Светлана Ледовская №1

Запах женщины

Запах женщины
Работа №120. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Его всегда манил запах духов Светланы. Тонкий, ненавязчивый, сладкий аромат увлекал за собой. Аромат духов – то первое, на что, Олег, обратил внимание при знакомстве с ней. Ни глаза, улыбка или фигура, а именно переплетение цветочной сладости, дало толчок к развитию истории. Это было как наваждение, будто, что-то резко изменилось внутри и вокруг. Тяжело найти себе пару под тридцать два года. Все испробованные варианты были либо неподходящими, либо слишком опытными, либо со своими внутренними проблемами.

В тот момент, когда Олег, встретил Светлану, все встало на свои места. Высокая, стройная блондинка с голубыми глазами, и ее бледное лицо выгодно довершало картину образа девушки мечты. Веселая, слегка наивная и простодушная, она легко гармонировала в обществе и была прекрасна тет-а-тет. Все закрутилось очень быстро: свидания, первый поход в кино, первый поцелуй, вот уже вместе в постели. Не было смыла тянуть время, нужно было действовать молниеносно. Что и произошло. Прошло не более полутора лет, как Олег и Светлана скрепили себя узами брака.

Не бывает простых отношений, все отношения одинаково просты и сложны, в зависимости от своих жизненных факторов. Кто-то не хочет мириться с тяжелым характером угрюмого мужа, кто-то не терпит свинства в повседневной жизни, кто-то просто считает сам про себя, что эти отношения ошибочны и ниже его достоинства.

- У нас будет ребенок, - сказала Светлана.

Олег, не много оторопев, расплылся в радостной улыбке. Нежно обняв жену, сказал, как сильно он ее любит.

Передать радость будущего отцовства не всегда просто, гордость быть отцом всегда безгранична. Это ощущение бесконечности, ощущение бессмертия перед идущим временем. Это гордая львиная осанка и гордость за свой прайд, за свое потомство, это безудержное желание защищать и поддерживать.

После рождения сына, Светлана, стала сама не своя. Она утратила блеск в глазах. Веселое лицо сменилось на угрюмую гримасу. Простодушие и открытость превратилось в замкнутость и постоянную обиду на весь свет. Антон стал счастьем для Олега, и причиной печали Светланы. Радостный семейный быт перешел в разряд бытового существования.

- Ты можешь хоть на минуту перестать говорить о своей работе?! – прошипела Светлана.

- Я просто говорю, как здорово было бы, отвлечься от всего происходящего, и отдохнуть в хорошей компании, - в испуганном удивлении сказал Олег.

- С чего ты решил, что твои коллеги хорошая компания? – с прищуренным взглядом сказала Светлана.

Она вышла из кухни и пошла в детскую. Их сын, играя в комнате, раскидал конструктор по полу. Светлана наступила на мелкую деталь и взорвалась:

- Сколько можно? – кричала она – Раскидал, эту херь, по полу, а мне сейчас все убирать!

Она схватила, Антона, за руку и начала трясти так, что он начал кричать. Антон заплакал, его всхлипывания прерывались попытками поймать глоток воздуха в этой безумной встряске. Олег, вбежал в комнату, оттолкнув жену, стал успокаивать ребенка:

- Тише, тише, не плачь, все хорошо, папа рядом, - сказал Олег.

- Значит я теперь на втором месте? – оскорблено спросила Светлана.

- Не говори ерунды, а? – ответил Олег. – Ты мать моего ребенка, как ты можешь быть на каком-то втором месте?

- То есть, это твой ребенок, а я так? – язвительно отозвалась Светлана.

Олег ничего не ответил. Глупо было вести перепалку с человеком, который чувствует, что его человеческое достоинство ущемлено. Светлана вышла из комнаты без слез, озлобленности, и вообще без эмоций. Олег уложил сына спать. Когда он пришел в спальню, Светлана, уже спала не раздевшись.

Первый тревожный сигнал поступил от соседа, когда Олег на парковке, очищал машину от снега. Между делом, в соседском разговоре о погоде и прочих мелочах, сосед спросил:

- Кстати, Олег, как здоровье у твоей жены?

