Нидейла Нэльте №1

Безымянный день

Безымянный день
Работа №80

Коллекционирование — это не просто увлечение. Это состояние души. Более того, - это судьба. По крайней мере, если ты дракон или манурм. Впрочем, сравнение с драконами Лорну никогда не нравилось. Крылатые огнедышащие ящерицы вызывали в нем глухую досаду. Их склонность к излишнему эпатажу, неразборчивость в средствах и бессистемность в составлении коллекций раздражали особо. О пренебрежительном отношении ко всем остальным разумным видам и говорить не стоило. Так что о вымирании драконов Лорн не жалел нисколько. Впрочем, как и о сокращении числа собственных сородичей - меньше конкурентов.

Манурмы не отличаются компанейским нравом. Однако исключение из правил найдется всегда. С Доном — исландским змеем, перебравшимся в Англию шестьсот лет назад, Лорн дружил. Они были последними в своем роде на Британских островах, а может, и во всем Старом Свете. А истинному коллекционеру требуется ценитель-соперник, желательно, обитающий не слишком близко, но и не в другой части света. Тем более, что год за годом жизнь становилась, с одной стороны, безопаснее, а с другой — скучнее. В одиночку сам не заметишь, как сойдешь с ума.

С тех пор, как люди построили ювелирные заводы, золото потеряло для манурмов всю свою притягательность. Оно уже не было редкостью. Как и драгоценные камни, которые люди научились изготавливать в промышленных масштабах. Но королевские змеи должны собирать клады - в этом смысл их жизни.

- Нам нужно перейти на что-то принципиально новое, - Дон, заехавший к приятелю в гости, перебирал рекламные проспекты, аккуратными стопками сложенные на столике у камина. - Может, начнем собирать редкие растения? Или животных?

- Редких животных следует держать парами, - резонно возразил Лорн, - чтобы они размножались. А как только они начинают размножаться, так сразу перестают быть редкими. У меня и так стадо оленей Давида по парку кочует. Дриады замучили жалобами, что они кору с деревьев объедают. И белок у меня уже больше, чем желудей на дубах.

- С каких это пор белки стали редким видом? - удивился Дон.

- А ты последнее время где-нибудь видел рыжую белку?

Дон задумался.

- Да, действительно. Только серые мелькают.

- Ладно, белки — это еще ничего, - Лорн отложил в сторону буклет Джерсийского зоопарка. - Но горилл и носорогов я точно содержать не намерен.

- Можно построить оранжерею, орхидеи разводить.

- Неоригинально. И кто будет ухаживать за твоими орхидеями?

- Дриад можно привлечь.

- Откажутся. Им тропический климат не подходит.

- Вернулись, откуда начали, - Дон принялся перелистывать каталог Сотбис, но тут же отбросил. - Нет, редкости - это бесперспективно. Как ни старайся, всё равно перещеголять Британский музей невозможно.

- Ха, рог нарвала, - фыркнул Лорн, ткнув ухоженным ногтем в страницу каталога Друо. - Лет триста назад его бы попытались продать, как рог единорога.

- Вот кто действительно стал редкостью, - Дон задумчиво прищурился. - А неплохая была бы коллекция...

- Чучела что ли? Не выйдет. Трупы волшебных животных разлагаются в течении четверти часа. Их даже глотать бессмысленно. Чувствуешь себя потом полным идиотом.

- Точнее, пустым.

Они засмеялись.

- Редкие насекомые? - без особого энтузиазма предложил Дон, рассматривая рекламу коллекционных журналов «Чудеса природы». - А интересный у них способ хранения образцов, похоже на магические кристаллы.

- Это эпоксидная смола, - Лорн оживился. - Слушай, а ведь это вариант!

- Для консервации единорога? - Дон задумчиво потер кончик носа. - Много смолы понадобится. И в чем их заливать?

- Почему обязательно единорога? Можно начать с мелких фэйри. Закажем пластиковые контейнеры. Их сейчас делают любого размера и формы.

Дон скривился. Он не любил полимеры, предпочитая стекло, дерево и, особенно, старую добрую глину. Но у Лорна уже загорелись глаза.

- Надо узнать подробности, - он вытащил из-под антикварного телефона блокнот. - Есть у меня один знакомый таксидермист. Полагаю, он не откажется нас проконсультировать.

Последовавший за этим разговор Дон слушал со второго телефона — из холла.

- Для начала необходимо сделать пол для ваших жуков, - увлеченно инструктировал Лейнов знакомец. - Иначе образец либо всплывёт, либо утонет. Заливаете дно формочки и ждете, пока подсохнет.

- Долго? - деловито уточнил Лейн.

- Смотря какая смола. Часов пять-шесть. Потом кладёте жука, расправляете, как надо и заливаете, но не целиком, иначе всплывет или скособочится. Прикрываете крышкой и ставите в темное место. На солнце оставлять нельзя, а то смола закипит. Когда затвердеет, заливаете до конца.

- То есть, всего три этапа? А ускорить процесс нельзя?

- Не советую. Испортите всю работу.

- Ясно, - Лейн побарабанил пальцами по корпусу телефона. - А возможно залить кого-нибудь покрупнее? К примеру, ящерицу?

- Можно, если вас не останавливают расходы. Смола, знаете ли, недешева. Но в любом случае сначала образец высушивается.

- А если я хочу добиться эффекта, скажем так, остановленной жизни?

- Принцесса в хрустальном гробу? - в трубке хохотнули. - Тогда придется заливать чучело. Могу продать несколько штук. Какие животные вас интересуют?

- Я подумаю. Благодарю за консультацию, - Лейн повесил трубку.

- Заливать нужно живых фэйри, - Дон вернулся в кабинет. - Оглушенных или одурманенных. Тогда есть шанс, что они останутся такими навеки.

- Заодно проверим, поддается ли магия консервации, - Лейн листал телефонный справочник. - Ага, вот список оптовых баз. Наверняка у них есть то, что нам нужно. Ты в деле?

Дон задумчиво надул губы.

- Не знаю... Ловить фэйри — та еще морока. И король Неблагого двора будет недоволен.

