Светлана Ледовская №1

Город у моря

Город у моря
Работа №219

Сегодня было тепло. Совсем недавно закончился шторм, длившийся три дня и две ночи, и воздух все еще был наполнен прохладой моря, совсем недавно пытавшегося поглотить собой сушу. Каменные стены старой набережной снова выдержали натиск и, как уже много столетий подряд, стихия отступила, набирая силы, чтобы продолжить этот бесконечный бой.

Солнце приятно нагревало старые камни, по которым уже вовсю босиком бегала малышня, так и норовящая сбежать из-под бдительного взора мам и бабушек и натворить какую-нибудь нестрашную глупость. А как еще познавать мир? Только попадая в неприятности и переживать их последствия. А потом, кто знает, может, став взрослыми эти дети будут учиться на чужих ошибках…

В центре набережной было выделено место под детскую площадку, где на фоне старых каменных зданий выросли яркие детские горки, домики и даже небольшой деревянный замок, выкрашенный в веселый желтый цвет. Именно сюда после трех дней непогоды стекались мамы с детьми со всей округи- благо места хватало всем. Воздух наполнялся детскими криками, возгласами мам и непрерывным шумом от очень важных детских дел.

За всем этим с высокого каменного бордюра наблюдал больший рыжий кот, лениво щурящийся на солнце. Дети не приставали к нему – знали, что просто так погладить себя он не даст, бегать за листочком на ниточке как маленький котенок тоже не станет. А если попытаться как-то его обидеть, то он громко фыркнет и выгнет спину. Во взгляде его при этом появлялось что-то такое, что малышню как будто ветром сдувало.

Кот всегда грелся на одном и том же месте в одно и тоже время, когда погода была благосклонна. Ближе к вечеру он незаметно уходил, и ребятне оставалось только гадать, где же он живет, и кто его хозяин. Город раскинулся довольно далеко вдоль берега, но те, кто жил рядом, этого кота не знали.

Вот и сегодня, когда солнце склонилось к горизонту, кот поднялся с насиженного места, потянулся, и спрыгнул на камень набережной. Дети его абсолютно не заботили, хотя сегодня, как и раньше, за ним увязалось несколько мальчишек постарше, желающих во что бы то ни стало узнать, куда же он направляется. Набережная в этой ее части была довольно извилистая, с лестницами, ведущими наверх и вниз, неожиданными поворотами и вдающимися в море старыми пирсами. Буквально через несколько минут ребята потеряли из вида пушистый рыжий хвост и, раздосадованные, пошли обратно в свой замок строить новые планы слежки за неуловимым животным.

Кот тем временем направлялся к самому дальнему и старому пирсу. Им уже давно никто не пользовался, как, впрочем, и остальными, стоящими как наследие города от старых времен. Когда-то сюда приходило множество кораблей, на набережной проходила активная торговля, но с того момента уже прошло много десятков лет и торговые пути стали проходить в других направлениях. Сейчас в городе был и современный железнодорожный вокзал, шестиполосное шоссе, а совсем недалеко построили прекрасный аэропорт. Старые постройки становились памятниками, а те, что не нравились взгляду горожан, постепенно разрушались. Неумолимый бег времени безжалостно уничтожал старое, чтобы на его месте родилось новое. Так было и так и будет всегда.

Камень пирса приятно грел лапы. Кот добежал до самого конца, сел и, подобрав под себя хвост, терпеливо вглядываясь в море. Волны неспешно накатывали на опоры, их мерный шум сливался в бесконечный гул. Постепенно солнце начало закатываться за горизонт, а кот все также терпеливо сидел, не отрывая внимательных зеленых глаз от морской глади. Легкий бриз раздувал рыжую шерсть и уши, но он не обращал на них никакого внимания, сидя неподвижно, как статуя. Так прошло еще несколько минут.

Вдруг кот наклонил голову ближе к воде, словно что-то почуял и все его тело напряглось. По воде прошла легкая рябь и в следующий момент с шумным плеском из нее вылетела большая рыба, которую он одним точным прыжком поймал прямо в полете. Она еще дергалась после приземления на камни, но два быстрых укуса заставили ее перестать трепыхаться. Снова послышался всплеск, а затем тихий женский голос:

- Ты заждался, мой друг?

Кот поднял голову, оторвавшись от рыбины и, замурчав, подошел к светловолосой девушке, которая смотрела него, высунувшись из воды и опустив голову на скрещеные руки, лежащие на пирсе. Ее глаза светились ярко-зеленым цветом, напоминавшим изумруды и очень выделялись на фоне почти белых волос и немного бледного лица. Но самым удивительным был длинный серебристый хвост, который был хорошо виден в прозрачной морской воде. Девушка улыбалась широко и тепло, наблюдая как рыжий друг подходит и мягко начинает тереться об ее щеку. Он тихо мурчал, давая понять, что сильно соскучился и лишь через несколько минут сел напротив, чуть склонив голову набок.

- Хочешь спросить, почему я так долго? – девушка вздохнула. – Я плавала к противоположному берегу моря, а это, знаешь ли, далеко, - кот фыркнул. – Понимаю, сама согласилась, но когда сестры собираются со всех берегов, нельзя стоять в стороне. Я поймала этот рыбий экземпляр на обратном пути, - она кивнула в сторону рыбы, - по-моему, это деликатес, так что надеюсь, сильно ты фырчать не будешь.

