Эрато Нуар №1

Крылья орла

Работа №41

Деревня ждала мужчин. Они ушли в сторону восходящего солнца, край Одина, на богатые тюленем острова. И пока Асвинд не наслал непогоду, охотники должны были вернуться. Подношения хранителю льдов даны были щедрые, но кто предскажет суровый нрав повелителя стихий. В ожидании, поселение жило размеренной жизнью. Вокруг углублённого в землю длинного строения, с крышей укатанной дёрном, бегали ребятишки. С криками и воплями, устраивали кувырки и покатушки от дымовых ставен до самой земли. Чуть в стороне, паслись молодые тельные коровы, осторожно поджимающие ноги, не давая телятам тыкаться в натруженные соски. В низине, у болотца, вальяжно прогуливались гуси и резвились поросята. Молодые девки ушли на сбор ягоды в ближайший лесок, раскинувшийся в распадке у фьорда. Женщины, вели нехитрое домашнее хозяйство.

Старуха мать сидела у входа и глядела на сгущающиеся тучи. Перебирая заскорузлыми пальцами шерсть, молила Асвинда и Тора придержать свой норов, дать мужчинам вернуться.

- Норманны! – От берега бежал мальчишка: - Викинги, я видел парус, они плывут сюда.

- Дисы разгневались, - вставая, пробурчала старуха, - ну чтож, порадуем Одина.

К берегу пристал разбойничий драккар. С воем с борта, посыпались вои и ринулись на берег. Неистовую толпу крепких мужчин, встречали женщины и дети вооружённые копьями и топорами. Полуголые берсерки, с налитыми кровью глазами, брызжа слюной, рубили всё на своём пути, прокладывая дорогу к деревенским хранилищам. Резня окончилась быстро, оставив после себя убитых и раненых от фьорда до горевшей деревни. Викинги торопились, главное успеть выйти из залива до начала шторма. Вынесли мешки с запасами, не трогая скот, споро погрузили и отчалили. Бегущие из леса девки лишь проводили уходящий драккар.

Росла волна, усиливался ветер, порывы вспенивали гребни и гнали на прибрежные скалы. Охотники, лавируя между островков, осторожно, на вёслах входили в высокие ворота фьорда. Внутри прибой потерял силу, лишь грузное дыхание воды размеренно поднимало и опускало пару рыбацких стругов. Мужчин никто не встречал, берег был пуст. Лишь странно светились огни в деревне, да пылало несколько костров, на фоне которых маячили редкие фигуры. Почуяв неладное, викинги ринулись к поселению.

Уцелевшие мальчишки залили горящие постройки, теперь помогали раненым. Девки снесли убитых в главную центральную комнату и, сдвинув столы, уложили на покрытый горелой соломой пол. Старуха так и не выпустила пучок шерсти, в беззвучном рыдании дёргались плечи. У ног лежат двое внуков, у обоих вспорота грудь. Над ними стоит младая валькирия, старательно затягивает узлы толстых кожаных доспехов.

- Инга, как это? Кто? – Спросил подошедший воин.

- Норны, - зарыдала валькирия.

Сборы не заняли много времени. Охотники вернулись к стругам, сбросили наземь добытых моржей и тюленей. Более сильные и опытные сели за вёсла и ушли в погоню. Остальные вернулись в деревню, забрав нескольких женщин, ушли на поиск по берегу. Слова старшего подтвердились, из-за шторма разбойники вошли в ближайший фьорд, силуэт корабля отсвечивал в редких лунных бликах. Требовалось выждать время, нужен предрассветный туман, и они дождались…

Небольшой драккар, на двадцать пар вёсел, стоял под прикрытием скал глубокого фьорда. Вверху, над вершинами неистовствовала непогода. Порывы ветра сбрасывали вниз большие заряды воды и снега. Штормовая волна злобно била по внешней прибрежной полосе. До судна доносились лишь отголоски рассвирепевшего моря, запоздалым эхом опускало и поднимало кораблик. Команда, под прикрытием зарифленного паруса пила разогретый эль и терпеливо ждала окончания непогоды. Тихая глубокая волна мерно качала драккар, вместе с темнотой навязчиво нагнетала сон. Шум далёкого прибоя и лёгкий свист порывов верхового ветра дополняли усилия волны. Стоящие на страже викинги боролись с дремотой, остальную команду уложили вповалку повелители сна и увлекли в прекрасное путешествие. Даже падающий снег и моросящий дождь не могли помешать уставшим воям. Сидящий у маленького костерка викинг, постепенно опускал рыжую бороду на могучую грудь. Ударившись головой об уложенную мачту, резко дёрнулся, встал, осмотрелся по сторонам. Тихий непрерывный свист успокаивал, хотелось залезть под парусное полотнище и выспаться. Хрут – викинг потянул носом воздух, до окончания шторма оставались считанные часы. Воин хрустнул шейными позвонками, нагнулся и поднял ендову с остывшим элем. Сделал хороший согревающий глоток и замер. На вершине скалы, на фоне плывущих туч, в ореоле сквозящего лунного света что-то блеснуло. Он не мог ошибиться, он видел это. Легкий блик и размытая тень быстро скользнула вниз по скале. Хрут решил разбудить Болли, самого свирепого берсерка. Постоял, послушал и, не услышав всплеска воды – передумал. Ещё раз осмотрел еле различимую кромку утёсов, решил проверить берег, благо до него не более двух длин весла. Он скинул доспехи, снял с борта щит и осторожно спустился в воду. Через пару минут Хрут ощупывал скользкие камни под тем местом, где видел скользнувшую тень. Неожиданно что-то острое и холодное коснулось шеи чуть ниже затылка и придавило лицом к мокрому утёсу.

