Олег Шевченко №1

Трудовое чистилище

Трудовое чистилище
Работа №30

— Как Вы думаете, по какой причине мы должны взять Вас на эту должность?

— Потому что все остальные кандидаты отошли в мир иной.

Ручка интервьюера замерла над блокнотом.

— Прошу прощения?

Кандидат улыбнулся.

— Это всего лишь шутка.

Интервьюер склонил голову набок, рассматривая сидящего перед ним мужчину.

— А жаль. Тогда сегодня я бы смог вернуться домой пораньше.

Оба рассмеялись, затем пожали руки и разошлись. Кандидат остался доволен собеседованиям, как и тот, кто его принимал. Компетенций хватило, своеобразное чувство юмора оценено, внешний вид удовлетворил.

Дэра́н получил должность менеджера по ведению проектов. Компания, в которую он устроился, занималась разработкой мобильных приложений и сайтов. Раньше ему доводилось работать только с одним программистом, теперь его команда насчитывала шестерых. Два разработчика, два верстальщика, дизайнер и контент-менеджер.

На следующий день отвести Дэрана на место вызвалась миниатюрная девушка администратор. Дэран ожидал в фойе, когда она поинтересовалась, кого он ждет.

— Кажется, меня должен был встретить некий Таред, но, по-видимому, он опаздывает.

— О, Таред постоянно опаздывает. Никогда не знаешь, во сколько он придет.

Дэран удивился.

— Здесь так можно?

Администратор задумалась.

— Вообще-то нет, но он сын директора, поэтому ему можно.

Дэран никак не отреагировал, но про себя возмутился. Подобные вещи он на дух не переносил.

— Вам сюда.

Девушка провела его мимо той же самой переговорной, лестницы на верхние этажи и туалета. За углом появился офис типа «open space». Дэран называл их муравейниками или ульями. Жужжание голосов и клацание клавиш сотен клавиатур создавали здесь особое музыкальное сопровождение напряженному рабочему дню. В целом, ничего особенно интригующего в помещении не было. Светлые стены, выкрашенные белой краской до такой степени, чтобы она своей яркостью возбуждала нервную систему всех работников находящихся внутри. На полу отражающий скользкий кафель, задача которого — отгонять молодых особ на шпильках.

Администратор засеменила к столу, расположенному в центре.

— Полагаю, оно Ваше, поскольку это единственное пустое место.

Дэран поблагодарил девушку, ожидая, что она тотчас уйдет, но она продолжала стоять, глядя на него, при этом нацепив самую сладкую улыбку, на которую она способна.

«Чаевых что ли ждет», — подумал Дэран с иронией.

— Я что-то забыл?

Девушка спохватилась, покраснела и поторопилась вернуться на администраторский пункт.

— Похоже она на Вас запала.

Дэран повернулся. Напротив его стола стоял второй, за которым работала девчонка лет двадцати, с причудливой короткой стрижкой и, на взгляд Дэрана, с немного большими зубами.

— Вы так считаете?

Дэран задал вопрос только из вежливости, на самом же деле он был в курсе, какое впечатление производит на противоположный пол. На прошлом месте работы у него вышло минимум три романа, которые, как и ожидалось, закончились, стоило ему уволиться.

– Да, обычно она грубит новичкам и уходит, даже не доведя тех до рабочего места.

– Понятно.

Дэран сел на стул, сразу показавшийся ему отвратительно неудобным. Обнаружив на столе кипу исписанных разными схемами и причудливыми картинками бумаг, он тут же запихнул их в дальний ящик трехъярусной тумбы, что томилась рядом с системным боком. Здесь же валялась пара погрызанных обрубков карандашей с логотипом компании. Самым же мерзким Дэрану показалось наличие возле клавиатуры черных коротких волос. Оставалось только надеяться, что они упали именно с головы.

— Кто здесь сидел до меня?

— Таред, — ответила та же девушка с большими зубами.

— Тот парень, что постоянно опаздывает?

— О да.

Девчонка расплылась в улыбке, вероятно, обсуждение чужих проколов доставляло ей огромное удовольствие.

— Меня, кстати, Дэран зовут.

— Мит.

— Что делаешь?

— Я — контентщик.

— Понятно. Нравится тебе?

— Не очень.

— Почему тогда ты здесь?

— Честно?

— Ага.

— Боюсь начинать искать работу. Думаю, что никому не подойду со своей дерьмовой специальностью.

— А что у тебя за специальность?

— О, не спрашивай.

Дэран улыбнулся, попавшийся собеседник казался весьма открытым, возможно, она расскажет о компании больше интересного, чем интервьюер.

— И как здесь в целом работа?

— Честно?

Дэран усмехнулся.

— Давай так, на любые вопросы, которые будут исходить от меня, можешь отвечать честно.

— Хм, — девчонка нахмурилась,- тебе не всё понравится, что я буду говорить, я критично отношусь к тому, что делаю и где я это делаю. Так что, если хочешь честности — лови. Я ненавижу эту контору всей душой и мечтаю, чтобы в один прекрасный день она сгорела, тогда мне позвонят рано утром и скажут, что ехать никуда не нужно, и я продолжу спать в своей дешёвой, но мягкой кровати до обеда.