Что-то во взгляде кота переменилось и он, поднявшись, еще раз потерся о щеку девушки, делая это мягко и нежно. Русалка тихо засмеялась.

- Финеас, ты настоящий подлиза, - кот тихо муркнул и снова сел напротив. – Я тоже соскучилась. Но сначала давай о делах. Сестры рассказали, что на том берегу сгущаются тучи. Там гремят взрывы, но не такие, как в тех войнах, которые мы с тобой прошли. Теперь люди, наполненные злом, взрывают дома мирных жителей, борясь за свои убеждения. Они думают, что с помощью страха смогут заставить других изменить свою веру и свою жизнь, - шерсть Финеаса на этих словах встала дыбом, а глаза злобно сверкнули. – Да, ты прав, они ничему не учатся все эти столетия, но разве зло меняется? Его суть остается такой же: ненависть, страх, жестокость, алчность, другим становится лишь оружие. И сейчас они гораздо страшнее, чем мечи и факелы. И даже те бомбы, которые падали с самолетов. Сейчас мы с сестрами предупреждаем Хранителей городов, что люди, несущие зло, сейчас разъезжаются по странам и вполне могут попасть к нам... Поэтому сигнал для всех: смотреть за приезжими и быть бдительными. И я прошу и тебя – будь осторожен.

Кот снова потерся об ее щеку, но на этот раз девушка не смеялась. Финеас сделал шаг назад и внимательно посмотрел прямо в глаза. Потом замурлыкал и снова потерся о ее лицо. Пришлось сделать это несколько раз, чтобы русалка наконец улыбнулась.

- Я знаю, что ты можешь о себе позаботится. И город свой тоже в обиду не дашь. Но ты здесь один, даже домовые и те разбежались. Кто поможет, если что-то случится? Я то вот даже из воды выйти не смогу, - кот снова на шаг отступил и теперь целую минуту смотрел на нее не отрываясь. Наконец, девушка потупила взгляд. – Финеас, тебе очень много лет. Я знаю. Ты пережил много войн. Но тогда ты защищал город не один. А сейчас, конечно не война, но пообещай мне, что будешь осторожен. Может быть, нам повезет и зло обойдет нас стороной. А ты все также будешь смотреть на детвору…

Кот прижался к ее щеке и тихо мурчал. Так они просидели, пока солнце не зашло за горизонт, слушая шум волн вокруг. Когда на небе зажглась луна, русалка произнесла:

- Мне пора, Финеас… Море ждет, - она чуть отстранилась, а затем поцеловала кота прямо в нос, заставив того раздраженно чихнуть. Русалка весело засмеялась. – Вот это всегда смешно! Я вернусь через три дня как обычно. Не скучай– она погладила его по голове, но Финеас раздраженно отстранился. - Ты все время забываешь, что ты кот. Столько лет все никак не привыкнешь, так же нельзя! Ладно, - добавила она, увидев, что друг раздраженно нахохлился, - ты же знаешь, что твоя Катя любит тебя любым, - она улыбнулась, снова широко и тепло. – До встречи!

На этих словах она погрузилась в воду и исчезла, лишь на мгновение промелькнул серебристый блестящий хвост. Финеас грустно посмотрел ей вслед и, вздохнув, совсем как человек, направился к подаренной рыбе…

***

- Поезд номер сто двадцать три прибывает на третью платформу! – женский голос гулко разносился по вокзалу, направляя стайки уезжающих и встречающих то к одной, то к другой платформе.

Приморский город, хоть и вызывал приятные эмоции у туристов, так и не стал местом их активного паломничества. Несмотря на все усилия властей, поток желающих полюбоваться на старинную архитектуру и потрясающий закат над морем увеличивался очень медленно, но, надо отметить, в летний сезон был достаточно стабильным.

В связи с этим, количество приезжих в этот день сильно превышало число отправлявшихся. На платформах организовалась жуткая давка, сопровождаемая шумом, криками и непрерывным гулом разговоров. Люди искали родственников, заказывали такси, пытались разобраться, где выходы и ближайшие банкоматы. Словом, вокзальная суета во всей ее красе.

Тем легче оказалось для невысокого мужчины атлетического телосложения, одетого в коричневые шорты ниже колен, синюю футболку без логотипов, темные очки и черную кепку пройти не привлекая внимания до самого выхода из вокзала. Его багаж составляла лишь спортивная зеленая сумка, небрежно перекинутая через плечо, что сильно облегчало путь в толпе туристов, шуршащих огромными чемоданами на колесиках. Да и в общий шум он свою лепту не вкладывал: дойдя до входа на вокзал он остановился у одного из ларьков, достал мобильный телефон и около минуты о чем-то разговаривал. Причем, по большей части мужчина слушал, что ему говорят, а сам произнес всего несколько слов. Пообщавшись, он, также не привлекая внимания, направился к выходу, смешавшись с еще десятком таких же приезжих.

На улице он направился было к таксистам, всегда готовым отвезти хоть на край света за разумные деньги, но тут ему прямо под ноги бросился рыжий кот, который тут же получил нечаянный пинок. Животное зашипело на мужчину и отпрыгнуло в сторону, выгнув спину и пристально наблюдая. Но только тот потянулся, чтобы что-то сказать или, может быть извиниться, кота толкнул сумкой другой прохожий, заставив его отшатнуться в сторону толпы, идущей с вокзала и через мгновения он потерялся из виду.

