправе осуществить вскрытие квартиры с целью проведения осмотра и поиска должника. Для входа в квартиру пристав предъявляет судебный исполнительный лист или разрешение от старшего пристава-исполнителя. В случае проведения ареста находящегося в квартире имущества пристав приглашает двух понятых, руководствуясь в своих действиях статьей 80 ФЗ «Об исполнительном производстве». Однако, несмотря на свои теоретические познания, такие процессуальные действия должны были происходить в его практике впервые...

Мысли о работе не мешали ни подъему гири, ни приготовлениюзавтрака, состоящего из пельменей.

Выйдя из подъезда, он вдохнул свежий утренний воздух с горьковатым послевкусием осени. Оранжевая вода луж, настоявшихся на сухих листьях, вызвала неприятные ассоциации. И от этого утренний заряд позитива резко сошёл на нет. Он отвёл взгляд от луж, но выстраивающийся негативный ассоциативный ряд уже было не остановить. Засосало под ложечкой. Захотелось выпить или закурить, а ещё не идти на внезапно опостылевшую работу. Он остановился у ларька.

– Сигареты «21 век» есть?

– Двадцать рублей.

Он достал бумажную десятку и две пятирублёвые монеты. Деньги легли на круглую металлическую тарелку, а сигареты – во внутренний карман чёрного бушлата.

– Спички есть?

– Рубль.

Сергей знал, что можно купить спички и дешевле, но желание закурить было настолько сильным, что победило его природное скопидомство.

Он не курил ужеполгода. Но почти уже забытое ощущение никотина во рту оказалось таким непреодолимым, что он, зайдя за угол ларька, как заядлый курильщик, трясущимися руками сорвал фольгу, вставил сигарету в зубы, и, чиркнув спичкой, затянулся. И, как только он затянулся, вспомнился вчерашний сон…

Большой палец вращает колесико кремня из закаленной стали. Звук наполняется каким-то непривычным эхом и приобретает новую, доселе незнакомую глубину. Вспыхивает свет. Пламя колышется от лёгкого сквозняка.

По пути встречаются покрытые меловой пылью вещи: остаток левого сапога, каблук, ветровка с надорванными рукавами. Все ответвления, попадающиеся на пути, закрыты наглухо. Тоннель заканчивается расширяющимся тупиком, в котором стоит множество стеллажей и пустых ящиков. И по едва заметной на фоне мела грибнице становится понятно, что здесь были люди.

Снова начало пути. Вторая часть тоннеля более широкая и светлая. Своды обтянуты железной сеткой, но кое-где мел всё же вырвался на свободу и обсыпается. По дороге встречаются каски, куски арматуры, поломанные фонари, бутылки, а в конце тоннеля – остатки железной узкоколейной дороги. Вернуться назад нельзя. Вязкая, клейкая субстанция в виде нитей преграждает путь…

Сигарета обжигает пальцы. «Дурацкий сон», – думает он. Но какой-то неприятный, едва ощутимый осадок остаётся на дне сознания.

Нет ничего приятнее, чем вторая сигарета сразу после первой, особенно если ты долго был в завязке. Именно от второй мысли упорядочиваются, и хаотичная картина мира приобретает точность и простоту сикстинской капеллы. Он перебирает в памяти: всё ли предусмотрел для того, чтобы провести на законных основаниях проникновение в квартиру должника и арестовать его имущество. С участковым он договорился на час. К этому же времени должен подойти специалист из фирмы по вскрытию замков и понятые в виде вечно охочих до сплетен старушек. Исполнительный лист у него тоже был. Последняя затяжка как бы подвела черту под всеми его размышлениями. В голове пронеслась мысль: «у меня всё получится!».

К обеду ледяное, прошитое серыми лоскутами небо засинело, а бледное солнце налилось тёплым жёлтым светом. Сергей поздоровался с участковым, невысокий толстячок, который то и дело сморкался в большой коричневый платок. К подъезду подкатила красная копейка, из машины вышел молодой человек в черных штанах и жилетке цвета хаки с кучей кармашков, в каждом из которых поблескивали какие-то инструменты. Длинные волосы его были собраны в хвост. «Алексей», – представился он, пожимая руку Сергею и участковому. «Понятые есть?» – поинтересовался участковый. «На месте», – ответил Сергей, кивая в сторону двух старушек, обсуждавших цены на молоко и хлеб. Они зашли в подъезд.

