Нидейла Нэльте №1

Неполноценная

Работа №33

4

Утренний свет едва пробивался сквозь затемнённые окна, отчего зал небольшого кафе становился невероятно уютным, наполненным мягким обволакивающим сумерком. Кэтти не любила включать лампы, если ей выпадала утренняя смена. Казалось, что искусственный свет разрушает невидимую магию: стоит щёлкнуть выключателем и сразу в глаза бросается дешевизна и потертость искусственной кожи сидений и выеденные кофем темные пятна на светлом пластике столиков. А ещё приглушённый свет невероятно шёл Нику.

Молодой человек сидел за дальним столиком и как всегда работал за планшетом, не замечая, как Кэтти его разглядывает. Работники кафе между собой так и называли этот столик “место Ника”, даже если за ним сидел кто-то другой, хотя остальные столы просто именовались по присвоенным им порядковым номерам. Своеобразная привычка-дань постоянному посетителю.

Ник пришёл сюда вслед за Кэтти, хотел поддержать после всего… Кэтти же была в кафе с самого его открытия. С тех пор, как её жизнь круто изменилась. Это кафе и Ник — эти две вещи всегда поддерживали девушку, позволяли ей чувствовать себя живой.

Молодой человек наконец оторвался от экрана планшета, поднял голову, посмотрел на Кэтти, и улыбнулся. От этого движения, волнистые тёмные пряди волос непослушно упали ему на лоб, и Кэтт невольно залюбовалась. Новомодные причёски вызывали у неё дикий восторг, это она уговорила Ника сделать себе одну из таких. И ему невероятно шло: не одна только официантка любовалась постоянным посетителем. Часто она ревностно ловила устремлённые на Ника девичьи взгляды, но к счастью дальше этих взглядов дело не заходило.

Кэтти осторожно подкатила к столику, по ровному кафельном полу колёсики её скользили почти бесшумно.

— Придумал что закажешь, Ник — Кэтти поморщилась от слишком резкого электронного голоса и мысленно убавила громкость.

— Хватит называть меня так, мы уже выросли из подростковых кличек. Называй меня Никита, пожалуйста, а то как-то несолидно, а если кто из моих заказчиков услышит, — Ник всегда говорил это, и каждый раз Кэтти игнорировала просьбу, — Мне чай с молоком, одно гляссе и два кусочка вашего фирменного брусничного пирога.

— Кого-то ждёшь?

— Да, это, кстати, сюрприз для тебя, так что…

— Тогда подам всё, когда сюрприз придёт, чтобы не остывало.

— Ты золото, Катя.

— Кэтти, — поправила его девушка, но она точно знала, что Ник проигнорирует это.

1

Если мальчишке и девчонке довелось жить по соседству, будьте уверены, их первые детские ссоры вырастут в настоящую дружбу. Он будет учить её надувать жаб, а она с увлечением пересказывать сюжеты любимых сказок. Даже если сперва она получит от него горсть приставучего репья в волосы, после он отобьёт её от страшной лохматой псины. Вместе они смогут стать пиратами, инженерами, монархами, докторами и мореплавателями, даже если первым покорившимся им морем будет простая лужа.

***

Веснушчатая Катя словно была рождена для того, чтобы стать верной боевой подругой, такой чтобы раз и на всю жизнь, Никита сразу почувствовал это. Ему нравилось, с каким увлечением она выкладывает в причудливый узор камушки в песочнице, ему страсть как хотелось узнать смысл этой игры. Знакомство он начал, как полагается: издалека крикнул дразнилку “Рыжий-рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой” и уже подойдя ближе схватил самый большой камень и попытался скрыться с места преступления. Но был пойман тут же и одной точной подножкой повален на песок.

— Ты что ду`гак? Отдавай!

Катя вцепилась в сжатый кулак, безуспешно пытаясь разомкнуть мальчишеские пальцы.

— Сама дура! Не отдам!

Свободную руку Никита запустил в медные кудряшки Кати и дёрнул изо всех сил. Из глаз девчонки брызнули слёзы, но стерпев боль, она вывернулась и укусила противника прямо в запястье. Маленькие зубки больно сдавили кожу, хватка ослабла, и камушек с глухим ударом плюхнулся вниз. Катя тут же закрыла его ладонями и села сверху, не собираясь отступать.

— Ну и играй одна! — Никита показал язык.