Дэран не мог сдержаться, чтобы не прыснуть.

— Вполне откровенно. Ладно, работай. Отвлекать больше не буду. Только скажи, где ваш руководитель сидит?

— Воон там, — девушка указала на деревянную дверь в конце офиса.

— Спасибо.

Дэран оставил вещи на рабочем месте, пересилив опасения, что по возвращении их может не быть, и спокойным шагом направился к руководству — все же хотелось узнать, чем он будет заниматься остаток дня, если уважаемый Таред не выйдет на работу и не введет его в курс дела.

Руководителем их подразделения оказалась аморфная дама с выбритой головой. Футболка с Дональдом Даком на ней смотрелась также нелепо, как если бы Дэран носил балетную пачку. Она вяло отняла лицо от экрана монитора и несколько минут изучала гостя.

— А ты кто?

— Новый сотрудник, Дэран Эрвчек. Устроился на должность менеджера по ведению проектов.

— А, — только и сказала руководительница. — Ну круто. Можешь работать.

— Отлично, но только человек, который должен был меня встретить не пришел, а хотелось бы, чтобы меня ввели в курс дела.

— Да? Ну хорошо. Пару секунд подожди, я сейчас допишу тут…в общем подожди.

Дэран сел на стул, что стоял рядом с дверью в кабинет. Владелец явно плевал на чистоту и порядок здесь. По углам, прямо на полу, валялись кучи микросхем и блоков питания. С полок стеллажей неопрятно свисали какие-то документы. Рядом с рабочим столом руководительницы, друг на друге, лежали коробки из-под новых комплектующих для ПК.

— Ну всё, идем. Я только позвоню.

Женщина вытащила телефон из кармана.

— Пришёл новенький. Это вместо…ну да. Я поняла. Хорошо. А когда сын твой придет? Хм, понятно. Ладно.

Сунув телефон обратно в штаны, руководительница открыла дверь. Дэран вышел за ней. По лицам присутствующих Дэран понял, что эта женщина не вызывала у окружающих ровным счетом ничего. Обычно работники прекращали болтать или лазать в телефонах, когда появлялся кто-то из руководства, но тут всем было абсолютно наплевать.

Они дошли до нового рабочего места Дэрана. Вещи, к счастью, лежали там же, где их оставили.

— Ребят, эй, подойдите к нам. Я к третьей группе обращаюсь.

Со своих мест поднялись пятеро: три девушки и два парня. Среди них была и Мит, девчонка с большими зубами. Дэран неплохо определял по лицам характер и текущее настроение, а также мог определить отношения между отдельными членами коллектива. Например, та же Мит, когда встала, подошла ближе к высокой девчонке с черными жесткими волосами. В ответ вторая улыбнулась и положила руку ей на плечо. Не трудно было догадаться, что они дружат. Один из двух парней держался дальше всех, больше смотря в пол, чем на окружающих, второй же не переставал хихикать, переговариваясь с еще одной высокой девушкой в коллективе, та носила очки в тонкой оправе и выражала абсолютное безразличие ко всему происходящему.

— В общем, тебе нужно запомнить всего шесть имен. Это Вирит — она наш программист, Мит — контент-менеджер, Венни — верстальщик, Таред, которого нет, дизайнер, Имко, тот рыжий черт с незакрывающимся ртом, наш второй программист, и, наконец, Бату, что сидит дальше всех, возле окошка, и никогда не слышит нас, наша вторая верстальщица.

Бату, именно та безразличная девушка в очках, закатила глаза.

— Для тебя это каша пока. Но я думаю, со временем ты запомнишь обилие имен. Меня, кстати, зовут Олли. Так и зови, Олли. Мы тут без фамилий управляемся.

Дэран всех поприветствовал, заметив улыбку только у двух людей: его новой знакомой Мит и её подруги Вирит. Таким образом, он сразу определил, с кем сегодня пойдет на обед.

— Итого, тебе нужно включить компьютер, зайти под учёткой менеджера и порыться в папках на рабочем столе. Затем подойди к нашей администраторше Ли и попроси у нее скинуть тебе полный список текущих клиентов. Пока мы не нашли нового менеджера, всеми его обязанностями занималась она.

Мит, усмехнувшись, подмигнула, теперь у них с Дэраном был маленький общий секрет по поводу Ли.

— Ну, все понятно?

— В принципе да…

Олли быстро развернулась и поплелась в свой кабинет, нехотя отвечая на попутные вопросы коллег, мимо которых ей пришлось пройти.

— Не обращай внимания, — сказала Вирит, черноволосая худая подруга Мит,- она устает даже от пробуждения с утра. Не помню, когда нам довелось видеть её в позитивном расположении духа или хотя бы различить эмоции на её лице.

Остальные работники расселись по местам. С Дэраном остались только Мит и Вирит.

— Смотрю, Олли здесь не очень любят.

— А за что её любить? Она бездельница. Точнее, она постоянно что-то делает, но не то, что нужно. Ну и с памятью у неё беда, порой нам жалко малышку Ли, все обязанности с бумагами сваливают на неё. Ладно, нам и правда пора работать.