Мужчина в синей футболке переглянулся с виновато улыбнувшимся прохожим, , пожал плечами и двинулся к ближайшему таксисту, приветливо сверкнувшему белоснежными зубами. А как же по-другому, в таком красивом городе все должны выглядеть презентабельно…

***

Рыжий кот стремительно забежал в подворотню рядом с вокзалом. Он забился в самый темный угол, который не просматривался ни с одного прохода и сел рядом со стеной. Его мелко трясло. Шерсть встала дыбом, а хвост непрерывно мотался из стороны в сторону. Кот смотрел на свою тень, лежащую перед ним на асфальте, не отрываясь ни на секунду. Так прошло несколько мгновений. Вдруг силуэт на земле преобразился. Из кота с острыми ушами он медленно превратился в тень крепкого мужчины среднего роста. Рыжий перестал дрожать и вздохнул, совсем как человек. Затем он вытянул лапу и коснулся силуэта.

Темное пятно поднялось с земли и как покрывало легло на кота, полностью поглотив и превратив в темный комок. Постепенно он увеличивался размерах и когда достиг роста среднего человека, пелена спала на землю, вновь став тенью. Но теперь она отражала человека. А смотрел на нее мужчина лет тридцати, одетый в джинсы и сделанную из такого же материала куртку. Коротко стриженные, черные как смоль волосы и аккуратная бородка обрамляли умное лицо, на котором живым огнем сияли зеленые глаза.

Мужчина осмотрел себя с головы до ног и спросил, обращаясь неизвестно к кому:

- Неужели он носит в себе столько зла, что мне потребовался человеческий облик? – он поднял глаза к небу, где ярко сияло солнце. Ответа на вопрос не последовало. Тогда мужчина тихо произнес – Черт, Финеас, а ты сильно влип!

***

- Конечно видел, он уехал с Олегом! – толстый таксист с неприятно чадящей дешевой сигаретой в зубах махнул рукой в сторону старой зеленой иномарки. – Вон он, уже вернулся, сам у него спроси!

Финеас быстро направился к мужчине в возрасте, сидящего за рулем с опущенным стеклом и встретившим его неодобрительным взглядом.

- В ближайший час не поеду! – резко сказал он, едва Финеас успел открыть рот.

- Хорошо, как скажете, - ответил он. – Мне не нужно такси, я хотел спросить вас о человеке, которого вы только что отвезли. Видите ли, это мой старый товарищ, я его на перроне увидел, сначала не узнал, а потом докричаться в толпе не смог. Потерял из виду, а потом смотрю – он уже с вами уезжает. Мы с ним со студенческой скамьи связь потеряли. Вы не подскажете, где он остановился?

- Заливаешь хорошо, - таксист недоверчиво прищурился. – А как звать то дружка?

- Вадим, - не моргнув глазом ответил Финеас. Это был самый сложный момент в плане, но он надеялся, что неприметный человек не станет называть своего имени.

- Ну ладно, - недоверие на лице водителя сменилось спокойствием. Видимо, они и правда не познакомились. – Я его отвез в «Королевский двор». Хорошо твой товарищ устроился, недешевое место.

- Да, он всегда головастый был, - Финеас ухмыльнулся и чуть поклонился. – Спасибо вам большое! Пойду искать товарища, это судьба, наверное.

- Да уж, она такая. Ну бывай! – таксист откинулся на кресло и поднял стекло, намекая, что дальше разговаривать не намерен.

Финеас быстрым шагом пошел от вокзала в сторону центра города. «Королевский двор» был одной из самых знаменитых гостиниц города, а сегодня вечером в ней планировался фестиваль современного театрального искусства, куда съехалось огромное количество людей. В примыкающем к отелю здании располагался концертный зал на более чем тысячу мест и большая сцена. Именно там планировался концерт-открытие, афиши об этом висели по всему городу.

Что задумал этот человек? В обличии кота Финеас чувствовал эмоции и помыслы людей, а также их «запах» - ауру, окружающую каждого человека. У всех аура была разная, часто дети «пахли» сладостями и свежестью, влюбленные – цветочным букетом, старики – опавшими листьями. Запахи всегда индивидуальны. Но этот человек… От него за километр пахло кровью.

Такие часто встречались раньше. Ветераны бесчисленных войн и сражений, профессиональные военные или только вернувшиеся с поля битвы или с фронта. Но они пахли немного по-другому: кровь на них уже высохла, они как могли гнали ее от себя и постепенно, медленно, она уходила. Финеас когда-то давно прибыл в этот город именно с группой солдат из другой страны: они провели там большую военную компанию, и их император вошел победителем в последний город на белом коне, как принц из сказок. Тогда Финеас, будучи Хранителем маленькой деревушки решил отправится в путешествие. Найдя себе замену в виде молодого новичка, он отправился в таинственную страну. И, оказавшись в этом городе, не смог его оставить. Хотя, может это не город так манил, а некая белокурая девушка, которая сейчас имела длинный серебристый хвост…

Его спутниками в этом долгом пути стали ветераны только что отгремевшей победной войны. Этот запах застарелой крови уже никогда не получится забыть. Но сегодня… Он словно зашел на бойню, где только что сотню животных отправили на смерть. Либо этот человек отнял столько жизней, что теперь никогда не смоет их со своей души, либо сделал это совсем недавно, и кровь еще не отпустила его. Хотя, если это тот, о ком говорила Катя, то, наверное, он и не отмоется никогда.