- Это едва ли, учитывая, что Айвор уже три года как убит. На троне его сестра, а она мне задолжала. Мы просто подождем Безымянный день.

Дон кивнул. В Безымянный день фэйри казнили преступников. Это уже давно не считалось жертвой богине Морриган, но Неблагой двор обожал традиции, особенно сулящие развлечение.

- Ладно, если не придется за ними бегать, я согласен.

Если бы Дон знал, чем обернется эта идея, немедля заполз бы в какую-нибудь пещеру поглубже, забаррикадировался изнутри и впал в спячку на сто лет. Но увы, предвидение не входит в число талантов манурма.

***

Осень выдалась промозглая и хмурая, зато зима пришла редкостная для Сомерсетшира - светлая и хрусткая. Выйдя из машины у ворот старинного кладбища, Дон с удовольствием потянулся, втягивая ноздрями вкусный ночной воздух. Город Гластонбери, весь расцвеченный праздничными гирляндами, уже затихал. До Рождества осталось три дня, а какая сегодня ночь, люди давно забыли.

Дон шел не скрываясь, похрустывая заиндевевшими палыми листьями. Он чуял затаившихся поблизости часовых фэйри, но его никто не останавливал. Машина Лорна обнаружилась поодаль., а сам он сидел на покосившемся надгробии.

- Счастливого Йоля, - еще в юности покинувший родную Швецию, Лорн, тем не менее, помнил о древнем скандинавском празднике.

- На третью ночь поздравлять не принято, - педантично поправил его Дон и неодобрительно покосился на туфли Лорна, сшитые из змеиной кожи. - Ты бы еще табличку на грудь повесил: «Манурм, он же витурм, он же линдурм. Прием с полуночи до утра. Приходить со своими дровами».

- А чего зря добру пропадать? - Лорн полюбовался обновкой. - Можно подумать, ты свои шкуры сжигаешь.

- Нет, я их в сейфе храню. В банковском, - Дон прислушался к едва слышным кладбищенским шорохам. - Где вход?

- Третий поворот налево, седьмой склеп.

Среди облетевших тисов и ясеней мелькали редкие огоньки. Дон покачал головой. Да, меняются времена. Каких-то триста лет назад в ночь, завершающую Безымянный день, здесь было бы не протолкнуться от фэйри и призраков, а от блуждающих огней все кладбище бы светилось.

- Ты здесь частый гость, как я погляжу.

- Наведываюсь время от времени, - Лорн уверенно толкнул запертую на висячий замок дверь увитого плющом мраморного склепа. Плющ зеленел, несмотря на зиму.

Дверь бесшумно отворилась. Дон услышал далекие голоса, музыку и смех. Неблагой двор веселился. Как всегда. Фэйри не менялись, отказываясь подстраиваться под новые правила людского мира. И в результате вымирали. Впрочем, вымирали и те, кто сумел подстроиться. Должно быть, сам воздух изменился.

Камни ступеней шатались под ногами, со стен сыпалась сухая земля. Шум впереди стал громче. Лорн отдернул пахнущую плесенью портьеру из облезлого бархата. Дон наклонил голову и шагнул вслед за ним в пахнущую волшебством и кровью залу. Большую часть полутемного пространства занимал длинный стол, заставленный блюдами с мясом и фруктами, кувшинами с элем, бутылками, обтянутыми паутиной... На лавках по обеим сторонам сидели, скакали, дрались и обжимались фэйри всех мастей и даже несколько человеческих детей. Под столом жизнь кипела еще более бурно. Возле королевского трона играли музыканты, но их никто не слушал.

- Лорни, какая радость тебя видеть! - королева Каридвен расцвела улыбкой. - И твоего друга тоже. Присаживайтесь, угощайтесь.

Дон вежливо поклонился, оценивающе рассматривая темноволосую королеву. На своего покойного брата она походила мало. Невысокая, худощавая, с чересчур острыми скулами и раскосыми глазами. Примесь чужой крови налицо, особенно в сравнении с сидящими рядом высокородными сидами. Как ей удалось получить трон?

- Мы ненадолго, - Лорн посмотрел в темный угол, где стояли три большие клетки. Внутри каждой валялись скрюченные тела. - Кари, дорогая, я смотрю, в этот раз у тебя нет недостатка в жертвах. Сможешь выделить мне парочку? Живых и относительно здоровых.

Улыбка Каридвен увяла.

- Зачем они тебе?

- Для одного опыта. Не хочу утомлять тебя скучными подробностями.

Даррен, первый советник королевы, медленно поднялся со своего места справа от трона.

- Не в обычае Неблагого двора выдавать своих подданных. Даже осужденных на казнь.

Лорн его проигнорировал.

- Мне ведь нет нужды напоминать тебе о небольшом долге, королева?

- Нужды и в самом деле нет, - она небрежно махнула рукой. - Этой швали, действительно, больше, чем нужно. Забирай любых.

Сиды удивленно переглянулись. Даррен прикусил губу, но смолчал. Дон прошел вслед за Лорном к клеткам. Железные прутья надежно удерживали осужденных и не давали остальным раньше времени их замучить. Дон ностальгически вздохнул, вспоминая золотое время, когда даже сиды боялись железа.

- Богартов не берем, слишком уродливые, - он придирчиво изучил бесчувственных пленников. - Гоблинов тоже, их на любой свалке найти можно.

- Согласен, - Лорн отодвинул железный засов и открыл среднюю клетку. - А как насчет пикси?

- У него крылья поломаны.

- На тебя не угодишь. А это кто?

- Сложно сказать, - Дон брезгливо отбросил бесчувственного, пахнущего дешевым виски гоблина. Под ним обнаружилось израненное лохматое существо с маленькими рожками, как у косули. - Кто-то из лесного народца. Я думал, их уже не осталось.

- Редкость - это хорошо, - из соседней клетки Лорн вытащил похожее существо, но с круто закрученными рожками. - Премного тебе благодарны, Каридвен. Кстати, возможно, мне потребуется еще... расходный материал.

