Анна Неделина №1

Восемьдесят три процента Луны

Работа №23

Утро семнадцатого дня рождения Зиночки Торбаевой не предвещало ничего хорошего. Началось оно хуже некуда - с душного сна, в котором Великий бог-Солнце низвергал на Зину косинусы и тангенсы и сурово, маминым голосом, требовал разложить стекло на химические элементы. Хотя, этого и следовало ожидать, ведь новоиспеченная именинница заснула прямо за письменным столом, в бесплодных попытках запихнуть в голову весь школьный курс за ночь до экзамена.

Отлепив сонную мордашку от пятой страницы второго параграфа учебника по истории Золотых земель, Зиночка горестно зевнула, потянулась за карандашом и пририсовала богу- Солнце роскошные, кошачьи усы. Улыбнувшись каверзе, она задумалась – не украсить ли Великого козлиными рогами в придачу, как вдруг в дверь резко постучали и сразу же, не дожидаясь ответа, в комнату ворвалась Зинина мама.

О, это была очень целеустремленная женщина, и всё в ней выдавало сложный, нервический характер. Она будто состояла из углов и прямых линий – худая и высокая, с тяжелой походкой, рваными движениями и вытянутыми, цепкими пальцами. Но больше всего Зина боялась её низкого, повелительного голоса. Просто поразительно, как можно было говорить так тихо, но звучатьнастолько громко, что даже малейший вздох неудовольствия в адрес дочери эхом разносился по всему дому, заставляя виновато втягивать голову в плечи или прятаться в пушистое одеяло.

- Не спишь? – нахмурилась мама. – Сегодня важный день, надеюсь, ты готова?

Зине хотелось исчезнуть, провалиться сквозь землю или даже просто умереть, но она сомневалась, что смерть ей хоть чем-то поможет. Скорее всего, маман проведет какой-нибудь сатанинский ритуал, воскресит её к жизни и всё равно отправит на экзамен.

- Наденешь розовое шерстяное платье и туфли, которые подарила бабушка. И пожалуйста, сними свои дурацкие браслеты! Ну? Что с тобой? Чего скуксилась?

- Платье колется, туфли мозолят… А дурацкие браслеты, между прочим, приносят удачу!

- Глупости! Потерпишь. Вот когда сдашь экзамен и поедешь в Стеклянный дворец, тогда и будешь выбирать, что носить, а что нет. А пока решаю я. Поверь, я знаю, как лучше, я же твоя мать.

Зиночка изобразила улыбку, смирилась с судьбой и полезла в колючее платье. Оно было длинным и сложно связанным, так что девочка на миг заблудилась в бесчисленном количестве складок и оборок, безнадежно пытаясь пропихнуть голову в рукав. «За что мне такое наказание?» - громко прошептала мама, бросаясь дочери на выручку.

- А-что-если-я-не-сдам-экзамен? - скороговоркой выпалила красная Зина, чудом выбравшись из шерстяного плена и опасливо косясь на мать сквозь растрепанные волосы.

Мама оскалилась и медленно убрала с лица дочери светлые кудри, перехватывая взгляд.

- Даже думать об этом не смей. Слышишь? Я пожертвовала всем, чтобы ты училась! Всё отдала, чтобы у тебя было лучшее будущее! Так что прошу, хотя бы раз, оправдай мои ожидания!

Зина нервно сглотнула и быстро-быстро закивала: - Конечно, мамочка. - А на выходе из дома подумала: «Мне конец».

- Как думаешь, у нее получится? – позже спросила мама Зины у бабушки, нервно постукивая длинным пальцем по учебнику истории.

- У Зинки? – захохотала бабушка, разглядывая усатого бога-Солнце. - Ни за что. Она же вся в отца – только есть, спать и… Ни малейшего шанса. Сразу видно – дитя Луны. Может, и не по крови, но по духу точно.

Они помолчали. А потом бабушка добавила: - Да ты и сама это знаешь.

+++

Зиночка медленно шла в школу, пытаясь уложить в голове выученные знания, повторяя вопросы, которые спросят наверняка. Например, про то, как было до Золотых земель, тысячу триста двадцать два года назад, когда люди жили во тьме - разрозненные, освещаемые лишь Луной и далекими звездами. «Мрачные времена» – так называют этот период в учебниках. Царство холода, снега и страха, в котором правили ужаснейшие чудовища, таящиеся под вечным покровом ночи. Люди молили небеса о помощи и сострадании, пока, наконец, милосердный бог-Солнце не откликнулся на…

- Эй, Амёба, с днем рожденья!

