Ирис Ленская №1

Мужчина, которого можно ждать целую вечность

Работа №10

Моя бабуля, вообще-то, была дамою, на всю голову долбанутою. Вот взять, например, этот её заклин с платьем, в котором она хотела лечь в гроб. Казалось бы, какая нахрен разница, во что завернут твой старческий труп? Нет, с самого детства, лет с пяти меня преследовало вот это: «Лилечка, это очень важно!» — вынимает из провонявшего нафталином платяного шкафа целлофановый свёрток, — это моё похоронное платье. Ты лично должна проследить, чтобы когда я умру, меня положили в гроб именно в этом платье! — хорошо, ба!

— Не «хорошо, ба», а это очень важно, — говорит бабуля, и голова её начинает от волнения ходить из стороны в сторону.

— Ладно, я прослежу, чтобы когда ты умрёшь, тебя одели именно в это платье. Так сойдёт?

— Нет, милая, — бабушка неудовлетворённо мотает головой. — Ты должна мне ПОКЛЯСТЬСЯ, что сделаешь это!

— Окей. Перед лицом своей бабушки, я Родионова Лилия, торжественно клянусь — несколько наигранно начинаю я, прижимая левую руку к сердцу — лично проследить, чтобы после её смерти её тело было облачено в данное голубое платье с белыми кружавчиками!

— Хорошо, очень хорошо, внученька, — бабушка успокаивается, голова у неё больше не трясётся, и она, явно удовлетворённо отступает назад и плюхается в кресло. — Умница. Я верю в тебя.

Ну и что вы на это скажете? Шиза, правда? А я в этой шизе провела всё детство. Я свыклась с этим и считала… «Блимк!» Сейчас, подождите, у меня тут в мамбе сообщение…

— Спасибо )))

— Да нет, глаза как глаза

— От мамы )))) )) ))))

— Чёрт, зачем ты мне это прислал!

— Кто вам вообще сказал, что если тёлке прислать свой член, то она вся прям растает? Что за дебил это первым придумал?!

— Я бы сказала, скорее похож на консервную банку

— Нет, не из-под тушёнки, а типа как из-под детского пюре, гусиный паштет Агуша — Не знаю, мужик, я бы ей не позавидовала

— Сам иди туда, козёл!

— добавить пользователя в чёрный список

— да да да, уверена, ещё как!

Так вот, о чём это я? В детстве ты не можешь думать вот так критически, что твоя бабушка — поехавшая головой. Привыкаешь как-то ко всему этому. Но этот её культ собственной смерти — он ведь не ограничивался одним только платьем. «Лилечка, должен быть камень!» — это конечно же пошла тема про надгробный памятник. — «Да, бабуля, сделаем мы тебе белый памятник» — «Обязательно большой белый камень. Самый большой» — «Ага, большой-пребольшой…»

— Серёж, ну что ты как маленький? Курицу из холодильника возьми и разогрей в микроволновке! Да, и Вике тоже. Что «мам»? Макароны сами себя из магазина не принесут! Ты за ними сходил?

«Блиньк!» Щас, подождите, тут мне, кажется, в тиндере пишут.

— От мамы достались ))))

— Спасибо, приятно такое слышать от мужчины )) )))

— И у меня «создание семьи»

— ну, просто не написала…

— двое: мальчик и девочка

— слушай, они не какие ни прицепы и ни спинагрызы, а прежде всего люди!

— Это у тебя нет никаких шансов, моральный урод!

— «добавить собеседника в чёрный список»,

«уверена», вот жеж сраное убожество...

Ну так вот, о чём я? Ах да, про бабулины заклины! Но, конечно, самая большая заморочка у бабы Эли была насчёт её дома. Вы что! Дом ни в коем случае нельзя ломать, продавать, нельзя из него выселяться — в атмосфере этих “нельзя” прошло всё моё детство. А ещё дом должен быть непременно выкрашен, всегда в один и тот же цвет: голубые стены и белые наличники. И не дай бог тут что-нибудь изменить. Бабушка сама каждую весну полностью перекрашивала или подновляла дом: брала лестницу, кисточку и вперёд! Так вот наш дом и оказался единственным, на окраине города, прямо посреди автомобильной развязки. В две тысячи… кажется, в две тысячи пятом, когда губер дал распоряжение приступить к сносу, бабуля лично подстерегла его машину на выезде из администрации и бросилась ему под колёса. Ей тогда переломало обе ноги. Был скандал, судебное разбирательство, журналисты набежали, но дом она тогда отстояла. И с меня она перед самой смертью взяла… «блинк!» Щас, секундочку…

— Нет ))) мне реально сейчас 35

— Свежая фотка. Может тебе и паспорт показать?

— А вот тебе самому по фото 39 не дашь

— да скорее 59

— «добавить пользователя в чёрный список»

— Да

Ну вот такое сетевое общение… Конечно же насчёт дома бабуля тоже взяла с меня клятвенное обещание, что я буду жить в нём и не покину его, чего бы мне это ни стоило. «Да, бабушка! Клянусь, клянусь, клянусь, что мы никуда отсюда не переедем во веки веков!»

Мама рассказывала, что у бабы Эли была какая-то история с одним мужчиной, что, мол, она его очень долго ждала, лет до сорока, а он её кинул. Ну и она на этой почве немного двинулась головой. От отчаяния, видимо, сошлась с безногим инвалидом. Да, на танцах. Он ей заделал дочку — мою мамочку, а после — скоропостижно скончался от пьянства. Мама тоже особо не блистала здоровьем, так что в детстве я осталась один на один с бабушкой. Только теперь бабуля уже почти десять лет как умерла и лежит под своим столь обожаемым белым камнем. А нам по программе расселения аварийного жилья дали шикарную трешку в микрорайоне «Мурашки» — что я, дура какая, чтобы от такого отказываться?

— «Серёж, ну где я теперь буду тебе зубную щётку искать среди ночи? Кажется, они все были в белом пакете, возле ванной. Ничего страшного, поспишь одну ночь с нечищеными зубами. Нельзя быть таким маниакальным рабом своих принципов! Иди, спи!»

Так что прощай прогнивший старый дом! Сидим, как говорится, на чемоданах. Завтра с утра мы грузим вещи и переезжаем в шикарную новую квартиру!