— Ну и буду! — взгляд Кати упал на песочницу, и от вида разрушений, которые дети учинили своей дракой, в горле встал противный комок, а подбородок предательски затрясся.

— Ты чего? Не плачь, — растерявшись, Никита не знал с чего и начать, но на всякий случай сперва встал и поправил камни, что лежали ближе всего, — Сейчас я всё верну как было, только не плачь…

Всё ещё не зная, что вообще было-то, мальчишка по памяти пытался восстановить узор, но понимал, что делает всё неправильно. Но это сработало! Сперва Катя перестала всхлипывать, а затем тихонько начала командовать, указывая, что и как нужно положить:

— Нет, это ко`гидо`г! Там столовая, где инжен`гы обедают, — жутко картавя, делая маленькую паузу перед каждой попыткой произнести букву “эр”, девчонка бойко продолжала, — Здесь `гоботов соби`гают, а здесь делают платы, а это кабинет главного `гобото-техника! Моего папы! Нет, не так, он должен быть больше!

Наконец не выдержав, Катя подключилась к строительству сама, и вместе, проторчав в песочнице до вечера, набрав полные ботинки и шорты песка, дети закончили свою первую совместную фабрику по производству роботов. После у них их было ещё много, так же как и ссор, но всегда они заканчивались миром.

5.

Сюрприз не торопился приходит. Подумав, что Ник всё равно хочет пить, Кэтт принесла ему свежезаваренный травяной чай за счёт заведения. На этот жест доброй воли молодой человек лишь слегка кивнул, не отрываясь от работы.

А кафе между тем наполнялось новыми посетителями и персоналом. Первой на работу пришла Лиза, она как всегда вкатилась через парадные двери.

— Сколько раз тебе повторять, персонал должен проходить через чёрный вход.

— Не всё равно ли, — даже если бы синтетическая речь могла передавать эмоции, Лиза говорила бы монотонно.

Разум её был столь же оторван от живых, как и тело. Первые дни знакомства Кэтти думала, что Лиза — подсадная утка. Что на самом деле она робот с совершенно искусственными мозгами. Казалось, ничто в этом мире её не волнует, а работа в кафе, как и возможность быть тем, кто она есть — необходимость, а не благо. Лиза не желала ни с кем дружить, а выходные предпочитала проводить дома. Ходили слухи, что она даже пыталась повредить себя, чтобы вынудить родителей отключить её жизнеобеспечение. Если спросить Кэтти, она всецело верила в эти разговоры. Лиза оказалась в кафе из-за неудачной попытки самоубийства, по мнению Кэтт, таким здесь не место, ведь где-то в мире есть человек, который действительно любит и хочет жить, пусть даже заключённым в теле робота.

— Мне не всё равно, не знаю, почему тебя ещё не уволили! — Кэтт специально прибавила громкость почти на максимум, отчего динами противно задребезжали.

— А мне всё равно, — продолжая катиться ответила Лиза.

Она схватила с барной стойки подготовленные листовки и тут же вышла прочь. Сегодня была её очередь раздавать рекламу. Тем лучше для Кэтти, но на всякий случай девушка отправила жалобу на электронную почту, впрочем не теша себя мыслью, что и в этот раз её рассмотрят.

Следующим в кафе прибыл шеф-повар. Не выкатываясь в зал, он включил везде лампы, окончательно разрушив сонливость и волшебство летнего утра. Из-за яркого света окна превратились в зеркальную гладь.

Кэтт расстроенно обвела взглядом свое отражение: гладкое тело, больше похожее на мусорный бак, чем на человека, словно в насмешку приделанная сверху овальная “голова”, напоминающая футбольный мяч с экраном и торчащие снизу колёсики, совсем как у офисных стульев, но дороже и надёжнее. О новомодных причёсках теперь остаётся только мечтать. Никто не будет делать роботов, даже таких, как Кэтт, похожих на людей, это просто нецелесообразно. Человек не может носить в руках сразу десять полных подносов, не может заварить чай внутри себя, не может подогреть пиццу, если она остыла из-за интересного разговора, а такие как Кэтт могут.

— Чего загрустила? — девушка не заметила, что Ник какое-то время смотрел на неё, — Тебя за шестым столиком заждались…

И правда, Кэтти обернулась и заметила изучающую меню парочку. Проверив, убавила ли она громкость, девушка покатилась к столику, но Ник окликнул её:

— И не грусти, обещаю, дальше будет только лучше!