- Обращайся в любое время, - королева широко улыбнулась, показав острые клыки. - Доброй вам обоим дороги, - она пощелкала пальцами. - Эй там, заприте клетки!

Даррен проводил глазами незваных гостей.

- Моя королева, как случилось, что ты задолжала манурму?

- В то время я еще не была королевой. И я не предполагала, что он потребует в уплату рабов, - Каридвен побарабанила острыми ногтями по подлокотникам трона. - Проклятье! С этим нужно что-то делать.

- Два змеиных короля в одном графстве — это чересчур, - подал голос Дилан, второй советник королевы. - Как они до сих пор не передрались?

- Дон живет в Глостершире, - ответил Даррен.

- Всё равно близко, - Дилан мечтательно сощурился. - А если попробовать их стравить?

Каридвен тяжело вздохнула.

- Не получится, они не первый век знают друг друга. Как жаль, что среди людей не осталось ни одного настоящего мага. В прежние времена любой алхимик душу бы отдал за шкуру манурма или за кусок его мяса.

- Я как-то ел суп из белого змея, - Дилан причмокнул пухлыми губами. - Вкусно, но бессмысленно. Лечить и понимать язык животных мы и без того умеем.

- Однако от клада Лорна я бы не отказалась, - усмехнулась Каридвен.

- Не стоит начинать войну первыми, - Даррен предостерегающе поднял палец. - Они оба пережили охоту на ведьм. А многим ли из нас это удалось?

- Предпочитаешь платить дань белобрысой рептилии?!

- Отдавать осужденных змею — не худший вид казни. Возможно, это даже приведет к снижению преступности среди бродяг.

- Предпочитаю казнить сама. Тем более, что Лорн так и не объяснил, что намерен с ними делать, - Каридвен вдруг побледнела. - Великий Хаос, если Кунла или девка проговорятся… Надо было языки им вырвать!

Дилан кокетливо поправил золотистые волосы и подался ближе к трону.

- Моя королева, но ведь сила Той Самой Флейты наверняка справится даже с самым могущественным манурмом.

- А кто рискнет на ней сыграть? Ты?

- О нет! - Дилан отшатнулся. - Настолько древняя магия по силам разве что Даррену.

Первый советник одарил его мрачным взглядом.

- Нет, это слишком опасно. Даже если получится уничтожить одного, второй может отомстить.

- Не успеет, если навестить его в тот же день, - возразил Дилан. - До Глостершира рукой подать.

- Это если на машине. А я не люблю эти пропахшие бензином чудовища! Внутри них только и думаешь, как бы удержать гламур.

- Только в один конец, Дар, - ласково сказала королева. - Обратно вернешься своим ходом.

Она достала из складок мантии простую деревянную флейту и протянула ему. Даррен дотронулся до инструмента кончиками пальцев и тут же отдернул руку.

- Нет. Разве что... Один клад мне.

- Половину.

- Хорошо, но я сам выберу, что взять.

- Договорились, - Каридвен ярко улыбнулась. - Это будет достойный подвиг для завершения Безымянного дня.

«А лучше всего, если вы оба сгорите вместе с проклятой флейтой», - добавила она про себя. Даррен верно служил ее брату, и всем известно, что он остался при дворе только ради того, чтобы узнать истинную причину смерти Айвора.

Даррен пробрался между пирующими и скрылся за шторой.

- А что если он погибнет, а Лорн выживет? - едва слышно прошептал Дилан.

- Ничего страшного, - Каридвен провела кончиками пальцев по его щеке. - Ты ведь не проговоришься, правда? А я скажу Лорну, что Даррен узнал о его роли в убийстве короля и попытался отомстить на свой страх и риск.

- Восхищен твоим умом, моя королева, - он поцеловал ей руку. - Кстати, когда Даррен вернется, он будет полностью измотан.

- О да, - Каридвен усмехнулась уголками губ. - А мы приготовим ему угощение.

***

Вонь была настолько резкой, что чесалось в носу. Но если чихнуть, утихшая боль наверняка снова вцепится в него. А еще дико раздражал гудящий звук, как от застрявшего в щели шмеля. Кунла слышал такое в человеческих домах. Значит, он больше не в холме. Рядом кто-то насвистывал «Зеленые рукава». Старую мелодию, известную только фэйри, а не ту, что украли и испортили люди.

Кунла самую малость приподнял ресницы. Высокий потолок, обшитый светлыми досками, светильники такие яркие, что режут глаза. Слева - большое окно, одна створка приоткрыта. Снаружи темно, значит ночь еще не кончилась. А лежит он на чем-то твердом, вроде стола. Кунла скосил глаза вправо. Спиной к нему стоял и размешивал в ведре что-то вонючее высокий человек в черной рубашке с закатанными рукавами. Густые, с неровными прядями белоснежные волосы на затылке стянуты заколкой. На колдуна не похож - на бледной коже предплечий ни одной татуировки. Да и перевелись колдуны давным давно. Но откуда он знает правильную мелодию?

Кунла не любил людей, особенно таких — холеных и упитанных. Живет, небось, сытно и спокойно. Кунла последний раз ел три дня назад, а что такое покой знал только понаслышке. Глаза начали слезиться, заболела голова. При этом, как ни странно, тело ощущалось легким и прыгучим. Даже чистым.

Человек перестал свистеть. Кунла тут же закрыл глаза.

- Так, это готово, - произнес приятный голос. Таким рассеянным тоном обычно ведут разговор с самим собой. - В следующий раз надо купить смолу подороже, а то рехнуться можно от вони. Ну-с, малыш, готов сыграть роль прекрасного принца?

Ответа от него явно не ждали, и Кунла счел за лучшее промолчать.

- Или сначала ветки? - задумчиво пробормотал голос. - Да, пожалуй.

Послышался сухой шелест. Кунла приоткрыл правый глаз. Непонятный человек укладывал две дубовые ветки в прозрачный ящик, по размерам вполне способный вместить средних размеров фэйри.

«Это что, гроб? Как в сказке?! Ну уж нет!» - Кунла сгруппировался и одним прыжком оказался у окна. Дернул раму и прыгнул, даже не посмотрев, что внизу.