Финеас уже и забыл, как быстро ходит на двух ногах. Буквально за пару десятков минут, он оказался перед дверями «Королевского двора», где сразу попал под подозрительные взгляды охранников, со всех сторон окружавших здание. Вход в отель осуществлялся только по специальным пропускам, или билетам. Здесь пройти было нельзя.

Но был и другой вариант. Финеас прошел мимо входа в отель, к которому подъезжал очередной дорогой автомобиль и свернул в подворотню. Здесь он вновь поднял свою тень с асфальта и вернул себе кошачий облик. Пройти через забор и запрыгнуть в открытое окно оказалось делом техники. Животных на территорию не пускали, поэтому пришлось проскользнуть мимо бдительной прислуги в освещенный чулан и вновь вернуть себе человеческий облик.

К счастью, сегодня в «Королевском дворе» собралась самая разношерстная публика, одетая кто во что горазд и на мужчину в джинсовом костюме никто не обращал внимания. Финеас прошел в главный холл отеля и сел в кресло за колонной, где его не мог достать посторонний взгляд. Теперь оставалось только найти и нейтрализовать этого человека. Местные правоохранители с огромным удовольствием придут за ним, если он будет обезврежен в номере с кучей улик. Жаль, нельзя вызвать их раньше, можно спугнуть его. Придется искать самому.

Хранитель города прикрыл глаза и медленно втянул носом воздух. Наверное, его способность «чуять» ауру могла выражаться и не через обоняние, он чувствовал, например, что «слышит» человека, но это было слишком запутано. «Запах» же давал более определенный результат. Запах крови и металла отчетливо чувствовался в воздухе. Он прошел здесь совсем недавно. Но оставалось странное ощущение, будто прибавилось что-то еще. Ауры разных людей, даже очень похожих, всегда отличаются чем-то неуловимым. И сейчас к запаху крови, который Финеас помнил еще с вокзала, примешалось что-то другое. Он стал иным, как будто человек успел измениться за это время. Это смущало. Как можно измениться за один час? Хотя может быть, это просто кровь постепенно отходила. Но оставалось что-то неясное…

Запах усилился. Финеас открыл глаза и увидел, как человек с вокзала спускается в холл с лестницы. Сейчас на нем была легкая льняная рубашка и белые тканевые штаны. За плечами висел небольшой рюкзак. Он подошел к администратору и тут Финеас порадовался, что слухом его, как Хранителя, тоже не обделили. Несмотря на расстояние в несколько метров и шум отельной жизни, он слышал все, о чем говорили за стойкой.

- Чем я могу помочь? – девушка-администратор сопровождала эти слова профессиональной белозубой улыбкой.

- Не подскажете, во сколько начинается основная программа перед концертом? – у мужчины оказался приятный, чуть хрипловатый голос. – Я потерял свою программку, а на почту лезть нет времени.

- О, начало через полчаса, - улыбка с лица девушки не сходила ни на миг.

- Спасибо, - Финеас этого не видел, но по голосу понял, что мужчина чуть улыбается в ответ. – А не подскажете, тот проход, что рядом с основным входом и уводит вниз – это вход для концертного персонала?

- А зачем вам? – улыбка девушки сократилась на пару зубов.

- О нет, вы не подумайте, я не безумный фанат, - мужчина засмеялся. – Я работаю архитектором и мне нравится это решение по совмещению с концертным залом. Это, так сказать, профессиональный интерес.

- Ааа… - сомнения в голосе администратора убавилось. – Тут, вообще нет секрета, это правда вход для персонала, но вот приглашенные звезды заходят через один из входов Концертного дома.

- Я понял, огромное вам спасибо, - мужчина кивнул и направился в бар. Вокруг уже собирались люди, идущие на открытие фестиваля, поэтому ему пришлось раскланяться с какой-то пожилой парой и пропустить мужчину в рабочей одежде с сумкой на плече. Финеас не спеша поднялся и медленно направился к бару, как вдруг мужчина, как он и ожидал, остановился за компанией молодых людей и очень быстро оказался рядом с тем самым входом, о котором только что спрашивал. Охрана занималась непрерывно входящими гостями, поэтому не обратила никакого внимания на мужчину, уверенно вошедшего в проход для концертного персонала.

Финеасу пришлось выждать пару минут за колонной, чтобы не привлекать внимание и только потом двинуться той же дорогой. Но возникла сложность – прямо перед дверью встал охранник.

- Ваш служебный пропуск! – строго сказал он, протягивая руку, ладонью которой можно было бы давить ананасы.

- Прошу вас, - Финеас посмотрел охраннику в глаза и, запустив руку в карман, показал ему визитку отеля, которую взял со столика пару минут назад. Гипноз давался ему с трудом, и он мог зачаровывать только одного человека с минимум условностей и вопросов. В данном случае требовалось просто внушить, что визитка — это пропуск, а дальше охранник додумывал сам.

- Спасибо, - он внимательно посмотрел на визитку и отодвинулся. – Извините, от нас потребовали усилить меры предосторожности.