- Да, вроде нормально, - удивленно ответил, Олег. – А почему ты спрашиваешь?

- Да буквально на днях, видел, как Света гуляет с Антоном, она по поему неважно себя чувствует – начал осторожно сосед. – Она кричала на ребенка, дергала его за руки. Говорила, какие-то страшные слова. Про то, что, это не ее сын, что это исчадие ада. Дергала ему волосы, искала какие-то знаки на теле.

Олег вздохнул и ничего не ответил. Сев в машину, она задумался, не зная, что ему делать. Может у Светы затянулась послеродовая депрессия? Может он на самом деле уделяет мало времени своей жене? Или случилось что-то страшное, и Света изменилась навсегда, и дальше все будет только хуже. По окончании дня, Олег, решил поговорить с женой.

После работы придя домой, первое, что почувствовал Олег, был ярко выраженный запах духов Светланы. Она вышла встречать его в полупрозрачной ночнушке. Наполовину выглядывая из-за дверного косяка, Света, игриво манила его к себе. Олег потерял свою серьезность, и груз принятых решений отошел на второй план.

- Помнишь, как ты был зачарован запахом моих духов? - игриво спросила Светлана. – Я и мои духи всегда сводили тебя с ума, позволяли все непозволительное, разрешали все запретное, ломая самые постыдные запреты.

Олег обнял жену. Вдохнув аромат духов, с шеи, который, перемешался с запахом любимой женщины. Ее волосы пахли шампунем придававшим объем и дополнявшим общий букет запахов Светланы. Поцеловав нежно в шею, Олег прижал Свету к стене, начал задирать вверх подол ее ночнушки, забыв про существование ребенка, и то, что они стояли в прихожей. Света страстно целовала Олега, запустив свои длинные пальцы ему в волосы. Все началось ускоряться. Весь мир начал ускоряться. Все понеслось сквозь пространство на бешеной скорости.

- Пойдем, сделаем нового ребенка, - пошептала Света.

Олег не придал значения ее фразе. Он уже вошел в первородный экстаз предвкушения. Весь мир перестал существовать, только она и ее нежная плоть были центром вселенной.

- Новый ребенок будет лучше старого, - продолжала шептать Света. – От этого скоро не останется и следа, мы должны дать еще много жизней на этот свет. Первый опыт был ошибкой, никто не будет о нем скучать. Есть только мы и свет перед будущими поколениями. Кому нужен слабый и плаксивый сын. Слабый и капризный ребенок не сможет выжить в этом мире, только сильный, только зачатый в любовном пороке, только здесь и сейчас.

Олег остановился и смотрел на нее. Он видел холодные блестящие глаза, которые не видят ничего кроме своих фантазий.

- Где Антон? – спокойно спросил Олег.

- Что? - как будто пробудившись ото сна, ответила Света.

- Я спрашиваю, где Антон? – сказал Олег, повысив голос.

- Его почти уже нет, - улыбнулась Светлана.

Олег схватил свою жену за плечи и встряхнул:

- Где наш сын, Света? – его голос стал еще ниже, и глаза налились яростью.

Она смотрела на мужа стеклянными глазами и ничего не отвечала, как будто это не человек, а фарфоровая фигурка. Бледное лицо, холодный цвет глаз, холодное дыхание.

Олег вскочил и начал искать сына:

- Антон! Антон! - кричал он в исступлении.

Зайдя в ванную, он увидел состриженные волосы, Антона, которые были раскиданы по всему периметру. Ножи, которыми срезались эти волосы, были в уже запекшейся крови. Олег чуть было не потерял самообладание.

- Антон! - не переставал кричать Олег.

Олег нашел сына сидящим в шкафу. Обрезанные волосы торчали клочками. Из свежих порезов сочилась кровь. Антон не плакал, он всхлипывал. Все что можно было выплакать, он выплакал, в этот ужасный день безумства своей матери. Руки и ноги были в синяках. На лице были не большие порезы. Олег достал сына, взял его на руки с тал успокаивать. В это момент, Светлана зашла в комнату с большим кухонным ножом в руках.

- Ты нашел его, - сказала Светлана. – Давай сделаем это вместе.

