Ирина Кошман

Расселение

Расселение
Работа №126

Серёга Палов поглядывал по сторонам и не мог понять, где он. Место вроде знакомое, словно много раз его посещал, вот как зал ожидания на вокзале: они ведь все очень похожи, и обстановкой, и освещением, и тем более запахами. То есть находишься внутри и интуитивно понимаешь, что вон выход, он же вход, там где-то перрон, наверняка недалеко буфет, кассы… Какое-то подобное помещение. Но вот почему он здесь? Гулкое эхо от чего-то неизвестного и мощного говорило о присутствии длинных туннелей и переходов; что-то большое ворочалось, двигалось, ползло. Кроме того, присутствовало также ощущение, что рядом с залом большое пустое пространство. То ли набор далёких звуков, то ли давление воздуха это подсказывали. Площадь? Перрон в поле?

- Не пойму что-то, - соображал Сергей, - что я тут забыл, куда это я собрался? И ведь не выпивали вчера… кажется, а понятия не имею…

Палов постарался насколько мог просканировать своё состояние: странно, голова не гудит, а ясности мышления нет. Сергей закрыл глаза и потёр лоб, иногда это помогало, но не в этот раз.

- Что за хреновина? Куда мне ехать? На кой…?

Мысли накатывали, разбивались о волнолом непонимания и рассеивались, чтобы через мгновение начинать формирование новой волны вопросов. Необычное ощущение. И ведь, что Палов отметил где-то в глубине самого себя шестым или седьмым чувством – присутствовала тяга куда-то идти. Так бывает в армии: дали приказ «вперед!», а место, до которого идти или другой какой-либо ориентир для остановки указать забыли. Долг и чужая воля подталкивает к активному движению, но разум требует объяснений. Хотя нет – в армии более-менее понятно… В груди Палова то ли ноет, то ли тянет, и в животе предчувствие холодком – сейчас нечто произойдёт, но вот что, никак не понять. Неопределённо, тревожно и в целом неуютно.

Вокруг, в основном по одному, реже - парами сидели другие люди, и также с растерянными взглядами. Сергей повел головой в одну сторону, в другую: да, точно – сидят и тоже озираются. От желания больше увидеть Сергей пропустил момент, когда перед ним возник (по-другому не скажешь) мужчина. Скорее пожилой, с короткой аккуратной бородкой и почти лысой головой. В руках у него была приоткрытая папка, из которой выглядывал листок бумаги.

- Тэ-ек, Палов Сергей Юрьевич, 19… года рождения, - читал сам себе под нос незнакомец, - раненько, раненько, но делать нечего – расселим…

- Куда расселять? – заморгал Серёга, пропустив мимо ушей «раненько».

Мужчина приподнял взгляд выше края папки, долго и задумчиво посмотрел в сторону Палова, хотя было ощущение, что смотреть на него он и не собирался: разглядывал что-то чуть выше его головы, и не конкретное и близкое, а нечто или невидимое, или очень далекое. Так бывает, когда хотят увидеть идеально чистое стекло: нет чёткого фокуса, взгляд постоянно проскакивает мимо нужной точки, насквозь. Также подобным образом смотрят в густой туман. Хотя незнакомец даже не смотрит, а больше прислушивается к чему-то, потому что одновременно поднял руку, будто дирижёр во время паузы в симфонии…, а затем крутнул кистью: поймал нечто мизинцем или ноту взял на воображаемой скрипке, и снова уткнулся в бумаги.

- Ага, значит, здесь у него бонус, хорошо, вот ещё есть, тэк, тэк…

- Позвольте, уважаемый, - Сергей привстал и подался чуть вперед, - мне бы понять…

- Сейчас, не торопитесь, я же знакомлюсь с сопроводилкой. Скоро определимся.

Палов в недоумении опустился на сидение, одновременно заметив, что многие «пассажиры» тоже повторяют его движение: некоторые только привстали, а кто-то снова откинулся на спинки кресел. Такое впечатление, что каждый из них только что увидел такого же мужчину, изучающего документы из папки, и он также их осадил. Вот только Сергей никого не видел, только своего.

Незнакомец читал, бормотал, иногда черкал на этом же листке карандашом: и обводил какие-то фрагменты, и линии какие-то размашисто проводил: вычёркивал или соединял разрозненные части, а несколько раз сделал быстрые пометки, типа «галочки» поставил. По ощущениям Сергея прошло минут пятнадцать-двадцать.

- Почтеннейший, объясните мне, - Палов пощёлкал пальцами, привлекая внимание.

- Да-да, - мужчина отвлёкся, наконец, от записей.

Он смотрел ясными глазами с желанием помочь, как будто незадолго перед этим не отмахнулся от Серёги как от мухи. Несмотря на ощущение, что незнакомец был не молод, он имел абсолютно чистую кожу младенца, словно светился непорочностью, будто грудничку часть головы выбрили и бородку наклеили.

