Ольга Силаева №1

​На берегах великого Турга

​На берегах великого Турга
Заявка №38

- Говорят, никто не может вынести и десяти минут с ней в одной палатке.

- Что? – Теона фыркнула. Кирш с удовольствием отметил огонёк, вспыхнувший в илисто-зелёной глубине её глаз. – Кто говорит?

- Ну… говорят… - неопределенно пробормотал парень, и поспешно добавил: - Я наберу коряжек на Турге, вытешу амулетов и пойду на ярмарку с Ойви и компанией. А ты не хочешь испытать гадалку на прочность?

Девушка вздохнула. Она старательно делала вид, что не может решиться, но Кирш видел по смеющимся глазам, что Теона не устоит. Ярмарочные гадалки и колдуны всегда были одним из её любимых развлечений – невозмутимая и насмешливая, она легко и быстро выводила их из равновесия, иногда при всём честном народе. На Тург ярмарки приезжали нередко – вокруг полноводного и богатого рыбой озера было около двадцати деревень разного размера. Теона всегда говорила, что за всю свою жизнь не видала ни одной честной ярмарочной гадалки.

Часть её жизни для Кирша была покрыта тайной – они с братом-близнецом, Теоном, появились в деревне около трех лет назад, измотанные и голодные. Объяснили, что родная деревня погибла во время набега варварских племен вергов с юга, и никто особенно не выспрашивал подробности – в то время подобные случаи были нередки, и многие прибрежные деревни исчезли с лица земли. Пострадавшие обычно бежали вглубь континента, а про безмятежные берега и богатство земель при Турге шла молва по всей стране, и многочисленных новоприбывших пристраивали в брошенных домах или брали в слуги с типично бракассийским добродушием.

Теона не любила вспоминать о том, что было до их с братом появления в деревне. Их взял к себе в слуги отец Кирша, зажиточный крестьянин, выделил крошечный домик во дворе, и близнецы стали работать до изнеможения, несмотря на свой юный возраст. Видимо, от тяжелой работы Теона через пару месяцев и слегла с горячкой – несколько месяцев не выходила из дому, и Теону приходилось работать ещё тяжелее, чтобы приносить ей куриный бульон и свежее молоко.

Киршу тогда было столько же, сколько близнецам – шестнадцать лет. Когда брат с сестрой стали прислугой в доме его отца, он не обратил на них внимания: обычные рыжеволосые загорелые оборванцы, типичные рыбаки с юга.

Теона поразила его воображение значительно позже. Он хорошо помнил этот момент: она только-только начала поправляться, стала выходить из домика, и однажды Кирш застал её у маленькой клумбы в глубине хозяйства. Крохотные островки цветов были разбросаны по всему двору: мать Кирша любила цветы и разводила их в свободное от работы время.

Девушка сидела на лавочке, смотрела на голубоватые ливалии (предмет особой гордости матери Кирша) и что-то тихонько напевала.

После болезни она не стала худее – скорее наоборот, тело её налилось какой-то томной женственностью. От долгого пребывания в домике кожа Теоны сделалась белой, как молоко. Распущенные рыжие волосы сверкали в лучах закатного солнца: внутри хозяйства девушкам дозволялось ходить без жилета, в рубашке и юбке, и не убирать волосы.

Такой Кирш и увидел её. Увидел словно впервые, и с тех пор не мог отвести глаз.

Близнецы всегда держались немного обособленно, и Киршу стоило большого труда подружиться с ними, но со временем они впустили его в свой тесный кружок. Он подружился с Теоном и не скрывал симпатии к Теоне.

Вскоре Кирш предложил Теоне стать его женой, и она согласилась.

Рок словно бы не отпускал Теону - на утро после помолвки Теон ушел рыбачить на озеро, и не вернулся.

Полноводный Тург долго скрывал тело, но в конце концов его выловили рыбачьи сети – вспухшее, с неестественно белой, жемчужной кожей и очень прямыми окоченевшими конечностями.

Теона, как овчарка, дежурившая на берегу Турга, к несчастью, всё это видела. Она совсем обессилела – от дней неизвестности, от надежды, от пришедшего за ними горя. Не могла есть, работать и снова почти не выходила из дома. Кирш видел, как она гаснет, и поторопил свадьбу — ему казалось, что только так он может её спасти.

Церемонию провели тихо и просто. Новый дом и новые заботы понемногу стали возвращать девушку к жизни.

