Эрато Нуар №2

Терабайт правосудия

Терабайт правосудия
Работа №34

Прыщавого телефонного оператора почтешь ты за счастье услышать.

Из японской поэзии, 21-го века

- Как Вы могли? Информация о Вашем демарше уже в системе, Вы никогда больше никому не навредите. Вас никуда не возьмут! - это все обращено ко мне. Я присутствую на квалификационной коллегии, которая ведет дисциплинарное производство по мою душу.

- Вы утрачиваете право реплик до тех пор, пока Вам не будет дано такое право. Все, что будет сказано до этого момента является недействительным.

А я? А что я... Понятно, что это все это добром не кончится. Неужто отключат от системы и вышвырнут из сообщества? Ёжусь. Председательствующий смотрит и улыбается, как будто считывает мой страх. Пытаюсь закинуть пробный шар, пока не включено поле тишины. Его ведь могут потом так и не выключить в течение всего слушания. Стараюсь говорить самым искренним тоном:

- Я раскаиваюсь в произошедшем. Уважаемая комиссия, по сути, ничего такого, явно нарушающего этический Кодекс мной и не сделано. Прошу не считать это мое заявление недействительным. Я действительно раскаиваюсь и для подтвержден.. .

- Отклонено за недействительностью!-у председательствующего реакция быстрая. - Поле тишины включите, пожалуйста.

Все, теперь я не смогу ничего сказать. Точнее говорить-то можно сколько угодно, но пространство вокруг меня будет преобразовано и никто ничего не услышит без ультразвуковых наушников. Смотрю на кафедру, за которой восседают пятеро членов коллегии - нет, наушников у них не видно.

К делу приступает докладчик: “Слушается дисциплинарное производство номер....”.Далее очень быстро и неразборчиво, быстро и неразборчиво о всех моих успехах в учебе и труде, как были пройдены восемь проверок перед назначением на первую должность стажера, а потом и необходимые ступени роста (стажер, секретарь, консультант, помощник), а еще о том, что вообще никогда никаких нареканий не было. Ну что же, если быстро и неразборчиво, это означает, что докладчик является человеком. Интересно, все остальные тоже люди? Если да, то это серьезно.

- Степень Вашего проступка не предполагает формального разбирательства - поясняет вдруг председательствующий.

Хм, неужели у него миелофон? Они же запрещены, их нельзя использовать.

- Допустимо в исключительных случаях, - говорит председательствующий, а потом продолжает, нарочито обращаясь к докладчику - это можно пропустить, начинайте по существу.

***

А существо простое - вот уже год я могу защищать людей в суде. Стоит это, конечно, клиентам не дешево, поэтому-то большинство - не наши клиенты, а клиенты платформы “Соломон”, что принимается везде и всеми в качестве робосуда. “Соломон” сейчас один такой, но когда были еще “Femidus”, “Usty”, штука с китайскими иероглифами, и, кажется, еще “Плевако”. Но “Соломон” проглотил и не поперхнулся их всех, а также легко встроился в международные отношения. И как удобно! “Соломону” ведь все равно кто ответчик и кто истец. Если виновен - сядешь, если должен - отдашь, будь ты нищий или сын олигарха, знаменитость или корпорация.

Всё там, в “Соломоне” все бесплатно и автоматизировано. Бесплатно загружаете документы и пояснения, бесплатно подключаете функцию “адвокат” (подскажет, какая у вас категория спора и что еще загружать). Бесплатно подключаете функцию “ответчик” - платформа сама найдет адрес по ФИО. Нажимаем “отправить” - и вот на планете одной тяжбой больше. А не знаешь ответчика, ничего - можно закинуть жалобу и без этого, платформа сама определит, кто это вероятнее всего. В свою очередь ответчик получит уведомление, загрузит свои документы и пояснения, подключит функцию “адвокат” и нажмет “отправить”. Программа оценивает документы сторон, пояснения истца, пояснения ответчика, проверит вашу переписку, если надо, проверит камеры и платежи, опросит свидетелей и выдаст вердикт. Вердикт, кстати, окончательный и обжалованию не подлежащий. А поскольку выносит его платформа беспристрастно, то вердикт этот мудрый и справедливый. Он такой, как если бы его выносил сам еврейский царь, что понимал язык зверей и птиц, то есть сам Соломон собственной персоной. Тому, царственному Соломону требовалось много времени для принятия решений, а платформе надо минуту, не больше. Вот и выдает наш “Соломон” круглые сутки терабайты правосудия.