Холодный блеск ее глаз перерос в ярость, она замахнулась ножом, и резким движением ударила сверху вниз. Олег закрыл сына от удара своей спиной. Лезвие ножа упало на спину Олега, разрезав плоть до крови. Олег вскрикнул от боли, и выронил сына из рук, мальчик упал и стал плакать. Светлана замахнусь еще раз, и снова ударила ножом, в это раз нож разрезал руку мужа. Олег, осознав что, терпеть и надеяться на лучшее смысла нет, вступил в схватку с женой. Он сбил ее с ног ударом плеча в живот. Света упала, ударившись головой об дверной косяк. Нож из ее рук вылетел в сторону. Олег, сняв с себя ремень, связал руки Светы за спиной, и посадил еще бездыханную в угол.

Когда Светлана открыла глаза, все еще было как в тумане. По комнате ходили какие-то люди, кто-то в белой одежде, кто-то в серой. Не разобравшись в своем бреду, Света, снова отключилась.

Пока Светлана была без сознания, Олег вызвал скорую помощь. Врачи осмотрели Антона, зашили резаные раны Олега, и увезли Светлану до дальнейших разбирательств. Ребенок был цел, и не вредим, за исключением большого испуга, который в скором времени пройдет, убеждала Олега медсестра. Когда бригада скорой помощи выходила из квартиры, медсестра с сочувствием посмотрела на отца и ребенка. Ей было очень жаль распавшуюся семью: ребенок, вероятно, будет расти без матери, отец никого больше не подпустит к своему чаду.

Светлана очнулась в больничной палате. Высокие потолки, беленые стены со следами прорванных труб, старые ржавые кровати, и невыносимая беспомощность. В середине дня в палату зашел врач. Посмотрел зрачки, измерил пульс, улыбнулся и вышел. Вечером санитар принес ужин и две таблетки. Света кое-как поела, но выпила таблетки без лишних вопросов. Через несколько минут, будто в бреду, ее затянуло в сон. Следующее утро было точно таким же, как предыдущее.

Следующие несколько недель Светлану водили на исследования, брали анализы. Консилиум врачей что-то обсуждал сидя за своим большим столом, в то время, как Света сидела напротив них на стуле в больничной пижаме. В итоге коллеги врачей пришла к заключению, что у пациента С. маниакальный невроз. Ее посчитали опасной для общества и оставили на принудительное лечение на три года. Три года под присмотром врачей, три года в наркотическом полусне, три года в компании себе подобных.

Первые пару недель Олег был мрачен и безутешен. Приходя вечером домой с работы, он надеялся, что жена встретит его на пороге. Он ни как не мог поверить в произошедшее. Все казалось плохим сном, как будто он не должен, быть сейчас здесь и все это не настоящий мир, и вот-вот сейчас он очнется в холодном поту, и слева сладко спит любимая жена. Олег замечтался на светофоре и не заметил, как загорелся зеленый, вереница преследовавших его машин начала нервно сигналить.

Олегу было жалко сына, но он не мог в своем состоянии уделять ему много времени, да и трудно мужчине быть хорошей матерью. Отцовская ласка далека от маминой ласки, отец не чувствует и не предугадывает желания ребенка, он видит только совершенный факт. Все чаще Антон, стал оставаться у бабушки. Мать Олега стала второй раз мамой, но уже для своего внука. О встрече с женой, Олег, пока думать не мог. Он боялся того, что он может почувствовать. Может это будет злость, может это будет ярость, которая разрушит любовь? Может ему станет, ее жаль, и он решит привезти сына увидеть мать? О встрече сына с матерью даже не было разговора. Антон только начал отходить от своего испуга, но никогда не спрашивал где мама. Его рана и обида не зарастет никогда.

Закончился очередной день. Подходит к концу внезапно начавшаяся, бывшая еще, помнится, вчера - следующая, ставшая теперь нынешней неделя. Заканчивается последний месяц осени. Заканчивается второй год жизни без Светы. Второй год без радости, без счастья, без любви. Радостью в жизни был только сын, которого Олег видел все реже и реже. Вот и сегодня он оставил сына у своих родителей и поехал домой один.