Мит, заговорчески, подошла ближе и встала на цыпочки, чтобы дотянуться до уха Дэрана.

— Будь очень осторожен с директором, когда пойдешь к нему, он может кусаться.

Дэран озадаченно взглянул на удаляющуюся к своему месту Мит, гадая, что же она имела в виду.

***

Мит


— Как думаешь, сколько тебе может понадобиться времени, чтобы заполнить каталог с товарами вот этого сайта…глянь, я прислал тебе…

В разгар рабочего дня Дэран разбирал почту и задачи, пришедшие в клиентскую систему. Большинство задач касались поддержки текущих клиентов компании, а это значило, что здесь постоянно приходилось задействовать Мит. Общаться с ней было легко, задачи она принимала спокойно, только порой бурчала себе что-то под нос, но Дэран знал, что оскорбления никогда не шли в его адрес.

— Думаю, хм… займет часов шесть. Если, конечно, они не удумают прислать что-то ещё.

— Хорошо, я понял, тогда расписываю тебе эту задачу на четыре дня, в день по два часа. Идет?

— Да, хорошо, только вот…

— Что?

— Олли…

Дэран подскочил с места, позже выругав себя за несдержанность, и направился быстрым шагом к кабинету руководительницы. За месяц, что он здесь работал, Олли порядком ему надоела со своими побочными задачами и пустыми внутренними проектами, которые никогда не принесли бы денег.

— Олли! — позвал он с порога её кабинета. — Какие задачи на этой неделе ты передала Мит?

По-прежнему вяло и безэмоционально Олли оторвала глаза от монитора и повернулась к Дэрану.

— Не поняла?

— Я спрашиваю, какие задачи были переданы Мит без моего ведома?

На лице Олли возникло тупое выражение, из-за которого Дэран, порой, хотел ударить её.

— А, это. Да, у нас с директором возникла неплохая идея по поводу одной площадки…

— Мне плевать на возникшие идеи, у меня не хватает рук, разве вы не понимаете? Много задач приходят именно ей, и мы не можем удовлетворять требования клиентов в полной мере из-за этих побочных поручений.

— Побочные поручения в будущем смогут приносить немалые деньги…

— Текущие клиенты вам приносят деньги, с них выплачивается зарплата моему блоку и вам в том числе. Если мы не будем выполнять в срок задачи заказчиков, то вы просто лишитесь дохода, а я денежного вознаграждения.

Олли молчала, так же тупо смотря на Дэрана. Ему показалось, что мысли этой горе-руководительницы снова ушли из кабинета, отправляясь в заманчивое, но далекое от дел, путешествие.

— В общем ладно…Но я снова настойчиво прошу хотя бы предупреждать меня о том, что вы даете сотрудникам дополнительные задачи.

Дэран вернулся на место, поймав себя на мысли об уходе.

«Так скоро я ещё никогда не хотел уволиться с нового места работы», — подумал он.

Мит следила за его движениями и после того, как он уже начал работать за компьютером, спросила:

— Ну как?

— Не бери в голову. Делай столько, сколько сможешь, и ни в коем случае не вздумай задерживаться на работе. Поняла?

Мит улыбнулась подобно ребенку.

— Да, начальник.

На обед Мит, Вирит и Дэран пошли вместе. Они заняли небольшой столик в углу, предварительно купив себе обед. Столовая находилась на втором этаже и в любой день недели была забита до отказа. Дэран молчал, погруженный в печальные мысли о работе. Вирит вырвала его из задумчивости простым вопросом:

— Нравится трудиться здесь?

Сложно было определить, иронизирует она или нет. Вирит смотрела прямо, не мигая, занеся ложку над боксом с салатом.

— Мне нравится то, что я делаю, но не нравится то, как к этому здесь относятся и как организовывают рабочий процесс.

Вирит кивнула, завершив путь ложки у себя во рту.

— А тебе? — спросил Дэран.

Девушка задумалась и, какое-то время, подбирала слова.

— Я люблю свое дело, но иногда Олли хочет, чтобы я делала то, что в мои обязанности не входит?

— Например?

— Например, дорисовывать макеты за придурком Таредом, который почти не появляется в офисе.

— И ты дорисовываешь?

— Нет, конечно, это не моё дело, и каждый раз мне приходится ругаться с ними по этому поводу. К сожалению, иногда они побеждают.

— Ты все правильно делаешь, нельзя позволять им садиться на голову. Свою же работу ты хорошо выполняешь.

— Порой это бывает невероятно трудно, потому что есть такие люди, которые вообще молчат, например как Бату. У неё, кажется, отсутствуют гордость и принципы. Сколько бы ей работы не дали, она сидит и делает,порой даже оставаясь на ночь. Из-за таких, как она, мы страдаем, не имея возможности отстоять свои права.

— Бату - мечта работодателя,- рассмеялся Дэран, — но знаешь в чем её беда? Так обычно бывает с подобными людьми…

— В чём же?

— Они застывают, как желатин в миске. Они больше не двигаются, не развиваются в других направлениях,изо дня в день, повторяя идентичные действия и тратя личное время на никому не нужные задачи. Но, ты должна понимать, что это лично моё мнение. Я могу ошибаться.