Прошло около года со смерти Теона, когда юноша смог заманить молодую жену на ярмарку при помощи овеянной легендами гадалки. Ярмарка была крупная, множество торговцев съехались к безмятежным берегам Турга из разных деревень. Лето подходило к концу, и лоточники предлагали сушеные плоды, орехи и сладости. Наступала пора свадеб, и ряды развалов пестрели украшениями и оберегами. Кирш занял своё место с обычным товаром: отполированными украшениями из коряжек, которые в обилии покрывали берега Турга. Вода и солнце делали дерево тугим и крепким, его легко было обрабатывать и полировать до блеска. Отдельно в мешочках продавались наборы рун для гадания, вырезанные на мягких разноцветных камешках, какие, говорят, найти можно было только в притуржье. Теона в очередной раз улыбнулась, бросив на мешочки быстрый взгляд. Она знала, что Кирш не верит в гадания, магию и силу оберегов, но всё равно перед каждой ярмаркой собирает камешки, вырезает руны и шьёт для наборов мешочки. Уходят, говорит, на ура.

Побродив между рядами, Теона стала искать глазами то, зачем пришла – гадалку.

Шатер её стоял чуть на отшибе, в стороне от шумных лоточников. Теона улыбнулась Киршу, подмигнула ему и направилась к синей палатке, расписанной «колдовским» узором из аляпистых желтых звездочек и небрежно прорисованных на синем фоне рун – тех самых, которые Кирш так старательно вырезал вечерами на мягких податливых камешках.

***

Отведя тяжелый пыльный полог шатра, Теона оказалась в полутемном пространстве, напоенном запахами мяты и луговых трав. Охапки трав усеивали землю вокруг стола, за которым сидела маленькая женщина со скандально короткими темными волосами. Белки больших темных глаз влажно поблескивали.

Теона вошла, а гадалка не проронила ни слова, только глазами показала куда-то направо.

Девушка проследила направление и обнаружила столик с маленькими песочными часами.

«Десять минут» - осенило Теону.

Она перевернула часы, и гадалка предупредила:

- Восемь рейнаров. Если не убежишь, пока песок сыпется, можешь деньги обратно забрать.

Теона задумчиво оглядела тарелочку для оплаты, которая стояла тут же, рядом с часами. Монетки того и гляди начнут вываливаться.

Неплохое средство устрашения. Теона осторожно положила свою монету в восемь рейнаров на горку таких же.

- Садись.

Девушка огляделась и, за неимением лучшего, плюхнулась на охапку травы. Сухоцветы больно кололись сквозь тонкую летнюю юбку.

Гадалка спокойно смотрела на девушку сверху вниз. Для человека, время которого ограничено, она вела себя крайне неторопливо.

Наконец женщина заговорила тихим, хрипловатым, равнодушным голосом.

- Смерть у тебя вижу. Две смерти. Одна у плеча, вторая на руках. Тяжело ходить, наверное.

Говорила гадалка медленно. Она не пыталась напугать голосом – Теоне на секунду даже показалось, что её разглядывают, как врачи разглядывают больное животное. «Вот тут язва, а вот здесь лишай напал….»

- У всех кто-нибудь да умер, - заметила девушка.

- Похожи на тебя, очень. Что большой, что маленький.

Теона ощутила легкий укол страха, но не подала виду.

- Тоскуешь по большому. Как полтела отрезали. Брат был?

- Вам кто-то рассказал? Вас Кирш подговорил? Или кто-то из родни? – Теона вдруг успокоилась. Ясное дело, заговор. Может, сестры Кирша решили подшутить, жена брата им никогда особенно не нравилась.

- А из них кто-то знает, про маленького-то? – гадалка подперла щеку ладонью и почти насмешливо оглядела девушку. – Думаешь, разрешили бы они Киршу свадьбу-то? Ты им итак не нравилась: болезная, из чужой деревни, да и с братом у вас не пойми что творилось…

Теона задохнулась.

- Да как вы…

- Молодцы, - сказала вдруг гадалка, и теперь в голосе у неё не было насмешки. Теоне даже почудилось сочувствие. – Только один раз, молодцы. В одном доме жили – держались, а ведь сложно было, ой как сложно было…

У девушки закружилась голова, она вцепилась пальцами в колючий сухоцвет и постаралась при помощи боли привести себя в чувство.

- Откуда… - к горлу подкатили горячие слёзы.

- Поплачь, поплачь. Плохо тебе пришлось. Один раз, и так не повезло. И ребеночка жалко, пяти минут не прожил. Слабенький родился… Ну ничего, Тург его взял и спасибо сказал.

Теона плакала, склонив голову, глядя на свои руки, вцепившиеся в сухую траву. Она никак не могла сдержать поток слёз.