- Стой!

Окрик догнал его уже в полете. «Башня!» - сердце оборвалось, но в ту же секунду он влетел прямо в объятья раскидистого дуба. Кунла намертво вцепился в покрытые листьями ветки и повис. «Листья зимой?!» - обдумывать это чудо не было времени. Кунла оглянулся на дом. Надо же, какой большой, с двумя башнями. А вот и хозяин — тоже решил из окна вылезти, правда на первом этаже. Как это он так быстро спустился?

Кунла стремительно, по-беличьи, соскочил на землю и кинулся бежать в глубину парка, больше похожего на лес.

- Стой, тебе говорят! - раздалось сзади. - Все равно поймаю!

Только сейчас Кунла заметил, что на шее у него что-то болтается. Флейта? Неужели Та Самая?! Радость обожгла волной и тут же схлынула. Флейта оказалось новенькой, человеческой работы. Он хотел было сдернуть ее, но не стал. Пригодиться, даже такая.

Впереди замелькали испуганно разбегающиеся олени.

- Задержите его!

Он что, оленям приказывает? Кунла не удержался от смешка. И тут его левая нога попала в петлю вынырнувшего из земли корня. Кунла покатился по земле, взвыв от резкой боли.

- Попался, стервец!

Кунла вскочил, стиснул зубы, подпрыгнул, ухватился за нависшую ветку огромного тиса и закинул себя вверх. Не останавливаясь, полез дальше. Нога болела, но по сравнению с тем, что ему пришлось пережить в лапах королевы, это была сущая ерунда.

- Слезай! - потребовали снизу слегка задыхающимся голосом. - А то хуже будет!

- За дурака меня держишь? - Кунла поудобнее устроился на последнем прочном суку. Лезть выше было уже рискованно. - Ты кто такой? Колдун? Ну так сними меня, если сможешь.

- И сниму, - пообещал незнакомец. - Отдышусь только.

Волосы у него растрепались и стали еще больше напоминать гриву. «И как он не мерзнет в одной рубашке? - с тоской подумал Кунла, ежась на пронзительном ветру. - И в темноте видит, зараза!»

Он присмотрелся к своем преследователю повнимательнее. Крупные, вполне человеческие черты лица, темные брови вразлет. И большие, цвета янтаря, глаза, похожие на кошачьи. Кунла вцепился в дерево так, что кора начала крошиться под пальцами. Белая грива, зеленеющий зимой дуб — всё сходится!

- Ты… манурм?! Этот, как его, Лорн?

- Польщен, что мое имя широко известно среди фэйри, - змей принялся не спеша расстегивать рубашку. - В последний раз предлагаю — слезай сам. Обещаю, больно не будет, ты просто уснешь.

- Благодарю, но я уже выспался, - Кунла оценил расстояние до соседнего дерева. Пожалуй, он сумеет перепрыгнуть, даже с больной ногой.

- Тогда я тебя укушу, - голос змея изменился, став опасно-вкрадчивым. - Яд манурма, к твоему сведению, парализует. А еще это очень болезненно.

- Ты меня сначала достань, пивной бочонок!

Манурм со свистом втянул в себя воздух, резко выдохнул и начал меняться. Кунла внимательно следил за метаморфозом. И когда массивное тело гигантского змея полностью втянулось на дерево, прыгнул.

***

Существо оказалось женского пола и совсем еще юное, насколько Дон мог судить. Хотя возраст фэйри не определишь, пока не посмотришь в глаза. Дон пропустил сквозь пальцы медные кудри, недавно слипшиеся от крови, а теперь собственноручно им вымытые и расчесанные. Что понадобилось Неблагому двору от этой девочки? Ее пытали всерьез, не ради развлечения.

Дон потрогал острые отростки рожек. На них должны позвякивать крошечные бубенчики. А в пушистом кончике хвоста блестеть цветные бусины. И браслеты — змеиными кольцами охватывать тонкие руки.

Чутко вздрагивающие острые кончики ушей, настороженный взгляд раскосых глаз. Мгновение узнавания — и звонкий радостный смех…

Дон тряхнул головой, прогоняя воспоминания. Его лесная нимфа - скугсро, майя сосен была совсем другой. Вся как росчерк птичьего крыла — быстрая, изящная, с текучими темными локонами, перламутровой кожей, зеленоватой, как мох, и такой же мягкой шерсткой на стройных ногах дикой козочки. А у этого существа круглое лицо с пухлыми губами, нос картошкой и золотистая кожа с россыпью веснушек - там, где ее можно разглядеть между синяками и коростой.

На ней бы хорошо смотрелся венок из лесных цветов. Но где их взять зимой? Можно, конечно, купить оранжерейные, но это будет уже не то. Или подождать до первоцветов? Хочется, чтобы первый экспонат коллекции стал шедевром, а что эффектного в истощенном теле? Подкормить, вылечить как следует, нарядить майской королевой… И вообще, пусть Лорн первым рискует, а он учтет его ошибки и сделает лучше.

Дон поднял невесомое тело, перенес из лаборатории в кабинет, уложил на кожаный диван и укрыл пледом. Сходил на кухню, вскипятил чайник и залил полную тарелку овсяной каши с ягодами. Что едят британские нимфы, он не знал. Но от овсянки еще никому плохо не было. Подумав, добавил масло и мед. Вернулся в кабинет и поставил поднос на столик рядом с диваном.

Ноздри круглого носа дрогнули. Длинные ресницы поднялись. Дон ждал синевы лесного озера, но глаза у нее оказались болотного цвета с карими крапинками. Взгляд был взрослый. Дона это обрадовало - невелика радость возиться с ребенком, даже пару месяцев.

- Не бойся, - он подкупающе улыбнулся. - Ты можешь сесть?

Она моргнула, прислушиваясь к себе. Облизнула губы.

- Cмогу, наверное, - голос звучал хрипловато.

Дон аккуратно приподнял ее за плечи, подсунул под спину две подушки. Придвинул стол поближе и сел в соседнее кресло.

- Питайся.