Вирит продолжила есть, а Дэран обратил внимание на притихшую Мит.

— Как твои дела, Мит? И часто ли тебе Олли накидывает такое количество задач?

Мит молча кивнула.

— Почему же ты молчишь?

— А что ещё говорить? Меня никто не слушает. Им плевать на сотрудника, главное задачи.

— Нельзя молчать, Мит. Вирит правильно говорит, если будет больше таких терпил, как Бату, Вы вернетесь к рабству.

Дэран усмехнулся. Конечно, он утрировал, но доля правды в этом была.

— Я переживаю, что меня уволят, если я начну много болтать. Людей, отстаивающих свои права, никто не любит.

— Тогда подумай, нужно ли тебе такое место, откуда увольняют за то, что ты не хочешь сидеть до ночи или пытаешься добиться справедливости? Зачем находиться здесь?

Мит была явно недовольна. Такое часто случается, когда кто-то доносит тебе очевидные вещи, до которых ты сам не додумался.

— Ну а ты почему ещё здесь, в таком случае?

Дэран выпрямился и поправил галстук.

— Наверно, моя миссия здесь ещё не завершена, и уйти я не могу.

Девушки удивленно переглянулись.

— И что бы это могло значить? — спросила Вирит.

— Сам не знаю, — усмехнулся Дэран.

***

Когда троица возвращалась в офис, то обнаружила столпотворение около их столов. В центре толпы стоял директор — непримечательный мужчина, без выдающихся черт, но даже несмотря на это всегда держащийся надменно и со знанием дела.

— Мы собрались здесь, чтобы выразить благодарность нашему замечательному дизайнеру Тареду, который подготовил нам макеты для дорогих клиентов…

В момент пафосной речи Дэран взглянул на Вирит, в глазах которой возник тот недобрый огонь, свойственный людям, ощутившим на себе предательство.

— А кто доделывал эти макеты за этого козла,- прошипела она.

Слышали её только Дэран и Мит, Мит при этом выглядела ещё мрачнее.

Монолог директора завершился, работники разошлись по своим столам, и Дэран впервые за эту неделю увидел Тареда, сидящего на его столе. Макет, о котором говорил директор, был чуть ли не единственной работой, когда-либо выполняемой этим человеком. Дэран подошёл ближе, отодвинул свой стул, не обращая на Тареда никакого внимания. Как и в первый день их встречи, Таред пришел с засаленной головой, не выбритый, — словом, бомж, проходящий мимо офиса. Сейчас же он, к довершение ко всему, лучился гордостью.

- Привет, Дэран,- произнес он с таким приторным и наигранным дружелюбием, что у Дэрана чуть не свело скулы.

- Рад, что отец тебя ценит,- заметил тот, явно иронизируя.

Таред встал со стола и поплелся к себе. Шутки он обычно понимал плохо, впрочем, как и сарказм с иронией.

Дэран взглянул на Мит. Она старалась скрыть разочарование на своем лице, но получалось у неё это крайне плохо.

- Что с тобой? Хорошо себя чувствуешь?

- Да…да, конечно. Все нормально.

— Помнишь об откровенности. Мне ты можешь сказать.

Мит минуту раздумывала, затем наклонилась ближе к монитору и поманила к себе Дэрана.

— Дело в том, что я работаю здесь уже несколько лет. За это время ни Олли, ни этот директор ни разу не похвалили меня. А ведь я много сделала для их проектов. Порой я задерживалась, чтобы у клиентов, а соответственно и у самого руководства, не было проблем. Я разбиралась в ошибках и проблемах, стараясь решить их как можно скорее. Я писала для клиентов инструкции и занималась тестированием разработок, хотя этого нет в моей должностной инструкции. За это время меня ни разу не упомянули в сводках. Зато Тареда благодарят уже второй раз и за какую-то фигню, которую, впрочем, дорабатывала Вирит. Несправедливость угнетает меня. Помимо этого, я чувствую себя так, словно напрашиваюсь на похвалу, но на самом деле ничего особенного не делаю.

Мит выдохнула.

— Стало немного легче? — улыбаясь, спросил Дэран.

Мит откинулась на спинку стула.

— Знаешь, да. Совсем чуть-чуть.

— Тогда теперь послушай меня. Скажи, ты считаешь Олли и директора хорошими людьми?

— Не совсем. Они частенько задерживают зарплату, при этом каждый месяц отдыхают на курортах, они надменны и не позволяют людям иметь свою точку зрения. Они интриганы —несколько раз они распускали нелестные слухи о коллегах. Они плюют на удобство сотрудников — моему монитору уже тысяча лет, на нём трещина, а стул вот-вот развалится. Нет, я не считаю их хорошими людьми.

— Тогда чего переживать, похвалят они тебя или нет? Ты хочешь похвалы от таких людей? От людей, которых ты не уважаешь, и которые не уважают тебя? Подумай над этих хорошенько, а потом реши, стоит ли тут расстраиваться из-за чего-то.

Мит молчала, задумчиво глядя на Дэрана, понимая, что он абсолютно прав.

