Анна Неделина

Купол

Купол
Работа №124. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

I

Данилу всегда немного смешили эти капсулы у входа. Всё это, естественно, так, для понта, чтобы как в фильмах было. Пол, конечно, блестит лазурным блеском, но немудрено на нём и поскользнуться, особенно когда «киношный» пар откуда-то сбоку прямо в ухо бьёт. Но ничего не поделаешь. Машина уже уехала обратно в Северный купол, а в этот без санитарной кабинки не попадёшь.

Да, в Северном-то уж конечно лучше. Там после санитарии гостя ждёт ещё одна комнатка с тёплой ванной и полотенцами. А тут иди по саду весь мокрый. Правда, саду должное надо отдать — вышел он на славу. Можно, например, по пути до остановки сорвать парочку слив или ананасов — всё равно ведь никто не заметит. Благо, Работники едят немного. Но сегодня в саду почему-то никого не было. Неужто, подумал Данила, им ввели выходные. Впрочем, это дело Хозяев Купола.

Остановка, конечно, тоже была понтовая. Вся прямо блестит, сверкает, как будто архитектор пытался косить под век так XXI. Хотя, откуда ему что-либо знать о настолько далёком прошлом?

Данила присел на холодную железную скамейку. Как обычно — никого. Вот тебе и цена «архитектурной остановки». В Северном тебя уже заранее ждали пять-шесть машин, неплохих причём, а тут обязательно или топнуть, или свистнуть надо, и уж тогда к тебе нехотя подъедет какая-нибудь ржавая колымага, из неё неуклюже вылезет работник, часто вообще списанный, и, наконец, предложит сесть.

-Добрый вечер, Дэнила Александрович,-прервал его мысли низенький человек в сером комбинезоне с бляхой в виде слегка поблёкшей буквы «Ш»,-Садитесь…

«Не списанный,-обрадовался Данила,-Правда, колымагу его давно пора бы уже списать.»

Он зачем-то поскрёб пальцем по ржавой красной дверце машины, которую подогнал Работник, и спокойно, но не без доли злобы сказал ему:

-Да сколько же Вам можно повторять, меня зовут Данила! «А», первая буква алфавита, или, если Вам так угодно, «Аз», как говорили… м-м-м… раньше. Запомните уже.

Данила, ворча, залез в машину, пока «Ш»-Работник аккуратно, даже педантично, хотя это давно уже, казалось бы, вышло из их обихода, садился за руль.

Да, такая нерасторопность, может быть, как раз и делала их… важнее что ли? В любом случае, называть Работников на «Вы» выходило у Данилы даже как-то непроизвольно, хотя никто, как он заметил, больше так не делал. Да что уж там — никто к Работникам вообще никак не обращался, ну, кроме как к классам «Б» и «ОБ», без этого уже никак. А жаль. Живые, всё-таки, существа.

Машина тронулась и, тихонько кряхтя, поехала сквозь сады и поля, особенно долго огибала она озеро — видимо, самую важную часть Купола, раз надо было пилить по берегу, который с чего-то решили сделать на самом краю, с пятнадцать минут, хотя до Центра можно было доехать, вообще его не посещая.

И везде в этот раз было как-то пустынно, или, по крайней мере, слишком уж тихо. Хотя, когда это Работники умели шуметь?..

Наконец, они подъехали к Центру — самой главной части купола. Сверкал он тоже, разумеется, «яко тысяча солнц». Но тоже ни на йоту свой пафос не оправдывал.

Колымага не без бульканья и скрипа остановилась у главных ворот. К ней сразу же со всех сторон набежал Работники. Но почему-то только Списанные, с чёрточкой вместо бляхи. Один дверь открывает, другой руку подаёт, третий коврик постелит. Хорошо хоть за ручку до входа не ведут, зато все лыбятся, смотрят овальными глазами, чуть ли не ножкой шаркают.

Данила поморщился. Не любил он эту разнорабочую братию.

Огромные стеклянные двери расступились, и он в который раз почувствовал себя муравьём в нарочито огромном, но нарочито и пустом Центре. Стоят, правда, везде вазы, растения где-то примостились, лестницы маленькими ниточками тянутся… но это всё для вида. Для вида и некоторых «чёрточек». Все немногочисленные гости Купола предпочитают пользоваться лифтом, полностью, конечно же, прозрачным, включая зачем-то и кнопки.

Только в этот раз на лифте какого-то чёрта криво висела табличка: «Закрыто в связи с перегрузкой.»

Вдаваться в подробности Даниле особенно не хотелось, а хотелось просто и по-человечески высказать всё Барину прямо в лицо, в рожу его жирную, которая может приказать выкопать озеро, а вот лифт перед приездом гостя починить губа у него не дрогнет.

Хозяина Купола, по понятным причинам, называл Барином только Данила, и ему это прозвище ой как шло: только типичный барин мог так бездарно организовать свой купол, при этом даже не вылезая из насквозь просаленного халата. Дочь свою он не любил, напрочь забыл про покойную жену, Работников ни в грош не ставил, только Наследник-сын был ему исключением. Будущее Купола, как-никак.

К счастью, Барин, даже если бы и услышал своё прозвище, всё равно бы смысла его не понял, так что беспокоиться было не о чем. Разве что о том, что придётся теперь подниматься на самый верх пешком.

Через четверть часа Данила, весь потный, наконец, дополз до Покоев, где его уже ждали двое прилизанных работника класса «Б». Они картинно распахнули дверь в Кабинет, который, всё в той же манере владельца, был размеров внушительных, хотя и вмещал всего-то пару книжных шкафов и громаднейшее кресло, под стать Барину, который в нём и развалился с какой-то газетой.

Данила не стал, как раньше, дожидаться, пока он оторвёт от неё свои красные заспанные глаза, а это он мог сделать очень нескоро, и крикнул (ведь в такой комнате разговаривать не криком было просто невозможно):

-Надеюсь, Ваша дочь решила подготовиться заранее, ведь других причин отрывать меня от дел я решительно — Данила щёлкнул пальцами — не вижу.