- Тург и отца его взял. А самое страшное – не просто взял. Накормили.

Девушка в ужасе подняла лицо.

- Что вы имеете ввиду? – спросила она, обретая утерянный контроль над собой.

- Да ты и сама знаешь. Ты видела. Брат ушел, а следом за ним…

В голове Теоны пронесся вихрь воспоминаний о том страшном дне: вот они пытаются спать, взволнованные и выбитые из колеи – Кирш предыдущим вечером предложил ей пожениться. Вот Теона сквозь сон слышит, как брат вертится в постели. Ещё до рассвета он бросил попытки уснуть и ушел на рыбалку. Она тогда поднялась на локте и выглянула в окно. Увидела его удаляющуюся спину и хрупкое жало удочки, подрагивающее на плече.

А потом… Краем глаза, уголком засыпающего сознания она заметила, что вслед за братом прошел кто-то ещё. Быстрая гибкая тень. Она подумала, что это кто-то из женщин решил начать утреннюю дойку пораньше, и уснула.

То был последний раз, когда она видела брата живым.

Теона вспоминала тень, и тень обретала плоть. Чуть выше, чем женщины из семьи. Темные волосы. Плотная, но очень плавная в движениях фигура.

- Кирш, - тихо сказала Теона, ощущая, как желудок болезненно сжимается.

Гадалка сверкнула глазами из своего темного угла.

Теона выскочила из шатра, даже не взглянув на песочные часы.

А между тем, песок в верхней колбе закончился.

Гадалка вздохнула, спрыгнула с высокого стула, на котором сидела, и подошла к блюдечку с деньгами. Аккуратно вытащив из миски одну монету, она положила её на столик рядом с блюдцем.

***

Кирш никогда не верил в то, что нельзя объяснить и потрогать руками. И всё-таки смутная тень беспокойства легла на его лицо. Нахмурились прямые черные брови, лоб расчертила глубокая морщина. Он то и дело поглядывал на полог шатра, в котором скрылась Теона.

Когда девушка выскочила оттуда и помчалась прочь, Кирш ощутил, как страх сжимает горло. Оставив присматривать за лотком с амулетами младшего брата Ойви, Кирш побежал вслед за Теоной.

Он догнал её у тропинки, которая вела к Тургу сквозь смешанный лес, и схватил за плечи, развернул к себе заплаканным лицом.

-Теона!..

- Это ты? Ты убил его? Ты убил Теона? – она не контролировала себя, и Киршу пришлось закрыть ей рот ладонью – так громко она кричала.

- Чего?! – Кирш изобразил на лице удивление, и осторожно убрал руку.

- Гадалка, она… - лицо Кирша стало скептическим, но Теона продолжила, бледнея: - Я тебя видела. Тем утром. Ты вышел вслед за Тео.

Тщательно выстроенное насмешливое выражение лица Кирша подернулось рябью, как озерная гладь под ветерком, и из-под маски выглянуло настоящее лицо: испуганное и раздосадованное.

Кирш медленно выдохнул, глаза его избегали Теониного взгляда. Он опустил голову. Девушка ждала продолжения, тяжело дыша. Слёзы высохли.

Наконец юноша заговорил, не поднимая головы, так тихо, что Теоне пришлось придвинуться ещё ближе.

- Я не хотел. Я пошел, чтобы спросить.

- Спросить что?

- Что у вас было.

Кирш поднял взгляд, посмотрел на жену исподлобья. Та вздрогнула.

- Он начал отпираться, - Кирш жутко усмехнулся. – Но потом… Словом. Мы подрались. Помнишь уступ, с которого Теон любил рыбачить?

Теона кивнула, бледнея ещё сильнее.

- Я ударил его под дых… Он упал в воду, стал захлебываться, а я… Я решил его не вытаскивать.

Девушка прижала руку ко рту, словно сдерживая тошноту. Её глаза расширились, в немом ужасе она смотрела мужу в глаза.

- Он мог расстроить свадьбу, Тео, - очень спокойно продолжил Кирш. – Он же всё знал.

- Теон бы никогда… - заговорила Теона, но поняла, что голос отказывает ей.

- Слышала бы ты, как он орал. О вас, о вашем ребенке, и почему вы сбежали, - фыркнул Кирш.

- Он не мог, - упрямо прошептала девушка. – Не мог.

- Тео… - начал говорить Кирш, поднимая руку к плечу жены.

- Не называй меня так! Не вздумай трогать меня! – Теона заверещала и толкнула юношу с необыкновенной для девушки силой. Тот не устоял, видимо, от неожиданности, и приземлился на крестец. Девушка бросилась бежать: по тропинке, через лес, к берегам великого Турга.