Алексей осмотрел замок, подсвечивая фонариком. Несмотря на день, в подъезде было темно. Воняло кошачьей мочой, и стоял какой-то едва уловимый запах старого здания. Сергей не сдержался и громко чихнул. Алексей достал короткий ключ и деревянную колотушку. Он вставил ключ и начал его медленно проворачивать, слегка постукивая колотушкой. Замок тихонько скрипнул и щелкнул. «Дверь открыта, можете заходить».

Серёжа, как самое заинтересованное лицо, широко распахнул дверь и вошёл в прихожую. Деревянный пол заскрипел и заволновался. На какое-то мгновение ему показалось, что если он продолжит своё движение, то обязательно провалится и полетит в бесконечность. Но мимолетный страх победило могучее любопытство. Планировка комнат ему была хорошо знакома. В такого типа квартирах он бывал частым гостем по роду своей деятельности. Справа находился совмещенный санузел, за дверью которого, как правило вверху, находился выключатель. В прихожей вспыхнул свет и тут же погас – лампочка перегорела. Из комнаты повеяло чем-то чужеродным. Несмотря на солнечный день за окном, в комнате было темно. Пыль покрывала предметы густым слоем, а ещё посредине комнаты висела громадная паутина и колыхалась от сквозняка, возникшего из-за открытой двери. И в этом движении чувствовалась жизнь, оно чем-то напоминало ритмичные сокращения сердца. Сергей остановился. Что-то кольнуло в области левого подреберья. Сердце тревожно забилось в такт пульсации паутины. Дверь захлопнулась, и на него накатила волна первобытного ужаса перед неизбежностью происходящего. Паутина начала притягивать, словно океанская воронка, затягивающая в водоворот.

Входная дверь открылась, и он почувствовал, как подступившая к горлу и перекрывающая доступ к воздуху паутина растворилась. Он часто задышал. Заскрипел пол. И потому, как прозвучал этот звук, он понял – в комнату вошёл участковый. «Понятых приглашать?» Сергей попытался ответить, но в горле так пересохло, что невозможно было ничего сказать, пока не сглотнул. «Не надо!» – ответил он, убирая левой рукой паутину и приближаясь к комнате, из-под закрытой двери которой просачивался неясный свет.

Дверь легко поддалась на хорошо смазанных петлях, от чего стало ещё страшнее и неуютнее в этой чужой квартире. Окно было заколочено фанерой. В узкой комнате стоял широкий офисный стол. Плоский монитор отображал страницу Игоря в контакте. Системный блок и клавиатура были на удивление чистыми, если не считать тонких нитей паутины, связывающих все элементы компьютера. Серёжа вытер пыль с кожаного кресла и сел. Сердце снова забилось чаще. А в кончике указательного пальца появилась такая сильная пульсация, словно у него теперь два сердца. И снова тревожное ощущение, словно его опутывают в кокон паутины, разорвал заглянувший в комнату участковый. «Никого нет?» – поинтересовался он. «Как видите», – ответил Сергей, – «можете приглашать понятых, будем описывать имущество для ареста».

Весь остаток дня он не знал, куда себя деть. Производство было закрыто. Имущества, описанного в квартире, хватало с избытком для покрытия долга. Один компьютер тянул на двести пятьдесят тысяч рублей. О таком компьютере Серёжа даже и мечтать не мог. Но что-то не давало ему покоя, и только дома он понял, что.

Он, как обычно, придя с работы, включил компьютер. Пока он загружался, на кухне Сережа поставил чайник и успел выкурить сигарету. Загрузился Интернет, и он зашёл на свою страницу в контакте. По какой-то, самому ему не ясной причине нашел в ленте своих контактов должника…

Пальцы онемели. Спина стала твёрдой, как кол.

Серёжа точно помнил, что выключил компьютер и вытащил вилку системного блока и монитора из розетки.

Однако, вопреки этому, последние восемь часов, как и многие часы до этого, должник оставался в сети…

СКОТЛОЗАВОДСКАЯ

Она очень любила спать. Сон давал ей силы, помогал прожить новый день с пользой для себя. А вот утро было одним из самых неприятных моментов в её не насыщенной событиями жизни. Будильнику в дорогом телефоне надо было прозвучать, как минимум, три раза, чтобы она всё-таки смогла разлепить глаза, которым наклеенные ресницы придавали глупое выражение больного базедовой болезнью. Однако не из-за этого она решила их снять на следующей неделе, у неё началась аллергия. А в целом она была довольна, поскольку наклеенные ресницы позволяли не красить глаза, а значит, можно было поспать лишних полчаса, ведь сон – это здоровье и красота.