-Да,-буркнул Барин, не отрываясь от газеты,-Дело в дочери.

-Конечно же, дело в ней!-огрызнулся Данила, смахивая с лица капельки пота,-В последнее время Вета совсем ничего не учит. Рисует в казённых книгах… то есть в моих, я имел ввиду. О чём она мечтает, скажите вы мне!

-Понятия не имею,-Барин перевернул страницу,-Вы лист принесли?

-Что?-Данила сразу и не понял,-Ах да, сводку!

И он извлёк из кармана ветровки небольшой листик в папочке.

-Мне, конечно, не сложно,-назидательно сказал Данила,-Играть роль не только Историка, но и почтальона, но я бы настоятельно посоветовал Вам купить новый телеграф, который мог бы дотянуться не только до Северного Купола, а хотя бы до…

-Отойди к окну,-прервал его Барин,-Мне надо переодеться.

Данила скрипнул зубами. Любит же Барин время экономить — ведь куда быстрее натягивать шаровары прямо в кресле, а гостя отослать к окну, чем две минуты потратить на то, чтобы уже встретить его при параде.

Данила еле отодвинул гигантскую лоснящуюся штору и тут же с ужасом осознал, что ошибся окном.

С другой стороны были все «пейзажные» части Купола, которые обилием зелени и синевы затмевали всё остальное. Здесь же, на обратной стороне луны, всё было каким-то маленьким, серым, дымила Промышленная зона, так что отчётливо видна была Пустошь, в которой, как мухоморы, мелькали красные крыши Ферм. К ним, как обычно, ехали грузовики и самосвалы, но в этот раз их было как будто больше. Хотя, откуда вообще Даниле знать, сколько их туда-обратно ездит? Не в его это юрисдикции и тем более желании.

А сами Фермы он не особо любил. Сколько лет, казалось бы, прошло с тех пор, как они были официально утверждены, а он всё равно смотрел на них с неприязнью. Но где бы мы были без Ферм?..

-Я готов,-хрюкнул Владелец Купола,-Чай будешь?

-Нет, спасибо,-буркнул Данила и, проклиная Передельный Закон о запрете любой электроники, (кроме, разумеется, лампочек), принялся читать с листка. Всё так же, из-за массивной шторы.

-Сводка на семнадцатое ноль второе. Всё спокойно. Восточный Купол провёл перерасчёт Работников, первый Южный начал что-то перестраивать у своих Ферм, второй и третий готовы купить у Вас пару сотен Списанных Работников.

-Обойдутся,-хмыкнул Барин и снова достал газету.

«Сам обойдёшься»,-в сердцах подумал Данила и не без труда вышел из-за шторы.

-Так что с Ветой?

-С Ветой? Она пропала. И думается мне,-Барин почесал затылок,-ты в этом и виноват.

II

-Да Вы хоть понимаете всю абсурдность Вашего обвинения?-еле сдерживая крик, сказал Данила.

-Ну а кто ещё-то?-усмехнулся Барин. Он уже удосужился встать с кресла и теперь зачем-то ходил вокруг него.

-Из-за тебя она и убежала. Подговорил.

-Положим,-вздохнул Данила,-Но зачем, скажите, мне это?

-Вы,-сказал Владелец Купола так, словно на ходу всё и придумывал,-Вы этими своими книжками посеяли воль… вольнодумие в её мыслях.

Данила на секунду опешил. Да, от этого идиота можно было ожидать чего угодно, но чтобы такую глупость…

-Простите,-почти прошептал он и сжал кулаки в карманах,-Но это ровно те же самые книги, по которым учила Историю ваша мать, её мать и все в этом ряду. Эта книга ещё при Переделе была написана и ни разу, ни разу, поверьте моему слову, нигде и ни в чём не менялась!

-Ну, значит… значит читал ты её не тем тоном. А ну-ка прочти мне хотя бы начало, мало ли, что ты там напридумывал.

-К сожалению, книгу я взять не успел, так что рассказать могу только по памяти.

-Валяй,-махнул рукой Барин и снова плюхнулся в кресло,-Только с выражением, в первый раз ведь слушаю.

Данила выдохнул. Собрался с мыслями. Конечно же, сложно забыть то, что он вот уже десять лет как читал почти каждый день, но общество Хозяина Купола его злило и угнетало, а это для памяти самые худшие враги.

-С давних времён,-не спеша начал Данила,-живут на Земле Хозяева и их Работники. Работники существовали для того, чтобы было хорошо Хозяевам, Хозяева жили для того, чтобы двигать прогресс и развиваться, улучшать свою жизнь. Работники любили Хозяев, а Хозяева… они, так скажем, были очень рады, что могут хорошо жить благодаря Работникам.

Но однажды Хозяева поссорились и отправили своих Работников сражаться друг с другом. И Работники бились так упорно, что почти всю Землю превратили в Пустошь — место, где не растёт ни одно растение, ни одно живое существо не обитает. Остались только маленькие оазисы, куда бежали бедные Хозяева с остатками верных Работников. Там они построили Купола, где и живут по сей день. То время, когда вся Земля разделилась на Купола, стали называть Великим Переделом, самым важным моментом в Истории. Но Хозяева так и не помирились, а потому очень мало общаются с другими Хозяевами, разве что отправляют своих сыновей — Наследников — в другие Купола, чтобы те женились на чьей-нибудь дочери и не вымер их род. Но они всё равно настолько не любили друг друга, что даже запретили все электроприборы, которых до Передела было в достатке. Я, правда, не понимаю до конца, зачем, однако такова была воля Хозяев.

Кстати, о дочерях. Пока Хозяева двигают прогресс, дочери занимаются с Историками, учатся истории и экономике, чтобы им было легче управлять Куполом, не мешая Хозяевам двигать прогресс. Вот. Ну а мы, Историки, из поколения в поколение передаём слова Истории, чтобы поведать её Хозяйкам. Хозяев же мы нагружаем, разве что, Передельным Законодательством, которое вы, надеюсь, тоже не прослушали в своё время.

Данила умолк и почтительно уставился на Барина. Тот грыз ноготь.