- Вякнешь, пукко проглотишь, - донёсся сверху тихий хрип, - сколько вас на корыте?

Хрут не был прирождённым воином как Болли, он простой скотовод, сразу захотелось домой. От страха он начал барахтаться, по шее потекла тёплая струйка.

- Не дёргайся, - прохрипели над головой, - а тихо и внятно отвечай.

- Двое убитых, пятеро ранены, - дрожащим голосом, торопливо зашептал викинг, - а было сорок.

С тихим плеском сверху что-то упало. Лезвие под затылком больно дёрнулось, по телу Хрута скользнула верёвка. Воин пожалел, что оставил нож.

- Ну да, - усмехнулись сверху, - вы мастера с девками и ребятишками воевать.

Накинутая на шею верёвка начала затягиваться, Хрут машинально, двумя руками, попытался ослабить петлю. Но его уже тащили вверх. И лишь ноги трепыхались в разные стороны, да голова билась о каменные выступы. Подняли его быстро, так же споро связали по рукам и ногам и звонко ударили по морде, приводя в чувство. Хрут открыл глаза. Над ним, заслонив отблеск луны, склонились трое здоровых воев.

- Ну что тать, - раздался душераздирающий рокот голоса незнакомца, - делать с тобой как?

- Живота прошу, - залепетал Хрут, - дети у меня, маленькие.

- А ты смотрел на детей, когда грабил.

- Я не грабил, - заплакал пленник, - я драккар охранял. Славны вои, пощадите.

Огромный обладатель страшного голоса небрежно отпихнул в сторону связанное тело и направился до своих спутников. Только сейчас удалось разглядеть маленький костерок под прикрытием камня, толпу вооружённых мужчин, среди которых промелькнуло несколько женщин в кожаных доспехах. Хрут осторожно приподнялся, постарался усесться поудобней, чему мешали стянутые за спиной руки.

- Если Асвинд смилостивился и пропустил, то наш струг уже должен запереть фьорд. – Донёсся до слуха рокочущий голос.

- Всё, выходим, - крикнул старший, - Инга, присмотри за этим.

Вои, тихо бряцая оружием, пробежали в сторону залива. Оставшаяся валькирия приблизилась к Хруту. Викинг только увидел её глаза – взмолился к Одину о скорейшем пути в Вальхаллу. Инга перевернула тело пленника на живот и резким ударом тыльной стороной топора ввела в тупое молчаливое состояние. Затем сняла путы с запястий, привалила неподвижную тушу на скалу и растянула руки, верёвкой охватив камень. Вынула короткий нож и принялась размеренно, поочерёдно отстёгивать рёбра от позвоночника.

Шторм почти прекратился. Лишь изредка резкие порывы вбивали очередную волну в устье фьорда. Проснувшаяся команда рассаживалась по местам у вёсел. Из-за встречного ветра, мачту ставить не стали.

- Где Хрут? – Подал голос Болли, - где этот баран.

На окрики и свист никто не откликнулся, лишь из предрассветного тумана, густо залившего все низины, прилетела запалённая стрела и воткнулась в парусину зарифленной мачты.

- Налега-ай, - закричал старший.

Из бортовых окон под закреплёнными щитами начали выскакивать вёсла. На звук полетел град стрел. Шхеры – мелкие островки, заполнявшие фьорд, мешали поставить парус и быстро уйти. Викинги под прикрытием щитов, пытались оторваться от невидимых лучников. На выходе преследователи отстали, или драккар затерялся среди островов. Ингмар – старший берсерк подсчитал потери, осталось пять пар вёсел. Остальные попали под беспорядочный поток стрел, кто убит, кто с трудом пытался выдрать наконечники из ран. Кто-то начал перетягивать раны и оттаскивать мёртвых в носовую часть.

Туман стал развеиваться, усилился шум прибоя, они были на выходе.

- Ингмар, - закричали с правого борта, - Ингмар, там фрикеры.

Старший посмотрел в сторону, куда указывали викинги. Со стороны моря, из отступающего тумана быстро приближался раздутый парус с нашитой руной «габо». Вожак понял – уйти не дадут. Лёгким взмахом вынул широкий скрамасак. Вои бросили вёсла, достали топоры и длинные ножи, выставили вперёд копья.