За эти два года, Олег, так и не навестил свою жену. Это не было сильной обидой, или страхом, или актом агрессии. Он просто не хотел разочаровываться еще сильней, но и не знал, как ему поступить, когда закончится лечение Светланы. Оставался еще год. Примерно один год до окончания лечения жены. Год жизни в страхе за общее будущее и в надежде, что все образуется. Год в холодной постели. Год жизни ребенка без страха в глазах.

Зайдя в свою одинокую квартиру, Олег, как обычно разделся, скинул надоевшие ботинки. Посмотрел на себя в зеркало, потянулся и глубоко вдохнул. Он вдохнул еще раз, но глубже. Что-то не давало ему покоя, как будто, что-то промелькнуло: какая-то искра, какое-то предчувствие.

Сегодня он решил провести вечер перед телевизором. Посидеть в тишине и темноте, полистать каналы, в надежде что-то найти.

- Олеееееег, - послушался ему легкий шепот.

Олег выпрямился в кресле, обернулся вокруг себя, зевнул и протер уставшие глаза. "Показалось", решил он про себя.

Найти что-нибудь интересное, у него не получилось, потому что ничто не могло его заинтересовать. Олег остановился на новостном канале местного телевидения. Напряженный голос диктора предупреждал, что из психиатрической лечебницы сбежали трое опасных для общества больных:

- Три женщины совершили побег из психиатрической лечебницы. Все три являются опасными для общества. Двух заключенных поймали по горячим следам, третьей удалось уйти. Сбежавшая заключенная Светлана ..., - и тут, Олег услышал свою фамилию.

Он оглянулся в комнате. Встал, посмотрел в окно, и сел обратно в кресло, спрашивая себя: чего он боится?

Диктор продолжал:

-...на вид 30 лет, светлые волосы, одета предположительно в больничную пижаму. При обнаружении не вступать в контакт и сразу обращаться в полицию.

- Олеееееег, - снова услышал он тихий шепот, но в этот раз понял, что это ему не кажется.

Он вскочил на ноги, внезапное удивление сменилось испугом и дрожью во всем теле. Комната казалось пустой, но запах… это был запах духов Светланы. Олег не поверил себе с самого начала, что, тот легких цветочный аромат в прихожей был запахом духов его жены. Озираясь по сторонам, Олег прижался к стене.

- Света? – сказал он удивленно и неуверенно, надеясь, что все это мираж.

- Привет, любимый. Скучал? – иронично спрашивал голос, вырывающийся из гардероба. – Два года без жены, как легко ты от меня отказался! А я скучала, я ждала, я надеялась, что наша любовь не угасла. Где наш сын? Я очень сильно хочу его увидеть.

Олег замер. Дыхание перехватило, первородный страх заставил его замереть, в надежде, что хищник не заметит жертву. Он хотел пошевелиться, но не мог. Он хотел закричать, но не мог. И только холодная сталь отражалась в застывших глазах.

Света вышла из гардероба. В руках у нее был большой кухонный нож. Она была не похожа сама на себя. Прекрасные светлые волосы превратились, в истощенные нити, которые прилипали к сырому лицу. От красивых голубых глаз, остались лишь серые осколки. Тощая, с впалыми щеками. Ее исхудавшие ключицы выступали из-под ветхой пижамы. Ее костлявые кисти ожесточенно сжимали рукоять ножа, а глаза источали ненависть.

- Света, что ты тут делаешь? – исступленно спросил Олег.

- Ты же смотришь новости, - с хитрой улыбкой, ответила Света. Махнув ножом в сторону телевизора, так, что Олег вздрогнул.

- Ты боишься меня, милый? – заулыбавшись, продолжала Света. – Почему ты не приходил ко мне, и не приводил ко мне сына? Разве я не достойна, видеть своего ребенка? – уже без улыбки, сказала она.

- Света, - начал он, - я не знал, как все сделать правильно. Я искал подходящий момент. Ждал пока, Антон, забудет тот страшный вечер. Надеялся, что он начнет скучать и звать тебя.

Приблизившись к своему мужу, Света, спросила его:

- Ты хочешь сказать, что я не нужна своему сыну?