Наконец, после почти минуты молчания, он, поморщившись, взглянул на Историка и сказал:

-Занятно. Но обвинения я всё равно снимать не собираюсь.

-Что?!-оцепенел Данила.

-А я по глазам вижу, что ты в неё давно влюбился. Значит, Куполом править хочешь? Ну, признавайся!

Данила был уже не в силах сдерживаться и непременно бы закричал на Барина что-то не слишком подобающее должности Историка, если бы двери не распахнулись и в комнату семимильными шагами не вошёл бы, в сопровождении трёх «чёрточек», сын Владельца.

Его Данила видел нечасто, но он-то, по крайней мере, был получше своего отца. Хотя… доверять ему не стоило — был это такой типичный серьёзный персонаж с бурой шевелюрой, который жил на десять шагов вперёд, а потому ждать от него можно было чего угодно. Остальные Наследники в его возрасте уже «прогресс двигали» в чужих Куполах, а он так до сих пор даже ни с кем и не познакомился. Хуже того, он всё время где-то пропадал, и смутно догадывался Данила, что ноги часто носят его на Фермы. Что-то он там обдумывает, изобретает. А изобретатели… о них Данила старался не думать, потому что «двигать прогресс» - это одно, это как раз то, что предпочитает делать Барин, а вот изобретать… тут и вправду что-то изменить можно.

-Отец,-не мели чепуху,-как бы невзначай сказал он и протянул Даниле руку,-Здравствуйте, Историк.

-Боюсь, больше я уже здесь уже Историком быть не смогу,-сердито сказал Данила, но руку пожал.

-Слушайте его больше,-махнул Наследник в сторону Барина,-Старик просто боится, что у него отберут лакомое местечко. Ничего, скоро я ему всё объясню.

-Я!..-Барин встал с кресла и грозно топнул.

-Сложно, конечно жить без матери,-вздохнул Наследник, как бы и не замечая отцовских движений,-Что ж, вот плоды. Сестрица моя пропала. Я, конечно, всецело верю в Вашу непричастность, но всё-таки этим делом должен заняться именно Историк. Хотя бы потому, что из всех нас вы один знаете о ней хоть что-то.

-Что?!!-уже закричал Данила по-настоящему,-Искать её самому?!! Вы меня, наверное, со своими «чёрточками» путаете! Я — Историк, у меня под крылом с десяток соседних Куполов, а я итак из графика выбился из-за вашего срочного визита! Называйте меня свиньёй, но ищите-ка её сами!

-Боюсь, выбора у Вас нет,-спокойно сказал Наследник и хлопнул один раз в ладоши,-А у меня совсем нет времени.

Вдруг что-то щёлкнуло, свистнуло, и все три Работника, которые рядом с Наследником стояли, рухнули на пол. На затылке у каждого из них расплывалось красное пятно.

Даниле показалось, что всё внутри у него рухнуло до самых пяток.

«Неужели,-ужаснулся он,-Этот сумасшедший смог добраться до оружия. Или ещё хуже...»

Из-за приоткрытой двери тихо выскользнул Работник. Ничем, казалось бы, не примечательный, разве что в чёрном комбинезоне. И с автоматом в руках.

-Моё новое изобретение,-небрежно сказал Наследник,-Называйте его как хотите, Детективом или Ищейкой, всё равно я ещё не придумал названия. Он тут уже несколько дней, местность неплохо знает, но сам, как понимаете, мало что может. Но стреляет хорошо, быстро и всегда в цель. Друг это или враг — это от вас зависит.

Наследник по-дружески похлопал Данилу по плечу, и только тогда обратился к Барину, который, насупившись, снова упал в кресло. Странно, что оно до сих пор не развалилось.

-Я подожду тебя снаружи, отец. Нам надо подготовиться…

И Наследник удалился, тихо прикрыв за собой двери.

-Ну и где мне, чёрт побери, её искать?!-в сердцах крикнул Данила, стараясь не смотреть на трупы.

-Да где хочешь, там и ищи,-зевнул Барин,-Весь Купол в твоём распоряжении.

-С чего это вдруг Вы так подобрели?-нервно усмехнулся Данила.

-Мой сын дерьма не скажет. А теперь отойди к окну — я переодеваться буду.

III

Данила и сам не заметил, как оказался в просторном коридоре, который был, по величине своей, похож, скорее, на автомагистраль. И немудрено, ведь это же Генеральный Коридор, объединяющий не что-нибудь, а все комнаты Хозяев. А вот вечно занятых Работников в этот раз почему-то не было. Или тут было так тихо всегда… или только сегодня. Особенно когда за спиной этот Ищейка с автоматом наготове стоит.

«Само его существование,-вспомнил Передельное Законодательство Данила,- уже десятку законов противоречит. Изготовление оружия, ношение оружия, использование оружия. По крайней мере, электроники при нём нет. Хотя, не уверен я, что уже все его козыри видел...»

-Так,-вслух перечислял он,-Слева у нас, если я правильно помню, кабинет, за ним учебный класс, напротив бывшая комната Хозяйки… но где ж тут комната Веты?»

-Последняя справа,-монотонно сказал Ищейка и указал куда-то дулом.

Данила снова сжал кулаки в карманах.

«Спокойно, это лишь… лишь сбой системы… Но если б он, чёрт побери, просто сказал «дверь номер четыре в правом ряду», я был бы хоть немного спокоен! А так… Нет, это совпадение, это… А, неважно, хорошо.»

-Хорошо,-сказал он Ищейке,-пошли посмотрим.

Раньше Данила успевал лишь мельком взглянуть на дверь в Покои ученицы. Да и зачем ему? Его задача, между прочим, не в вещах её копаться, а обучать Куполом управлять. Правда, в этот раз она пошла по иному пути.

За всё своё время работы Историком Данила встретил только одну беглянку. Но и сбежала она, и вернулась в его отсутствие, больше до свадьбы Купола не покидала, сама всё завесила шторами, приходилось работать при свечах. Кто знает, может, и эта сама вернётся? Хотя, узнать бы сначала, зачем она вообще и убежала-то?