***

Тело Теоны так и не нашли.

Одни клялись именем Райхарна, что в ясную лунную ночь на уступе, с которого любил рыбачить Теон, можно увидеть их обоих рядом, с крохотным ребенком у Теоны на руках.

Другие предполагали, что всё это враки, а Теона просто сбежала.

«Дурная кровь» - не скрываясь, говорили сестры Кирша.

Кирш не догнал её, и она исчезла. Он искал её с братьями в лесу, он пытался исследовать дно озера, но Тург всегда славился неровным дном и глубокими подводными пещерами. Говорили: если Тург что-то взял, не отнимешь.

Юноша возненавидел озеро всей душой. Его заросшие мягкой травой берега, густой лес, который укрыл Теону, когда она убегала от мужа, ультрамариновую воду, ярко блестящую под солнцем, пороги и неровности дна, алчных рыбешек, которые, возможно, пировали белым хрупким телом его любимой женщины.

Когда стало ясно, что надежда найти Теону окончательно улетучилась, Кирш покинул деревню навсегда, и никто не знал, куда он направился.

Говорят, стал менестрелем, но те, кто знает юношу ближе, отрицают такую возможность.

***

Я буду петь о любви и смерти,

Хотите – верьте, хотите не верьте,

А были на нашей земле брат с сестрой,

И Райхарн сердца их зажег искрой.

И был у них плод, и был у них сын:

Болезненный мальчик, Тург теперь с ним.

Всю жизнь бежали Теона с Теоном

От алчущих глаз, из недоброго дома,

Да только Теон не убежал –

Ревности в сердце вонзился кинжал,

Теона отправилась вслед за ним…

Тург теперь с нею, Тург теперь с ним.

Увидеть их души можно под утро

На берегах великого Турга.

+8
1376
Вах!
Текст просел чуток в начале с воспоминаниями, но без этого никак бы не вышло. После встречи с гадалкой все читалось вообще на отлично, каждый виток сюжета сработал на удивление и тронул. Концовка вышла чуток смазана, но стихотворением выправилось. Еще один претендент на десятку, имхо. Очень грустная, но вместе с тем и замечательная история. На стихе пошли мурашки!
18:24
Работа поразила до дрожи. У меня тоже на стихе мурашки пошли, хотя они ещё у гадалки начали бегать между лопаток. Для меня это десятка.
23:03
Красивое и драматичное повествование. Окончание стихом, на мой взгляд, делает это сочинение правдоподобным и ветхим как легенда.