Приближающееся судно, на полном ходу протаранило потерявший гребцов драккар. Большая часть нападающих, несмотря на копья, ринулась по брошенным абордажным доскам в атаку. Драккар под натиском соперника и хлынувшей в пробоину воды, постепенно оседал и кренился на бок. Команда мстителей зарубила по борту противника канаты, не давая кораблю уйти на дно. На малом пространстве борта и досок шла ожесточённая битва. С палубы нападающих летели стрелы и добивали раненых. Бой закончился так же быстро, как и начался. Ингмар пал одним из первых. Раненых вместе с добычей, нападающие перенесли на свой струг, и под поменявший направление утренний ветер, двинулись обратно в море. Над вершинами фьорда разнёсся трубный голос оповещающий победу.

Вои вышли на край берегового утёса. От воды поднимались волны плотного тумана. Они остановились, снизу доносился деревянный стук, сопровождаемый тихой руганью и короткими командами. Старший рукой указал направление и один из воев пустил запалённую стрелу. Из тумана донёсся крик. Резко застучали уключины вёсел, в точности подтверждая расположение драккара. Викинги пускали стрелу за стрелой, освобождая колчаны, свисающие с плеч. Окончание запаса совпало с удалением корабля. Вои затихли в ожидании. Прошло немного времени, шторм затих окончательно. Вскоре впереди, ближе к выходу из фьорда раздались громкие крики и металлический лязг яростной схватки. Воины прошли ближе к морю, но поднявшийся ветерок, из глубины залива, по-прежнему закрывал туманом то, что происходили внизу.

Прозвучал рёв рога, Конунг известил о победе. Викинги с сожалением развернулись, и весело хлопая друг друга по плечам, дружно двинулись к месту, где оставили Ингу с пленником.

- А сестра молодец, - сказала валькирия, что шла впереди, - знатно встречает.

Взору воев открылась поляна с камнем посередине. Лицом к скале, висел растянутый за руки пленник, с расправленными рёбрами в виде крыльев орла.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
-2
291
20:29
Главный герой очень напомнил финальную сцену из «Форсажа», когда машинки начинают разъезжаться в разные стороны, только у этого героя есть волосы. Что касается сюжета то он погружает во времена, когда Рапунцель жила в замке и не могла выйти. Концовка не порадовала, надеялся, что все умрут. Начало слишком хорошее, очень напомнило сцену из фильма про Лепрекона, когда он выходит из своего убежища, которое находится в дереве. Тексту не хватает печенья, которое можно мокнуть в чай с чабрецом. На половине рассказа хотелось вытащить книжный пульт и выключить. А так в принципе неплохо, не хватает изюминки и ткемали.
15:59
+2
О какой изюминке может идти речь? Автору явно не дают покоя лавры Марии Семеновой. Набеги викингов, резня и схваченные по верхам тогдашние обычаи. Фи, как это неоригинально. tired
23:49
+1
Эпическая картинка — мужик с вырезанными рёбрами в виде орла… Нормоны, норны, викинги… как-то уже поднадоели с этой темой и в литературе и в кинематографе… Ну реально, хватит уже… А этот орёл, итить разьитить, с крыльями… Икар, блин… Какой смысл этого рассказа? Мы все умрём? Или месть должна податься вовремя? Или не гневайте валькирию в женщине? Отрицательный голос!
00:48
+1
Я, честно говоря, в скандинавской мифологии плохо разбираюсь. Может, поэтому не впечатлил рассказ. Все эти викинги и прочее, столько уже про них написано. И жестоко все у них очень…
11:32
этот феномен легко объясним, но здесь писать не буду, не хочется троллям пишу давать для нытья и повод им опозориться тоже, они и так достаточно опозорились
10:19
Монументальный текст. Вот, ващеееееее.
Уныние и скука подступают уже на первом абзаце. Динамика происходящего околонулевая. Кто пошел, куда пошел, зачем пошел — понятно. Не понятно, почему об этом так скучно и сухо написано. Тут, божечки-кошечки, драма жыж! Валькирии, там, тюлени, орлы… свинопасы.
Не. Скука смертная.
Монументальность повествования погубила экшон, а окромя экончика-то, в тексте ничего и нет…
Aed
08:15
Что-то в духе сериала Викинги из которого сделали краткую стенограмму – все сухо и лаконично. И я сильно сомневаюсь, что эти характеристики, могут выступать достоинствами рассказа. Но, к сожалению, других нет.
00:26 (отредактировано)
Смысла у рассказа нет. Что в нем главное — битва? Но почему мы должны сопереживать кому-то, если читатели не вниклись в историю героев, не узнали их?
Почему такое большое внимание на крыльях орла? Какое значение они несут?
Совершенно не ясна смена повествования. Зачем в середине рассказа мы видим происходящее от лица Хрута? Можно было продолжить писать от лица воинов. А так непонятно, чью позицию занимает автор. За кого он?
Проблемы с пунктуацией.
Приведу два примера:
Неистовую толпу крепких мужчин, встречали женщины и дети вооружённые копьями и топорами.

надо:
толпу крепких мужчин встречали женщины и дети, вооружённые копьями и топорами.

Или:
Из-за встречного ветра, мачту ставить не стали

Явно же лишняя запятая.
Рассказ не понравился
Загрузка...
Елена Белильщикова №1