-Сколько её нет?-спросил Данила у Ищейки.

Работник задумался. Секунды на две.

-Дня три.

Данила остановился в сантиметре от двери. Обернулся. И так тихо, будто кто-то мог их здесь подслушивать, осведомился:

-Вы, вероятно, имели ввиду — три дня?

-Не могу быть уверенным. Но судя по той информации, что мне известна, её нет, как минимум, три дня.

-Хорошо,-прошептал Данила, и что-то внутри снова зазвенело, упало и разбилось.

Это… это был не просто Работник с оружием, который может с завидной лёгкостью ориентироваться в пространстве. Он обладал интеллектом, мог информацию анализировать, факты соотносить. Мог думать. Это или начало, или, если уж на то пошло, конец.

-Хорошо…

Конец всего. Куполов, Хозяев, Наследников…

-Хорошо.

Историков…

-Хорошо,-властно Крикнул Данила и пнул ногой дверь в комнату,-Давайте уже поиски начнём!

Комната Веты была совсем не такая большая, как что угодно в этом Куполе. И одна она, казалось, имела-таки стилистику злополучного Передельного века.

Стены покрывали обои с незамысловатым рисунком из лозой переплетённых чёрных линий, окно было всего одно — и то прямоугольное, слева от него шкаф, справа — кровать. А посередине, прямо под старинной свечной люстрой (свечи, однако, были бутафорские) лежало мягкое кресло, единственный признак купольной эпохи. Ещё бы, оно же не просто подминается под формы владельца, а ещё и располагает внизу двумя ухватками, чтобы «Б»-шкам было легче Хозяина по Куполу носить.

Первым Делом Данила подошёл к окну. Конечно же, вид на Фермы. Она уже давно начала ими интересоваться, хотя учебник располагал всего двумя скудными строчками. Может, она и сейчас там? Вряд ли, иначе Барину давно уже бы телеграфировали, или её брат бы туда проведаться зашёл. Сомнений нет, что он не сидит всё время, как его батенька, в кресле.

Кровать застелена. Значит, готовилась. Люди ведь всегда почему-то излишне чистоплотны, когда готовятся к чему-то важному. Да Данила и сам лет этак десять назад последнюю пылинку из комнаты выбил, прежде чем первый раз ехать читать Историю.

Данила похлопал по подушке. Вздута. Вернётся ли она?.. Как же, как же… Она и в прошлый-то месяц странно себя вела, про маму много говорила, про фермы спрашивала… Кто его знает, когда к ней желание убегать закралось? Но куда? Куда, чёрт побери, она могла деться, если кругом только Пустошь, фермы, а до Северного пешкодралом пол дня идти надо?!

Данила подошёл к шкафу. Ничего необычного — ряд полностью белых книг с чёрными буковками. Экономика, Хозяйство… Вид у них такой, словно к ним никто ни разу и не притронулся. Только на месте «Великой Истории» красовалась дырка. Взяла, значит, с собой. Зачем? Куда? Ни зацепки.

Тут Данила услышал странный звук, как будто кто-то растянул рукав рубашки. Обернулся и обомлел.

Ищейка схватил кресло и ловко разорвал его пополам. По всей комнате разлетелся мягкий наполнитель.

-Ты… вы,-закричал то ли от страха, то ли от злости Данила,-Ты что творишь?!

-Я обнаружил улику,-сказал Работник и выудил из останков кресла какой-то листок.

-Что, так сложно было просто расстегнуть его?!-старался Данила говорить спокойно, но всё время срывался на крик.

-Я всего лишь шёл по пути наименьших преград,-совершенно безучастно проговорил Работник,-Это самый верный путь.

Данила вздохнул и выхватил у Ищейки листок. Но яснее от «улики» не стало. На листке простым карандашом был криво нарисован прямоугольник с обломанным уголком, в прямоугольнике квадраты, отмеченные крестиками, а у основания — буква П с точкой посередине. Данила особо не понимал, что это. Отчасти из-за кривой рисовки, отчасти из-за «Закона о контроле за Творчеством», который вообще с самого Передела любые рисунки запрещал.

-Ну и что же это, господин Детектив?-Данила всучил листок обратно Работнику.

-Я видел что-то подобное неподалёку, рядом с Фермами,-ответил Ищейка и подобрал автомат, который, видимо, решил оставить, пока с креслом возился. Был шанс сбежать… но смысл? От такого существа и суперскорости можно ждать.

Ищейка как ни в чём не бывало пошёл к выходу. Данила ещё немного постоял у окна, а потом отправился за ним, предварительно захватив с собой одну из книжек. Она была самой тонкой из всех, однако, и самой полезной в то же время. Называлась она «Энциклопедия Работников». И следовало бы её немного упорядочить.

IV

В коридоре всё ещё никого не было, на тоненьких лестницах тоже. Зато колымага, на которой Данила отправился в своё не самое лучшее, хотя и единственное за всю жизнь приключение, всё ещё стояла у входа. Даже водитель успел куда-то бесследно пропасть.

Но у Данилы никакого желания ещё и эту загадку разгадывать не было, ведь солнце уже клонилось к закату, а рыскать в такой обстановке по темноте ему хотелось меньше всего.

-Машину водите?-безнадёжно поинтересовался Данила.

-Нет,-без тени эмоций ответил, казалось бы, самый эмоциональный из всех Работников.

-Боитесь, что я сбегу?-хмыкнул Данила, садясь за руль.

-Я не умею водить машину.

-Вы…

-Моя цель состоит в том, чтобы найти сестру Наследника Купола. Я не вожу машины.

Ищейка помолчал немного, но когда уселся на место рядом с водителем, добавил: «Без вас мне не обойтись.»

-А если я… ну, скажем, не хочу Вам помогать? Если я попытаюсь сбежать при первой же попавшейся возможности?

-Придётся Вас убить.

-И почему же?-театрально развёл руками Данила.

-Мне так сказали, в этом моя цель.