Просыпалась она обычно в пятнадцать минут седьмого, но всем своим знакомым и незнакомым настойчиво сообщала о том, что встаёт в пять утра. Ей очень надо было, чтобы при виде неё люди испытывали жалость и сочувствовали...

В ванной, смотрясь в зеркало, она замечала у себя только жуткие мешки под глазами, которые преследовали её с детства. А ещё. Ещё её преследовали прыщи на том самом месте, на котором каждый рабочий день ей приходилось сидеть. За что такое наказание досталось именно ей? – она не знала. Но эти свои проблемы она никогда не выносила на суд широкой публики.

Она почистила зубы, сплюнула в раковину и открыла холодную воду. «Что же, игра начинается», – могла бы сказать она, если бы когда-нибудь читала что-нибудь кроме Федерального Закона «Об исполнительном производстве».

Набросив поношенный жёлтый халат, она вышла на балкон. В кармане лежала красная зажигалка и пачка любимых сигарет Vogue с ментолом. Аристократичность этой марки давала ей возможность хотя бы почувствовать себя утончённой дамой. Она затянулась, и мысли улетели с выдыхаемым дымом. Чарующая пустота окутала, выкурив из головы хотя бы на некоторое время заботы, которые постоянно окружали её. Сигарета закончилась как-то неожиданно скоро, и она хотела закурить ещё, но на кухне засвистел чайник.

Единственная радость с утра – это чашечка любимого кофе. Только вот любимый кофе она как раз давно и не пила. Денег хватало только на нелюбимый. Ну, ничего, она выберется из этой задницы, не в первый раз. Тупые людишки, которые вечно копошились вокруг, сами того не зная, помогали ей.

Конечно, она была совсем не виновата в том, что она такая. Хотите верьте – хотите нет, но это было врождённое. Клеткам её организма не хватало того, что перерабатывалось и добывалось из пищи. Она могла просуществовать какое-то время без подпитки, но недолго, очень недолго. Обычно тогда она начинала кукситься, болеть, чахнуть и увядать на глазах, а потом – мгновенное оживление, румяные щечки, блеск в глазах. Что тут можно осуждать? Ведь у взрослых и осознавших себя ответственными за свои поступки людей есть выбор. И она свой выбор сделала – ничем не прикрытый, паразитирующий эгоизм. К окружающему миру у неё было только одно отношение: личные интересы и выгода – превыше всего, а об интересах других она почти не думала или думала в последнюю очередь. Всё, связанное с ней, ей представлялось более важным и интересным.

Она надела казённые чёрную юбку, зелёную рубашку с погонами и отправилась на работу. С одной стороны, она не любила дорогу, а с другой, дорога давала ей возможность разогнать кровь, которая за ночь густела и превращалась в холодный гель.

Если на земле и существовали филиалы ада, то один из них определённо находился здесь. Высокие деревья с одной стороны и огромное здание с другой делали это место практически недоступным для солнечного света. Котёл, в котором концентрировались неимоверная жара и духота лета. Видимо, именно поэтому все светлые идеи, которые пытались реализоваться в этом месте, проходили через призму дебилизма, вырываясь таким образом, что то, что должно было улучшить ситуацию, её только ухудшало.

Живая очередь никогда не была удачным решением. Нужно было отстоять в духоте, негативе, с большим количеством людей, и такая возможность была только два раза в неделю. Причём, если дело касалось взыскания долгов в пользу граждан, система была настроена таким образом, что чем больше долг, тем дольше продвигалось изъятие денег. Но если дело касалось штрафов в пользу государства или каких-то компаний, то деньги снимались не всегда даже процессуально правильно. По отсутствию результативности и длине очередей это место невозможно было переплюнуть.

Проблема живой очереди должна была быть решена электронной. Но, как всегда, появилось новшество: в день предполагаемого визита сюда необходимо было приезжать рано утром, чтобы записаться в «волшебную» книгу записей в фойе. Затем приехать за 1,5-2 часа до приема сотрудника, который в терминале по той самой «волшебной» книге выдавал талон. При этом не факт, что вы попадёте в ближайший час в нужное место (где необходимый вам специалист на самом деле-то и не работает, а только создаёт видимость), ведь в фойе толпится порядка полутора сотен человек – настоящая скотлозаводская.