Смущённо девушка провернулась вокруг своей оси, словно танцуя.

2

Удивительно, как детская дружба перерастает в подростковую влюблённость. Казалось, ещё вчера они вместе пускали бумажные кораблики, а сегодня она рядом с ним и пару слов связать не может.

С замиранием сердца Катя ждала Никиту у школьных ворот. Её уроки сегодня кончились чуть раньше, но так хотелось пойти домой вместе с ним.

— О! Картавая, тебя, небось стоит ждёт, Ник! — девушка обернулась и тут же смущённо отвернулась обратно: это кричал один из новых друзей Никиты.

Кате не нравилась эта кампания, если Никита идёт домой с ними, то лучше бы ей самой провалиться сейчас сквозь землю. И ведь он даже не пробует заступиться!

— Не дразни её, она меня ждёт! Не нужен ей твой Никита! Можете взяться за ручки и бежать в закат, — это из школы вышла Лена, она отвесила задире звонкую затрещину и невозмутимо направилась к Кате, — Не обращай внимания, они просто не знают, как бы ещё так вывернуться, чтобы ты посмотрела в их сторону.

Свою спасительницу Катя любила: красивая, высокая, смелая, Лена никогда не лезла за словом в карман, и всегда была готова вступиться за друга. Казалось, они дружат кучу лет, хотя на самом деле чуть больше года.

Глянув поверх плеча подруги, Катя поймала Никитин смущённый взгляд. Встретившись глазами, подростки тут же одёрнулись, словно от удара током. Парень отвернулся и пошёл вслед за компанией грубиянов, всё ещё кричащих что-то обидное.

— Чем займёмся, — улыбчиво спросила Лена.

— За углом продаются красивые пи... — Катя на всякий случай убедилась, что Никита с компанией уже ушли достаточно далеко, чтобы не слышать её, — Пи`гоженные! Давно хочу их попробовать.

Заметив смущение подруги, Лена ласково приобняла её за плечи:

— Не смущайся, твоё произношение очаровательно! В нём нет ничего плохого. Звучит, будто ты француженка. Не знаешь, бывают рыжие француженки?

Смеясь они отправились в кафе. И ели самые вкусные пирожные в жизни Кати. Долго время она хранила о том дне тёплые воспоминания, пока они не стали причинять ей боль.

6

На улице стало совсем светло, и в окна теперь, вместо отражения интерьера кафе, хорошо просматривалась оживлённая улица. Прохожих уже не удивляла выцветшая табличка: “Все сотрудники кафе — роботы” и Лиза, лениво протягивающая листовки. Кэтти помнила, какой ажиотаж был на открытии, с тех пор у них никогда не было так много посетителей. Впрочем, это кафе никогда не предполагалось коммерчески выгодным, скорей позиционировалось, как благотворительное.

Но еда в нём была не так уж плоха, потому несколькими десятками постоянных клиентов местечко обзавелось и вполне окупилось. Гости различали роботов по встроенным бейджам, а в остальном весь персонал кафе даже для тех, кто приходил сюда каждый день, был “на одно лицо”.

Кэтти мало заботило приносит ли кафе прибыль, ей нравилось, что есть куда ходить по утрам, и нравилось, что Ник выбрал столик именно здесь.

Близилось время обеда, и в кафе стягивались клиенты, что работали где-то неподалёку. Входная дверь в очередной раз распахнулась, впуская хорошенькую девушку в длинном шифоновом платье. Сквозь летящую юбку при каждом шаге вырисовывался силуэт длинных стройных ног. Быстро оглядев зал, гостья скользнула к столику Ника, попутно ловя на себе восхищённые взоры.

Кэтти ревниво смерила посетительницу взглядом и с досадой подумала, что у неё самой ноги ничуть не хуже, если бы они только работали… Девушка о чём-то спросила Ника и тут же обернулась на Кэтт. Лицо её выглядело смутно знакомым. На секунду в её глазах скользнул смешанный с жалостью испуг, но она тут же поборола его и тепло улыбнулась, подзывая официантку рукой.

— Это твой сюрприз! — Ник светился от счастья, рядом с этой девушкой он вдруг собрался, пригладил волосы и расправил рукава рубашки, которые обычно на работе всегда закатывал.