«В пространстве ориентируется, анализировать умеет… но ему, блин, сказали!»-пробурчал Данила и уныло нажал на газ. Колымага, пошатываясь, кажется, уже чуть сильнее, чем в прошлую поездочку, нехотя тронулась с места. Увы, садами и озером в этот раз не полюбуешься, теперь Центр придётся с другой стороны объезжать, пилить по чёрным полям-огородам, между вечно дымящих фабрик Промышленной Зоны Купола. По служебному выходу, куда обычно завозят товары с других Куполов и… и всё остальное, что остаётся завозить.

-Цель, цель...-вздохнул Данила,-Но если уж Вы такой догадливый, могли бы задуматься над этой своей целью. А заодно и над жизнью, над историей. В Вас же есть… осталось же ещё немного памяти от прошлого. Осталось ведь?

Но Ищейка молчал.

От Промышленной зоны, как и полагается, тянуло какой-то индустриальностью, роботами и старинными антикварными часами. Здесь без, разумеется, какой-либо помощи электричества, производили все блага для Хозяев… ну и всякую мелочь для Работников. Вообще, правильно было бы именно это место Центром Купола назвать — отсюда-то всё, как правило, и начиналось. Тут и каркас Купола создавался, и машины всякие — гостей перевозить, Фермы совершенствовать. Данила точно не знал, чем там Хозяева ещё занимаются, но те два пункта всегда были в особом приоритете.

Разумеется, по какой-то неизведанной причине, пусто было и здесь. Однако, в одиноком окне какого-то из зданий Данила на секунду заметил Наследника. Он прижимал к уху некую штуковину и как будто… как будто говорил по ней!

«Минус Закон Прямой Связи. Куда уж дальше-то?-Данила постарался вытряхнуть увиденное из головы,-Хотя, кажется мне, знаю я, куда всё это катится...»

-Нам надо выехать через служебку,-непонятно зачем сказал он Ищейке. Почему-то он был очень уверен, что тот поймёт это только людям понятное сокращение.

-Есть путь короче.

Данила уж было подумал, что тут достроили ещё одни Ворота, о которых ему, конечно же, не сообщили, как вдруг Работник толкнул его, выхватил руль, всё завертелось, закружилось, колымага затрещала громче обычного. Когда же Данила смог, наконец, снова ориентироваться в пространстве, его руки преспокойно лежали на руле, а колымага, чуть дымясь и тарахтя, ехала по Пустоши. Как будто бы ничего и не случилось, но лобовое стекло теперь украшала внушительных размеров трещина. И не только стекло. В Куполе сияла большая дыра, осколки разлетелись по Пустоши и их отблески в лучах заката слепили теперь глаза. Ищейка преспокойно сидел на своём месте.

Данила огляделся. Приостановил машину. Вышел. Сделал пару вдохов и выдохов, потом сел обратно.

-И что это сейчас было?-тихо спросил он Ищейку.

-Мы срезали путь.

-Почему?-ещё тише спросил Данила и впился ногтями в руль.

-Потому что это был путь наименьших преград. Продолжим маршрут. Нам недолго ехать осталось.

-Да пошёл ты к чёрту,-заорал Историк и забарабанил по рулю,-Пошёл к чёрту со своими преградами! Мы, мало того, что чуть не сдохли, так ещё и Купол разрушили! Самый первый закон Передела нафиг послали! Мы, если теперь Вету и найдём, нас всё равно обоих перестреляют!!! Знаешь что? Знаешь?! Если уж тебе так полюбились эти «пути наименьших преград», так пусти себе пулю в лоб! Парадоксально, но самая большая преграда — это жизнь! Уж Историку можешь поверить!

Ищейка молчал. Молчал он долго, с минуту.

-Мне было дано разрешение на любой кратчайший путь. Нам нужно ехать дальше. Я укажу дорогу.

Данила откинулся на спинку водительского сидения. Ему уже было всё равно — хоть выбегай из машины и мчись к свободе, пока пулю не поймаешь. Мысль эта почему-то крепла, и кто знает, может так бы он и поступил, если бы Работник не добавил:

-Купола скоро будут не нужны.

-Ну, всё понятно.-сказал Данила. Опасения его подтвердились.

Колымага с ещё большим трудом, чем раньше, двинулась с места.

-Почитал бы ты сейчас «Энциклопедию»,-как бы невзначай посоветовал Данила Ищейке,-Кстати, куда нам?

-Метров пятьсот к Северу от Второй Фермы, в низине,-сказал Работник, отложил автомат на заднее сидение и оттуда же достал книжку.

«Чёрт его разберёт где это,-подумал Данила,-С его-то интуицией… Ну да ладно. На месте разберёмся. Но лучше бы пораньше приехать. Пока не началось…

V

Фермы всегда старались строить подальше от Куполов. Все Хозяева наперебой твердили, что дело в контрасте и в несовпадении архитектурных стилей, но уж Данила-то, как Историк, понимал, что к чему. Недаром Историкам ещё с детства на всё это раскрывают глаза, рассказывают правду о Куполах и прочих заморочках. Чтобы была лишняя мотивация рассказывать то, что написано. Ну а коли уж вздумал кому-нибудь раскрыть завесу тайны, альтернатива небольшая. Завтра же чёрточку на комбинезон налепят. Правда, многие до истины и без болтливых Историков докопаться могут… но это уже немного другое.

Так что же там с Фермами? Всё проще некуда — дело в неравнодушных. Они-то историю всегда и двигают, они-то Фермы и пытались на первых порах запретить. Поэтому сейчас их почти и не осталось. Вета, разве что… хотя, кто её знает, может, у неё свои планы на будущее?

В любом случае, до Ферм было ещё минут десять.

-Написано неграмотно,-сказал Ищейка и отбросил «Энциклопедию» на заднее сидение.

-Согласен,-кивнул Данила,-Написано впопыхах, много недочётов, недомолвок, ни разу ведь даже не переиздавали.

-Здесь не хватает пояснений. У каждого Работника к индексу есть пояснение. «Ш» - значит «шофёр», «П» - полевой Работник, но у индексов «Б» и «ОБ» нет пояснений. Что они означают?