***

Ранним утром, когда осторожный рассвет ещё не позолотил своими лучами верхушки деревьев в ближайшей лесополосе, а движение автотранспорта на выезде из города только набирало свою силу, в дом Лилии Мартыновой позвонили.

— Здравствуйте, — заспанная Лиля, завёрнутая в халатик, с интересом рассматривала столь раннего гостя. Это был мужчина среднего роста, на вид лет сорока, одетый во всё чёрное — то ли странный костюм, то ли форма какая-то. Фигура стройная, такая… да что там говорить, абсолютно идеальная фигура! И необычная чёрная униформа только подчёркивала все её изысканные линии. И глаза: серые, насмешливые, которые, казалось, забирались тебе внутрь пробирали до самых печёнок.

Наконец, Лиля отвернулась, не в силах более выносить этого обжигающего взгляда.

— Вы наверно из транспортной компании? Заходите, — она указала рукой в сторону коридора, — уже можно начинать грузить вещи. Правда, мы договаривались на девять часов, а сейчас ещё… сейчас ещё нет и…

— Эти глаза, — сказал мужчина, оставаясь на месте и всё так же глядя на неё в упор, — их ни с чем на свете не спутаешь!

— Ага… Красивые глаза, достались мне в наследство от мамы. Как дела? — ничего. Что делаешь — сижу вот скучаю и жду принца. Тридцать пять лет реально, фотография — моя. Разведёнка с прицепом: сын и дочка. Шансов конечно мало, но я всё равно не отчаиваюсь, — монотонно пробубнила Лиля, оглядываясь по сторонам. «Странно», — подумала она про себя, — «никакой машины нет. Если это грузчик, то что он, голыми руками собрался вещи переносить?»

— От мамы? — радостно переспросил грузчик в чёрном. — Так вы, сударыня, выходит, дочь Эльвиры Станиславовны? — говорил он красиво, звучно, но с каким-то еле уловимым акцентом. Во всяком случае, было видно, что русский язык — не его родной.

— Не совсем. Я дочь дочери Эльвиры Станиславовны. Она моя бабушка. Была бабушкой. Ну, пока ещё в своё время была живая, а сейчас умерла и лежит, как завещала, под большим белым камнем. На кладбище конечно же, — сказала Лиля, не сводя глаз с незнакомца, а про себя подумала: «что за ересь я несу? Надо уже как-то собраться и взять себя в руки!».

— Не успел, — прошептал мужчина, оседая на землю. — Как глупо было рассчитывать, что её физическая оболочка продержится столько лет!

— Сударыня, — он обратился к Лиле, — какой у вас сейчас год?

— Две тысячи девятнадцатый, кажется.

— Всё правильно, с сорок восьмого года прошло уже более семидесяти лет, простите, я болван. Но ведь нужно что-то делать, нельзя же так сидеть, — с этими словами он вскочил на ноги.

— С сорок восьмого? — недоверчиво уточнила Лиля, подойдя к чёрному грузчику, — вы хотите сказать, вам под сто лет?

— Тут так просто и не подсчитаешь. Релятивистский эффект, плюс пара регенераций. Скажите, где этот камень? До него далеко идти?

— Неблизко. Лучше бы конечно подъехать, — выдохнула Лиля, недовольная тем фактом, что встреча с таинственным незнакомцем стремительно превращается в банальное посещение бабушкиной могилы. — Но ведь вы без этого пришли… без транспорта. Я имею в виду, не вижу вашу машину. Тачку… мотор в смысле.

— У меня нет машины. Зато есть кое-что получше, — незнакомец обнажил браслет на левом запястье и нажал на нём кнопку. В небе над домом что-то засвистело. Только теперь Лиля догадалась посмотреть вверх и обнаружила, что всё это время они находились под брюхом гигантского космического крейсера, типа как были в Звёздных войнах, зависшего где-то посередине между землёй и облаками.

«То-то давно машин не слышно — небось сейчас весь город в панике эвакуируется»— подумала Лиля, глядя как из брюха крейсера вываливается и несётся в их направлении штуковина, отдаленно похожая на навороченный мотоцикл с реактивными двигателями по бокам.

— Садитесь! — мужчина в чёрном быстро оседлал свой диковинный мотоцикл и указал на место сзади себя, — нам надо поскорее добраться до кладбища.

— А держаться… я так понимаю, держаться тут надо за вас? А, окей... — сказала Лиля и не без удовольствия обхватила обеими руками мускулистый, почти стальной торс мотоциклиста, — ну что ж, похоже, не самый худший вариант знакомства, — сказала она в сторону, про себя.

***

Вскоре они уже стояли возле массивного белого камня с надписью: «Сидорцова Эльвира Станиславовна 1922-2008. Мы верим, ты дождёшься!» — эта странная надпись тоже была сделана по завещанию бабули. Впрочем, в свете текущих событий эта фраза уже не казалась Лиле столь странной.

— Вот ты и дождалась, бабушка, — печально сказала она, глядя на знакомый силуэт, высеченный на камне. Сложив руки на груди, она удивлённо наблюдала за чёрным мотоциклистом мечты, или как его там… Казалось, тот не разделял общепринятых шаблонов пассивного поведения на кладбищах: он сначала озабоченно нарезал несколько кругов вокруг могилы, потом схватился за камень и, кажется, попытался его приподнять. Наконец решительно сказал:

— Ситуация ясна. Надо её оттуда доставать!

— Ах! Лопату с собой прихватить забыли, — не без артистизма съязвила Лиля. — Ну ничего, сейчас сгоняем домой за лопатой и откопаем.

— Не надо никакой лопаты, — незнакомец уже снова набирал какие-то команды на своём браслете. — просто отойдите на несколько шагов от могилы — здесь сейчас будет небезопасно, — сказал он властно и в то же время как-то мягко, по-доброму.

Буквально через пару секунд кладбище накрыла тень от космического боевого крейсера. Правда, за этим не последовало ни таинственных лучей голубого цвета, ни сияния, как это часто показывают в фильмах — просто в какой-то момент белый камень памятника вырвало из земли и унесло вверх. Вслед за ним в небо полетел дёрн, глина и камни поменьше — короче, всё, что было в радиусе двух метров от могилы. Всё это хозяйство, подлетая вверх, останавливалось в некотором отдалении от боевого корабля, да так там и подвисало. Последним из земли показался гроб: почерневший, изрядно подгнивший, но в целом ещё сохранивший свою форму. Словно по мановению руки невидимого дирижёра, верхняя половинка гроба, скрипя гвоздями, отделилась от нижней и отлетела прочь.