***

Вирит


— Я не поняла, ты отказываешься доделать макет?

— Да, все верно. Отказываюсь. Пусть его доделает наше дарование, ах да, его же снова нет на работе.

Вирит отвернулась к монитору, не обращая внимания на нависшую над ней Олли. Дэран наблюдал за этой картиной с гордостью и был готов вступиться за Вирит в любой момент.

— Тебе это ещё аукнется, Вирит, поверь мне.

— Да? И что же ты сделаешь?

— Я думаю, что впишу данный инцидент в недельный отчёт.

И тут Дэран не выдержал. Сохраняя внешне холодное спокойствие, он добавил:

— Олли, и внеси, пожалуйста, в отчёт, что у нас отсутствует дизайнер, возможно, нам стоит найти нового.

Олли закашлялась от такой, по её мнению, наглости и поспешила скрыться в своем кабинете. Вирит с благодарностью кивнула Дэрану. Весь оставшийся день они проработали с приятным ощущением на душе.

***

Дэран работал за двоих, выполняя самые разные поручения руководства. Должностная инструкция менеджера представляла собой довольно размытый документ, не позволяющий опереться на него, как на инструмент отторжения не соответствующих должности задач. Дошло до того, что он консультировал клиентов и помогал Мит обновлять информацию на сайтах. Напряжение давало о себе знать — у Дэрана начались мигрени и, как он позже решил, галлюцинации. Он никогда не мог подумать, что от усталости и недосыпа могут появляться галлюцинации, но однажды, обдумывая ответ на очередное письмо, Дэран растянулся на стуле и бросил взгляд на рабочий зал, он увидел не лица коллег, а морды жутких животных. Вот пес громко лаял в трубку телефона, так, что слюни стекали на голубую рубаху. Справа от пса – осел. Он улыбался желтыми огромными зубами свинье в галстуке, которая в свою очередь метнула в мусорную корзину скомканный бумажный листок, но промахнулась, не потрудившись позже исправить ошибку. Здесь же была и сова, совершенно не понимающая шуток осла. Дэран тогда несколько раз закрывал и открывал глаза, пытаясь прийти в себя, но это не помогало. Животные по-прежнему занимались обычными делами, не обращая на него никакого внимания.

Позже Дэран начал замечать, что совершенно не помнит о времени проведённом дома, словно не было никакого дома. Вся его жизнь кружилась вокруг изматывающей работы, но он всё не мог понять, почему не оставит её, что же его всё-таки держит.

Однажды к нему подошла Вирит, выглядела она расстроенно. Дэран освободился от странных мыслей и повернулся к ней.

— У тебя что-то стряслось?

Лицо Вирит исказилось.

— Олли подключила директора, и теперь они вдвоём давят на меня. Представляешь?

Дэран напрягся, брови непроизвольно сместились к переносице, пальцы нервно застучали по столу.

— И чего они хотят на этот раз?

— Теперь они хотят, чтобы я проверяла ошибки за Таредом в дизайне, вместо того, чтобы писать код.

Дэран почувствовал, как краснеет от злости его лицо.

— А они в курсе, что ты на другой должности, в курсе, сколько у тебя работы?! Я им выскажу.

— Не нужно, я всё высказала сама. Теперь, думаю, меня уволят.

— Ты из-за этого так расстроилась?

— Да, наверно. Переживаю.

Дэран встал со своего места и мягко взял Вирит за руку чуть выше локтя.

- Послушай меня, пожалуйста. Я наблюдаю за тобой и твоей работой уже несколько месяцев, и ты — отличный специалист. За тобой нет косяков, работу выполняешь качественно и в срок. Если эту парочку не устраиваешь ты или твои слова, скажи им «пока». Не жди подачек с их стороны. Ты легко можешь найти себе место получше, ты просто не искала.

— Я думала об этом, но я не хочу оставлять Мит здесь, с ними. Она моя подруга, лучшая подруга…

— Тогда и её бери с собой. Начните что-то искать. Вы стоите больше, чем предполагаете. Вам не место здесь.

Вирит опустила глаза.

— Ты действительно считаешь, что мы можем…

— Я не просто считаю, я уверен.

Дэран смотрел на девушку и вдруг увидел, как её фигура светлеет, в буквальном смысле этого слова. Дэран закрыл глаза и снова открыл. Вирит перед ним больше не было. Он не понял, что произошло. Развернулся, огляделся. Люди, как и прежде, работали на своих местах, только теперь блок у восточной стены был представлен специалистами азиатской внешности, хотя раньше он этого не замечал.

«Мне, наверно, психолог нужен», — подумал Дэран.

Он снова закрыл глаза, а когда открыл, то увидел, что восточный блок опустел, людей там больше не было.

— Ты это видела? — Дэран обернулся к Мит, которая удивленно на него смотрела. Рядом с Мит работала Вирит.

— Что видела? — удивилась Мит, и они с Вирит переглянулись.

— А с тобой я сейчас разговаривал? — спросил Дэран у Вирит.

— Да, минут десять назад, — ответила та. — Я благодарна тебе за совет и поддержку. Я подумаю над твоими словами.