Она недоверчиво посмотрела на него. Потом на тарелку. Сглотнула и потянулась за ложкой. Тарелка опустела за минуту. Дон прикинул, сколько у него осталось коробок с овсяными хлопьями. Надо будет завтра пополнить запас.

- Пить хочешь?

Она облизала ложку.

- Ага.

Дон усмехнулся и пошел за второй порцией каши и соком. Он сомневался, можно ли оставить фэйри без присмотра, но решил, что в таком состоянии она безопасна. По возвращении обнаружил ее на том же месте. На этот раз каша поглощалась медленнее.

- Не ешь лишнего, а то плохо будет, - предупредил Дон, наблюдая, как округляется под пледом тощий живот.

- Нет, мне хорошо, - она причмокнула и взяла кружку обеими руками. - Это что?

- Грейпфрут, - Дон придвинул ей коробку.

Она изучила картинку.

- На апельсин похож. Я ела однажды апельсин. Их тогда на свалку выбросили, целый ящик, и мы… - она осеклась. В раскосых глазах снова вспыхнуло подозрение. - А ты кто? Ты из Благого двора?

- Нет, - честно ответил Дон. - Я сам по себе и не подчиняюсь дворам.

Она сосредоточенно осмотрела его — от добротных, хотя и не новых ботинок до тщательно уложенных белых волос. В глаза всматривалась особенно долго.

- Ты дракон?!

Дон удивился, с какой надеждой она задала вопрос. Лично он встрече с драконом бы не обрадовался.

- Нет, хотя почти угадала, - он налил ей еще сока. - Вторая попытка.

- Значит змей, - она нахмурилась. - Я слышала про тебя. Твое имя Лорн, да?

- Дон, - поправил он. - Лорн живет в соседнем графстве.

- А мы где? - она почему-то сильно испугалась.

- В моей усадьбе в Глостершире, - Дон невольно заинтересовался. Что такого важного у нее осталось в Сомерсете? - Кстати, не пора ли представиться? Мое имя ты знаешь, а как называть тебя?

- Айри, - она пожевала губу. - Тебе сокровища нужны, да?

Дон склонил голову набок.

- Допустим. А у тебя их много?

Айри прищурилась.

- У меня есть нечто более ценное - информация. Очень важная для тебя и Лорна. Если ты меня отпустишь, я расскажу.

Дон хмыкнул. А девочка не так проста, как показалось сначала.

- Сначала расскажи, а уж потом я решу, хватит ли этого для выкупа, - он скрестил руки на груди.

- Так не пойдет, - она замотала головой. - Но я клянусь дубом, терном и ясенем, солнцем, луной и звездами, что это очень важные сведения, от них зависит жизнь вас обоих.

Дон задумчиво надул губы. Такие клятвы фэйри не нарушают. Айри вполне могла услышать что-то действительно важное. В присутствии осужденных на смерть палачи за языками не следят.

- Ладно, - он поднял правую руку. - Клянусь тем же, что отпущу тебя на свободу, если твоя тайна окажется действительно полезной.

Айри залпом выпила сок и торжественно выпрямилась.

- Я знаю, где сейчас Та Самая Флейта.

Дону потребовалось пара секунд, чтобы осознать ее слова. Потом он вскочил.

- Где?!

- У королевы Каридвен, - Айри шмыгнула носом. - С прошлой ночи.

Дон замер. Древняя флейта, способная подчинить любое разумное существо, считалась давно сгинувшей. Но если она нашлась, это очень серьезно. Едва ли у королевы-полукровки получится справиться с могущественным артефактом, но при ее дворе есть чистокровные сиды, способные обуздать древнюю магию. Каридвен явно осталась недовольна требованием Лорна. А это означает, что он в большой опасности.

Дон кинулся к телефону, набрал номер, который знал наизусть. Раздались долгие гудки. Седьмой, восьмой, десятый… «Да где же ты?!»

- Поехали! - он бросил трубку, схватил Айри в охапку и бегом бросился к двери.

- Куда? В Гластонбери? - она оживилась. - А почему так срочно?

- Потому что Каридвен наверняка сообразила, что ты можешь проговориться о флейте. Значит нанесет удар этой же ночью!

Дон истово надеялся, что не опоздает.

***

Нога болела всё сильней. С пятого дерева Кунла сорвался, чудом удержавшись на нижних ветках. Клыки змея лязгнули в паре дюймов от него.

- Ну вс-сё… - манурм шипел и свистел, как перекипевший чайник. - Допрыгалс-ся, с-сукин с-сын! С-сейчас я тебя…

Разумеется, метаться по парку за этой рогатой обезьяной было вовсе не обязательно. За ограду беглец всё равно бы не смог выбраться — защитная магия Лорна еще ни разу не подводила. Но змея охватил азарт. Он даже не стал больше звать дриад, тем более, что зимой они вялые и откликаются крайне неохотно.

Кунла прижался к дереву и зажмурился. На еще один прыжок сил уже не было.

- А последнее желание? - пискнул он.

- Обойдешьс-ся, - змей примерился. - Впрочем, давай. Что ты хочешь?

Кунла взялся за флейту.

- Позволь мне сыграть напоследок.

- На надейс-ся, что с-сумеешь меня зачаровать, - Манурм свернулся кольцами под деревом, не сводя с него глаз.

«А ведь всего пару дней назад я мог бы попытаться, - Кунла вздохнул. - Эх...»

Он поднес флейту к губам. Зазвучала мелодия — темная, тягучая, как смола. Манурм содрогнулся всем телом. Кунла испуганно опустил флейту, но музыка продолжалась.

- Это не я… - Кунла вскинул голову. Кто-то неподалеку играл на Той Самой Флейте.

Манурм содрогнулся еще раз и медленно, неохотно, словно его тащили на невидимом аркане, пополз за дом — туда, где звучала флейта, и откуда ветер доносил запах дыма. Кунла сжался на своей ветке. Играет кто-то из прихвостней Каридвен, это ясно. Должно быть, королева что-то не поделила со змеем. Самое время бежать, пока они там разбираются. Но что дальше? Убежище разрушено. Каридвен не оставит их в покое. И он должен отомстить за Айри… Кунла вцепился в рога и замычал. Он не привык думать так напряженно. Планы всегда придумывала Айри… А что, если спасти змея? Долг жизни — это святое. И есть шанс вернуть Флейту!