Лиля видела как чёрный мотоциклист подошёл к открытому гробу и трепетно опустился возле него на колени. Порыв ветра растрепал его тёмные вьющиеся волосы, а его губы шептали:

— Вот и свиделись мы, Эличка, восемьдесят лет прошли для меня, как один день. Ты обещала вечно ждать меня, и сдержала своё слово, — он наклонился к гробу, так что сразу вспомнилась сказка про Белоснежку и волшебный поцелуй принца.

Словно влекомая драматизмом момента, Лиля сделала несколько шагов вперёд, к гробу. И зря. Когда она увидела, что именно там лежит, реакция её организма была незамедлительной и однозначной — весь вчерашний ужин внезапно ринулся наружу обратным путём. Лишь сделав над собой нечеловеческое усилие, Лиля успела забежать за ближайший памятник, и только там выпустила наружу содержимое своего желудка. Кушала она уже довольно давно, так что рвало в основном зеленой слизью, на смену которой постепенно пришли какие-то чёрные комки. За одним толчком следовал другой, ещё более мощный, а страдающий мозг был занят лишь одной мыслью: как теперь забыть этот вид продукта разложения, который она только что узрела?

Увлечённая своим занятием, Лиля не обратила внимания даже на лучи, что несколько раз били вниз из носа корабля, сопровождаемые звуками ударов гонга, ни на запахи весенней свежести, внезапно распространившиеся в воздухе.

Когда рвота наконец утихла, Лилия наскоро вытерла рот листом лопуха и поспешила покинуть территорию чужого захоронения. Было до ужаса неловко перед принцем-мотоциклистом за свою столь неуместно проснувшуюся брезгливость. Он-то ведь каким-то образом сдержал свои негативные чувства, хоть и стоял у самого гроба. Но как?! Там ведь были не только все эти черви прямо перед глазами, но ещё небось и вонища адская!

Тем временем на бабушкином кладбищенском участке произошли разительные изменения, которые резко бросались в глаза. Гнилого гроба здесь уже не было вовсе, вместо него на шелковистой траве лежали домотканые полотенца. На них сидели двое. Первым был уже знакомый Лиле космонавт в чёрном костюме. А у него на коленях, нагло обнажив свои длинные ноги, сидела какая-то молодая фотомодель с очевидно накачанной силиконовой грудью и целовала его в губы, ерошила руками его волосы. И это всё на территории муниципального кладбища, на могиле её родной бабули! Лиля чуть не задохнулась от негодования. «Всё же странно», — подумала она, — «что девица почти без макияжа. И платье на ней — винтажное. Таких уже давно не шьют — голубой ситец со старомодными кружевами».

«Боже мой, неужели это то самое, с детства знакомое платье!?» — очевидная мысль внезапно пронзила ей голову. «И эти рыжие вьющиеся волосы! Как я могла её не узнать?! — Это же бабушка, только совсем молодая, как на той старой фотографии с выпускного!» — сердце тревожно забилось. Она уже хотела радостно выбежать бабушке навстречу, заключить в объятья, как вдруг до неё донеслись нетерпеливые слова, произнесённые бабушкиным голосом, но в молодой его версии:

— Алэмроаниэзль, что ты там шаришь всё?! Просто разорви это чёртово платье! — космонавт не стал медлить с этим поручением, и тут на свет божий сначала показалась гладкая белая спина, а потом и роскошные, высоко стоящие бабушкины груди. Вслед за платьем на землю полетела чёрная космическая форма. Открывшееся под ней тело пришельца отличалось совершенством, превосходящим всех земных Бредов Питов и Киан Ривзов вместе взятых! К этому моменту Лиля уже поняла, что радостное воссоединение семьи на некоторое время откладывается и потому предусмотрительно спряталась за одним из близлежащих памятников.

Между тем молодые люди на лужайке уже полностью обнажились, и, судя по всему, настроены они были совершенно серьёзно. Баба Эля, ну, в смысле молодая Баба Эля — сидела у космонавта на коленях, а тот осыпал всё её тело бесконечными поцелуями. Вскоре, когда они со стонами начали слаженные ритмичные движения, Лиля, выглядывающая из-за памятника, бессознательно и как-то непроизвольно тоже начала трогать себя.

Лишь теперь она вспомнила, как давно у неё не было мужчины! Хотя и тех мужчин, что у неё были по жизни — вялых, синюшных, заплывших жиром, было даже как-то неловко вспоминать, глядя на идеальную, играющую каждым мускулом спину космонавта, на его словно точёные плечи, на изящный, энергично изгибающийся торс… — «Эх, Алэмроаниэзль (кстати, нефиговое такое имечко!), Алэмроаниэзль, что же ты делаешь со мной!» — Чтобы не застонать на всё кладбище, Лиля изо всех сил закусила губу. Похоже, этот настырный накачанный астронавт, даже на расстоянии имел на неё воздействие куда большее и решительное, чем на её бабушку. — «Что, неужели уже!? Да не может быть!» — чтобы сдержать безудержно накатывающую волну сладострастия, она решила сфокусировать внимание на чем-то другом и стала рассматривать надгробье, за которым, собственно, пряталась. Надпись на памятнике гласила: «Седоков Пётр Иванович. 1925–1984 — Рыдают внуки, дети плачут, жена убитая скорбит, а всё могло бы быть иначе, когда б не вобла и гастрит…» Как на удачу, с портрета на Лилю глядел абсолютно асексуальный тип — брюнет солидного возраста с круглой лысиной и в чёрных роговых очках, и взгляд его остановившихся вымороженных глаз отражал одну только мысль: «что за пугающая хрень тут у вас происходит?!»

***

Уже перед самым их отлётом с Земли Лиля, изощрив буквально всю свою женскую хитрость, сумела, наконец, отозвать Алэмроаниэзля в сторону, туда, где их никто не услышит, и между ними состоялся разговор.

— Улетаешь, значит? — с деланным равнодушием спросила она, при этом изо всех сил стараясь не дрожать всем телом.

— Улетаю, — просто, и как бы буднично ответил он.