Перед Зиночкой возник огромный букет ярко-желтых одуванчиков. В груди тут же затрепетали бабочки, но Торбаева сурово погнала их прочь - только Гриши сейчас не хватало.

- Спасибо. Но, во-первых, не называй меня так, мне это не нравится. А во-вторых, мама строго-настрого запретила с тобой общаться, особенно перед экзаменом!

- Чё это?

- Потому что ты на меня плохо влияешь. А я должна всё сдать «на отлично», ты же знаешь, какой сегодня день!

Черные глаза Гриши сверкнули: - Значит, вот как! Твоя маман уже всё решила! Тебя признают истинной дочерью Солнца, и заберут в Стеклянный дворец, где ты будешь принимать новые законы и писать ненавистную тебе историю Золотых земель! Бросишь бабушку, друзей и… и меня! Скажи, ты действительно хочешь этого?

Зиночка спрятала лицо в одуванчиках. Ей всегда удавались прятки, во всяком случае, раньше.

- Я не знаю, Гриша. Ты мне нравишься, очень… Очень! Но мама так ждет, так надеется, что я поеду в Стеклянный дворец! А я… я абсолютно не знаю, чего хочу, я совершенно запуталась, и как же иначе? В голове сплошная каша из дат, котангенсов и кварцевых формул! Да ещё и туфли эти дурацкие…! Все ноги стерли, ходить не могу!

Что мог сделать Гриша? Только несчастно вздохнуть и предложить Зиночке донести её до школы.

+++

Экзаменационный лист с вопросами казался невообразимо огромным. «Почему я?» - тоскливо думала Зиночка, нервно почесывая шерстяные укусы между ответами. На неё, сквозь поблескивающие стеклышки очков, холодно смотрели члены комиссии, невозможно похожие друг на друга: светловолосые, скуластые, с теплой, бронзовой кожей. Зина попробовала пересчитать экзаменаторов, но от волнения сбилась, начала сначала, с противоположного конца стола, и, дойдя до цифры семь, поняла, что, кажется, пропустила мимо ушей чей-то вопрос.

- Чё? – встрепенулась она, тут же покраснела и поправилась: - То есть, повторите, пожалуйста, что вы сказали…

Женщина в кофточке с алыми маками хлопнула в ладоши: - Я услышала достаточно! Предлагаю больше не мучить эээ… Торбаеву и закончить экзамен.

Седой, важный мужчина, сидящий по центру, мягко произнес: - Спасибо, Зинаида. Мы немного посовещаемся, примем решение, и позовем тебя на оглашение результата.

Зиночка кивнула и, насколько позволяли болезненные мозоли, грациозно вышла из кабинета. Комиссия тут же оживилась.

- Торбаева, Торбаева… - задумчиво протянул один из экзаменаторов. – Знакомая фамилия?

- Ты наверно вспомнил знатный скандал, связанный с её дедом, – ответила женщина в маках, – истинным сыном Луны. До нас доходила его жуткая ересь про генетические аномалии, пришельцев и космические эксперименты, которую он выдавал за научный труд. Одним словом, несчастный человек!

- Он ещё жив?

- Умер, слава богу! Кажется, это именно Торбаев убедил вас оставить Зинаиду воспитываться среди детей Луны, господин Председатель? И теперь мы вынуждены терять здесь драгоценное время?

Седой мужчина постучал по столу, призывая к порядку: - Напоминаю, что мы собрались, чтобы решить судьбу девочки. Её родственники не имеют никакого значения. Зинаида - беспрецедентный случай. Первая, кто родилась во время Полного затмения, в ту самую секунду, когда Солнце и Луна были абсолютно равны между собой. Посмотрите на её смуглую кожу, скулы, золотистые глаза и светлые волосы, говорящие о том, что ей место в Стеклянном дворце. Также, судя по отзывам из школы…- мужчина пошелестел бумажками, - она прилежная ученица, творческая и добрая.