Олег хотел что-то ответить, но почувствовал холодную сталь в правом боку. Коротким отмеренным ударом, Света, запустила острие ножа прямо в печень своего мужа. Олег сползал, вниз опираясь на стену, смотря в холодные глаза его любимой жены.

- Ты не жалел меня, но я пожалею тебя, - сказала Света, последний раз поцеловав своего мужа, ударила ножом в сердце.

Не испытывая сожаления о содеянном она встала и осмотрелась в своем бывшем доме. На стене она увидела фотографию своего мужа и сына, с матерью Олега. Переодевшись в теплые вещи, Света вышла из квартиры и отправилась к своей свекрови.

Спустя час, по горячим следам, поисковая группа вошла в квартиру Олега. Они нашли еще теплое тело, в луже крови и с отпечатавшимся ужасом в глазах. Среди крови были видны отпечатки женских ног, исчезающие в гардеробе. По колотым ранам полиция определила оружие убийцы. Пустые плечики в гардеробе говорили об изменение внешнего вида беглянки. Полиция понимала, что надо спешить. По всем постам был объявлен план-перехват: измененные приметы, повышенная опасность, возможные адреса появления.

Света слышала распространявшиеся по городу сирены. Она понимала, что эта симфония играет для нее. Осторожным, готовившемся к атаке хищником, она пробиралась через дворы и закоулки, города некогда бывшем ей таким родным и любимым. Через какие-то полчаса, Света была у двери дома своей свекрови. Звуков приближающихся сирен не было слышно, она была уверенна, что все успеет.

Выключив свет в подъезде, она позвонила в дверь, и отошла от глазка. Открывать и даже подходить к двери никто не торопился. В нервном ожидании Света позвонила еще раз. Послышалось движение на той стороне.

-Кто там? Кто там? – радостным звенящим голосом спрашивал Антон.

Света услышав голос сына, отступила к лестнице. Секунду, поколебавшись, она позвонила еще раз. Голос свекрови спросил:

- Кто там?

- Это полиция, - бегло ответила Светлана. – Жена вашего сына сбежала из лечебницы, мы прислали вам наряд для вашей защиты.

Не узнав голос невестки, мать Олега, начала открывать дверь. Чуть приоткрывшуюся дверь, Светлана, толкнула с нечеловеческой силой. Свекровь отлетела к стене.

Прямо перед Светой, стоял ее сын. Уже подросший мальчик, с ее глазами. Он стоял неподвижно, не узнав мать. Света сняла капюшон своего пальто, и позвала своего сына:

- Антоша, сынок, иди к маме. Я так скучала по тебе, почему ты не приходил ко мне?

Антон, вскрикнув, убежал в комнату. Холодный прием сына еще больше разозлил Светлану, и она достала свой нож. Свекровь трогать она не стала, та и так лежала бездыханная и ничего не смогла бы сделать. Медленными шагами она пошла, искать своего сына.

- Антон, Антоша, - звала она сына. – Почему ты убежал? Ты разве не любишь свою маму? Мама скучала по тебе эти два долгих года, и мечтала о встрече с тобой. Это все твой отец. О, как я в нем ошибалась! Он отдалил нас друг от друга, но теперь он нам не помешает.

Светлана почувствовала толчок в спину. Она упала, не успев выставить руки. Рот полнился металлическим привкусом крови. Ей скрутили руки за спиной, и надели наручники, поставив на колени. Отряд полиции успел во время, предотвратив еще несколько убийств.

Света снова оказалась в своей палате. Открыв глаза, увидела обвалившийся потолок и отвратительно отбеленные стены. В этот раз ее приковали к кровати смирительными ремнями. И снова чувство полной беспомощности, которое смешалось с чувством физической бесполезности. Все мечты и вся молодость растаяли как дым. Мужа она убила. Сын больше никогда не захочет знать свою мать. Ни осталось ничего, даже свободы. Свободой будет только короткий ночной сон, при условии, что она сможет унуть.

0
256
09:47
Неплохой рассказ, только это совсем не фантастика.
12:50
О чём? Мораль? Смысл? Обзор криминальных новостей с элементами художественной литературы…
Загрузка...
Светлана Ледовская №1