- Ничего, я все понимаю, - улыбнулся Финеас и поспешно прошел за дверь, пока не спал морок. Если бы охранников было двое, то могло и не сработать. Когда все успокоиться, надо будет поупражняться в гипнозе – не помешает.

Он спустился по лестнице в подвальное помещение, из которого вел довольно широкий коридор. В комнате стояло несколько шкафов и старых стульев, поставленных друг на друга: похоже это место использовали не только как проход, но и как чулан. Запах крови не слабел, значит, человек где-то рядом. Других запахов было мало, судя по всему, этим проходом пользовались нечасто, наверное, только те люди из персонала, кто поселился в отеле. Финеас двинулся быстрым шагом к выходу в коридор, как вдруг свет в помещении погас, а запах крови стал невыносимым. Человек, напавший на него со спины не знал что жертва прекрасно видит в темноте и обладает потрясающей реакцией, поэтому Финеас без труда развернулся, перехватил руку с пистолетом и перебросил через себя нападающего так, что тот с шумом рухнул на пол. Буквально мгновение тот приходил в себя, а затем одним движением вскочил на ноги, обеими руками сжимая пистолет. Теперь темнота играла не в его пользу и Финеас воспользовался этим, нырком сместившись с линии огня и одним точным ребром ладони выбил пистолет, а затем ударом кулаком в челюсть вновь отправил противника на пол.

Все это произошло за доли секунды и свет снова включился. Наверное, использовалось какое-то новомодное приспособление, «глушилка», позволяющая создать эффект неожиданности. Нападавший неожиданно быстро оправился от мощного удара, перекатился в сторону и снова рывком поднялся на ноги, встав в боевую стойку. Финеас стоял, опустив руки, зная, что человеку с ним не справится. На его стороне были и сила, и реакция и столетия сражений в этом городе. Поэтому первый же удар противника он с легкостью заблокировал и двумя ответными в корпус заставил его согнуться от боли. Не давай опомниться, он подскочил к противнику и после повторной встречи челюсти и кулака тот повалился на пол.

Дело было сделано. Финеас подобрал пистолет нападавшего: армейская модель, компактная, но очень мощная, с глушителем. Профессиональная вещь. А вот рюкзак оказался интереснее. Финеас ожидал найти в нем бомбу или ее компоненты, но внутри лежал только блокнот, запасная обойма, небольшой планшет и кошелек. В кошельке оказалось немного денег, но никакого намека на то, что за человек лежал на полу. Что он тогда здесь делал?

Оставался один выход – спросить напрямую.

Хранитель наклонился над противником и, положил руку ему на голову. Через несколько мгновений тот слабо открыл глаза, словно только проснулся и беспомощно начал озираться.

- Кто ты? – спокойным, ровным голосом спросил Финеас.

- Анатолий Сычев, - так же ровно ответил человек.

- Кто ты на самом деле?

- Я – Избранный. Мы несем наше Слово по всему миру и устраняем тех, кто не согласен с ним, - на этих словах на губах Сычева заиграла улыбка, ему явно нравилось то, чем он занимается.

- Зачем ты прибыл в этот город? – Финеас старался держать голос ровным, иначе допрашиваемый почувствует подвох и может очнуться.

- Чтобы исполнить миссию, - тело Сычева дернулось, наверное, это был секрет и сознание сопротивлялось. Нужно было спешить.

- В чем твоя миссия? – Финеас напрягся. Сознание рвалось из рук, видимо, они ступили на запретную для разглашения тему.

- Я… Я… Я должен… Отвлечь… - тело начало дергаться. Сычев яро сопротивлялся.

- Кого ты должен отвлечь? – Финеас уже прикладывал все силы, на лбу появилась испарина. Это была сокровенная тайна, поэтому человек не хотел ее отдавать и люто сопротивлялся.

- Отвлечь… Отвлечь… ОТВЛЕЧЬ!!!! – он уже почти кричал. – Отвлечь Хранителя!

Финеас потрясенно смотрел на судорожно дергающееся тело и бешено вращающиеся глаза. Откуда?! Никто не знал о Хранителях городов, эта сторона жизни давно была скрыта от людей. Кто выдал тайну и, самое главное, зачем?

- Отвлечь от чего? – Финеас приложил все оставшиеся силы, чтобы удержать бьющегося Сычева. Теперь уже оставалось два исхода: либо он проснется, либо сознание не выдержит и сдастся.

- Отвлечь от взрыва! Взять внимание на себя! А он, второй, он взорвет!! – сознание сломалось. Судорога стала меньше, но Финеас не ослаблял хватку.

- Где второй?

- Он здесь! Зеленая сумка! Я доставил, отвлек внимание! А он там! Скоро все взорвется!

- Кто он? Как выглядит? – два вопроса задавать не стоило. Сычев попытался сесть, но Финеас двумя ладонями обхватил его голову, заставив лежать. Вопросы всегда задаются по одному, но сейчас приходилось спешить. Если допрашивать человека против его воли долго, то можно было сжечь часть его мозговых клеток. Но сейчас их как-то совсем не хотелось жалеть.

- Среднего роста, лет сорока, седина в волосах, смуглый, при себе зеленая сумка, он прошел передо мной как рабочий, - Сычев говорил уже почти скороговоркой. – Но он не человек, нет, нет, нет… Он такой, как Хранитель!!!