— Катя, не узнаёшь меня? — бойкий смешливый голос девушки мгновенно пробудил воспоминания Кэт.

— Лена? — механический голос однако не выдавал никакого удивления.

Девушка склонила голову на бок и осторожно, словно спрашивая разрешения, коснулась гладкого бока робота.

— Знаешь, я скучала, — неуверенно прошептала Лена, — Прости, что бросила тебя в такое время.

Кэтт замерла, скованная внезапной оторопью, она не знала как реагировать. Не чувствовала тепла ладони, не могла улыбнуться, не могла расплакаться, броситься подруге на шею и просить ей всё-всё-всё на этом свете. Могла только холодно сказать:

— Ничего страшного.

Навечно спрятанная внутри искусственного тела, Кэтт словно запертая в высокой башне принцесса. Вот приехал её принц, но балкон так высоко, земля так далеко, что спаситель даже не может разглядеть и не может услышать, как она рада его видеть.

3

“Спиноцеребеллярная атаксия 1 типа (SCA 1) — тяжелое нейродегенеративное прогрессирующее заболевание с поздним возрастом манифестации, наследуется по аутосомно-доминантному типу; клинически характеризуется сочетанием нарастающих расстройств координации движений с признаками мультисистемного поражения головного и спинного мозга,” — спокойно, словно её это не касается, Катя скользила взглядом по экрану смартфона, но дойдя до клинической картины заболевания не выдержала и заблокировала экран.

— Катя!

На секунду девушка замерла, не понимая, показалось ей или Никита действительно только что позвал её. Неуверенно она обернулась. Парень стоял совсем рядом, впервые за два года он вот так говорил с ней, даже не побоялся громко позвать, хотя они стояли на школьном дворе, и его дружки в любой момент могли выйти и застать их вместе.

— Чего тебе? — осторожно и очень тихо, так что до Никиты не долетело ни слова, прошептала Катя.

— Знаю, я был засранцем. Я… — юноша сделал шаг, затем ещё один, но осторожно, словно боясь спугнуть, — Я хочу извиниться. Можешь побить меня, если хочешь.

Бить его — последнее, что хотелось.

— А твои д`гузья не будут меня дразнить?

— Не друзья они мне больше, надо было давно с этим разобраться. Но мне так хотелось быть крутым. Глупо, да?

Рассмеявшись, Катя кивнула, Никита вдруг приблизился и взял её за руку. По спине пробежал разряд, девушка не была уверена, это симптом её болезни или любви.

***

Дни утекали, как песок сквозь пальцы. Сперва Катя была уверена, что у неё получится хотя бы окончить университет, но к концу одиннадцатого класса она уже не могла ходить самостоятельно. Выпускной встречала в коляске. Как прежде крепко Никита держал её за руку, так он сейчас держался за ручки инвалидного кресла.

— Никита, это необязательно, у неё же элект`гоп`ивод!

— Ник, лучше зови Ник, Никита, это как-то по-детски. И мне совершенно несложно.

— Тогда покатай нас вместе! — Ленка осторожно села Кате на колени и обняла её, — Скажи, если вдруг тебе станет тяжело.

С трудом поднимая дрожащие руки, Катя обхватила подругу за талию и попыталась прижать, но на этом запас её сил кончился.

— Мне совсем не тяжело, ты очень лёгкая. Шеф, гони!

Ник помчал коляску вперёд, сквозь парк зелёных яблонь и жёлтых одуванчиков.

***

Кате не хотелось, чтобы друзья видели, с каким трудом ей удаётся двигаться, как тяжело получается дышать, как мучительно медленно тянется она к рычагу управления коляской. Теперь она для всех обуза. Будущее становилось мрачней с каждым днём и тенью падало на прошлое, омрачая счастливые воспоминания. Теперь уже никогда не будет так, как прежде. Даже завтра будет хуже, чем сегодня.

Лена поступила в другой город и уехала. Сперва писала каждый вечер, но затем сообщения стали всё реже и реже. Так и занятый на учёбе Ник уже не мог себе позволить приходить в гости часто. Не сказать, что Катя расстроилась.

Пусть лучше запомнят её здоровой.

В ужасе она смотрела на своё отражение в зеркале: серая бумажная кожа, тёмные круги под вечно красными глазами и торчащий рыжий ёжик волос. Длинные волосы пришлось остричь, теперь когда она уже почти не вставала с кровати, они противно сваливались и впитывали пот.