Бывало, конечно, что современный оплот правосудия чудил. Помните, например, то громкое дело, когда человеку не повезло только из-за того, что у него был длинный нос? Камера просчитала, что нос хозяина дома высовывался за порог жилища как раз тогда, когда хозяин выталкивал за дверь вооруженного грабителя. Другие нападавшие в это время избивали всех, кого обнаружили в доме. Вытолкнутый грабитель ударился о стену в коридоре и умер. А высунувшийся за порог нос, явно указывал, на то, что пределы самообороны превышены, ведь частично обладатель носа был уже на улице. Убийца получил полный срок и выплачивал родственникам жертвы компенсацию. Еще курьезный случай от “Соломона” - платформа обязала некую девицу принимать ванну не более 10 минут в день. Истцом был ее братец, проживающий в квартире с девицей и родителями. В качестве гарантии исполнения решения в ванную комнату установили робопристава. Девица жаловалась, что таймер у пристава сбит, и вода отключается раньше положенного срока. По жалобе даже проводили проверку, однако неисправности не нашли.

Итак, с “Соломоном” все понятно. Но если Вы человек состоятельный, у Вас есть возможность пойти в настоящий суд. Суды не умерли, там все как прежде - важные представители Фемиды в париках будут внимательно слушать блестящие выступления адвокатов. Но это не всем по карману - цены на адвокатов “кусаются”, можно даже сказать, “рвут на части”. Клиентов теперь у них мало и потому каждый обратившийся обязан закрывать эту пустоту. И они закрывают, по крайней мере адвокаты не жалуются. Хотя в период становления “Соломона” было ощущение того, что наступил ледниковый период и происходит массовое юрскОе вымирание. Однако потом часть юристов поднаторела в “Соломоне” и стала зарабатывать на жизнь консультируя по предпочтениям платформы - как должны выглядеть документы, в какое место лучше поместить указание на оплату, надо ли подчеркивать нужное место карандашом и если надо, то можно ли это делать красным или нет. Одним словом - люди эти не имели ни знаний, ни систематического заработка.

***

В офис входит посетительница - довольно молодая девушка, приятная, с большими, ясными глазами, от которых трудно оторвать взгляд. А в глазах - грусть-тоска. Судя по одежде понятно, что это клиент “Соломона”, а не мой. Видимо нужна помощь в пользовании платформой.

- Здравствуйте!

- Добрый день, Вам помочь получить “правосудие Соломона”? У нас это платно..

- Нет, мне сказали, что в моем случае лучше пойти в суд. Но я не знаю на кого подавать, мне надо проконсультироваться.

- Консультация платная, - снова подчеркиваю я.

- Да, конечно, я заплачу, - она исполняет свое обещание. Значит, можно приступать к беседе. - Итак, почему Вы хотите попасть именно в суд?

Она помолчала, вскинула на меня взгляд и произнесла:

- Вы слышали о деле с захватом медлавки?