- Вы, Сергей Юрьевич, не волнуйтесь, сейчас все вопросы решим. Вы ведь сюда, как я понимаю, на ПМЖ, а значит, нам с вами нужно подобрать, что-то типа квартирки. Жильё. По всему комната с подселением вас не устроит, да и не те времена, можем себе позволить, чтобы персонально каждому. Как, а?

- Какая ещё квартира? У меня прописка по Лесной уже есть, и не хочу я никуда переезжать. И это… Вы кто?

Мужчина не стал изображать удивление. Он вообще никак внешне не отреагировал: ни вздохнул, ни пожал плечами, ни бровью не дёрнул.

- По-вашему я Гавриил Элоимович. Здесь я не то чтобы риэлтор, но и не комендант в буквальном понимании. Менеджер, пожалуй. Я выделяю жильё на предстоящий период.

- Гавриил Элоимович? Зачем жильё? - Палов пожал плечами и изобразил руками «ничего я не понял на текущий момент, но, может, дальше разберусь»: ладонями так, будто готов принять небольшое и круглое.- Ладно, ладно. Хорошо. Я, конечно, не очень понял, зачем это мне нужно, и тем более не ясно, зачем оно вам, но давайте определяться. А вы, как я вижу, подготовились, вон и дело на меня завели.

Гавриил Элоимович впервые улыбнулся:

- Конечно, без этого никак. Однако давайте уж действительно определяться, чего тянуть. Особняк на побережье и трёхкомнатные апартаменты, сразу предупреждаю, вам не светят.

- Да я как-то и не рассчитывал…

- Двушечка, знаете ли, тоже не ваш вариант.

- Если я один, оно и понятно, зачем мне…

Не обращая внимания на высказывания Серёги, Гавриил Элоимович продолжал, видимо, по давно наработанному алгоритму, чтобы сразу клиента не ошарашить невыгодным предложением – понижал степень комфортности:

- Итак, однушка. Окно на запад, полуподвал, удобства… Тут такое дело, удобство одно на этаж, в конце коридора, и ванной нет.

- Ничё себе, - опешил Палов, - как-то совсем убого. В коридоре… Да даже, если это общага, то уж совсем. Не-е, Гаврила Эломович, вы меня как-то не за того, наверно, приняли… А что, других вариантов никак?

- Не нравится? Сергей Юрьевич, вы поймите, у нас система зависит от наработанных баллов, а у вас, простите, на большее не набирается. Ну, хорошо, учитывая, что у вас есть некоторые положительные факторы… Можно, например, на первом этаже, с крыльцом, но тогда удобства во дворе и окно на север.

- Какие-то у вас квартирки… полуподвалы, да с сортиром на улице… Нормальных что, совсем нет?

- В каком смысле нормальных? - заинтересовался комендант-риэлтор.

- Ну, каких нормальных, - Палов начал перебирать то, что смог вспомнить об удобствах, - вход отдельный, крыльцо высокое с верандой или балкон там, санузел раздельный, вид на парк, например, кухня ещё…

- Что вы. Варианты с кухней и балконом отпадают сразу. Вид чтоб… Ну не знаю… У нас вообще-то те, кто претендует на расселение с видом на парк, хотя у нас скорее сад, они по другим спискам проходят. То есть списки, конечно же, общие, но у них баллы совсем другие. У вас, простите, и близко нет. Вид на водоём, если для вас принципиально, могу в принципе предложить. Болотце небольшое, камыш, ряска... Устроит?

- Хоть водоём, уже лучше. – Сергей почувствовал, что можно варьировать с выбором. – Окна лучше бы на юг…

- На юг? Тогда без крыльца и только подвал.

- А смысл? - хмыкнул Палов, - Света не будет видно.

- Да, согласен, свет – это важно, - кивнул Гавриил Элоимович. – Но вы не беспокойтесь, там приямок и, если подойти близко к окну и вверх смотреть, свет присутствует. Немного, конечно…

- Гаврила Эломыч, я так понял, что у вас всё же можно и с удобствами, и с видом.

После достаточно длительного перебора вариантов, практически торга, Сергей получил документы на однокомнатную квартиру, с совмещённым санузлом, минимальной обстановкой, одним окном на восток и видом на каньон. Он был доволен, что выторговал себе значительные преференции относительно первого варианта:

- Вот что получается, если понимаешь принцип, - довольно улыбался своей оборотистости и ловкости в переговорах кандидат на размещение, - а-то ишь, полуподвал в общаге…, сортир на далёком севере... Не на того напали.

Документы представляли собой плотную картонку с персональными данными заселяющегося и квадратом цифровой кодировки, вероятно, выполняющим роль защиты от подделки и электронного пароля одновременно. Палов подмигнул менеджеру по расселению и направился к выходу из зала.