Ничего не понимая, Дэран сел на место.

***

Венни


Дэран уже не первый раз замечал, что, казалось бы, взрослый парень Венни сидит с красными заплаканными глазами. Это безумно удивляло, а первое время даже раздражало и смущало Дэрана. Со временем он привык к странному поведению, а через пару месяцев узнал от Вирит и Мит, что у Венни не простая жизнь. Его родители больны, сестра совсем кроха, а ему приходится вкалывать за троих, чтобы прокормить семью, при этом Олли и директор не устают критиковать его и откровенно писать гадости о его профессионализме и личностных качествах. Когда Дэран уточнил, почему он терпит подобное отношение, девчонки предположили, что он боится потерять работу.

Очередной раз, заметив скисшее лицо Венни, Дэран решил подойти к нему и поговорить.

— Привет, друг, как успехи?

Венни удивленно поднял на него глаза.

— Я…,- заикаясь начал он,- всё…всё хорошо. Я что-то натворил, что-то сделал?

— Нет-нет, расслабься. Я просто подошёл спросить, как твои дела?

Венни выпустил мышку из рук.

— Да вот, работаю.

— Получается?

— Судя по письмам — нет.

— Кто тебе пишет?

— Ну кто это может быть, Олли, директор. Я просто не понимаю, чего они взъелись на меня.

— Возможно, я огорчу тебя немного, но существует такая категория людей, которые выбирают себе жертву из числа коллектива, жертву, которая не может дать должный отпор. Они морально принижают её, тем самым утверждаясь за её счёт.

— То есть, жертва — это я?

— Да, друг, к сожалению.

— И что же мне делать?

— Дать отпор.

— Меня же уволят.

— Кто тебе сказал об этом?

— Я не знаю, просто… я думал…

— Ты понимаешь, если ты не начнёшь давать отпор, они не отстанут от тебя. Лучший выход начать поиск новой работы. Поверь мне, она есть. На этой фирме свет клином не сошёлся.

— Понимаешь, я не могу не работать. Если я не найду лучшее место…

— Постой, — Дэран положил руку на плечо Венни и посмотрел ему прямо в глаза. — Начни искать сегодня. И ходи на все собеседования, куда тебя будут приглашать.

— Но как же…

— Я прикрою тебя здесь, не переживай.

— Правда?

— Да, правда.

— Но почему?

— Потому что я понимаю тебя. Я действительно понимаю тебя.

***

Конец очередного рабочего месяца завершился ещё одним неприятным моментом — Дэран не получил зарплату. Вспоминая бессонные ночи и объем задач, Дэран разозлился и тотчас отправился к Олли. Аморфная, как и всегда, она вальяжно каталась на стуле по своему кабинету, обдумывая новую нереализуемую идею.

— Чего? — небрежно бросила она, когда Дэран появился на пороге.

— Где мои деньги? — сдерживая ярость, процедил сквозь зубы Дэран.

— А мне-то откуда знать?

— Наверно оттуда, что ты моя начальница и заполняешь табель, который потом отправляется в бухгалтерию.

— Да я всё отправила. Иди, спроси в бухгалтерии.

Дэран мечтал подойти к этой дамочке и треснуть её, что есть мочи, по холке.

— Это та, что в подвале?

— Да, там.

Дэран выскочил из кабинета и помчался к лестнице. Чем ниже он спускался, тем тусклее становился свет ламп и тише голоса рабочих. В тёмном коридоре, Дэран выбрал одну их десятка дверей, на которой была надпись «Выдача заработной платы». Внутри темнота стала только гуще, и из неё, подобно светлячкам, выбивались крохотные огоньки настольных ламп. Дэран ещё никогда не видел ничего подобного. Работники сидели за своими столами в полной тишине, лица их, искажённые гримасой тоски и нужды, смотрели в квадратные мерцающие мониторы. Как только один из них пытался пошевелиться, странные мужчины в серых пиджаках били их по спине длинными указками.

«Что это за место?» — пришёл в ужас Дэран.

Один из этих надзирателей подошёл к Дэрану и сладко улыбнулся.

— Мы не ждали перевода,- тихо сказал он.

— Какого перевода?

— Вы к нам, работать?

— Нет, — чуть ли не выкрикнул Дэран, — я узнать о зарплате. Мне её не выдали сегодня.

— Хм, странно. Сейчас уточню.

Мужчина скрылся в темноте. Дэран замер, боясь двинуться дальше. Так получилось, что он оказался между двумя рабочими столами. Он был готов поклясться, что услышал, как девушка справа заплакала, а потом…Дэран отпрыгнул в сторону — под столом работницы расползлась неровная лужа.

— Боже, — охнул Дэран. — Скорее идите в туалет.

— Нельзя, — пискнула девушка. — Он накажет. Нам нельзя, пока не закончим.

Дэран забыл о деньгах и, чувствуя, что задыхается, вылетел из кабинета. Что он только что видел? Глупость какая-то. Такого просто быть не может. Он должен сообщить в профсоюз. Он собрался вернуться к лестнице, как в дверях появился тот самый мужчина.

— Просим прощение, Вам осуществят перевод в ближайшие часы.