Дело было громкое. Старушка (назовем ее условно так и будем продолжать так ее звать в течение всего рассказа) ухаживала за сыном. Его серьезная болезнь требовала сильнейших обезболивающих. Лекарства, конечно, были назначены в рамках стандартного робомедпротокола. Но назначенные лекарства не действовали, Старушкин сын испытывал боль, боль, и еще раз боль. От этого он кричал, а Старушка без конца обращалась к роботерапевту с просьбой сменить препарат. Но протокол есть протокол, а по нему надо выждать определенный срок, чтобы убедиться, что препарат не подходит. Поэтому чего-то иного на платформе “доктор Хаос” сыну Старушки предложить не могли - ведь установленный срок еще не кончился. Старушка упорно выбирала опцию “сменить препарат”, да и голосовые сообщения отправляла дополнительно с таким же запросом. При этом Старушка всегда говорила “пожалуйста” и много рассказывала об ужасах, которые достаются на долю сына. А в конце всегда прибавляла - “опция - человек” (надеялась, что сообщение уйдет оператору). Сын матерился на старушку и не узнавал ее.

В один прекрасный день, когда медодрон снова доставил неподходящие ампулы, Старушка обнаружила, что в дроне есть и другие препараты. Самоходная медлавка, конечно же, другой препарат не выдала - она точно знала, что и по какому адресу выдавать, а что не выдавать. Тогда в отчаянии Старушка взяла маленький медодрон, начиненный лекарствами, в плен. Она было уже вскрыла ему брюхо консервным ножом, но дрон, верный программе “антинарк” самоуничтожился, пискнув перед этим сос-сигнал куда надо. Оттуда приехали “кто надо”, опасную старушку скрутили и изолировали от общества. Уничтоженные лекарства не были доставлены другим больным, и кроме того, стоили кучу денег. Поэтому из изолятора старушку не выпустили.

- Вы слышали о деле с захватом медлавки?

- Да, конечно, - киваю в ответ. Кто она, родственница кого-то из тех больных, что не получили лекарства?

- Я двоюродная племянница ее сына, - девушка опускает взгляд изучает свою ладонь. Изображаю активное слушание. Она продолжает:

- Хочу подать заявление, но вот от имени кого? Понимаете, - пауза, - Старушка ведь очень добрая, ей трудно перестроиться на все эти робо-, она родилась тогда, когда все это только начиналось.

- Вы в данном случае общаетесь от имени Старушки или...? Почему у Вас вопрос от имени кого подавать заявление?

- Сейчас объясню. В изоляторе она умоляла отпустить ее, потому что надо было снова делать уколы дяде. Но ее не отпустили, сказали, что укол сделают социальные службы. - Девушка продолжает рассматривать свою ладонь, которая стала подрагивать. - Она плохо себя чувствовала... Переволновалась и в результате получила инсульт. - Посетительница качает головой и вздыхает. Ладошка стала подрагивать сильнее и она кладет ее на стол под другую руку.

- И знаете что? Когда мы вечером узнали, что ее увезли из дома, мы бросились к дяде - он же остался там один. И к нему никто не приезжал, чтобы дать обезболивающее! - тут она опять вскидывает на меня взгляд и синие глаза полны грозовых облаков. Я сердито качаю головой, мне мерещится старушка, которая на неверных ногах пытается удрать из изоляторской больнички, но падает и разбивается. От этой мысли становится не по себе. Протягиваю посетительнице стакан с водой.

- Когда мы зашли в квартиру, - продолжает девушка, не обращая внимание на воду, - он уже умер, лицо у него было такое... Лежал посредине комнаты, но как он туда попал? Он же плохо двигался. Может быть полз от боли, а может понял, что со Старушкой что-то случилось? - Посетительница хмурится, как будто и ей надо лекарства, что уничтожил дрон в своей утробе, залив кислотой.

- А что за заявление хотите подавать, - осторожно интересуюсь я, - Моральный вред? - (зачем для этого идти в суд? Шкала компенсаций в “Соломоне” подробная, хочет, чтобы накинули еще сверх максимальных 500 000? Не выйдет).

Этот вопрос ее немного отвлекает:

- Понимаете, мне нужно, чтобы был человеческий подход. Старушка ни в чем не виновата, она старенькая, - повторяет посетительница. - Ее сын, дядя, все время кричал. Сначала кричал “помоги”, потом просто бессмысленно. Я хотела пойти через “Соломон”, но там ставится предварительная пометка, что виновата Старушка.