Здесь она и работала. В обители всего самого низменного, что было в людях, того, что концентрировалось и подогревалось на человеческих страстях, выкристаллизовываясь в судебные решения, исполняемые по воле тех, кто создал здесь своё гнездо.

Она заняла место за стеклянной перегородкой, включила компьютер и сделала вид, что работает над важным документом. Сама же налила себе кофе, сняла туфли и включила сериал, который не досмотрела ночью. Радостная улыбка не сходила с её лица, поскольку она с удовольствием вспоминала о том, как сегодня ехала на работу. Молодой человек уступил ей место возле окна. Пожалел, открылся, и она не могла не воспользоваться этой возможностью: незаметно, мягко и спокойно…

Приятное воспоминание прервал Серёжа. «Ну что, на вечер всё в силе?» – поинтересовался он. И она машинально, ещё не сообразив о чём речь, ответила: «Конечно». И Серёжа радостно побежал по своим делам. Она нажала на паузу, и главные герои сериала застыли в нелепых позах. Вечный мальчик в поисках вечной любви, что же такое она могла ему обещать?

Серёжа, несмотря на то, что работал в службе уже не первый год, был явно не из их когорты. Своих она чувствовала очень хорошо, и большая часть сотрудников были такими же, как она, другие здесь надолго не задерживались, но вот Серёжа как-то зацепился.

Миловидное лицо и мечтательный мягкий взгляд, который то туманится, то становится игрив. На губах постоянно мерцает полуулыбка. Вечно задумчиво склонённая голова и волнистые волосы. У него было все, чтобы привлекать людей, но не было самого главного. Серёжа, видимо, это чувствовал, и, хотя пытался слиться с коллективом, у него это никак не выходило, и он так и оставался изгоем, который хоть и выполняет свою работу, но никогда не станет одним из них.

Она никак не могла понять одного: почему у неё ничего не получается с ним? Может быть от того, что, несмотря на свою общительность, Серёжа никогда не проявлял инициативу, чаще ждал, когда с ним заговорят. Мог тихо, застенчиво и немного печально стоять где-нибудь поодаль, пока на него не обратят внимание. Если контакт случался, он начинал проявлять в разговоре мягкое, ненавязчивое внимание, улыбаться, отпускать свои лёгкие, как ветерок, шуточки. Наверное, именно благодаря таким особенностям характера он словно бы каждый раз ускользал из поля её действия.

И тут она вспомнила, что обещала сегодня вечером познакомить его со своей лучшей подругой, фотографию которой Серёжа увидел на её странице в одноклассниках. Ну, по крайней мере, вечером ей будет, чем себя занять.

Она посмотрела на часы, было полдесятого. Как же так, а она ещё не заходила к Танечке. В компании других сотрудниц за чаем ей всегда надо было чуть-чуть поплакаться о своих проблемах, прикидываясь при этом глухой и непонимающей. По сотому разу повторить одни и те же истории из своей нелёгкой жизни. Она никогда не ругалась, не ссорилась, ничего никому не доказывала, а просто ныла, выводя окружающих из душевного равновесия. К сожалению, люди так устроены, что если на них не нападают, не грубят, то вроде бы и нет повода оттолкнуть человека, ведь он якобы ищет совета и помощи. У такого всегда одни и те же проблемы, и, сколько ему ни говори, ни советуй, проблемы не меняются, а это уже начинает раздражать. От соприкосновения с ним теряются силы, понижается жизненный тонус, начинаешь зевать, горло что-то сдавливает, и оно першит.

Она была, как «серая мышка», тихая и нерасторопная, не обидчивая, прощающая любую грубость. Она дорожила дружбой со всеми. Агрессивной она бывала только с близкими людьми, только с домашними она могла себе позволить быть грубой и жестокой. Вне дома она была тише воды и ниже травы, заискивающая, сюсюкающая.

Несмотря на то, что была только середина недели, сегодня её самый любимый день. Точнее, один из самых любимых. Веселье должно было начаться с двух, а сейчас надо было просто поднакопить сил для того, что произойдёт потом. И если всё пройдёт хорошо, то, скорее всего…

Как всегда бывает в таких случаях, когда очень сильно чего-то ждёшь, время тянется до ужаса медленно, и она, чтобы как-то его убить, закрыла сериал, зашла на свою страницу в одноклассниках и запустила игру «Линии».