— Да, — растеряно произнёс Дэран. — Хорошо.

— Переводитесь к нам, — вдруг предложил мужчина, — зарплата намного выше, чем Ваша.

— К вам? — Дэран истерически хихикнул. — В это? Что там вообще происходит?

— А что такого? Люди готовы работать за хорошую зарплату, даже если условия…достаточно жёсткие.

— Я Вас понял. Нет, спасибо.

Дэран зашёл в свой офис, думая о профсоюзе, но тут же забыл о планах, когда стал свидетелем сцены между Венни и Олли.

— Какая муха тебя укусила?! — кричала Олли, склонившись над Венни.

— Я просто не хочу больше это терпеть. Я взрослый человек, я выполняю свою работу и просто не заслуживаю такого отношения.

— Какого отношения? Конструктивная критика теперь неприемлема для тебя?

— Если бы это была конструктивная критика, а это оскорбления.

— Не говори ерунды!

Венни выглядел разбитым, и Дэран поспешил срочно поддержать его. Он резко оттолкнул Олли от стола коллеги и взглянул на монитор, где увидел открытое письмо от директора и ответ Венни на него. В письме говорилось что-то о слабых умственных способностях Венни, а также о его вялости и отстранённости. Директор требовал, чтобы тот изменил своё поведение, поскольку руководство угнетает его внешний вид. Венни же ответил, что сыт по горло подобными высказываниями и руководству следует выбрать другого мальчика для битья.

Дэран обернулся к Олли.

— И у вас здесь это считается нормальным?

— Тебя это вообще не касается…

— Касается, я руковожу проектом, в котором задействован Венни. Я даю ему задачи и слежу за их выполнением. А что конкретно тебе нужно от него?

— Чтобы он не разлагал настроение в коллективе своим поведением.

— Он здесь совершенно ни при чём,- усмехнулся Дэран. — Хочешь, скажу, кто это делает?

— Кто же?- скривилась Олли, всем своим видом давая понять Дэрану, что не уважает его.

— Это ты и директор. Вы отравляете жизнь этому коллективу. Знаешь, как поступает грамотный руководитель? А? Он не пишет гадости персоналу в личной почте, он не унижает работников подобными фразами и не стремиться обидеть. Хороший руководитель конструктивен, объективен, чуток. Он хорошо знает работу, которой занимаются его подчинённые, знает подводные камни и знает, как донести мысль не навредив коллективу.

Дэран заметил, что офис затих, и все взгляды устремлены на него.

— Если сотрудник плох, не выполняет норму или ведёт себя аморально — увольте его. Если сотрудник хороший, но выглядит устало или расстроено — узнайте, что у него не получается и что для этого нужно. Создайте комфортные условия для него. Но никогда, никогда не оскорбляйте. Это не детский сад, не школа. Здесь работают взрослые люди. Они выполняют свои обязанности и получают зарплату. Никто из них не должен быть жертвой несостоятельности руководства, никто не должен выслушивать обвинения и оскорбительные реплики только потому, что у руководителя сегодня плохое настроение.

Олли замерла. На её бледном лице застыло непонимание и ужас. Дэран отошёл от неё и повернулся к аудитории офиса.

— Слышите, никто не должен терпеть унижения и оскорбления, вы должны ценить себя и свой труд, но для этого работайте достойно. Такие как они, — Дэран указал пальцем на Олли, — будут стараться помыкать вами, унижать вас. Знаете почему? Да потому что они глупы и сами не знают свою работу, потому что они не умеют руководить, потому что они испытывают жажду сделать гадость ближнему, потому что они просто плохие и глупые люди. Они просто не знают, что делать. А иногда свои внутренние проблемы решают подобным образом, нападая на тех, кто не может дать отпор. Вы работаете для того, чтобы жить, а не живёте для того, чтобы работать. Ваша жизнь не заключается только в этих стенах. В один прекрасный момент вы оторвёте глаза от монитора и поймёте, что жизнь прошла в страхе перед руководством и перед потерей этой работы. Пока каждый из вас не начнёт отстаивать свои права перед такими как она, вы будете несчастны и ваша работа будет всё больше и больше обесцениваться.

Дэран улыбнулся, глядя в глаза Олли. Та вышла из оцепенения и помчалась в кабинет директора. Дэран же почувствовал облегчение, словно всё это время он нёс в руках камень и только сейчас посмел его опустить.

Мит, Вирит и Венни смотрели на него с благодарностью. Он выразил их чувства словами, вероятно, их камни тоже выпали из рук.

На следующий день Венни подошёл к Дэрану, поблагодарил его за всё и торжественно объявил, что нашёл неплохое место рядом с домом. Теперь он сможет и работать и родителей навещать чаще. Когда он жал Дэрану руку, то был готово расплакаться от счастья.

Следом за Венни ушла Вирит, а за Вирит ушла Мит. Офис пустел на глазах. И вот, в один прекрасный солнечный день Дэран заметил, что сидит совершенно один. Это произошло неожиданно и резко. Просто те крупицы работающего персонала, которые ещё оставались в офисе, неожиданно испарились. Дэран решил, что это очередная галлюцинация. Но когда он пришёл в офис на следующий день, то застыл на пороге. В огромном помещении было пусто, только тот самый скользкий кафель и яркие белые стены. Ни стульев, ни столов не было. Возле окна стоял один человек. Он стоял спиной, солнечные лучи подсвечивали его очертания. Дэран направился в кабинет Олли, желая узнать, что здесь творится, но его окликнул мужчина у окна.