***

Новый Год праздновали вместе: Лена приехала за пару дней и помогла Кате украсить комнату. Конечно, она в итоге всё делала сама, но как могла пыталась подключить прикованную к кровати подругу: спрашивала, ровно ли висит гирлянда, красиво ли смотрится здесь эта снежинка и не лучше ли, если вместо звезды венчать ёлку будет полумесяц.

— Скажи ещё что-нибудь, с этой штукой ты звучишь очень футуристично, словно путешественница во времени, — девушка забралась на кровать и резала что-то из цветного картона.

Катя тяжело вздохнула, даже с помощью синтезатора речи разговор требовал усилия.

— Я думаю, что звучу ужасно, словно старый автоматический переводчик… — долгая пауза и хриплое дыхание, от которого спина Лены покрывалась мурашками, но она продолжала вырезать, спокойно ожидая, — Но даже они нынче более эмоциональны. Зато буква эр больше не проблема.

Непонятно, шутила Катя или говорила это с грустью. Уголок рта её медленно пополз вверх. И Лена облегчённо улыбнулась в ответ.

***

Ранней весной, когда солнце ещё не набрало достаточную силу, чтобы растопить залежавшиеся с зимы сугробы, Катя отправила Лене письмо, чтобы больше никогда к ней не приезжала. Точно такое же она отправила Нику. Она ненавидела страх в их глазах и это дурацкое жалостливое выражение, с каким друзья смотрели на неё. Как испугался Ник, когда она первый раз при нём поперхнулась. Как напряжённо смотрит в экран Лена, ожидая, пока Катя закончит предложение, в их короткие видео-звонки. Она хотела прекратить это как можно скорей, пока болезнь не превратила её в безжизненно уставившись в потолок овощ, ожидающий, когда даже сделать вдох станет непосильной задачей, когда у сердца не останется сил биться.

Лена так и не ответила. Позже Катя просто удалила её контакт отовсюду, чтобы из жалости к себе и скуке по прошлому не написать снова.

Никита прибежал в тот же вечер, но Катя запретила его пускать. Юноша так и ходил, сперва каждый день, а затем раз в неделю. Девушка прислушивалась, как он тихо говорит на кухне с её родителями, и больше всего в такие моменты ей хотелось выкрикнуть его имя в полный голос.

***

Едва сугробы растаяли, в спальню влетел Катин отец, он торжественно распечатал конверт и выразительно начал читать:

— Сеть экспериментальных робо-кафе предлагает вам сотрудничество на благотворительной основе! — посмотрел на дочь, лицо которой застыло с одним и тем же выражением, — Это наш шанс, Катенька! Я уже выслал согласие! Скоро они пришлют оборудование. У них всё самое новое! Твои нынешний аппарат ИВЛ — мусор по сравнению с тем, что предлагают они!

Борясь с тяжестью, девушка моргнула, её губы неуверенно дрогнули и снова замерли без движения.

***

Выкатываясь по утрам из техкапсулы Кэтт боролась с желанием посмотреть налево, туда, где в смятой и мокрой от пота кровати лежало иссушенное девичье тело. Когда-то оно было ей, но не сейчас, сейчас она робот, а эта прикованная к постели незнакомка просто опустевшая оболочка. Единственное что их связывает — мозг. Хитроумным способом подключённый к серверу, он отдаёт команды искусственному телу Кэт. И только благодаря этому она может просто уйти из спальни, не оборачиваясь на обвитую трубками, датчиками и катетерами парализованную Катю.

Ей дали второй шанс, возможность жить чуть лучше, пусть и уже не будучи человеком на все сто процентов. Но разве это важно в таком случае?

Катя лежит в кровати, задушенная аппаратами жизнеобеспечения, убитая огромными дозами антибиотиков и иммунномостимуляторов, несколько раз в день к ней приходит медсестра, чтобы проверить соединение, помыть и обработать пролежни. А Кэтт уходит на работу, наслаждается сменой времён года и улыбками прохожих, пусть она многого лишена, но это всё же гораздо больше, чем есть у Кати.

7

Смена пролетела как одно мгновение. Узнав, что к коллеге пришла подруга, с которой они не виделись несколько лет, остальные официантки распределили между собой столики, которые Кэтт должна была обслуживать. Даже Лиза не осталась в стороне, лишь обронила своё обычное “Мне всё равно”.