Время – это ресурс, который мы тратим и даже не замечаем на что, а потом, оглядываясь назад, не можем понять, почему так бездарно и глупо растратили свою жизнь? Время съедено за просмотром глупых передач, фильмов, чтением глупых книг и, конечно же, за тем, что просто создано для убийства времени – компьютерными играми. Но самое страшное даже не это, а, скорее всего, то, что некоторые вещи просто необходимо сделать. Необходимо бессмысленно кинуть в мировую топку минуты, часы, годы своей жизни, потому что далеко не сразу можно научиться отличать то, что не стоит твоего времени, от того, что не просто принесет пользу, но научит тебя чему-то и сделает лучше, добрее и сильнее.

Конечно, на работе нельзя было заходить ни в одноклассники, ни в контакт, ни даже смотреть фильмы, но системный администратор, которому она несколько раз слёзно рассказала о том, какая у неё нелёгкая жизнь, показал ей, как можно обмануть блокировку сайтов при помощи анонимайзера.

Её должность была связана с общением, от неё зависело выполнение решений суда. Она определяла, кому помочь в первую очередь, а значит, другим придется отказать. И последнее она любила больше всего.

Приём граждан пролетел незаметно. В такие дни она даже была не против задержаться на работе, а, точнее, только за. Однако без пятнадцати шесть ей позвонила Аня.

– Привет, как дела?

– Бесконечная очередь. Все озлобленные, лезут, ругаются, в общем, ад кромешный.

– То есть всё, как всегда?

– Нет, сегодня особенно сложный день, просто вымотали всю, – ответила она, несмотря на то, что была полна сил и энергии.

– Ну да, ну да, – сочувственно ответила Аня, которая за столько лет знакомства уже давно привыкла к этой её манере и знала, как нужно себя вести, – а у меня день прошел просто замечательно. Все улыбались, не хамили, не ругались.

– Да ладно, у тебя и не хамили?

– Вот именно, я тоже удивилась…

– Понятно, – перебила её она…

– Я, собственно сказать, чего позвонила: ты говорила, что мы сегодня пойдём с тобой в гости? – перебила подругу Аня.

– Какие гости?

– Ну, к твоему сослуживцу Серёже.

– А, к Серёже. Ну, я пока на работе.

Она посмотрела на часы и поняла, что пока ещё рановато куда-то собираться. Ведь Серёжа, скорее всего, ещё тоже не ушёл, пока он пешком дойдёт до дома… В общем, только через час и не раньше можно было бы выдвигаться в гости. Но чтобы как-то отомстить Ане за испорченное настроение от того, что день Ани прошёл, по её словам, так удачно, она решила потомить её у себя на работе.

– Приезжай-ка ты ко мне на работу. Посидишь у меня, чайку попьём, да посплетничаем.

Аня не повелась на этот дешёвый развод, который попахивал выносом мозга. Здесь, наверное, было бы очень уместно скатиться в штампы и сказать, что друзей мы не выбираем. Однако этот тезис, мне кажется, можно легко опровергнуть. Да, друзей мы не выбираем, они выбирают нас. Выбирают нас потому, что мы такие, какие мы есть. И если вам не нравится что-то в своих друзьях, стоит, наверное, внимательно присмотреться к себе. Видимо, именно в вас всё-таки есть какая-то червоточина, которая зеркально отражается в них.

Конечно, обо всём этом Ане было думать недосуг. Она слишком много работала, и слишком мало в её жизни было тепла и уюта. Ведь общие проблемы сближают людей гораздо сильнее, чем общие интересы.

– Нет, я пока занята. Может, встретимся на остановке?

– Хорошо, давай через час, – ответила она.

Они встретились в условленном месте и вместе прошли по Садовой в сторону улицы Попова, свернув затем к Садовому проулку. В середине проулка и расположилась панельная пятиэтажка, в которой жил Серёжа.

Квартира его находилась на первом этаже. Прихожая была небольшая. Слева находился небольшой коридорчик, который вёл на кухню. Из прихожей можно было попасть в три комнаты, но только в одну из них была открыта дверь. Туда Серёжа их и повел. На потолке, словно притаившийся паук, разместилась люстра в стиле хай-тек с металлической основой, от которой членистыми конечностями расходились галогеновые лампы. На стене напротив входа висел потрет Моны Лизы, собранный из пазлов. И, как всегда бывает со всеми следящими картинами, в комнате было как-то не по себе от её пристального внимания.

Под картиной расположился диван с обивкой рогожки с экокожей. Напротив – старый письменный стол, на котором стоял просто громадный монитор и большие чёрные колонки. В дверь позвонили.