- Всё, конечно, так, – подняла руку женщина в маках, - но Луны в ней явно больше! Мы слышали её ответы – простое мышление, скудный язык, слабый характер! Где заслуги, блестящие знания, уникальные таланты? Почему мы должны признать её равной и забрать в Стеклянный дворец? Подумайте сами – если сделаем так, то и другие дети Луны посчитают, что тоже достойны, ведь она ничем от них не отличается, кроме цвета волос и глаз!

- Да-да! – закивали другие экзаменаторы, – Разве она сможет управлять Золотыми землями? Вы слышали, как она говорит, как изъясняется? Ох, а какая прелесть этот местный акцент…! Зачитайте выдержки из устного ответа по истории!

Белые, протокольные листки предательски вспорхнули в воздух: «… и услышал ихние мольбы великий бог-Солнце и пришел на помощь из далекого космоса. Но тьма оказалась слишком сильна, и отступала всего на три часа в день. Поэтому бог отправил на землю своего сына. И когда тот достиг земли и коснулся её ногами, она расплавилась и стала стеклом, из которого сэтовали, то есть построили дворец. От дворца раскинулся защитный купол, дарящий свет и тепло, оберегающий от ужасных чудовищ. Бог-Солнце до сих пор заряжает купол своей энергий, а земли, которые он спас, стали называться Золотыми. Что стало с евонным сыном? Ну, он вернулся обратно в космос. Кажется».

- Как по мне, то всё ясно, - усмехнулась женщина в маках.

Председатель кивнул. – Начнем голосование.

Когда Зиночку позвали обратно, она сразу поняла, какое решение приняли члены комиссии. Оно было написано на их красивых, бронзовых лицах.

+++

Гриша ждал Зину в условленном месте, на школьном дворе, под огромным, старым дубом. Он очень переживал, что любовь всей его жизни (а в этом он был точно уверен, ведь одуванчики кому попало не дарят), увезут в Стеклянный дворец сразу после экзамена, даже не дав попрощаться. Поэтому ужасно обрадовался, разглядев вдалеке знакомую, прихрамывающую фигурку.

- Ну что, Амёба? Что они сказали?

Зиночка насупилась. Она только раз ляпнула на уроке, что является ярким примером амбивалентности - сочетанием несочетаемого - и вот, расплачивается до сих пор. Слово прилипло, пригрелось, и почти сразу же сократилось до «амёбы». И ладно бы другие, но из уст Гришки звучало особенно обидно. Но сейчас это было не важно. Зина всхлипнула и достала из кармашка позолоченную гербовую бумагу: - Сам читай!

Гриша с замиранием сердца пробежался по строчкам. - Торбаева Зинаида, родилась… проживает… закончила… показала следующие знания по предметам: алгебра… история… химия… Ха! А у меня больше баллов по физре!... так…так..так… Ага: экзаменационная комиссия установила, что Торбаева Зинаида является дочерью Луны на восемьдесят три процента. – Гриша перевернул листок, но с обратной стороны было пусто, перечитал заключение и взлохматил черные волосы на макушке. – Восемьдесят три процента? И что это значит? Ты остаешься здесь или нет?

- Остаюсь, - сдавленно ответила Зина, сидевшая на земле, уткнувшись лицом в колени. Гриша благодарственно воздел руки к богу-Солнце, молча пообещав никогда больше в нем не сомневаться, а потом приземлился к подружке и мягко толкнул её плечом. – Эй, ты чего? Мы ведь сто раз обсуждали возможности, и… ты же сама не верила, что тебя возьмут. Помнишь Пьянковых? Ихнего сына тоже забраковали, хотя он родился всего через секундочку, как скрылось Солнце. Но, что поделать, если ты появился под светом Луны? Хотя, признаюсь, что утром немного засомневался и самую малость запаниковал, но только потому что ты выглядела такой уверенной, такой собранной… Неужели ты всё же мечтала уехать?

Зина вздохнула и подняла белокурую голову. Она не плакала, просто выглядела очень усталой: - Нет, я рада, что остаюсь, и что всё наконец-то закончилось, но знаешь, это нечестно, ведь, в конце концов, я родилась днем, под Солнцем, и похожа на детей Солнца! В тот день оно стояло высоко, как никогда, и я не виновата, что этой чертовой Луне приспичило откуда-то вылезти в самый важный момент моей жизни!