Перепробовав всевозможные десерты, Лена не прекращала болтать ни на секунду. Казалось, она решила пересказать всё, что произошло с ней за эти годы. Кэтти была рада слышать и видеть её снова, и очень боялась перебить. Боялась, что это всё ей только снится, что сейчас она проснётся и Лена исчезнет.

Вечером они вместе с Ником провожали Кэтт домой. И это было почти как раньше, только тёплый летний ветер не играл в волосах, не грели кожу лучи закатного солнца. Но разве всё это важно, если рядом два самых близких человека и можно просто быть рядом и слышать их беззаботную болтовню.

У самого порога Лена вдруг замялась, переглядываясь с Ником, она неуверенно начала:

— Нам нужно кое-что сказать тебе. Прости, что не сделали этого раньше. Я боялась ранить тебя. Всё ещё боюсь, но… — девушка снова мельком взглянула на Ника, набрала в грудь побольше воздуха и произнесла на выдохе — Мы помолвлены. Я и Никита. И приглашаем тебя на нашу свадьбой свидетельницей. И со стороны жениха, и со стороны невесты.

Слова звучали раскатисто, словно гром среди ясного неба. Кэтти застыла на секунду. А что она думала? Что он будет всегда только с ней? С ней такой? С холодным роботом, даже отдалённо не напоминающем женщину? Конечно, Нику нужны нормальные отношения, нормальная семья… Дети...

— Со свадьбой, Ник… Никита, — Кэтти постаралась вложить в голос весь спектр сжигающих её изнутри эмоций, но неприспособленная к чувственным порывам электроника искусственных связок прозвучала как всегда механично и холодно,— И Лена! Желаю счастья вам обоим!

Кэтт так хотелось, чтобы слова звучали искренне, от всего сердца, пусть даже бьющегося так слабо и не в этой обшитой каркасом груди. В груди Кати. Да, она не сможет обнять своих друзей, не сможет быть с ними везде и всегда, да ей обидно и завидно, что не она, а Лена будет стоять перед алтарём рядом с Никитой. Но она увидит их свадьбу, увидит их счастливую взрослую жизнь, сможет нянчить их детей, слышать их смех, делиться с ними радостями. Пусть ограниченно, не так как все нормальные люди, но разве от этого будет любить своих друзей меньше?

***

В спальне наверху, ловя бледной кожей тонкие лучи уходящего солнца Катя наконец нашла в себе силы улыбнуться. Ненадолго, но смогла. За много лет она впервые была действительно счастлива.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
0
489
13:23 (отредактировано)
+1
Во-первых, это явно слёзовыжимательная фигня для девочек, во-вторых, здравствуйте, автор! Рассказ повествует о девушке-инвалиде, которая работает в футуристичном кафе за возможность иметь тело робота. Весь рассказ — скучный пересказ её жизни с мелодраматичными страданиями то о хахале, то о подруженьке, сдобренные жалостью к себе.
Автор хотел сыграть на чувствах, но не вышло, сейчас объясню почему. Героине не сопереживаешь, ведь она насквозь картонная, вы попытались придать ей живость, добавив картавость, но это только сделало её ещё более плоской (хотя куда уже).

Теперь по тексту.
Что на самом деле она робот с совершенно искусственными мозгами.

Это вообще к чему, какие мозги?! Только запутали!
Ветка этой Лизы уходит в никуда, как и упоминание шеф-повара. По мне вообще можно было ничего не писать конкретного об этих персонажах, только знаки потратили.
Кэтт расстроенно обвела взглядом свое отражение: гладкое тело, больше похожее на мусорный бак, чем на человека, словно в насмешку приделанная сверху овальная “голова”, напоминающая футбольный мяч с экраном и торчащие снизу колёсики, совсем как у офисных стульев, но дороже и надёжнее.

Что это за ленивый приём? Так нельзя делать! У вас, автор, не хватило фантазии придумать что-то оригинальней?!

Много «был»ок на квадратный метр текста в начале шестой части.
Повторения, стилистика ужасная.