Кунла слез с дерева и похромал по следу манурма.

- Какой ты горячий, - бормотал он. Там, где прополз змей, иней на земле растаял. - Скоро еще горячее будешь, гад паршивый! Ни в жизни бы тебя спасать не стал, живодер!

Он осторожно заглянул за угол дома. На асфальтовой дороге, ведущей к воротам, горело три костра. Магических, сразу видно, почти без дров. Флейтист скрывался за дымом. Судя по смутному силуэту — это был кто-то из сидов, в длинном, темном плаще. Манурм уже прополз через первый костер. Огонь под ним гас, немногочисленные угли разлетелись искрами в разные стороны.

«Чтобы одолеть манурма, - как вживую услышал Кунла голос деда, - надо разжечь три больших костра и заставить змея проползти через них. В третьем костре он превратится в пепел. Однако надо соблюдать осторожность, иначе змей в предсмертных корчах утащит в костер своего убийцу».

А может, вмешиваться не надо? Может, они оба сгорят? Ага, и Флейта тоже! Кунла переступил с ноги на ногу. Боли он сейчас не чувствовал. Манурм прополз через второй костер. Снова взметнулся сноп искр. Музыка звучала, не сбиваясь на ни долю секунды. Кунла с силой дернул себя за правое ухо, как частенько делал дедушка. Хорошо бы еще и подзатыльник себе отвесить для пущей решимости, да рука не дотягивается.

Он прижал флейту к дрожащим губам и дунул. Резкий, душераздирающий звук разорвал тягучую мелодию. Манурм вскинул голову и зашипел. Кунла продолжал выдувать дикие, разрушающие очарование звуки. Тот, кто играл на Той Самой Флейте, запнулся, сфальшивил всего раз, но этого оказалось достаточно. Манурм извернулся, огибая последний костер, и метнулся к нему. Музыка захлебнулась. Огонь погас, словно в костер вылили ведро воды.

- Флейту не трогай! - Кунла кинулся в клубы дыма, закашлялся, споткнулся обо что-то мягкое и упал. Раздался страшный звук треснувшего сухого дерева. - Нет!

Он не сразу понял, что сломалась новая флейта. Острый обломок воткнулся ему в грудь. Кунла смахнул его и слепо зашарил вокруг. Ведь может такое случиться, что Та Самая Флейта сама вернется к нему! Ведь бывают же чудеса!

- Вот ты где! - его обхватили сильные руки и вытащили из дыма. - Прекрати пинаться, дурень, не трону я тебя.

Манурм снова был в человеческом обличье. Перемазанный в золе, со стоящими дыбом волосами, в криво наброшенном на плечи темно-синем плаще, словно сшитом из куска ночного неба.

- А Флейта где? - Кунла начал дрожать.

- У меня, - змей перехватил его поудобнее. - Нет, даже не заикайся, тебе я ее не отдам.

- Я же тебя спас! - в отчаянье воскликнул Кунла.

- От долга жизни я не отказываюсь, - Лорн дошел до того места, где сбросил свою одежду. - Сейчас я тебя отпущу, только не убегай, договорились?

- Ладно, - Кунла прислонился к дереву, поджав снова разболевшуюся ногу. Он дрожал всё сильнее и нечего не мог с этим поделать. - Но эта Флейта моя. По праву!

- Неужели? - манурм натянул брюки и обулся. - А ты не слишком молод для хранителя такого артефакта?

- Меня не спрашивали! - Кунла отвернулся и мазнул ладонями по глазам. - Дедушка умер. А я последний в роду.

- Тебя как зовут, последний герой? - Лорн набросил ему на плечи свою рубашку.

- Кунла.

- Это же не имя?

- Теперь имя, - Кунла горделиво приосанился и тут же ойкнул, снова поджав ногу.

- Дай-ка, - Лорн присел, пробежался чуткими пальцами по распухшему суставу. - Удивительно, как ты можешь лазить по деревьям, с копытами-то?

- Козы тоже могут, - Кунла пожал плечами. - И по деревьям, и по скалам… А-а-а!

- Уже всё, - Лорн отряхнул ладони. - И незачем так орать, это был всего лишь вывих.

Кунла осторожно поставил ногу. Боль прошла совершенно.

- Пошли в дом, - Лорн застегнул трофейный плащ и вытряс из волос золу. - Поговорим, обсудим, что я могу для тебя сделать.

- Для начала — накормить, - пробурчал Кунла, неохотно следуя за ним. - А кто это был?

- Советник королевы, Даррен.

Кунла злорадно ухмыльнулся. Еще бы Дилана прикончить… Нет, не стоит тратить долг манурма на месть. Есть более важные желания.

- Кухня там, - от входной двери Лорн махнул рукой налево. - Ешь, что найдешь, не стесняйся. А я — в ванную.

Когда он через полчаса появился на кухне, Кунла сидел за столом, поочередно откусывая от яблока и сэндвича с сыром и ветчиной. Перед ним валялись пять огрызков, кучка мандариновых косточек и два пустых пакета из-под молока.

- Смотри, не лопни, - Лорн открыл холодильник и присвистнул. - Однако…

- Ты сам сказал, что можно съесть всё, что найду, - Кунла проглотил последний кусок и с сожалением посмотрел на холодильник.

- Хватит с тебя, - Лорн включил чайник и достал из шкафчика жестяную банку с чаем. - Рассказывай, как Та Самая Флейта оказалась в вашем роду.

- Она всегда у нас была, - Кунла собрал огрызки и сунул в рот. - У каждого вида фэйри есть свое сокровище. У нас — Флейта. Только она очень капризная. Дедушка всего три раза на ней играл. У него сил мало было. А я только раз попробовал, когда сиды нас нашли…

- Подожди, кого это — вас? - Лорн поставил на стол чашку с душистым травяным чаем и уселся напротив Кунлы. - Ты же сказал, что остался один?