-Близкие,-вздохнул Данила,-И Очень Близкие. Владельцы предпочитают таких слов не говорить. Но если в подушку поплакаться надо, или мечты свои рассказать, кто-то же нужен. Эти уж будут поумнее огородников. Но, как я погляжу… не они одни такие смышлёные. Кстати, ты не задумывался, почему тебя там нет?

Ищейка молчал.

-А такого, как ты, недавно создали. Это у Владельцев такое увлечение — новые игрушки создавать. Нагрузили в тебя функций, да побольше, вот ты и… Кстати, в тебя Историю-то загрузили?

-Да,-ответил Работник.

-И она… она не кажется тебе тоже немного неполной?

Ищейка молчал. Данила тоже не спешил продолжать.

-Не знаю. Не уверен.

-И ни на что тебя «Энциклопедия» не наводит?

-Не нахожу связи.

-Ну тогда… тогда позволь, наконец, рассказать тебе правду. Всё-таки, я, как-никак, Историк. Всё: о Фермах, о Куполах, о Работницах...

-Левее,-вдруг сказал Ищейка.

-Что?-опешил Данила.

И Работник вдруг опять выдернул у него руль. Он успел развернуть машину за секунду до того, как по её бывшему пути проехал непонятно откуда взявшийся самосвал доверху гружёный Работниками в чёрных комбинезонах и унёсся в сторону разбитого Купола.

-Началось,-прошептал Данила и подбавил газу, уже не так опасаясь, что колымага не выдержит и развалится за километр до цели,-Куда нам?

-Я развернул машину в нужном направлении.

-Но впереди же ничего нет! В том числе и низины.

-Пустошь не ровна. Иначе бы Вы увидели самосвал. Пару дней назад меня пустили осмотреть местность, и я это понял. Но тогда дочь Хозяина ещё не пропала, и информацию эту важной я не счёл.

Данила уже был готов снова что-то крикнуть, как вдруг на горизонте, и вправду, засветилось какое-то серое пятно. С каждой секундой оно росло, приобретая прямоугольную форму, и, наконец, Данила понял, что же Вета хотела изобразить на своём первом и единственном рисунке.

Это был дом. Небольшой, трёхэтажный, но довольно неплохо сохранившийся, иначе дом в нём никак было бы не узнать. Окон в рамах, конечно же, не было, дверей тоже, краска давно отслоилась, кое-где торчала арматура, но это был дом, непонятно как сохранившийся столько веков в бескрайней Пустоши.

-Ты знаешь, что это?-заворожённо спросил Данила, вылезая из машины.

-Помещение,-ответил Ищейка, доставая автомат,-Возможно, жилое.

-Ещё бы, жилое! Это часть Истории! Настоящей! Да о ней даже мой дед только краем уха слышал!

-Значит, ту Историю, что Вы рассказываете, нельзя считать за истину?

Данила было хотел лишний раз ему напомнить, что он никогда ему ничего про истину и не говорил, как вдруг из дверного проёма вылетела белая книга, стукнулась о ступеньку и разлетелась ворохом белых страниц. Немудрено, «Историй» нужно было больше всего, а потому на переплётах решили сэкономить.

-Это она?-спросил Работник.

-Сейчас узнаем.

Они поднялись по ступенькам во что-то наподобие гостиной, где не было, разумеется, ни мебели, ни обоев, но у оконной рамы лежал спальник, несколько бутылок воды и пара мешков с фруктами, а рядом, у стены, стояла девушка — естественно, красивая, (ведь всех некрасивых Наследников сразу же обращали в Работников и Работниц), в белом комбинезоне Владельца и с револьвером наготове. Можно было только гадать, откуда он мог тут взяться, что уж говорить про патроны. Её решительный взгляд лишь скользнул по Историку, более пристально он начал сверлить Ищейку.

-Да, он врал,-властно сказала она и тряхнула русыми волосами,-Я это давно поняла… как, впрочем, и мой братец. Но почему-то Северный Купол послушал именно Наследника. Меня они прогнали, так что, если уж вам так интересно, тут я только с прошлого вечера кантуюсь. А они — Вета махнула в сторону рамы — уже и чертежи получили, скоро тоже все тут будут. Познаю я тогда судьбинушку моей свободолюбивой матери. А ведь это не в войнушку им играть — это живые существа! Люди!

И она обвела дулом пару кругов вокруг Ищейки, который, тоже, однако, поднял автомат, но с предохранителя пока не снял.

-Успеем мы убежать,-спокойно сказал Данила,-Если повезёт, Второй Южный Купол примет нас.

-Поздно,-грустно усмехнулась Вета и опустила револьвер,-Это цепь. Сломан один Купол — сломаны все.

-Да какая разница?-всплеснул руками Данила,-Пока можно бежать, мы…

-Мне сказали,-подал Ищейка голос и перевёл дуло на Историка,-Уничтожить вас, как только цель будет достигнута.

-Неудивительно,-вздохнул Данила и приготовился.

Но Вета вдруг вскрикнула:

-Да пойми же! Ты человек! Человек! Ты свободный, неважно, что в тебя там нагрузили! Ты сво-бод-ный! Какая разница, что тебе сказали, ведь у тебя же есть чувства! У вас у всех есть чувства! Я знаю! Я ради этого сбежала! Ради тебя!

-Я не знаю,-сухо ответил Работник,-я начинаю сомневаться в подлинности моей цели. Но она… она не может быть неправдой. Её надо выполнить. Это путь наименьших преград.

Щёлкнул предохранитель. Но, прежде чем успел бы Данила уйти на заслуженный отдых, Вета рванулась к Ищейке, обвила его руками, поцеловала. Страстно, что уж говорить, они как будто лбом целовались. Автомат выскользнул у него из рук и рухнул на шершавый бетон.

Следовало ожидать подобной слабости. Слишком уж много в него нагрузили. Вернее, удалили слишком мало.

-Мы с тобой,-сказала Вета, отпрянув,-Создадим новый мир, где Хозяева и Работники…

-...будут друзьями,-нежно прошептал он.