— Да, а знаешь, мне показалось, пусть на какое-то мгновенье, что между нами промелькнула, искра, и ты…

— Не показалось, — оборвал он её и нежно улыбнулся той самой обжигающей, всепроникающей улыбкой.

— И что ты и я…

— Да, всё так. Да успокойся же ты, дурёха, — он решительно взял её за плечи, — хотя меня и самого всего колотит. Этот страх навсегда потерять… что я никогда больше не увижу тебя. Но ведь ты знаешь, я поклялся в верности твоей бабушке, а мы не можем… Для нас клятва — это не совсем то же самое, что для землян. Это на всю жизнь.

— Ага, а живёшь ты, судя по всему, вечно...

— Ну, долго — да, но не вечно. Я могу многократно регенерировать, но мои часы всё равно тикают, так что как ни крути, я уже не буду моложе, чем сейчас. А следующий планетарный цикл мне накинет ещё несколько лет. А вот для твоей бабушки всё не так: она хоть может многократно омолаживаться, но её природный лимит, как у землянки, наступит куда раньше моего, — с этими словами Алэмроаниэзль выразительно посмотрел ей в глаза.

— То есть, ты хочешь сказать… — в потухших было глазах Лили внезапно загорелся огонёк надежды.

— То, что я хотел сказать, я уже сказал, — он многозначительно убрал руки с её плеч, — вопрос в том, примешь ли ты меня, если я вернусь к тебе не таким, как сейчас, а постаревшим года на два-три…

— Господи, Алэмроаниэзль, любимый, что ты такое говоришь?! — по её щекам текли слёзы счастья, и она поспешно целовала его в щёки, в нос, в губы. И уже буквально через пять секунд оба они бежали на полянку перед домом, где их ждала сияющая и молодая Эльвира. И Лиля не сдерживала перед ней своих слёз. Она обнимала бабушку и радостно лепетала:

— Ба, милая, если бы ты знала, как я за тебя рада! Какая ты у меня мудрая, как ты всё правильно сделала — я только сейчас это стала понимать! Желаю тебе жить с твоим возлюбленным и счастливо и долго. Очень, очень долго!

А из висящего над домом галактического крейсера уже опускалась транспортная капсула, готовая забрать на борт капитана и его возлюбленную.

***

— Госпожа Шавлаева! Лилия Алексеевна! — над колючей проволокой бетонного ограждения показалось простодушное интеллигентное лицо в очках. — Я представляю международное агентство недвижимости Хоббс и Нойман, совместно с американским фондом уфологического наследия мы хотим сделать вам предложение невероятной щедрости! Госпожа Шавлаева! Вы просто должны меня выслушать! Я пришёл сюда с лестницей, и кажется, пока лез, порвал свой костюм за восемь тысяч долларов. Вы должны ознакомиться хотя бы вот с этим! — мужчина протянул через забор какой-то документ.

— Северный сектор. Попытка пересечения периметра! — у Лили в наушнике раздался тревожный голос с кавказским акцентом, — При первом резком движении открываю огонь на поражение!

Лиля посмотрела сначала на забор, с болтающимся на нём недоразумением мужского пола, потом на ближайшее дерево во дворе, где в хорошо замаскированном снайперском гнезде лежал на дежурстве её муж — инвалид, бывший участник бандформирования.

— Ваха, отбой, — скомандовала она, нажав кнопку на гарнитуре, — объект безопасен. Я пойду, сама с ним побазарю, — она сделала последнюю смачную затяжку и растоптала бычок сигареты каблуком берца.

— Мужик, я тебе искренне не советую протягивать руку через это ограждение — иначе её могут тебе тут оттяпать. По самый пояс.

Переговорщик немедленно спрятал за забор руку вместе с хартией и уже опасливо продолжил:

— Имею честь сделать вам следующее предложение: сто девяносто миллионов долларов США за ваш, находящийся в аварийном состоянии, дом с приусадебным участком.

Сергей — уже совсем взрослый сын Лилии, как раз в этот момент обмакнул кисточку в ведро с синей краской, да так и замер на лестнице, видимо о чём-то призадумавшись.

— А ваших детей мы бесплатно определим в ведущие американские университеты лиги плюща, на полный пансион! — заметив интерес парня, переговорщик решил развить свой успех.

— Убирайтесь, — решительно выкрикнула Лиля, — и скажите своим хозяевам, чтобы никого больше сюда не присылали! Этот дом не продаётся. Точка!

— Но мадам…

— Вон!

Вечером, за ужином, улучив подходящий момент, Сергей обратился к матери:

— Мам, может ты зря его так?

— Кого «его», Серёж?

— Да пиндоса этого с долларами. Может не мешало бы нам начать нормально жить? А то ведь ходим в рванине какой-то, едим чёрт знает что! — он оттолкнул от себя тарелку с недоеденной гороховой кашей.

— Сынок, запомни: на свете есть вещи, которыми можно торговать, а есть вещи, которыми торговать нельзя — это Родина, честь, твой родной дом…

— могила матери, — со скучающим видом продолжил перечисление Сергей.

— Да, чёрт возьми, могила матери! — вспылила Лилия. И если мы потеряем эти вещи или позволим кому-то их изменить, то мы потеряемся себя в этом мире, изменим самим себе. И я хочу, сынок, чтобы после ты научил тому же своих детей!

***

Моя мать была довольно странной женщиной. Она опоясала непреодолимым периметром наш дом и заставляла меня красить его каждый год, всегда в один и тот же цвет: голубые стены и белые наличники. Она выходила замуж за чеченского полевого командира и заставляла его круглыми сутками дежурить на снайперской точке. А когда его сажали за умышленное убийство очередного незадачливого риелтора, она подавала на развод и выходила за следующего полевого командира. Она с детства задала для меня очень высокую моральную планку — может поэтому я был всегда слишком требователен к себе и к людям. Может поэтому я так и состарился одиноким, не найдя своей любви.

Почти всю свою жизнь я корил в душе свою мать. Я не понимал её, я на неё обижался... Ровно до того момента, как на пороге моего полусгнившего дома появился он. Мужчина в черной униформе, которому было достаточно заглянуть мне в глаза, чтобы вся моя душа, всё моё естество раскрылось перед ним нараспашку. Чтобы передо мной оглушительно и безоговорочно открылась истина:

Это он — мужчина, которого можно ждать целую вечность!