Они посидели в тишине, а потом Гриша хихикнул: - Полное затмение случается раз в триста пятьдесят шесть лет, если верить учебникам.

- И?

- Если посмотреть с другой стороны, то Луна тоже может сказать, что она не виновата, если какой-то девчонке приспичило вылезти в один из самых важных моментов жизни космоса!

Долго смеяться Грише не пришлось – Зиночка повалила его на траву, отвешивая шутливые тумаки, но вскоре остыла и улеглась рядом. Энергетический купол создавал иллюзию пушистых облаков, медленно плывущих по горизонту, но иногда картинка мерцала, и появлялось настоящее небо – темное, усыпанное маленькими огоньками далеких звезд.

- Ты правда веришь, что экран построил сын бога-Солнце?- спросила Зина. - И что люди, рожденные в те редкие часы, пока заряжается купол – Избранные? И только они, светловолосые и желтоглазые, достойны жить в Стеклянном дворце и распоряжаться судьбой Золотых земель?

- Раньше верил. А потом познакомился с тобой и… Эй, не дерись! Я хотел сказать, что благодаря нашей дружбе, прочитал работы твоего деда, и, знаешь, там много странных, безумных идей, но, если подумать, почему история про бога-Солнце и чудовищ считается правдой, а теория пришельцев, проводящих генетические эксперименты, поднимается на смех? Потому что так выгодно детям Солнца?

- Это несправедливо, - шепнула Зина.

- Да. Но я не могу это исправить. Я просто хочу быть здесь, с тобой, так долго, насколько это возможно.

- Тогда у нас есть около часа. А потом придется возвращаться домой, и мама убьет меня за проваленный экзамен.

Гриша вскочил: - Во-первых, единственное убийство, которое случится сегодня, уже произошло. Да, ты только что убила романтику. А во-вторых, ты же теперь совершеннолетняя! А значит, можешь не возвращаться домой!

- Ой, и куда же я пойду? – захлопала ресницами Зиночка. – С твоими родителями я жить не буду!

- Не у тебя одной был дед. Точнее, у меня есть дед. Он вполне живой, в отличие от твоего, но живет один. А квартира хорошая. Вот я подумал, пусть дед едет к родителям, а мы поедем в квартиру деда! А?

+++

Мама Зины стояла у окна. Смотрела на часы и переводила взгляд на дорогу. Хмурилась и снова смотрела на часы.

- Ну и где она? Сколько идет экзамен? Часа два? Три? А уже почти ночь!

Бабушка вязала носок, покачиваясь в кресле-качалке. Кресло тихонько поскрипывало, как и бабушкины суставы. Зинина мама начала ходить из угла в угол.

- А вдруг что-то случилось?

- Ты прекрасно знаешь, что случилось (скрип – скрип). Зину не взяли в Стеклянный дворец, и теперь она боится идти домой (хрусть-хрусть). Ты слишком с ней строга.

- Вот только не надо делать меня виноватой! Я стараюсь ради её же блага! И потом, ты тоже заставляла меня учиться и постоянно ругала за двойки!

- Правильно (скрип – скрип). Потому что ты родилась от дедушки. Сама знаешь, какой он был особенный человек – в генетике понимал (хрусть-хрусть). А ты от кого Зинку принесла? То-то же.

Бабушка отложила вязание и тяжело поднялась с кресла.

- К тому же, ну ведь и так было ясно, что её не возьмут! Это же дети Солнца! Ты знаешь, как ревностно они трясутся над своей Избранностью! Тоже мне, принадлежность к небесной семье! Когда дед сказал, что Зинка станет прекрасным доказательством его теорий, я сразу махнула рукой. И ведь он оказался прав – человек не становится Избранным, просто потому, что родился с желтыми глазами и волосами. Избранным его делает окружение! А Зинка жила среди детей Луны, училась с ними и даже влюбилась в одного из них! А ты, после дедовой смерти, как с цепи сорвалась – зубри то, читай сё, делай это!

Мама Зины отвернулась к окну и посмотрела на дорогу. - Я просто хотела, чтобы она выросла умной. Самостоятельной. Жила лучше, чем я.

Оконное стекло лопнуло от угла, и как не пытались его заклеить, в комнату всё равно проникали сквозняки.