- Они такие же, как я - последние, - Кунла посчитал по пальцам. - Семеро, нет, теперь уже шестеро, считая меня. Мы под мостом жили - пэк, лепрекон, брауни, баньши и кэт-ши.

- Разве кэт-ши вымерли? - Лорн недоверчиво поднял бровь.

- Чистокровные, да, - Кунла вздохнул. - Нас тролль защищал и всё хорошо было. А потом мост чинить стали, и сиды нас нашли и убили тролля. Я пытался играть, но у меня плохо получилось. Остальные сбежали, а я не успел.

У Лорна загорелись глаза. Последние чистокровные фэйри с их артефактами! Вот это редкость!

- И что было дальше?

- Меня схватили, - Кунла передернул плечами. - Допытывались, как обращаться с Флейтой, и где остальные прячутся.

- А ты знаешь, где они сейчас? - мягко спросил Лорн.

- К счастью, нет, - Кунла подпер отяжелевшую голову кулаками. От непривычной сытости он опьянел. - Про запасное убежище только Айри знала. Она увела всех наших, а потом… Не надо было ей возвращаться!

Кунла посмотрел за окно. Полночь уже давно миновала, значит Айри больше нет в живых.

- Королева ее поймала? - предположил Лорн.

- Да, - сипло выдавил Кунла и не выдержал, заплакал. - Айри была последней из рода Кернунна…

- Дитя лесного бога? - Лорн нахмурился, вспоминая. - Она кудрявая и с рожками?

- Ты ее видел?! - Кунла вскочил, судорожно глотая слезы. - Ну почему ты не забрал ее тоже!

- Потому что ее выбрал Дон, другой манурм, - Лорн внимательно смотрел на него. - А знаешь, скорее всего, она еще жива. Смола медленно затвердевает, к тому же Дон сначала постарается привести твою Айри в порядок.

- Спаси ее! - Кунла подскочил к нему, схватил за плечи и попытался встряхнуть. - Ты мне должен! Мне больше ничего не надо, только спаси ее!

- Я понял, не кричи, - Лорн легко отцепил его руки, со стоном поднялся, запахнул шелковый черный халат и направился в холл, к телефону. Страшно подумать, сколько с него сдерет Дон за эту фэйри.

Кунла выбежал следом и, затаив дыхание, слушал длинные гудки в трубке.

- Странно, - Лорн с досадой дернул бровью. - Обычно он отвечает на звонки, даже если чем-то занят.

- А он далеко живет? - Кунла готов был бежать куда угодно, лишь бы вернуть Айри.

- Не слишком, - Лорн положил трубку. - Поехали.

***

Ночь уже была на исходе, когда две машины встретились на пустынной дороге. Одна затормозила сразу, вторая промчалась мимо, развернулась на полном ходу и съехала на обочину. Хлопнули дверцы.

- Лорн, о боги, ты жив! - Дон так сжал приятеля в объятьях, что тот крякнул. - А я уже думал, что приеду на твое пепелище!

- Хорошо, что мы не разминулись, а то бы тебя удар хватил, - засмеялся Лорн. - Пепелище действительно имеется, но...

Его слова заглушил двойной радостный визг. Айри и Кунле потребовалось пара минут, чтобы выбраться из автомобилей, не коснувшись обжигающего металла, и теперь они кружились, крепко обнявшись. Лорн фыркнул.

- Два пугала.

Айри завернулась в плед на шотландский манер. Кунла плащом завязал на себе рубашку Лорна.

- И как это понимать? - Дон недобро прищурился.

Лорн отогнал от себя видение финансового краха и начал рассказывать. Дон слушал, недовольно косясь на Айри, которая что-то горячо шептала Кунле.

- И ты хочешь устроить у себя что-то вроде заповедника для фэйри? Ты с ума сошел?

- Подумай, какие у них могут быть сокровища! - возбужденно втолковывал ему Лорн. - Это же древние артефакты! Я с ними в порошок сотру Неблагой двор! Будут знать, как покушаться на манурмов!

- А ты уверен, что хранители этих артефактов согласятся у тебя жить?

- Айри их уговорит, - Лорн уже обсудил этот вопрос с Кунлой по дороге. - Уступи ее мне, Дон. Назначь цену сам.

- Нет, - твердо ответил Дон. - И даже не начинай торговаться.

- Ты обещал, что спасешь ее! - взвыл Кунла, ткнув в Лорна пальцем. - Учти, без нее ты никого из наших не найдешь!

- Дон, неужели ты тоже хочешь устроить заповедник? - Лорн удивленно поднял брови. Он прекрасно знал, как ценит более старый змей тишину и покой.

- Почему бы и нет? Ты был очень убедителен в своих доводах.

Айри молча переводила взгляд с одного манурма на другого и вдруг лукаво улыбнулась.

- Прекрасная идея. Два заповедника — это в два раза лучше, чем один.

Кунла надулся.

- Он тебя хотел в смолу закатать, а ты ему поддакиваешь?!

- Не уверена, что он действительно этого хотел, - Айри наклонила голову, из-под челки глядя на Дона. - К тому же, я гораздо полезнее живая.

- Надеюсь, что так, - Дон с трудом удержался от желания прикоснуться к ней. Интересно, какое сокровище она хранит?

- Но я хотел, чтобы мы снова жили вместе… - Кунла шмыгнул носом.

- Без меня ты скорее повзрослеешь, - Айри взлохматила ему волосы. - Но семеро — это маловато для двух заповедников. К счастью, я знаю, где прячутся еще четверо.

- Они все взрослые? - настороженно уточнил Дон.

- Почти, - Айри широко улыбнулась. - Им больше ста лет.

- Каждому или всем вместе?

Айри замялась.

- Ясно, - он строго погрозил ей пальцем. - Смолу я выкидывать не буду. Контейнеры тоже. И Лорну не советую. Намек ясен?

- Конечно! - хором ответили Айри и Кунла. - Всё будет в полном порядке!