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+1
910
01:39
+3
Вот прям горжусь собой автором. Замечательный рассказ!
Как с себя писала меня писали.
Ну, а теперь серьезно. Юмор — именно юмор, а не потуги. Сюжет интересный. Может, совсем немного перебор с фантастикой, но мы тут уже так привыкли, что что ни конкурс, то фантастика. В другом ключе уже и писать не можем.
Очень рекомендую к прочтению и обязательному плюсованию
01:53
+7
Оценки пациентов секс-клиники Бориса Родионова

Трэш – 6+
Угар – 4
Юмор – 5.2
Внезапные повороты – 2
Ересь – 0
Тлен – 2
Безысходность – 0
Розовые сопли – 5
Информативность – 1
Фантастичность – 99
Уровень гомосятины – шалун
Коты – 0 шт
Извращенцы – 2 шт
Пиндосы с деньгами – 1 шт
Снайпер — 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/1
Принцип действия судового воскресителя – локальный темпоральный реверс.

После того, как я прочёл рассказ в актовом зале клиники, он стал по-настоящему актовым. Сквозь шквал оваций хронических нимфоманок на сцену просочился сам глава секс-клиники Борис Родионов, больше известный как Доктор Шприц, потому что до вечера вкалывал на работе. Кинув в толпу ящик фаллоимитаторов, чтобы полуголые красотки немного успокоились, он взял слово:

Товарищи, я могу легко объяснить феномен успеха данного рассказа. Ведь тут есть всё, и крепкая научная фантастика, и саспенс, и любовь, и лихо закрученный сюжет. Для писателя любой конкурс – это соитие с членами жюри. И вот приходит автор в ангар. Народу – тыща. Все спорят, галдят, меряются писюнами, а в центре ангара стоит двуспальная кровать. И вот подходит к ней автор, колени трясутся, руки дрожат, мурашки сбежались в район пупка и пытаются залезть вовнутрь. И на кровати, на шёлковой простыни лежит главный приз – женщина с телом Сергея Лукьяненко. А вокруг стоят именитые писатели, члены жюри, заслуженные профессионалы. Голые двухметровые негры с дубинами до колена. Не жюри, а команда бейсболистов. Стоит среди них автор, прикрывает хозяйство и понимает, что тягаться с такими секс-машинами бессмысленно. От волнения падает писательское либидо и выходит не рассказ, а жалкая попытка написать что-то стоящее.

Другое дело местный конкурс для своих. Уютный коттедж, притяная музыка, дружеская атмосфера, вокруг все друзья, хорошие знакомые. За столом слон допивает третью чашку чая. В трубе подвывает мягкий ветер. Правда и приза в виде девушки нет, но атмосфера – самое главное. Автор расслабляется, достаёт из штанов свой огрызок карандаша и от руки набрасывает шедевр.

И с доктором Борисовым я полностью согласен. Предлагаю запретить все конкурсы НФ и БС, оставить только СЧК три раза в год, потому что пока он только радует обилием интересных концептуальных рассказов, таких как этот.

Настоящая научная фантастика, детальная проработка мира, многослойный глубокий сюжет, качественный ситуативный юмор, два внезапных поворота, любовный треугольник, драма, триллер, здоровое гомогейство – автор умудрился втиснуть в рамки рассказа вообще всё самое интересное в этой жизни. Фигляры за оградкой нервно теребят друг у друга хвостовики волынки.

Есть и недочёты.

— Нет, не из-под тушёнки, а типа как из-под детского пюре, гусиный паштет Агуша — Не знаю, мужик, я бы ей не позавидовала

Мать-одиночка, выкормившая двоих детей, никогда не назовёт нежное пюре из говядины M6+ гусиным паштетом. Она вытирала его со стола. Вытирала с лица Сергея. Вытирала со своего лица. Вытирала с новой белой блузки, а потом с отвращением доедала две оставшиеся ложки. Поэтому она назовёт это пюре не иначе как “сраное говяжье дерьмо”

— У меня нет машины. Зато есть кое-что получше, — незнакомец обнажил браслет на левом запястье и нажал на нём кнопку. В небе над домом что-то засвистело. Только теперь Лиля догадалась посмотреть вверх и обнаружила, что всё это время они находились под брюхом гигантского космического крейсера, типа как были в Звёздных войнах, зависшего где-то посередине между землёй и облаками.

Буквально через пару секунд кладбище накрыла тень от космического боевого крейсера. Правда, за этим не последовало ни таинственных лучей голубого цвета, ни сияния, как это часто показывают в фильмах — просто в какой-то момент белый камень памятника вырвало из земли и унесло вверх.

Второй раз появление звездолёта уже не работает как надо. Поэтому сперва надо показать гравилёт, а на кладбище уже сорвать Лиле крышу звездолётом. Придётся пару шуток переписать, но выиграешь в вау-эффекте.

Минутку.

— Доктор! Тащите ещё пару ящиков с вибраторами, у меня заканчивается запас страпонов, нимфоманки лезут на сцену без трусов! Запрещённый приём! Я не смогу их долго сдерживать!

Продолжим.

Кушала она уже довольно давно, так что рвало в основном зеленой слизью, на смену которой постепенно пришли какие-то чёрные комки. За одним толчком следовал другой, ещё более мощный, а страдающий мозг был занят лишь одной мыслью: как теперь забыть этот вид продукта разложения, который она только что узрела?

Надо добавить: Странно, я же вчера не ела макароны, откуда они взялись, — изумилась Лиля находке.

Между тем молодые люди на лужайке уже полностью обнажились, и, судя по всему, настроены они были совершенно серьёзно. Баба Эля, ну, в смысле молодая Баба Эля — сидела у космонавта на коленях, а тот осыпал всё её тело бесконечными поцелуями.

Баба Эля, ну, в смысле молодая Баба Эля – Убрать смысл, оставить только бабу Элю. Потому что падает трэшовость и отвлекает от созерцания упругих старческих сисюль.

Хотя и тех мужчин, что у неё были по жизни — вялых, синюшных, заплывших жиром, было даже как-то неловко вспоминать, глядя на идеальную, играющую каждым мускулом спину космонавта, на его словно точёные плечи, на изящный, энергично изгибающийся торс…

Жизненный ляп. Одинокая женщина за тридцать, у которой давно не было секса с мужчинами и даже с существами, похожими на мужчин, первым делом смотрит на ягодицы, даже если особь стоит к ней лицом. Но ладно. Тут надо читать обе версии рассказа перед группой нимфоманок, чтобы определить, как будет лучше, а группа у нас сегодня всего одна.