– Мы что, ещё кого-то ждём?!

– Да, это Влад.

– Это ещё кто такой?! – спросила она.

– Мой друг, мы с ним вместе в тренажёрный зал ходим.

– Понятно, – протянула она.

Серёжа открыл дверь.

За дверью стоял он: густые пепельные волосы, серо-зелёные глаза, прямой, немного толстоватый нос и бледно-розовые потрескавшиеся губы. На нём были чёрная футболка, такого же цвета потёртые джинсы и кожаные полуботинки.

– Привет! – сказал он, переступая через порог и пожимая руку Серёже.

Как только она его увидела, то все поняла. Это был он – добрый, молодой, веселый – тот, кого она так долго ждала. Самое главное, что добрый, а значит и жалостливый. Она аккуратно потянулась к нему. До ужаса открытый. Как же хорошо…

Засыпала она удовлетворённая и спокойная. Призрак улыбки застыл на её губах. Как же сегодня ей было хорошо! Влад проводил её до самого дома, и всё время, пока они ехали, она рассказывала, рассказывала про свою несчастную жизнь, а он всё слушал, впитывал и, конечно же, сочувствовал…

-1
286
23:22
В первом томе данного мистического двухтомника обнаружены следы мистики. Под толстым слоем паутины. Сеть, однако. Концовка не обнаружена.
Второй том заполнен невразумительной бессюжетной зарисовкой из жизни неприятной эгоистичной женщины с врождёнными проблемами метаболизма, проявляющимися в виде прыщей на заднице и склонности к… кхм… энергетическому вампиризму (видимо). Намёк на мистику\фантастику тоньше паутинки на порядок.
Связь первого тома со вторым иллюзорно-формальная.
Я в недоумении. unknown
15:30
Начало многообещающее, повествование захватывающее, но части ничем не связаны, и финал какой-то никакой. Из заинтриговавшей мистики вышвырнули просто пинком, увы
Лайк за первую половину рассказа, за удачные словосочетания вроде луж, настоявшихся на осенних листьях. Оригинально!
17:25
+2
Оценки постоянных клиентов коллекторского агенства “Утюжок”

Трэш – 0
Угар – 1
Юмор – 0
Внезапные повороты – 1
Ересь – 0
Тлен – 5
Безысходность – 1
Розовые сопли – 1
Информативность – 1
Фантастичность – 0
Коты – 0 шт
Приставы – 2 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0

Так как эпизодов пара, то оценки тоже смело дели на два. Хотя ощущается, что в первом сезоне ещё эпизода четыре, иначе никак не объяснить ввод действующих лиц Влада и Анны в конце второй серии. Сразу же понятно, что Влад, тот самый незнакомец из покинутой квартиры. Ну и выложил бы остальные куски, без них первые два ничего не стоят.

В самом рассказе есть только бешеная интрига. Без внятного сюжета это просто заметки из жизни двух должностных лиц, не более. Логических ляпов нет, потому что нечего анализировать. Серёге надо было искуситься и оставить комп себе, описав остальное. Потом бы освятил его и жил спокойно. Во второй части всё можно было бы свести либо к оргии МЖМЖ, либо вытянуть любовную линию Её и Влада, который тоже оказался энергетическим вампиром из мэрии. Либо просто тупо призвать Сатану и заблокировать его счета за долги перед РПЦ. Хотя бы так. Пока что у тебя всё плохо, старичок.

Я как-то работал в агенстве по взысканию “Утюжок” менеджером ректального криптоанализа. Так там бедолаги с паяльником в анусе такие истории рассказывали, можно было на литературных конкурсах побеждать влёт. От знатока тебе бесплатный совет: достань с антресолей паяльник ватт на семьдесят и… как только он как следует разогреет твоё естество, сразу почувствуешь мощное вдохновение. А если ещё утюг на спину положишь – первое место на следующем БС2020 твое, гарантирую.

А теперь к главному косяку. У тебя действие происходит в прошлом. На какой дискете ты откопал данный манускрипт не важно, но то, что происходит в прошлом к фантастике никакого отношения не имеет и появление здесь – настоящая мистика.

Но не отчаивайся. Ты хорошо можешь поддать тлена в жизнь читателей, а особо впечатлительных довести до депрессии. Как только вылетишь с конкурса, сразу же выкладывай полную версию, обогащённую трэшем, угаром, оргиями и внезапными поворотами. Я буду ждать!

Критика)
Загрузка...
Светлана Ледовская №1