-Ради тебя, ради меня, ради мамы, мы всех освободим. Мы с тобой...-снова начала грезить о несбыточном девушка, но Данила уже не слушал. Он тихо выскользнул из комнаты. Надо было поскорей машину завести, чтобы в последний момент не подвела.

Но только он дошёл до ступенек, что-то ткнуло его прямо в лоб, он не удержался, упал к стене, ударился затылком, но каким-то чудом сознание не потерял.

Они не успели. Прямо перед ним стоял Наследник, тоже с автоматом, приклад которого, похоже, так удачно и вписался Даниле в макушку. За Наследником стояло штук с пятьдесят ищеек. Тоже, разумеется, с оружием. Видимо, и самосвал был где-то неподалёку.

-Ну всё,-усмехнулся Наследник,-Отец с остальными уже в Северном. Там тоже уже всех Работников переоборудовали Скоро все тут будут. А потом — потом весь мир наш. Купола, промышленность — всё! Наконец, новые законы введём!

-Вы туда идёте,-прохрипел Данила,-Откуда всё и начиналось.

-А никто нам и не думал рассказывать, откуда всё начиналось. Это твоя работа. Была.

И только тут выбежали Вета со своим новым другом, так что теперь прицелы были направлены не только на Данилу. Но и Ищейка блеснул разумом — не забыл подобрать автомат.

В ушах жужжало. Данила мало что слышал из их разговора, но немудрено было догадаться, о чём могут спорить неокрепшие подростки с оружием и Работник, внезапно научившийся чувствовать.

-Тиран!.. Моя мама знала!.. Убийство!.. Игрушки в твоих руках!..

-Весь мир!.. Будущее!.. Новая эра!..

-Не смей! Он за меня!..

-Цель!.. Я приказываю — пристрели её!..

Щелчок. Тело Наследника рухнуло рядом с Данилой. Он шипел, корчился в агонии, но кое-как смог достать ту штуку, которую прикладывал к уху в Промышленной Зоне. Он клацнул по ней, прошептал: «Отец!.. Северный!..» и отошёл туда, куда рано или поздно уходят все сторонники новых эр.

В глазах у Данилы бегали и искрились круги, но теперь-то нельзя было засыпать. Ведь скоро прибудут тысячи Ищеек из Северного. Но эти-то, разумеется, просто стоят. Нет у них теперь цели. Ну ничего, сейчас наш чувствительный скажет своё словцо, и все поедут домой.

-Я понял, братья,-радостно закричал он,-Я знаю, что надо делать!

Работники уставились на него. Вылупились, если уж быть точным. Новый Хозяин, как-никак.

-Я знаю,-повторил он властно,-Историк сказал мне. Он сказал мне про путь наименьших преград.

Данила вздрогнул, и от этого ещё сильнее потемнело в глазах. Он уже смутно понимал, к чему всё это ведёт, но боль всё никак не давала ему вспомнить точно.

-Историк рассказал мне про самую большую преграду. Надо избавиться от неё!

Данила попытался приподняться. Надо было вмешаться, но тело не слушалось.

-Надо избавиться сейчас же!

-Да!-вскрикнула Вета и прижалась щекой к его плечу,-И что же это за преграда? Скажи, я так хочу услышать то, о чём думаю уже который год.

О, как же она ошибалась. Не о свободе мечтал Работник.

-Стой,-прошептал Данила.

-Самая большая преграда,-он поднял автомат,-это…

-Стой!

-Это жизнь! Жизнь!

-Сто-о-о-о-ой!-эхом зазвенел крик и растворился в наступающих сумерках. Слышались только щелчки.

VI

-Дэнила Александрович… Дэнила Александрович...

Данила еле глаза разлепил. В голове всё ещё стучало, но теперь ориентироваться в пространстве стало намного легче.

Почти все ищейки лежали чёрной кучей на земле. Где-то у изголовья кучи можно было разглядеть и организатора, разрешающего все проблемы во вселенной, с другой стороны её — идиота, эти проблемы создающего, посередине белым пятнышком — ту, которая вообще к этому всему отношения никакого не имела, хотела только счастья, но не такого, какое ей дали.

Над Данилой же склонился уже знакомый Шофёр и тряс его за плечи. Что-то тихонько жужжало вдали.

-Запомни уже, я — Данила,-устало откликнулся он,-А ты что, не смог преграду преодолеть?

-Нас,-робко ответил Шофёр,-Нас нечётное количество было.

-Да, недосчитал… А сам себя?

-Я… я боюсь.

-Этого следовало ожидать. Ладно, подними меня. Нам надо — Данила закашлялся — надо к машине.

Жужжание стало чуть громче. Это ехали с Северного.

Шофёр кое-как подхватил Данилу и понёс, аккуратно переступая через трупы, к той же злосчастной колымаге. Она еле пришла в движение, видимо, в неё угодила пара шальных пуль — сильнее дымило из под капота, всё яростнее тарахтело, булькало. Но альтернативы уже не было. Да и Даниле было, в общем-то, всё равно.

-Поехали к Ферме. Там и помрём.

-Я не хочу умирать, Данила Александрович!

-Захочешь, когда всё узнаешь. Но, скажи мне сначала, сколько Куполов уже…

-Только наш и Северный. Остальные мы планировали…

-Вы планировали? Или вам приказали?

-Не… не знаю.

-Не может Работник не знать!-крикнул Данила из последних сил,-Не может бояться, любить, думать не умеет! То есть не умел, пока в него этих всяких новых функций не добавили. Вернее… пока всё остальное не удалили.

Жужжание нарастало.

-Работник — это обычный человек. Как я. Как Хозяин. Как кто угодно! Просто его ещё с самого рождения отобрали у матери...

уже виден столб пыли

...засунули в какую-то капсулу…

пять или десять машин

...и превратили в овоща! В овоща, понимаешь?! В того, кто ничего не может, кто просто существует! И это вот твои Хозяева каждый год делают! Разве это человечно?!

В машине что-то зарычало, из-под капота повалил огонь. Колёса зашипели.