мать Кирша любила цветы и разводила их в свободное от работы время. В этой истории словосочетание " в свободное от работы время" выпадает.
19:25
Красивый рассказ, больше даже на легенду похожий. Сначала показалось, что речь пойдет о более современной истории, но затем события и атмосфера рассказа стали более странными, что ли. Это нисколько не влияет на само повествование, как по мне, но немного путает. А так текст очень хороший.
21:07
Да… чудесно. Так уж вышло, что этот рассказ стал первым из всех 38 конкурсных, с которого я решил начать откомментировать.
Очень легендоподобный. Красивый. Завершение стихотворением — очень хороший ход. Я точно воздвигну это в топ 3.
В процессе чтения видел места, где включилась бы «правиловка», но желание выискивать недочеты не появилось. Мне очень понравилось. Крутая работа. Спасибо, Автор! Я слышал, краем уха, кто ты.
09:53
Хм, сюжет очень, очень хорош, заинтриговал и не оставлял желания перепрыгивать с абзаца на абзац. Хотя мне не очень понравился. даже не скажу, в чем дело, просто не по душе. но работа однозначно сильна. Стихотворение — очень неплохое завершения рассказа, даже несмотря на мелкие недочеты в нем.
09:58
Я похожее у Нортон читал, возможно, здесь есть её влияние. Но сравнение, конечно, в пользу Нортон: здесь — бледная тень, порождение инцеста, страдающее от неполноценности и гемофилии.
Гость
16:44
+1
Интересно) А расскажите, пожалуйста, что вы читаете? И что считаете годной литературой?
19:27
Полноккровная драмматичная история, похожая на древнюю. Стихотворение показалось лишним…
Гость
17:07
+1
Рассказ интересен. Понравился поворот про любовь брата и сестры. Не понравилось, как описана смерть брата. Мне кажется большим совпадением, что они подрались на уступе и Теон от удара под дых свалился с уступа. Так же непонятно почему он захлебывался? Не умел плавать? или сперло дыхание от удара? Наверное лучше бы было, потерять сознание от удара о воду.
Легенда получилась красивая. Вот только интересно как она сложилась? Условно, кто ее сложил? Брат и Сестра были не любимы в деревне, как я понял. Кто бы стал воспевать их трагичную любовь? Кто вообще о ней знал кроме гадалки и Кирша? И кто передал молву людям? Я не эксперт, но в те времена подобная любовь не была греховной? Если была, то тогда о ней точно не станут складывать легенды. Другое дело, если кто-то видел призраков, то тогда наверное логично, что докопались до истины и сложили легенду. Впрочем, возможно я ошибаюсь. Понятия не имею как слагаются легенды и по каким правилам.
Рассказ оставил впечатление, а это уже хорошо. Стихотворение в конце понравилось.
23:45
+1
илисто-зелёной глубине её глаз. — Ил, илистые отложения зеленовато-бурого или грязно зеленого цвета, если органического происхождения.
мать Кирша любила цветы и разводила их в свободное от работы время. — а кем и где она работала в деревне?
Говорят, стал менестрелем, но те, кто знает юношу ближе, отрицают такую возможность. — парень собирал красивые коряжки, вырезал обереги и руны для продажи, т.е. был склонен к искусству. В менестрели в самый раз.
Написано красиво.
Стихотворение в конце — Песнь о Теонах.
Отличная стилизация под средневековую легенду/предание/балладу.
вы написали про ил раньше меня;-) тоже споткнулся о «в илисто-зелёной глубине её глаз»
14:22
Наверное, я не в тренде и не вижу ничего романтичного в инцесте. Вы бы еще так убийство описали. Или это следующий шаг?
Написано хорошо, образно и гладко.
Да, работа мамы — выбилась из общей атмосферы. Если хозяин имеет возможность нанять работников, почему его жена работает? Слишком современно.
Мда. Жаль, что сюжет все испортил.
Не люблю псевдоценностей и обеливания черного
18:48
«Пострадавшие обычно бежали вглубь континента, а про безмятежные берега и богатство земель при Турге шла молва по всей стране, и многочисленных новоприбывших пристраивали в брошенных домах или брали в слуги с типично бракассийским добродушием.» вот тут я не понял. если все бежали вглубь, то откуда на Турге многочисленные прибывшие? если же Тург и сам в глубине континента, то откуда там множество брошенных домов?
«с неестественно белой, жемчужной кожей» у утопленника?
«Девушка проследила направление и обнаружила столик с маленькими песочными часами.

«Десять минут» — осенило Теону.» фигасе. я вот не могу по внешнему виду оценить на сколько минут песочные часы — пришлось секундомером поверять;-)
«монету в восемь рейнаров на горку таких же» сколько же ричная система исчисления там была? часы то на десять минут — значит и монетка должна быть или 5 или 10
11:45
Стиль повествования не соответствует сюжету. То и дело проскальзывают «словечки», которые портят антураж =(
Содержанием напоминает легенду, как это обычно бывает, когда эпос пытаются приблизить к простому повествования. Автор несколько переусложнил мир — мелькнуло несколько странных названий, что могло бы сделать текст несамостоятельным, но вроде всё норм.
22:06
Сама история — действительно пробирает до дрожи. История, но не сюжет — он как будто зрел-зрел, но не созрел — упал зеленым( От того и как будто мечущийся фокал.
О плюсах — атмосфера. Дикая, незнакомая, как будто жуткое пялится на тебя из глубины народной легенды. Я считаю, что она удалась. Стихотворение очень понравилось, но не хватило плавного подвода к нему. Инцест — автор попытался сделать на этой теме интригу, воспевания сего греха я тут не заметила. Язык — хороший, но лично мне не хватило местного колорита, да и канцеляризмы сильно выбивали. Метлой их, метлой!
В целом, рассказ действительно выделяется на фоне остальных. Нраицца.

Комментарий удален
11:03
+1
Хороший и добротный рассказ получился. Сюжет необычный. Сложилось впечатление, словно автор рассказал какую-то легенду. И это у него получилось.Слог легкий, подача текста отличная. Автор не подкачал.Заданная тема есть. Она хоть промелькнула, зато от нее строился сам сюжет рассказа.
18:38
+1
Инцест — дело семейное. Безусловно, написано хорошо. Но не зацепило. Впрочем похвал выше много, так что нормально.
21:43
Язык бледноват, но людям нравится, так что извините меня за резкость. Мистика и реальность переплетаются неплохо. Но человек, зная за собой грешок, вряд ли бы допустил обращения к гадалке.
Загрузка...
Илона Левина №2