И ещё одно замечание. Дочка никак не фигурирует и участия в оргиях не принимает. Ей надо убрать. Зачем нам лишний рот.

Вот и все замечания. Очень порадовало обилие отсылок к фильмам. Тут и Кукушка Балабанова, и Автостопом по галактике, и Социальная Сеть, и Лиля навсегда, и Горбатая гора и остальные любимые с детства фильмы. Хорошо, что не внедрил в повествование котиков, иначе монитор взорвался бы от эпичности происходящего. Чувствуется, что писал для души, а это самое главное. Такому рассказу и проиграть не стыдно. Так, всё, не могу больше писать одной рукой, нимфоманки схватили меня и тащат на кушетку, придётся устроить им бородинскую битву. Удачи на конкурсе.

Критика)
05:33
+2
Ересь — 0
Урааааааа!!!
И кошек нет! Ну, они тут, как бы, совсем не нужны. Тут и без них интересно.
А где вы нашли извращенцев?
07:34
+2
Те двое вначале, которые высылали фотки банкочленов.
23:17
Так они же даже не герои. Так, проходят фоном
02:46
+1
Для вас извращенцы — это рутина. А для нимфоманок из клиники они как раз самые настоящие герои )
08:37
Странно. А разве так делать — это ненормально?
07:50
+1
Это же доктор ХТО wonder
09:08
+2
Я тебе даже больше скажу. Доктор Хто и есть автор рассказа.
08:06
+2
То есть… это уже не первый раз, когда Алэмроаниэзль прилетает за очередной зазнобой, но по пути на могилку встречает кого-то посвежее. И потом десятки лет тянет лямку рядом с опостылевшей старухой — а та, бедная, молодится изо всех сил и ни сном, ни духом… Жиза-то какая! sorry
23:18
Зато все счастливы! Между прочим, пока дамы ждут, они как-то свою жизнь на земле устраивают
23:33 (отредактировано)
+1
Да где ж счастливы? Бабы на Земле живут в скотских условиях, лишь бы адрес сберечь. Сожительствуют абы с кем, детей рожают только чтоб было кому этого астронавта залетного встретить да на могилку отвести, если вдруг…
Вот Алэмроаниэзлю вообще зашибись: как ни посетит Землю — втрескается. А через полсотни лет старую любовь похоронит да за новой прилетит. И повторится все как встарь…
01:26
+2
Бабы счастливы своим ожиданием! А между делом выходят замуж, рожают детей, отстреливаются. Какая среднестатистическая баба может этим похвастаться? Смени они адрес, то этот межгалактический прохвост, с его-то возможностями, легко бы из отыскал.
Но не хотят бабы ничего менять…
08:57 (отредактировано)
+1
О том и речь, что рассказ не о счастье, а о семейных ценностях… Влюблена в инопланетянина, живешь в лачуге, отстреливаешься от риелторов — передай сыну.
11:07 (отредактировано)
+2
Я б сказала это о родовом проклятии crazy
Любовь — дело семейное )))
16:51
Да ладно! Какое проклятие? Это просто умение любить :)
16:51
+2
Передается на генетическом уровне
08:34
+3
Это было волшебно!
Членобаночные фотографии в соц.сетях, реинкарнации и практически бесконечная жизнь. Космофлот из звёздных войн (не удивлюсь, если где-то наверху затаился злобный ситх).
Сама история очень поучительная — любовь, пронесённая через года. С маразмом, полевыми командирами и синим платьишком, пропахшим нафталином.
Очень понравились образы, особенно в конце. Главгероиня, смачно затаптывающая окуром, сынуля-гомогей и вереница членов полевых командиров без ног. Ярко, живо, здорово!
Читал с большим интересом и удовольствием. И с таким же удовольствием плюсую!

Мораль: любовь до гроба — ещё не конец! блин, опять двояко получилось...
23:20
+2
Не двояко, все нормально. Каждый конец, в конце концов, является продолжением чего/то нового…
22:28
Думаю, что в отличие от героев рассказа, автору все же пришлось продать свой дом. Иначе где бы он нашел столько денег на хвалебные комментарии?!
23:22
+1
Не, ну не так радикально. Дом продавать не надо, можно ведь Алэмроаниэзля напрокат давать :)))
02:11 (отредактировано)
Что-то мне стало душно… Пойду пересмотрю Конана с Арни…
09:12
кхе-кхе-кхе *тычет в правила*
низзя обсуждать кое-что на букву «д» в темах рассказов
предупредительно стащу у вас пять розенталей, и отредактируйте сообщение, пожалуйста
Комментарий удален
11:05
+2
Если добавить в рассказ, хорошую оргию в конце, получится отличный сценарий для нового фильма от Brazzers.
К бабушке, маме и сыну прилител космический сантехник.
Еще рассказ можно переделать в космических коллекторов. Бабушка откинулась и уже на небесах болтает с подругами. Но тут, опа! «Я представитель Космо банка, мы вынужденны были вас оживить. У вас тут пеня не оплачена за сто лет, получите, распишитесь».
11:47
+3
Я только что лихо стырил твою идею коллекторского агенства! Набросаю котиков, трэша, угара и рассказ на НФ2020 готов.
13:00
Если победите, я смогу гордо рассказывать, что моя шикарная идея выстрелила. Если облажаетесь, мы не знакомы. laugh
20:03
Эту идею уже стырил Роберт Шекли — рассказ «кое-что задаром»
23:03
+2
Стырить мало, надо ещё и писать нормально уметь)
10:09
У этого рассказа Шекли на фантлабе рейтиннг 8,81
10:49
+1
Вот же пройдоха Шекли. Стырил мою идею из будущего, написал рассказ в прошлом. Поднялся на моем гении.
16:53
+1
Не надо опошлять высокие чувства :)))
Рассказ о преданной и нежной любви
22:50 (отредактировано)
+5
Боже мой, какая мерзость! Это же дети могут прочитать! Я тоже мать и не могу молча пройти мимо этого вандализма, не побоюсь этого слова! Сначала — издевательства над старым человеком со вполне понятной ностальгией и наивными, но такими милыми принципами. Потом оказывается, что эти принципы — пшик! — а милая бабуля оборачивается сексуально озабоченной зомби. Секс на кладбище, прямо на развороченной могиле — это уже за пределами добра и зла. За такое автора нужно примерно наказывать — прилюдно, на площади.
Есть вещи, над которыми нельзя смеяться, грех это! А уж последующие абсолютно аморальные события вызывают желание сесть и разрыдаться. Куда катится мир, если такую мерзопакость пропускают на приличный литературный конкурс! Ох, что-то мне сердце прихватило… Не вынесло такого надругательства над литературой!
16:55
+1
А лучше всего автора наказать прямо на кладбище. А что? Чем кладбище не подходящее место для любви и наказаний?
11:04 (отредактировано)
+4
Что-то я, похоже, на конкурс мелодрамы попала. Я всё понимаю, тема свободная, но, блин, неужели нельзя писать о чём-то кроме межполовых отношений? Но, нет, давайте будем мотать на кулак романтические сопли, пережёвывая их снова и снова, просто пихая в разные сеттинги!