- Когда сильно давишь, можно и сломать, - шепнула бабушка, покачивая головой.

+++

Гриша и Зиночка праздновали. Дед собрался и уехал очень быстро, удивительно радостный, и даже оставил немного денег, на которые купили торт и шампанское. Гриша только-только успел сказать тост за начало новой жизни, как в дверь требовательно заколотили.

- Кто там? – шепотом спросила Зина.

- Кажется, это твоя маман! - Гриша прижался к дверному глазку. - Ой, а за ней моя маман… И маман твоей маман тоже здесь!

Дверь атаковали с новой силой: – Мы знаем, что вы там! А ну открывайте!

- Не надо, Гриша! – побледнела Зина.

Снаружи пошушукались. А потом Зинина мама сказала твердо и властно, как умеет только она:

- Дочь, я знаю, что ты провалилась. Но это не повод уходить из дома. Открой дверь, и мы поговорим, как взрослые люди.

- Я и так знаю, что ты скажешь! – крикнула Зина с неожиданной смелостью, подаренной бокалом шампанского. - Какое я разочарование, как разбила твои мечты и не оправдала надежд! Мне жаль, мама, но у тебя глупая, поверхностная и совсем-присовсем обычная дочь! На восемьдесят три процента Луна! И, знаешь, я никогда не хотела в твой Стеклянный дворец! Я хочу жить с Гришей и плести браслеты! Вот!

Снаружи опять пошушукались. А потом Зинина мама вздохнула, в своем особенном стиле:

- Да, не скрою, что я надеялась на совсем другой… ай, мама!

Раздался бабушкин голос: - Детка, на самом деле, мы пришли сказать нечто очень важное!

А потом Зинина мама произнесла очень тихо, но не услышать её было просто невозможно:

- Прости меня. Я с такой силой пыталась устроить твоё будущее, что, кажется, совсем забыла спросить, чего хочешь ты.

Замок щелкнул, и дверь распахнулась. Зина стояла красная, грустная и заплаканная.

- Я старалась сдать этот экзамен. Честно. Но видимо, этого было недостаточно. Прости, что не стала...

Мама Зины не дала ей договорить, крепко прижав к груди. Бабушка радостно вздыхала, мягко хлопая в ладоши.

Мама Гриши утирала слезы кончиком платка. А потом перевела взгляд на сына. Гриша широко ухмыльнулся и раскрыл объятия: – Маман, и ты тоже меня прости! Я безалаберный балбес и лентяй!

Гришина мама нахмурилась. В воздухе запахло грозой. Над Гришей сгустились тучи.

- Ты, так тебя растак, не просто балбес. Ну зачем ты деда обратно к нам выгнал? Мы же его едва спровадили, дурья твоя башка! Вот как дам сейчас! Семнадцать лет, семнадцать лет парню, а мозга ни на процент не наберется! Жениться еще надумал! А ну куда побежал? Гриша, вернись! Вернись сейчас же!

Зина засмеялась. Её мама тихонько шепнула: - Ты правда хочешь жить с ним и плести браслеты?

- Эм… Ну да…

- Ну ладно. Ладно. Дома поговорим.

- Ох, - вздохнула бабушка. – Только детей не нарожайте, а то, боюсь, генофонд Торбаевых этого не переживет.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+4
18:48
302
Комментарий удален
13:23
22:23 (отредактировано)
Несмотря ра фантастичностьь рассказа, сразу виден смысл — о том, как нужно воспитывать детей — строго, но не навязывая своё мнение. А детям, в свою очередь, нужно думать и своей головой, о своём месте в этом мире. Просто и без излишеств.
22:36
+1
Семнадцать процентов не-Луны. Много это или мало? Хорошо или плохо? Не ждите прямого ответа. Автор поднял злободневные вопросы, поставил их ребром. Главное, успеть вовремя отскочить, если они будут падать.
Я очень люблю цифры, я схожу с ума по процентам. Этот рассказ полностью перевернул моё сознание. Полнолуние — вот правда жизни. Сомнамбулы — вот мои братья по разуму.
Но всему скоро придёт конец. В стане врагов ночи зреет заговор…
Простите, обрываю записи. Меня преследуют. Не пытайтесь…
Мясной цех

Достойные внимания