- Ну да, факт захвата медлавки есть, для “Соломона” это определяющее, - подтверждаю я. - Но есть же смягчающие обстоятельства - сильное душевное волнение. Можете выбрать этот пункт.

При этих словах девушка криво усмехается: - Пока не загрузится медсправка или показания свидетеля, этот пункт выбрать не получится. В качестве показаний свидетеля подгружены файлы робополиции, которые приезжали по вызову. Тогда она уже слабая была и на сильное душевное волнение не тянула. Через полчаса у нее случился инсульт. Нет, нет, - быстро повторяет она, - только немашинный способ рассмотрения дела. Что ей грозит?

- Фактический терроризм с влиянием на здоровье двух и более лиц. Другие же пациенты не получили лекарства.

- “Соломон” определяет ее, как виновника смерти дяди, разве это правильно? - Девушка снова смотрит на меня и в ее глазах надежда. - В медкластере ведь должны были подключить опцию “человек”, если она столько раз просила это сделать? Дали бы любого (да, любого!) человека, и он хотя бы попытался вникнуть в ситуацию. Старушка все время оспаривала назначение, а в ответ только бесконечное: “в рамках протокола замена препарата не предусмотрена”. Тут любой сорвется! - возмущенно шепчет она и пытается скрыть слезы, что все время наворачиваются на глаза (непонятно, почему она решила это скрывать).

-Нет, с нее должны снять обвинения - говорит девушка и упрямо наклоняет голову.

Волна жалости накрывает меня с головой. Жалости к глупой Старушке и неизвестному мужику, который скорее всего так и не понял, что происходит, хотя моя посетительница на это и надеется. Но зачем ей в суд? Я уже год защищаю людей и знаю то, что не знают они. Все эти спокойные судьи в белых величественных париках, с мудрыми глазами и чуть уставшими уголками губ, размышляющие о благах и справедливости, все они входят в систему “Соломон про”. Только прошу вас, удивляйтесь потише, ведь пока об этом из людей знаем только мы - сообщество, что вовремя договорилось с “кем надо”, и куда мне посчастливилось попасть. Царство Соломонов оканчивается у клиентов из совсем у заоблачных высот.

- Этого не будет, обвинения не снимут - отвечаю я.

- Вы не можете знать заранее - настаивает посетительница.

- Я знаю это именно заранее, там нет никакого человеческого подхода. Советую Вам не тратить средства и силы. - проклятье! Нельзя, нельзя отказывать клиенту, заполняющему денежную пустоту, это запрещено нашими правилами. Нельзя разубеждать в человечности!

- Откуда Вам это знать заранее? Там же нет системы! Вы хуже робоадвоката! - бросает мне посетительница возмущенно, - Робоадвокаты, хотя бы делают вид, что сочувствуют!

Все верно. А я не могу больше делать такой вид - слишком уж трудный год.

***

- Демонстрируется запись разговора, - комментирует докладчик.

- Поразительный непрофессионализм, - морщится коллегия.

Моя посетительница с грустными глазами, кстати, оказалась тайным робопокупателем, с функцией повышения эмпатии собеседника (так она сказала на слушаниях моего дисциплинарного производства).

Выступает эксперт-психолог, его заключение: склонность к эмпатопатии. Вот ничего себе, муляж девчонки только что озвучил искусственное введение меня в такое “жалостливое” состояние. Вкололи бы мне еще ведро эндорфинов, а потом удивлялись обуявшей меня всечеловеческой любви.

Интересно, будет ли какое-то совещание по итогам или все решат на месте за секунду? Если выгонят из сообщества, то как они думают обезопасить себя от моих знаний? Я начинаю усиленно думать о раскаянии и будущей эффективности - миелофон-то пока никто не отключал.

0
67
Arbiter Gaius №1