— Спасибо )))


Смайлики в тексте?! Да ещё и оформлено как прямая речь, читатель только оплевавшись понимает, что это, оказывается, главная героиня хвостом на сайте знакомств крутит.

— Кто вам вообще сказал, что если тёлке прислать свой член, то она вся прям растает?


Зато, как мы потом выясним, если на глазах “тёлки” оприходовать её бабку, то она потечёт аки сугроб в конце апреля.

И что мы имеем в итоге? Какую-то психическую болезнь, передающуюся по наследству, с дебютом в среднем возрасте. Главной героине бабка жизнь испортила, так она решила и своим детям кровь выпить. Конечно с такой пугающей родословной неудивительно, что даже сынуля уже вовсю готов к зондированию.

Идея неоригинальна, исполнение хромает на все четыре лапы, да ещё и сдобрено порнографией.
Не надо так!
12:51
+1
если на глазах “тёлки” оприходовать её бабку, то она потечёт аки сугроб в конце апреля.

Иногда комментарии интереснее рассказа.
У меня аж настроение поднялось laugh
13:44
Под моим рассказом тоже комментарии интересней самой работы)
11:27 (отредактировано)
+4
Уже с первого абзаца этого текста я блеванул. Старческие трупы вкупе с описанием платьев – это просто абзац, товарищи. Вдобавок настоящее время. Почему-то все уверены, что применять настоящее время – это круто, хотя это нифига не круто, а выглядит ужасно. Вот как здесь, например.
А потом СМАЙЛИКИ. СКОБКИ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ
*звуки рвоты*
Так, я должен. Я должен дочитать это дерьмо, раз уж взялся.
В общем, дальше идёт потрясающе занудный поток сознания, перемежаемый, судя по всему, копипастой из асечки, что хоть и разбавляет скуку, но так, что лучше бы не разбавляло вообще.
И блин, всё это время героиня продолжает расписывать про это грёбаное платье
*звуки рвоты*
А дальше, блин, появляется инопланетянин, или кто там это такой, причём героиня только и думает, как бы раздвинуть перед ним ноги, хотя он вроде бы как любил бабушку.
А потом, блин, бабушка и инопланетянин начинают трахаться прямо на кладбище. Хорошо хоть перед действом чувак додумался вернуть бабульке прежний вид, а не сделал это прямо с трупом.
И, короче, квинтэссенция херни достигает апогея. Дальше комментировать я это не могу.
Отвратительно.
11:59 (отредактировано)
Я даже не читал этот текст, под которым вы комментируете. Но получил большое удовольствие от столь яркого и сильного выражения отвращения. Вот что значит, комменты на литературном сайте. Сердце радуется. К тому же, приятно смотреть, что человек готов испытывать такие нечеловеческие муки ради того, чтобы проявить участие в жизни нашего сообщества (в качестве автора комментариев). Это весьма ценно.
12:30
+1
Что поделать, надо участвовать, а то забудут совсем…
12:31
Да, согласен. Нужно напоминать о себе)
12:45
+7
В общем, я тут перечитал рассказ и моё мнение изменилось. В первый раз просто было плохое настроение, да и читал я невнимательно, но, если вдуматься, то вполне можно назвать этот текст шедевром.
В самом деле, здесь прекрасно и очень к месту употреблено настоящее время. Люблю, когда его применяют с умом. Налицо также модернистские фишки вроде встраивания в текст цитат из онлайн-переписки — кто сказал, что в художественном тексте так делать нельзя? Слог тоже более чем соответствует содержанию, читается очень легко и приятно. Обилие подробностей не теснит сюжетный стержень, который развивается очень быстро и в итоге превращается в любовный треугольник, причём не такой уж классический, потому что соперницы тут — бабушка и внучка.
Каноны соблюдены — тут тебе и эмоциональность повествования, и лёгкий налёт эротики, хотя лично мне всё же не хватило откровенности в сценах. И при всём этом собран неожиданный поворот в гомосексуальность в финале рассказа, что, несомненно, понравится читательницам. Потрясающее мастерство — чтобы так сплести все сюжетные нити, требуется недюжинный талант.
Комментарий удален
23:32
Ну вот! Можете же, когда хотите! А то вы меня первым комментарием расстроили :)))
23:33
Захотел — продал, захотел — выкупил :)
08:32
13:12
Пока читал рассказ — меня не покидало ощущение, что я хочу блевать. Я до конца держался и все-таки справился с рвотным рефлексом. Прочитал 3/10 рассказа и больше не смог, слишком неинтересно. Какие-то переписки в сети с пошлыми мужиками + бабушка, которая хочет, чтобы ее похоронили в каком-то платье — полный треш и ***дец. Не рекомендую к прочтению, отвратительный рассказ, вызывающий тошноту и не желание жить.
13:23
+3
А че эт последнее время все так разблевались-то, у нас тут желудочная инфекция виртуальным путём пошла?)
13:24
+3
Эт часом не из-за сэндвичей с предсказаниями?.. хорошо, что я не ела wonder
13:25 (отредактировано)
+1
Гм, хорошо что мне его так и не донесли! laugh
Точно нет. От этих предсказаний аппетит как рукой снимает.
13:26
+1
Ну не знаю, на меня просто тупняк нападает
Свезло. А у меня бессонница, мания преследования и приступы паники.
Похоже, предсказания нам достаются разные wonder
13:28
+1
Ещё не хватало, чтобы нам одинаковые предсказания подсовывали, совсем уж шарлатанство
Не знаю, что хуже: получить подобное пророчество от темных сил или от руководителей СЧК…
13:44
+1
Ох, интригуете!
Ну, не рассказывать же — вдруг сбудутся.
13:49
+1
Боже упаси! Я не хочу терять аппетит от чужого предсказания no
Кушайте на здоровье quiet
13:44
+1
А, ещё ж там в «терапевтическом клубе» блюющий парень был
Недавно обнаружила, что у меня в каждой книге кто-нибудь блюет. С ужасом бросилась перечитывать новый черновик — удалила целую сцену на пол-листа, заменив ее фразой: «Доктор решил, что промывать желудок уже не имеет смысла».
13:52 (отредактировано)
+1
А у меня регулярно кто-нибудь что-нибудь масштабно сжигает! А ещё через раз раненые птицы прилетают (и это забавно, потому что это лет с 15 и каждый раз неосознанно)
Черт… это ведь не в каждый сюжет впишешь вот так, сходу )))
14:03
+1
Та нее, легко, если не заморачиваться над сюжетами))
А-ааа, фэнтези)))
14:08
+1
14:36
+1
Словно в других жанрах — заморачиваются) а так — на тоненького. Хорошо
Я ж объективно… написала одно — после работы над детективом все равно что в отпуск на «все включено» съездить))
15:14
+1
А у меня уже в третьей книге спасают деву в беде. Пришлось вставить шутейку на эту тему.
)) До сих пор не уверена, что эти «самоповторы» замечает кто-то помимо авторов… и других авторов. Но напрягает, да)
15:24
Не знаю. Я вообще с ростом количества написанного начал замечать повторы уже не стилистических приёмов, а именно что сюжетных и тому подобного, и это как-то не очень приятно.
15:31
Я замечал очень много самоповторов у Донцовой
Главное, чтобы фанаты не замечали)))
*Задумалась* Чего-то у меня все убийства с холодным оружием либо удушье… пора на яды переходить. Заодно поводов для промывания желудка добавится.
16:02
Это типовые вещи)
Люди в принципе устроены одинаково)))
16:10
+1
Есть мнение, что фанаты ради них и читают.
13:51
+1
Нет, я просто с моря вернулся, возможно там подцепил eyes
13:54
Нут вот, а вы негативный комментарий пишете и рассказ обвиняете. Ай-яй-яй!
Комментарий удален
Комментарий удален
16:57
+1
Ну, знаете, быть бабулей, это вовсе не означает, что платья или мужчины уже неинтересны :)
Очень даже все интересно в нашем бабулькинском возрасте
15:31 (отредактировано)
+2
Я Слоупог с реакцией на рассказ, да пофиг. Ну трэшняк же чистой воды. Шаг влево, шаг вправо, и совсем свалился бы в навозную кучу. Но, блин, смешной. Причем, чем-то цепляет. Ловил себя на ощущениях чем-то схожих с детскими на эротической сцене при семейном просмотре фильма: и стыдно и завораживает. Колебался, но в положительную-таки клонит.
12:48 (отредактировано)
+1
Учтиывая бурные дебаты в комментариях, решила перечитать рассказ и найти в нем что-нибудь хорошее.
Начну с любимой мною грамматики. Ошибки есть, но их немного и легко исправимых.
«Лилечка, это очень важно!» —