***

Весна бушевала, щедро разбрасывая повсюду охапки белых, желтых и синих цветов. Бельтайн удался — теплая, душистая ночь, полная смеха, танцев и музыки. Лорн лежал на мягкой траве под своим дубом и смотрел на гаснущие на зеленеющем небе звезды. Они тоже, кажется, танцевали всю ночь. Из-за кустов шиповника появился Кунла — усталый, с обветренными губами и в надетом на один рог венке из одуванчиков. К груди он бережно прижимал Ту Самую Флейту, под самыми страшными клятвами выпрошенную на одну ночь.

- Можно еще одну песню? Последнюю?

Лорн приподнялся.

- Вообще-то уже утро.

Кунла переступил с ноги на ногу и жалобно улыбнулся.

- Самую последнюю. Я ее для тебя сочинил.

- Да? - Лорн сел, прислонившись спиной к дубу. - Ну если так, я слушаю.

Кунла засиял, подпрыгнул, забираясь на нижнюю ветку, уселся поудобнее и заиграл.

В этой музыке было всё — боль, страх и недоверие Безымянного дня, радость от встречи с друзьями, долгая зима, когда они все привыкали к новой жизни, и весна, когда поверили — эта жизнь им нравится.

Лорн слушал и вспоминал, как обживался в его доме маленький брауни, настолько старательно наводивший порядок, что приходилось то и дело докупать посуду; как пряталась на чердаке баньши, не желая выходить даже по ночам; как олени чуть не затоптали пэка, напугавшего их волчьим воем… А чего стоила изрезанная лепреконом драгоценная, свежей линьки, шкура Лорна! Башмаки, правда, вышли отменные. Хорошо Дону, у него есть, кому наводить порядок. А от Кунлы больше суеты, чем толка.

Сколько же всего всего произошло за зиму, даже странно, что дом уцелел! Только кэт-ши как с первого дня занял кресло у камина, так и не доставлял никаких хлопот, лишь изредка ссорился с брауни из-за миски со сливками.

Какие артефакты хранят его живые экспонаты Лорн пока не узнал. Но он не спешил, сбежать они всё равно не смогут, да, пожалуй, и не захотят уже. А Неблагой двор принес официальные извинения и заплатил достаточно, чтобы покрыть все непредвиденные расходы этой зимы. Прощать Каридвен Лорн не собирался, но месть подождет. Пусть королева успокоится и расслабится. А он пока будет наслаждаться жизнью, в которой, наконец-то не осталось места для скуки.

***

- Ты очень ее любил? - Айри поправила венок из трехцветных фиалок и пытливо заглянула в глаза Дону.

- Очень, - он не стал уточнять, кого она имеет в виду. Айри читала чужие чувства с пугающей легкостью.

- Она была красивее меня, да? - Айри смахнула с носа желтую пыльцу.

- Да, но это неважно. Она была, а ты — есть.

Айри сидела на подоконнике его спальни, плела венок и наслаждалась тишиной майской ночи. Четверо фэйри, которых она собирала в декабре по трущобам и промерзшим холмам, уже набегались, накричались и уснули где-то в зарослях неухоженного парка. Дон содрогнулся, вспомнив беспокойную зиму, когда вся эта орава постепенно просачивалась в дом. Коллекцию глиняных ваз пришлось запереть в кабинете. Экскурсия в лабораторию и демонстрация похожих на хрустальные гробы контейнеров заставила фэйри присмиреть. Но время от времени что-нибудь всё равно случалось. Огневка и спрайт чуть не обрушили полюбившуюся им обоим люстру в гостиной. Хобгоблин несколько раз застревал в каминных трубах, чуть не устроив пожар, а пиктри, с упорством, достойным лучшего применения, всю зиму тренировался превращаться в разных животных, постоянно то сваливаясь Дону на голову, то попадая под ноги.

Лорн звонил каждую неделю, интересуясь, не передумал ли Дон и не уступит ли свою коллекцию — оптом или в розницу. В первый месяц очень хотелось плюнуть на гордость и ответить: «Да». Но Дон удержался. Айри каждый раз умудрялась появляться в нужное время в нужном месте и всё улаживать. А с первым весенним теплом все они перебрались в парк. Кроме Айри.

Он дарил ей серебряные бубенчики и разноцветные бусы из драгоценных камней. А потом обнаруживал свои подарки в гнезде огневки или вплетенными в гриву пиктри. И только спиральный золотой браслет, который Дон давным-давно нашел в древнем кладе, она надела сразу и больше не снимала.

- Сколько тебе лет? - он наклонился, чтобы ей было удобнее надеть на него венок.

- Здесь или здесь? - она сначала ткнула себя в грудь, а потом — в лоб. - Я родилась двадцать пять весен тому назад. Но я помню, как пророс первый желудь на этих островах.

Дон кивнул.

- Я подозревал, что ты — сама по себе артефакт, - он пробежался пальцами по ее платью, сшитому из сотни лоскутков.

- Да, я сокровище, - она обхватила его руками и ногами. - Ты будешь меня беречь?

- Буду. Клянусь солнцем, луной и звездами, - Дон поцеловал ее в пахнущие нектаром губы.

- Ты такой теплый, - промурлыкала Айри, еще крепче прижимаясь к нему. - А я раньше гадала, почему ваши дубы остаются зелеными круглый год? Оказывается, это вы их греете.

Дон посмотрел поверх ее головы на свой парк. Он не сумел сберечь последнюю лесную нимфу Исландии, когда люди погубили ее мир. Но Айри будет жить, даже если ему придется лично сажать для нее дубы по всей Британии. И терпеть ее шебутных подопечных.

- Господин змей!

Легки на помине! Дон застонал. Айри сдавленно хихикнула.

- Господин змей! - четверо фэйри столпились под окном, подталкивая друг друга. - Мы решили показать тебе свои сокровища. Прямо сейчас. Хочешь?

- Нет! - рявкнул Дон. Снял Айри с подоконника и захлопнул окно. Сейчас его интересовало только одно сокровище. Остальные могут подождать до завтра.

Айри засмеялась и прижала палец к его губам.

- Слушай…

Далеко, в соседнем графстве, пела Флейта. Она дарила весну и радость всем, кто сумел ее услышать.

0
88
Илона Левина №1