- Кто он? – Финеас с огромным трудом сохранял ровный голос. Неужели зло, о котором говорила Катя, действительно пришло?

- Его имя - Аластор! - тело Сычева вдруг выгнулось дугой, голова выскочила из ладоней, и он обессилено рухнул на пол. Больше он не поддастся на такой допрос и сразу распознает подвох. Но больше спрашивать и не нужно.

Аластор! Этот бедный человек даже не знает, кому он помогал. А вот Финеас знал его совсем не по наслышке. Бывший Хранитель, продавший свой город врагу несколько десятилетий назад и потерявший право жить в нем. Став предателем, единственным в своем роде существом, он научился черпать силы и долголетие из отнятых жизней. Его ненависть к Хранителям стала безмерной и, служа как наемник самым разным темным силам, он не упускал возможности сразится с ними в каждом городе, который посещал. Значит, здесь дело будет совсем не в людях, которые его наняли, это лишь повод, прикрытие. Это будет личный бой.

С той стороны двери послышались шаги. Крики Сычева не могли остаться незамеченными. Нужно было бежать, людям всего этого объяснить не получится. Финеас поднял свою тень и вновь принял кошачий облик как раз вовремя, чтобы успеть шмыгнуть по коридору: дверь открылась и послышались громкие голоса. За несколько минут они поднимут тревогу и эвакуируют людей. Теперь оставалось только найти Аластора.

***

Финеас пробирался сквозь толпу людей. Сычева, конечно, уже нашли, и людей вот-вот начнут эвакуировать, неопознанный человек с пистолетом - дело серьезное. Нужно найти Аластора до того, как начнется паника, другого шанса не будет.

Тонкий запах крови вел сквозь людскую толчею. Аура бывшего Хранителя отличается от человеческой: на ней не остается отпечатков его мелких деяний, но если столетиями отнимать чужие жизни, то следы их крови «въедаются» и не исчезнут уже никогда. Но такой «запах» немного отличается и именно он тогда примешался в холле отеля. Все-таки Аластор прекрасно смог отвлечь внимание и, если бы его помощник не переоценил свои силы, план мог бы сработать.

Запах резко стал сильнее, и Финеас увидел его в толпе. Мужчина средних лет, в висках седина, одет в рабочий комбинезон. Аластор стоял немного поодаль от остальных, сумка на его плече не было. Значит, бомба уже где-то здесь.

Аластор вдруг обернулся и посмотрел прямо в глаза Финеасу. Он узнал. Или почуял. Сорвавшись с места, предатель метнулся сквозь толпу. Хранитель помчался на перерез, расталкивая всех на своем пути. Одновременно с этим раздался сигнал пожарной тревоги, и помещение наполнилось людьми в черных костюмах, которые спокойно стали направлять всех к выходу, не объясняя причин. Началась давка. Финеас напряг все чувства и увидел, как Аластор мелькнул рядом со входом в концертный зал. Зайдя на миг в тень колонны Финеас набросил на себя тень и в обличии кота бросился в погоню, умело лавируя между ногами людей, так и норовящих его толкнуть.

Через несколько секунд он оказался перед дверями концертного зала и сразу же обернулся человеком. Тенью скользнув в чуть приоткрытые двери, Хранитель выпрямился во весь рост, но через мгновение просвистевшая пуля, впившаяся в тяжелую дверь позади, заставила его прыгнуть за ряды резных кресел. Звук выстрела так и не раздался – видимо, оружие с глушителем. Финеас чуть приподнял голову, силясь увидеть врага, но кресло рядом сразу же насквозь пробила еще одна пуля. За ней сразу же прилетели еще, заставив Хранителя на четвереньках ползти, прикрывая голову рукой. Он считал про себя звуки пробиваемых кресел. Шесть… Семь… Восемь… Если это пистолет, а скорее всего это он, то патронов должно быть около пятнадцати. Десять… Одиннадцать…

- Выходи, Финеас! – голос Аластора громоподобно прошелся по залу. – Пистолет у меня для развлечения, заставить тебя поползать, - прямо над головой Финеаса взвизгнула очередная пуля. Двенадцать… - Выходи, повеселимся как следует! – на этих словах раздалось лязганье металла, видимо, он бросил пистолет.

Финеас осторожно поднялся и увидел Аластора, стоявшего в проходе между рядами. Он изменился: помолодел, с висков пропала седина, прибавился рост. Теперь это был крепкий мужчина тридцати лет, атлетического телосложения. Рабочую куртку он скинул, оставшись в черной футболке, подчеркивающей мускулы. Видимо, годы жизни наемника не прошли для него даром.

- Финеас… Хранитель города у моря… - Аластор задумчиво протянул эти слова. – Морских портов, да и просто деревушек у моря много, но только ты удостоился такого титула. Из-за чего это?

- Может, потому что море мне нравится? – Финеас медленно снял джинсовую куртку и повесил на спинку кресла перед собой. Бой будет тяжелым, она только помешает. Их разделяло три ряда кресел – в прежние времена это не помешало бы молниеносному прыжку. Сейчас надо действовать осторожнее, и он медленно двинулся к проходу между сиденьями. Аластор стоял ниже, это должно дать небольшое преимущество при первом столкновении.