Дальше прямая речь продолжается, так что кавычки ставить после восклицательного знака не нужно.
Ты лично должна проследить, чтобы когда я умру, меня положили в гроб именно в этом платье! — хорошо, ба!

А вот здесь надо бы разделись прямую речь одного персонажа, закрыв кавычки, и заключить в другие кавыски речь второго персонажа. Дальше прямая речь всё тех же персонажей подана через тире. Так что либо всё подайте через тире, либо всё — через каавычки, учитывая, что это воспоминания героини, то лучше, пожалуй, использовать кавычки.
прижимая левую руку к сердцу —

Запятая, потом тире. Не буду болше повторяться, но подпрвьте знаки препинания при прямой речи. Их много, и они мешают востпрятию текста.
Передача СМС лучше тоже оформить в кавычках или даже выделить жирным шрифтом или курсивом, чтобы отделить от мыслей героини.
По стилистике замечаний тоже немного. Есть лишние слова и особенно много местоимений. К примеру:
Привыкаешь как-то ко всему этому. Но этот её культ собственной смерти

Этому-этот. Одно местоимение явно лишнее.
Так вот наш дом и оказался единственным, на окраине города,

Смысл понятен, но лучше написать «остался последним».
И таких огрехов по тексту еще разбросано в некотором количестве. Так что перечитайте рассказ внимательно, а лучше вслух.
Дальнейшие события засталяют напрочь забыть про грамматику, что, в принципе, можно даже засчитать в достоинства рассказа. Ибо эмоции он вызывает сильные.
Но что несомненно большой плюс — живая речь героев. Они разные, и манера речи замечательно это передает. Героиня, безусловно, получилась живая. Космолетчик — тоже. Симпатий они не вызывают, но это явно так и задумано, так что автору антипатии читателей тоже можно засчитать в плюс.
Переход с повествования от первого лица к третьему и затем снова к первому, но уже от лица другого персонажа в столь небольшом рассказе проделано достаточно гладко. У автора безусловный талант и чувство стиля. Еще бы применить этот талант на написание чего-то более достойного, чем пошловаую пародию на фантастику.
13:37
+2
Автор, мне ваш рассказ понравился. Это хороший, добрый рассказ про настоящих людей. И про кое-что дополнительно. Я хотел написать несколько добрых слов автору, но, увидев в комментариях много других добрых слов автору, я не стал писать ничего. Автор, пишите еще про людей! )
13:41
Рассказ понравится взрослым тетенькам, а я, увы, не та целевая аудитория. По достоинству оценить не смогу. К рассказу осталась глуха. Есть юмор, базовая идея — ждать любовь. За это хвалю. Но все остальное прошло мимо меня, увы. Мне не понравилось pardon
20:25 (отредактировано)
Пошлость. Звенящая пошлость. ©

Да, а когда-то я негодовал над фильмом «Горько 2», где герой Робака лапал жену друга перед гробом этого самого друга…
Загрузка...
Xen Kras №1