Открыл дверь, шагнул… И сразу оказался в лифте. Темновато, как в большинстве подобных средств межэтажных перемещений: или на лампочках экономят, или плафон сеткой закрывают. На удивление никаких закопчённых глубокомысленных надписей зажигалкой на потолке не видно. Да и стены не исцарапаны ни адресами по продаже удовольствий, ни характеристиками никому не известных Дим, Сань или Ир, короткими и не очень лестными. А запах… Нормально, ничем не пахло, разве еле-еле уловимо кисло-солёненьким, совсем намёком. Но и то, наверное, Палову показалось от волнения.

Как только Сергей вошёл, двери закрылись. Равнодушный, искажённый динамиком, голос произнёс:

- Вставьте лист расселения в приёмную щель текстом вверх и нажмите кнопки на панели.

Палов огляделся и, заметив прорезь ниже двух больших кнопок с концентрическими узорами, вложил полученный совсем недавно листок согласно указанию. Раздался тихий шорох, листок продвинулся внутрь панели наполовину и остановился. Щель изнутри засветилась фосфоресцирующим зеленоватым светом.

- Сканирует, наверное, - сообразил Сергей и тут же сам себе скомандовал. - Теперь нажать.

Надавил кнопку. Ничего не произошло.

- Нажимайте две кнопки одновременно, - подсказал голос.

Кнопки располагались достаточно далеко друг от друга, поэтому пришлось использовать пальцы обеих рук.

Узоры пружинили, поддаваясь давлению, и в оба пальца Палову, не очень глубоко, но болезненно вонзились иглы.

- Ё! – дернул руки на себя Серёга, отшатнулся от панели и начал падать вместе с лифтом куда-то вниз.– Куда на…!?

В голове помутилось, перед глазами полетели чёрные точки, желудок заявил о том, что готов… не готов держать лишнее. И хорошо, что этого лишнего не оказалось, только позыв присутствовал. Лифт остановился достаточно быстро.

- С прибытием, - у дверей стоял подтянутый мужчина с лицом азербайджанца-туберкулёзника с порядочным стажем. – Документы где?

Сергей протянул полученный листок. Капля крови оставила отпечаток в виде смеющейся рожицы.

- Вот и славно, - улыбнулся встречающий, принимая бумагу. – Пойдём, покажу место.

- А…- начал Сергей; он уже откашлялся, и зрение пришло в норму.

- Позже. Всё потом. Да, меня зовут Нисрок. Это так, на всякий случай.

- А я Сергей Юрьевич.

Нисрок покосился через плечо, и Палов готов был поклясться, что зрачок у него сжался как у кошки или у змеи, в вертикальной плоскости.

Через несколько минут Сергей вошёл в квартиру. Всё, как и обещали: однушка, совмещённый санузел, окно, каньон недалеко. И из обстановки только топчан. Куда направлено окно, определить не представлялось возможным, так как всё небо являло собой плотную дымчатую завесу без признаков какого-либо светила, и при этом не сказать, что было темно: немного таинственный полумрак, как при закате - все оттенки красного, от нежно-розового до густо-бардового.

- Нормально, - кивнул Сергей.

- Ваше мнение учтено, - заговорчески с одновременным полупоклоном улыбнулся Нисрок; обвёл помещение внимательным взглядом, как бы запоминая его состояние, и вышел.

- Вот оно как, - потянулся Сергей, - что ж, отдохнём пока.

Мгновенно квартира сжалась, стены сдавили Палова, в ребро упёрся угол топчана, снизу плотно прижался унитаз, сверху надавил потолок, ноги оказались в ванне, в которую тут же начала поступать вода…

- Блин, горячая.

Окно приблизилось к лицу, а каньон оказался у самого подоконника с другой стороны, практически у подбородка новосёла. Раздался далёкий раскатистый глухой удар, затем (уже ближе) ещё один, сильный, резкий, как взрыв, и по каньону начала течь лава. Сразу запахло горелым волосом.

- Какой на хрен! - заорал Сергей, вдруг поняв, куда попал. – Это надолго?

В горле пересохло, а между его лопаток побежала струйка не-то воды, не-то пота…

- Нисро-ок! – хрипел Палов.

- Захотите изменить персональные условия, помогу подготовить заявку. Не сейчас, естественно. И предупреждаю - у нас очередь… До следующего заседания комиссии по рассмотрению условий расселения четыре ранее прожитых срока, - донёсся снаружи бодрый голос демона. – Хорошего отдыха, мудрила.

Другие работы:
+6
364
17:27
+1
Отличный юмор. Понравилось, спасибо!
11:26
+2
Благодарю за положительную оценку. Очень приятно.
14:49
Спасибо за хороший рассказ, жаль, что не прошёл дальше. Но точно не потому что плохой — просто оказалось больше хороших рассказов, чем мест.
15:06
+1
Спасибо за хорошие слова. Вдвойне приятно получить положительный отзыв от человека, который сам умеет писать.
16:11
Насчёт моих скромных возможностей не уверена laugh
13:38
Юмора не заметил. Какие-то корчи в потугах на него. Скучнейший бред sick
11:29
То, что вы на конкурсе фантастики ищите юмор, о многом говорит. Счастья вам. Хороших и добрых людей вокруг.
Загрузка...
Марго Генер