- Да нет, что ты, - Аластор ухмыльнулся. Его глаза не отрываясь следили за Финеасом. – Я думаю, это не от любви к морю. Это от любви к тем, кто в море. Не так ли? – на этих словах он извлек из-за пояса кинжал, блеснувший сталью. Финеас на мгновение замер, но заставил себя двигаться дальше.

- Откуда у тебя это оружие? – спросил он Аластора, оценивая расстояние для прыжка. До прохода оставалось пять кресел, которые он миновал неспешным шагом.

- Кинжал Хранителя? – Аластор подбросил его на руке. Клинок был украшен узором из листьев, спускавшимся на деревянную рукоять. – Я получил его, когда начала охранять свой город, как и ты. Потом, как и ты, я его лишился. Пришлось убить нового Хранителя моего города, чтобы отнять его, это оказалось трудным делом, но я справился, - последние слова он процедил с плохо скрываемой злобой. До прохода оставалось два кресла. Аластор стоял неподвижно, но не отрывал взгляда от Финеаса, продолжая разговор. – Я долгие десятилетия набирал силы. А где же твой, Финеас? – на его лице вновь блеснула усмешка. – Я знаю. Он в сердце той милой девчушки, упавшей в море от вражеской пули, - Финеас встал в проход между сиденьями. Ладони при упоминании девушки непроизвольно сжались в кулаки.

- Это уже не твое дело, предатель, - он добился, чего хотел. По лицу Аластора прокатилась тень.

- Да как ты смеешь! – на этих словах он бросился вперед. Преимущество в высоте действительно помогло и Финеас успешно встретил первый удар кинжалом.

Но Аластор двигался очень быстро. Даже Хранителю, в разы превосходящему самого развитого человека в силе и скорости, было очень сложно противостоять ему. Кинжал мелькал как молния, прошивая воздух с самых разных сторон. Это оружие становилось продолжением своего хозяина, даруя ему возможность сражаться с удвоенной силой и практически не уставать. Финеас отступал, блокируя удары, летящие со всех сторон, но понимал, что силы начинают покидать его тело. Все сложнее становилось предугадывать действия противника, пот застилал глаза, дыхание прерывалось, в легких стало очень горячо. Наконец, Аластор смог пробить его защиту. Левый кулак впился под ребра, а лезвие кинжала, чудом не попав в сердце, пропороло кожу на груди и плече. Боль как молния пронзила мозг и из последних сил Финеас успел воспользоваться секундной замешкой торжествующего врага и нанести мощный удар снизу в голову. Аластор на мгновение потерял ориентацию в пространстве, и Хранитель мощным ударом ноги отправил его вниз в проход. Но предатель не растерялся и одним движениям поднялся на ноги, тяжело дыша. С кинжала в его руке, как и с плеча Финеаса капала кровь.

- Неужели без него так тяжело, а? – Аластор вновь подбросил в руке клинок. – Ты стал совсем слабым, дружок. Лучше бы оставил девочку морю. Отдавать такую могучую вещь, ключ от города, – и за что? Чтобы она осталась на этом свете? Даже не человеком, а русалкой. Смысл?

- Этого тебе не понять, - Финеас воспользовался передышкой, судорожно пытаясь придумать, что делать дальше. Аластор оказался намного сильнее, пока он с кинжалом в открытом бою справится с ним почти невозможно.

- Мне и не нужно понимать, глупый кот, - Аластор хищно улыбнулся. – Я здесь, чтобы забрать твой город. И души, живущие в нем. Поверь мне, твоя русалка будет в их числе. Что ты будешь делать без своего кинжала?

Финеас молча подошел к сиденьям и одним движением отломал ближайшую деревянную ручку. Он бросил взгляд на рану на плече, которая постепенно зарастала и чуть улыбнулся врагу:

- Дома и стены помогают, - на этих словах он уже встречал нападение, выставив обломок острым концом вперед.

В этот раз преимущество в высоте не помогло. Кинжал пролетел в сантиметре от его лица. Враг снова разразился градом ударов, но с деревяшкой в руке отражать их стало проще, хоть Аластор и сильно превосходил в скорости. Однако у Финеаса открылось второе дыхание, он смог достичь состояния холодного спокойствия и мало-помалу начал теснить противника, раздавая хоть и легкие, но болезненные удары по ногам и предплечьям, выжидая подходящего момента для более сильной атаки.

Момент выдался, когда из-под ноги Аластора выскользнул угол ковра. Секунды замешательства хватило, чтобы нанести один мощный удар по руке, выбив кинжал, воткнувшийся в сиденье рядом с проходом и второй, не менее сильный, по голове, заставив Аластора кубарем покатится между кресел.

Финеас отбросил деревяшку и с силой вытащил из сиденья кинжал. Клинок удобно лег в руку, как будто создавался специально под нее. Хранитель повернулся к противнику и как раз вовремя. Аластор поднялся во весь рост. В левой руке он сжимал маленький детонатор, а на правой, продолжая пальцы, выросли огромные когти. Глаза предателя стали красными, за спиной развернулись огромные черные крылья.

- Мне и без кинжала хватит сил справится с тобой! – голос Аластора раскатами грома разошелся по залу. Он нажал на кнопку детонатора, отозвавшегося глухим писком, и, отбросив его в сторону, одним взмахом крыльев взвился под потолок. Финеас чуть присел, готовясь встретить нападение.