В итоге мы имеем скучный рассказ о подростковых страданиях, в который автор щедро сыпанул роботов для разнообразия и намудрил с нумерацией, видимо, чтобы сделать хоть какую-то попытку в оригинальность. Скучно, нудно, коряво.
И это я ещё даже не касалась ошибок и опечаток, которые тут в избытке. Но не вижу смысла говорить о них, поставленные туда запятые не добавили бы рассказу ни интересности, ни художественной ценности.
Да рассказ даже заканчивается, как типичная бабская драма — свадьбой! Автор, попробуйте почитать что-то кроме женских романов!
09:18
+3
Маша, вступай в наш клуб. Я тебе сделаю скидку на членские взносы.
09:37 (отредактировано)
+1
Боюсь, я могу так критиковать только очень узкий круг произведений :3
И вообще, я свободный комментатор, которого может позволить себе каждый.
01:33
+2
Главы в рассказе перепутаны, как карты в колоде.
И вода, конечно. Вода, вода, кругом вода…
И название — плохое название.
Если бы автор не пытался выдавить из читателей жалость, а преподнес бы все факты немного по другому, веселее, что ли, то хороший бы рассказ получился. Задумка-то интересная
20:54
+2
Ну это не рассказ, а всего лишь имитация рассказа… no
12:59 (отредактировано)
+2
Фантастика — 0,
Мелодрама — 10.
Как итог, слащавое дерьмицо в футуристическом сеттинге, которое, как мне кажется не понравится никому. Уж слишком часто в последнее время стали смешивать эти два жанра и получается что недовольными оказываются и любители фантастики (тема будущего никак не раскрыта), и поклонники мелодрам, так как «Happy End» отсутствует. Автору хочу порекомендовать перестать экспериментировать с жанрами. Для того, чтобы история получилась трогательной и интересной не обязательно переносить действие в будущее.
16:24
+2
наполненным мягким обволакивающим сумерком.

Дорогой автор, не стоит совать свой “сумерк” под нос читателю при первом знакомстве.
выеденные кофем темные пятна

… и с кофем тоже надо поаккуратней — оно ж пятна выедает.
Итак, у нас тут история болезни и трансформации Кэтти. Она с детства картавит, подвергается гонениям, в юности узнает о страшном диагнозе, но получает новое тело и интересную работу, а в финале ее ждет свадьба… Не спеши радоваться, наивный читатель. Эта история не так радужна, как могло показаться.
Родители не сподобились парализованной дочке голову помыть, но без лишних сомнений запихали ее разум в ведроида на колесах. Еще бы, у их бестолковки наконец появится нормальная работа и халявная сиделка!
Между тем у кафе, в котором вместе с товарками по несчастью пашет Кэтти, посетителей с гулькин нос. Единственный постоянник — ее бывший Ник(ита). Видимо, вся эта ресторанная сеть держится на благотворительных взносах.
В каком гитлер-лэнде могли посчитать хорошей идеей заставлять паралитиков управлять роботами, выполняющими примитивную работу? Зато на воздухе и с людьми, ага.
Тема хромой собачки раскрыта и перекрыта. Минус.
14:43
+1
Отвратительная занудная хрень, которую я с большим трудом осилил до конца. В самом начале буквально поток ванили, типа-загадочности (нет, это не загадочно, это вызывает недоумение)
Ник пришёл сюда вслед за Кэтти, хотел поддержать после всего… Кэтти же была в кафе с самого его открытия. С тех пор, как её жизнь круто изменилась. Это кафе и Ник — эти две вещи всегда поддерживали девушку, позволяли ей чувствовать себя живой.
Ага, и всё время работает за планшетом. Офигенная поддержка, ничего не сказать.
От этого движения, волнистые тёмные пряди волос непослушно упали ему на лоб, и Кэтт невольно залюбовалась.
БОЛЬШЕ ВАНИЛИ!
Новомодные причёски вызывали у неё дикий восторг, это она уговорила Ника сделать себе одну из таких.
Ну и что за причёска была у Ника?
— Придумал что закажешь, Ник

Как повелительно прозвучало. Подскажу – тут нужен вопросительный знак.

А ещё тут, видимо, в остром приступе модернизма автор решил аки Тарантино распихать происходящее, не соблюдая хронологический порядок. Проблема в том, что Тарантино это делал для выразительности, в результате чего фильм хронологичически начинался и заканчивался одной и той же сценой, которая, однако, воспринималась совершенно по-разному в начале и конце. Здесь же… а здесь оно просто порублено на куски, перемешано случайным образом и всё.
Разумеется, получилось отстойно.