-И вот в них, в кукол бесполезных, загрузили одну единственную функцию, чтобы до конца жизни своей они в Куполах горбатились! Но в этот раз перестарались великие — слишком плохо они вас в капсуле почистили, и вы снова научились думать. Но и думать не так, как надо!

Колымага подпрыгнула.

-И это всё там — на Ферме, где людей разводят, как животных!

Что-то грохнуло, колымага снова взлетела в воздух, сделала сальто на ровном месте и взорвалась.

Данила уже ничего не хотел вспоминать. Он понимал только, что лежит у входа на пустующую теперь Ферму, весь в крови и в грязи, рядом пахнет чем-то палёным, а сзади нарастает жужжание.

Из-за колючей проволоки на него испуганно смотрели Работницы, прижимая грудничков к груди. Это и было всё, что они умели.

И он пополз. Из последних сил, несмотря на боль во всём теле. И рваным, раздранным, как границы Купола, голосом, продолжал кричать:

-Об этом многие знали, и все полегли! Полегли, как и Хозяйка Ваша. От родственных рук притом! И за мной уже едут. Но я скажу вам! Я вам всё скажу, что знают Историки! Давно, века три назад, какой-хрен научился делать Работников из больных и ни на что ни годных людей. Потом в Работников насильно превращали всех бездомных, а потом уже и тех, у кого денег не хватило откупиться. Это, разумеется, обрадовало не всех, и началась война! Ядерная, атомная — неважно! Они уничтожили чужими руками всю Землю… но сами остались жить в Куполах! А Работники…

вот и капсула. Шаги сзади

...так и остались рабами. И ничего теперь с этим не поделаешь!
Данила кое-как приподнялся, открыл капсулу, нажал на кнопку «Полевой» и залез в неё, еле захлопнув. Он мутно различал, что к капсуле уже бегут Ра… люди в чёрных комбинезонах, стучат по стеклу, что-то кричат. Но он не слышал. А потом всё застлал туман.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Ненавидел я физику. Нет, честно, терпеть не мог. Мало того, что ничего непонятно, так ещё и округлять всё подряд приходится. То ли дело математика. В ней точных данных больше. Но, увы, без физики почти ни в один престижный ВУЗ не поступить.

И учитель, вроде, хороший, и готовился я не так уж упорно, а всё равно я её ненавидел жутко. Но однажды решил — хватит! Не полюблю её — ЕГЭ точно не сдам! А дело как раз перед праздниками новогодними было. Родители куда-то уехали, я остался за старшего — мне шефство поручили над попугаем Славиком. Но да что с ним — его только кормить три раза в день надо, да туалет вычищать.

Всё остальное время я планировал посвятить физике. Всё! Абсолютно! Должно же когда-то отвращение пройти.

Встал я в десять, покормил Славика, и сел за задачу. Не понял. Перечитал все учебники, что смог найти. Не понял. В интернет полез. Всё равно не понял. Раньше я бы сдался, написал бы кому-нибудь, подсобить попросил. Но не в тот раз.

Я сел. И начал думать. Упорно. Вспоминал все формулы, подставлял, перерешивал. Но ответ не сходился. Я бился головой об стену, проклинал всё и всех. Не сходилось. Я замолчал. Успокоился. Начал тупо смотреть на условие. Долго смотрел. Просверливал глазами. И вдруг — руки сами к ручке потянулись и всё на раз-два решили. Взял я следующую — тоже решил. Почти без усилий. Я так обрадовался, даже Славик мне орать начал.

Но он обычно орёт, когда кушать хочет. Ладно, одну задачку решу, подумал я, и покормлю птичку. Решил одну. Две. До конца листка дорешал.

Ну всё — хватит. Норма выполнена. Пора птичку кормить. Но, чувствую, не могу я встать. Больше я уже ничего не могу. Могу только сидеть и решать. Тело не слушается. Буквально.

Через три дня вернулись родители. Славик орал из последних сил. Я сидел, умирал от голода и жажды, но решал какой-то задачник вот уже в третий раз. Без сна. Родители вызвали врача.

Потом время побежало как-то быстро. Я очнулся в больничной палате. Все стены были вдоль и поперёк исписаны формулами. Меня кормили через трубку в горле. Я решал задачи на покрывале. Кровью. Потом опять время понеслось неделями и месяцами.

Вот я уже в дурке. Руки в рубашке. Я выплёвываю на полу формулы. А через окошко в двери на меня смотрит важный человек в очках.

Теперь я на столе. В меня пихают трубки. Учёные пишут дельту пульса моего сердца.

Сижу в капсуле.

Нас двое. Мы сидим с трубками в горле в памперсах и решаем университетские задачи.

Нас четверо.

Нас пятеро.

За окном что-то кричат. Летят камни. Мы решаем.

Нас тысяча. За окном что-то взрывается.

Нас много.

Очень много.

Вбегает профессор. Тот, что смотрел на меня в дурке. С револьвером. От кого-то отстреливается. Вспоминаю сцену из «Роковых яиц» Булгакова. Я любил его читать, когда ещё ненавидел физику.

Роняет револьвер. Падает. Кричит что-то про новые идеальные миры.

Мы решаем.

Мы решаем.

Решаем...

Я проснулся. Меня Славик разбудил. Есть хочет, зараза. Ну да, это был сон, долгий, но приятный. Хотя, легко сказать — сон. Это было. Не здесь. В другом месте. Но было.

Задачи я с тех пор решаю легко.  

+4
277
22:39
Сложно оценить. Не могу сказать, что мне понравилось, но придуманный автором мир достаточно оригинален и интересен. В то же время мир не богат, и ряд идей, таких как отказ от электроники, кажутся мне не правдоподобными. Непонятно где происходит действие — на Земле или все-таки на Луне, которая упоминалась в тексте.
Разговор Историка и с Владельцем купола и с работником нового типа переходят в непосредственный рассказ истории мира читателю, несвязанный с взаимодействием героев между сосбой, что не есть хорошо.
Второе действие с решение задачек по физике смотрится инородно и не нужно, на мой взгляд, хотя безусловно фантастично.
С пожеланиями дальнейших успехов.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1