Аластор взревел и, выставив вперед когти, спикировал вниз. Это произошло настолько стремительно, что Финеас успел только выставить перед собой кинжал, почувствовав, как тот входит в плоть врага. Страшные когти вошли в его плечо и правый бок, на что тело отозвалось нестерпимой болью. Он вскрикнул одновременно с взревевшим от боли Аластором, и черные крылья мощной волной отбросили его вниз в проход.

Финеас жестко приземлился на пол, и на мгновение мир вокруг потемнел. Раны страшно горели, сознание готовилось покинуть ослабленное тело, но усилием воли он вернул себя к реальности. Предатель силен. Взрыв, который прогремит через несколько секунд, его ослабит, но этого будет недостаточно. Вдруг что-то блеснуло совсем рядом. Пистолет! Там должна остаться пара патронов… Нужно только выбрать момент, точного выстрела в сердце должно хватить.

Финеас приподнял голову. Аластор стоял, силясь вытащить кинжал, возившийся ему в плечо. Собственное оружие жгло его, как раскаленное, соприкасаясь с кровью предателя и отвлекая внимание на себя.

Хранитель одним резким движением сдвинулся в сторону и схватил пистолет. В следующий миг он рывком поднялся на ноги. Все тело отозвалось болью, но на нее времени не было. Привлеченный шумом, Аластор оторвал взгляд от клинка и той секунды, на которую он замешкался, хватило, чтобы сделать выстрел, эхом прогремевший в пустом зале. Предатель опустил взгляд на багровое пятно, расходившееся на груди и ухмыльнулся.

- Я не боюсь взрыва, Финеас, - сказал он, не отпуская рукоять кинжала. – А тебе стоило бы…

И тут грянул взрыв. Огромные входные двери вылетели, словно картонные, ряды сидений смело ударной волной. Финеаса отшвырнуло на ближайшие кресла и, задыхаясь от боли во всем теле, он увидел, как огромная люстра с оглушительным грохотом падает с потолка в зал. Сотни лампочек рассыпались вокруг, словно стеклянный дождь. Через мгновение обрушилась часть потолка, подняв в воздух столбы пыли. Потом сознание медленно покрылось мраком…

Финеас очнулся через несколько минут и, превозмогая боль, заставил себя подняться на ноги. Кровь уже не шла, раны постепенно зарастали. Все же жизнь Хранителя давала определенные преимущества. Он осмотрелся, готовясь продолжить бой, но увидев врага понял, что сражение закончилось.

Аластор лежал на полу, пронзённый насквозь одной из частей упавшей люстры. Рядом валялся кинжал, который Финеас подобрал, подойдя убедиться, что предатель мертв. Глаза предателя даже после смерти светились злобой, но крылья и когти, которые могли вызвать вопросы у людей пропали. Можно было уходить…

***

- …Я выбрался из здания в обличии кота. В новостях объявили, что это взрыв газового баллона, жертв нет, кроме одного из сотрудников отеля. Все остальное замяли, но, я думаю, наши власти взяли это на контроль…

Они снова сидели на пирсе. Катя приплыла, как только узнала, что случилось и сейчас с озабоченным видом слушала его рассказ. Она была очень красива в отблесках заходящего солнца. И ему как никогда было приятно, что она сейчас находилась рядом.

- Что ты думаешь делать? - спросила Екатерина. – Нет, я понимаю, что ты и дальше будешь Хранителем, но, может быть стоить связаться с остальными и рассказать им все это?

- Я разослал вести по всем ближайшим городам, - ответил Финеас, задумчиво смотря на море. – Да и сам буду более бдителен. Мне не нравится это, дорогая Катя, совсем не нравится. Оказывается, некоторые люди знают, кто такие Хранители и даже смогли нанять Аластора, чтобы напасть на меня. Хотя, конечно, это мог быть его личный интерес, но осторожность всем сейчас не помешает. Все-таки, мы не знаем, скольким людям известно о нашем существовании и какие цели они преследуют. А еще вот… - он достал из-за пояса кинжал Аластора в ножнах. – я хочу, чтобы ты спрятала его поглубже в море, где никто не найдет. В нем столько зла, что использовать во благо города нельзя, а в плохих руках он может натворить бед…

- Конечно, - она осторожно приняла из его рук оружие и положил на пирс рядом с собой. – А ты не думал… - она смутилась под его вопрошающим взглядом. – Ну… Я подумала… Может его можно обменять на твой? Уже столько лет прошло… Семьдесят пять. Мы могли уже состариться вместе, если бы не та пуля… Мы столько гуляли по этой набережной смотря на закат… - она подняла глаза, в которых стояли слезы. Финеас подался поближе и взял ее лицо в свои руки.

- Это оружие принесет в твое сердце очень много зла, ты не сможешь с ним справится, - он старался произнести это как можно мягче. – Тогда я знал, что поступаю правильно и не сомневаюсь в этом сейчас. Пожалуйста, не сомневайся и ты. – он перешел на шепот. – Когда-нибудь этому городу не потребуется моя защита и моего бессмертия хватит на нас двоих. Но сейчас время еще не пришло…

Катя кивнула, и их губы на мгновение соприкоснулись, оставив привкус соленых слез. В следующий миг русалка скрылась под водой, унеся с собой кинжал. Рыжий кот на пирсе проводил ее грустным взглядом, а затем, вздохнув совсем как человек, медленно отправился в свой город…

0
116
Константин Кузнецов №2