Жалкая попытка написать НФ разваливается из-за полного отсутствия мотивации, логики и прочих интересных вещей. Например, Кат-Катю зачем-то пихают в уродливое тело, хотя любой нормальный директор ресторана потрудился бы запилить нормального андроида, чтобы посетителям было приятно смотреть. Эх.
Естественно, идея отсутствует, а о выразительности эмоций и художественных образов остаётся только мечтать. Печальбеда.
В общем, неуд.
00:44 (отредактировано)
+2
Во-первых, автор, не принимайте все комментарии близко к сердцу. Часть их или все могли быть куплены.
Во-вторых:
Кэтти не любила включать лампы, если ей выпадала утренняя смена. Казалось, что искусственный свет разрушает невидимую магию: 

О, да. Только у меня такое в сумерках. Красиво сказано.
Итак, что мы видим? История о больной девушке. Ей грустно одной, но она отпускакт друзей. Чтобы не мучились.Из-за болезни она теряет способность двигаться.
Когда сказали, что двое лучших друзей помолвлены, она не злится, не обижается, не находит в себе силы улыбнуться. Она действительно улыбается. На самом деле счастлива. Ей будет трудно видеть чужую жизнь, но она понимает, что них есть будущее, а у нее — нет. Этот поступок заслуживает уважения.
Есть некоторые ошибки. Автор, не обижайтесь, они вам помогут:)
Ошибки:
Молодой человек наконец оторвался от экрана планшета, поднял голову, посмотрел на Кэтти, и улыбнулс

После «Кэтти» не нужна запятая.
От этого движения, волнистые

Тоже самое
— Придумал что закажешь, Ник — Кэтти поморщилась от слишком резкого электронного голоса и мысленно убавила громкость.

Нужно:
— Придумал, что закажешь, Ник? — Кэтти поморщилась от слишком резкого электронного голоса и мысленно убавила громкость.

О! Картавая, тебя, небось стоит ждёт, 

«Небось» не выделяется запятыми. А два глагола одного времени точно стоять не могут рядом без запятой.
Лена никогда не лезла за словом в карман, и всегда была готова вступиться за друга. 

Лена не лезла и была готова заступиться. Запятая не нужна.
Смеясь они отправились в кафе

«Смеясь»- деепричастие. Они всегда выделяются запятыми.
На улице стало совсем светло, и в окна теперь, вместо отражения интерьера кафе, хорошо просматривалась оживлённая улица.

Думаю, " вместо отражения интерьера кафе" не надо выделять запятыми.
Кэтт замерла, скованная внезапной оторопью, она не знала как реагировать.

«Как реагировать „- придаточное. Перед “ как» запятая
На секунду девушка замерла, не понимая, показалось ей или Никита действительно только что позвал её

Перед «или» запятая.
Пишите, автор, дальше:)
11:37
+2
Вы только не расстраивайтесь, у вас в целом хороший рассказ, просто конкурс это такой, что кое кому вольготно тут и оценивается не рассказ, а способность потопить конкурента или вытянуть себя, игра на порядочность и многие её проиграли, а шероховатости… их же убрать можно smile
19:26 (отредактировано)
+2
Спасибо, хоть кто-то поддержал бедного автора, у меня есть информация, что он так расстроен, что падает в обморок и рвёт волосы на себе и шерсть на коте одновременно! crazy
19:54
не думаю, всем наплевать на это похоже, хотя не всем, некоторые из кожи лезут
06:00
+2
Тогда я не буду терзать его дополнительно и ограничусь только тем, что мне рассказ не понравился — пресно и на читателя давят.
Хотя могу отметить, что про роботов для телеприсутствия неприлично мало вспоминают. В этом отношении, конечно, хорошо, что автор попытался заткнуть эту дыру.
08:33
+1
Ну вот, авторский кот совсем облысел! Ощипан, как гусыня!
08:50
+3
Поздравляю автора, у него теперь сфинкс.
Пусть он переживает поменьше, в его группе были рассказы намного хуже. А задумку про девушку, которая из-за болезни оказалась вот в такой ситуации, можно сохранить и переделать. В отличие от некоторых других.
21:48
+2
Автор всё равно считает свой рассказ самым лудшим. Кот от бессилия соглашается.
Загрузка...
Константин Кузнецов