— Тут нет никого.

— Не понял. А где все, ну те, что остались?

— Они пошли вниз. Они не смогли понять, и теперь они внизу.

— Внизу? Ничего не понимаю, объясните толком.

Мужчина обернулся, и Дэран узнал интервьюера, того самого, что принимал его на работу.

— Тебе ничего не показалось странным в этом офисе?

— Нет. А о чём речь?

— Разве ты не видел ничего необычного здесь.

Дэран открыл рот от удивления.

- Откуда… я… да, у меня были галлюцинации, но я думал, что это от работы. Напряжённый выдался месяц.

— Месяц? Ты помнишь, как ушёл с прошлой работы?

Удивление Дэрана сменилось подозрительностью.

— Кто Вы такой? Чего нужно от меня? Вы из проверки? Или это розыгрыш какой?

— Вспомни, как ушёл с предыдущей работы.

Непроизвольно Дэран прокрутил в голове свой уход.

— Я высказал руководству своё мнение и ушёл.

— А как выглядит квартира, в которой ты живёшь?

Дэран разозлился.

- О чём вообще речь? Причём здесь моя квартира? Ну она…

И тут он запнулся, понимая, что не помнит, как она выглядит. Он не помнит, как заходит в неё и не помнит, как выходит. Он помнит только офис, этот офис.

— Я не помню, — хрипло ответил он.

— Всё верно, — интервьюер кивнул и снова повернулся к окну. Солнце своим светом заливало всё пространство, и за его лучами нельзя было рассмотреть что-либо ещё.

— Что случилось со мной? — тихо спросил Дэран.

— Слышал, у японцев есть такой термин — кароси.

— Кароси? Это, кажется, смерть на рабочем месте. Так?

— Да, ты прав.

Интервьюер снова замолчал.

— Я умер? Здесь?

— Нет, ты умер раньше, на предыдущем месте, а это — интервьюер развел руки в стороны, — трудовое чистилище.

— Чистилище?

— Да. Ты умер и оказался здесь, так как твоя душа не смогла смириться с произошедшим. Так что ты помнишь о предыдущем месте работы?

— Я… работал, мало спал, потому что босс давал много работы и не только той, что была обозначена в моей должностной…

— Тебе только это доставляло неудобство?

— Он часто ругал меня, унижал, урезал зарплату…

— А коллеги?

— Я ненавидел коллег, они казались мне бездумными животными.

— А поощрение, оно было хоть раз?

— Меня никогда не награждали на работе, хотя мои проекты много добивались. Но я…я высказал ему…

— Нет, Дэран, ты не сделал этого. После очередного такого дня ты просто упал в коридоре офиса и умер от сердечного приступа. И именно из-за того, что накопленное осталось у тебя внутри, ты здесь, а не там, — интервьюер ткнул пальцем в потолок.

В груди у Дэрана что-то разбилось и упало в низ живота.

— То есть, меня больше нет?

— Верно.

— А как же Мит и Вирит, а как же Венни?

— О да, они… Ты удивил нас, Дэран, такого раньше не было. Ты должен был сам дойти до освобождающей душу мысли и уйти, но ты смог помочь ещё нескольким душам. Они такие же, как и ты — умерли на работе. Вирит от истощения, а Мит постоянно испытывала мигрени и чувство неудовлетворённости собственной работой, это негативно повлияло на её организм, и она серьёзно заболела, от чего и скончалась. Венни, как и ты, умер от сердечного приступа.

— А те люди, что я видел внизу, в бухгалтерии?

— Это души, которые не смогли переступить через себя, они не смогли понять, поэтому теперь их удел работать без выходных, еды и прочих радостей. К слову, Бату отправилась именно туда, ведь не смотря на внутреннюю неудовлетворённость она продолжала работать молча, брала много работы и умудрялась дружить с руководством, которое помыкало ей, прикрываясь маской добродетели.

— А я?

— Ты? — интервьюер рассмеялся. — А что ты чувствуешь? Точнее, что почувствовал тогда, когда высказал всё этой проекции?

— Проекции?

— Да, Оллии, это наша проекция. Проекции эмитируют для душ ту ситуацию, в которой они находились на работе, пока ещё были живы.

— Облегчение.

— Так ты готов пойти со мной?

— А ты кто на самом деле?

— Я лишь посланник.

— Куда поведёшь меня?

— А куда ты сам хочешь попасть?

Дэран осмотрел офис последний раз, улыбнулся яркому солнцу и вспомнил, что за долгие годы работы никогда вот так не смотрел на него.

— Я иду,- сказал Дэран, немного смущённо. — Надеюсь, мне дадут ещё один шанс.

— Дадут, не переживай. Когда мы признаём свои ошибки, то всегда получаем второй шанс.

0
91
Надежда Мамаева №1