Алекса Ди №1

Чудо Господне

Чудо Господне
Работа №1. Тема: Инквизитор

«Славься Аполлония, прибежище страдающих от болезней зубных! На тебя уповаю, ибо претерпела ты от мучителей своих, лишивших тебя зубов. Как спаслась от мучений в огне, так избави и меня. Пусть горит сердце мое любовью к Господу. Аминь»

Небо епископу казалось с овчинку. Вслед за молитвой он возносил к нему глаза, надеясь, что святая Аполлония разглядит в его взоре истовую веру и пошлет избавление от мук. Да пусть хоть собственными щипцами, которыми и была истязаема, извлечет источник боли!

Движение глазных яблок доставляло неимоверные страдания. Взор застилала скопившаяся влага, от этого вид божьей обители, столь утешительный и любимый, был не обозрим. Хотелось думать, что это не слезы малодушия и слабости, и не капли мерзкого дождя, а сама Аполлония оплакивает его горькую участь. Но то ли святая смотрела не в ту сторону, то ли нечистый ловко перехватывал послание небесам, облегчение не наступало.

Епископ даже сверился с молитвенником, вдруг помутившись рассудком от боли, молится не той святой. Но нет. Все точно: «От зубной боли молиться святой Аполлонии». Это ее язычники подвергли истязаниям, лишив зубов. Она сама взошла на костер.

Какое-то время занимал вопрос: что лучше —страдание от зубной боли, или смерть в огне? Зубы болели невыносимо, а представить самосожжение не получалось — воображение было богато, но не настолько. Да и времени на раздумья особо не было.

Беда не приходит одна, и если тело твое поддалось недугу, то и милости от природы ждать бесполезно, и дела погонят тебя, изнывающего от боли, куда святой Франциск бесов не гонял.

В соседнем городишке ждали для разбирательств по делу о колдовстве. Господь всемогущий, ну какие колдуны, какие ведьмы, семнадцатый век на носу! Святая Инквизиция не первую сотню лет на страже веры, и он сам не в носу копает. Огнем и молитвами давно всех уже…

Ох, как больно — искры из глаз! Был бы заготовлен костер для слуг сатаны, вспыхнул, и факелы не понадобились.

Отец небесный, за что караешь? Крепок в вере своей и предан делу. Но надо что-то менять. Нынче каждый настоятель мечтает о повышении, а добиться его можно благочестием или рвением. Первое обычно ни око не видит, ни зуб не… Ох, даже мысли бередят этот чертов… Прости Господи!

Путь благочестия долгий. Так всю жизнь настоятелем можно пробыть во славу божью. Вот и корчат из себя борцов с врагом рода человеческого, в каждой красотке видят чертовку.

Ничего, разберемся, колдуны там или клеветники, главное, до места добраться, не свалиться где-нибудь в беспамятстве. Каждый шаг упрямой скотины отдается, будто чертово отродье бьет своим копытом прямо в челюсть.

Цирюльник — изверг! Вот кто воистину, приспешник дьявола, битый час ковырялся. Епископ готов был призвать ангела смерти, чтоб тот избавил от мучителя, пару раз даже терял сознание. Нет, чтоб в этот момент взять и выдрать зуб, этот идиот всякий раз, приводил его в чувства, окатывая ледяной водой и обрекая на новые муки. В итоге зуб-то вырвал, едва не вывихнув челюсть, да боль так и осталась.

Надо было предать криворукого живодера анафеме, но пациент был не в том состоянии. А когда цирюльник предложил исправить это, как он назвал, «недоразумение», откуда только прыть взялась в изнуренном пытками теле? Епископ несся восвояси, так, что кони оборачивались. Сам черт не угнался бы за ним, если б ему взбрело это в его рогатую башку. Сейчас бы столько прыти, давно бы уже оказался на месте, а не трясся по ухабам.

На измученного отвратительной дорогой и думами под стать ей накатывала мутная дремота. Тогда дьявол, уменьшившись до размеров блохи, забирался через ухо только ему одному известными тропами прямо в рот. А там пускался в срамной пляс, выстукивая копытцами по зубу ритм боли. Несчастный стонал, но для нечистого это было подобно наигрышу, он входил в раж. По раскисшей дороге конь ступал неровно, седока трясло и подкидывало, выталкивая из сна к яви. В эти моменты дьявол со свистом выскакивал, пробивая дыру в затылке мученика, оставляя за собой болевой след. В этой свистопляске прошли тяготы пути.

У местного настоятеля была единственная привлекательная черта во всей его убогой внешности — молодость. Потому что с годами плешивость, косоглазие и походка нарасшарагу станут еще отвратительнее.

На лебезения епископ кивал, на предложение отобедать мотал головой, а пропустить стаканчик монастырского — снова кивал. Так и продолжалась эта нелепая беседа заикающегося ко всем своим изъянам хозяина и вынужденно онемевшего гостя. Пока дело касалось бытовых вопросов, все, худо-бедно, складывалось. Когда дошли до цели визита, общение зашло в тупик.

Епископ не мог внятно задать вопрос, настоятель, дрожа перед начальством, вконец разучился говорить.

Разводя руками и пуча глаза, следователь пытался добиться, где обвиняемая, чтобы хоть у нее выяснить, в чем преступления перед верой. Настоятель лишь через несколько минут понял, что от него хотят.

— Он-на-а в пы-пы… в пы…

Епископ, теряясь в догадках, сам заглянул в пыточную, но та была пуста, если не считать нескольких кур, устроившихся на дыбе.

— Она вы-пыадва-але.

В подвал не хотелось совсем. Он едва согрелся и, отвлеченный трудностями общения, немного притерпелся к боли. Кое-как спускаясь по скользким ступеням вдоль склизких стен, молился всем святым, чтобы не свалиться и, вдобавок ко всему, не переломать еще руки-ноги. Зубы сводило от звуков: скрежет ключа в замочной скважине, скрип двери, шлепки капель истязали не хуже изощренной пытки.

На куче сломы, спрятав лицо в ладони, сидела худенькая девчушка.

«Тоже мне, колдунья. Дело закрыто», — обрадовался епископ. Осталось составить бумагу по факту отсутствия состава преступления, да и самой преступницы. Ну, выписать десять плетей для порядку. И тут подозреваемая обернулась.

На епископа уставились слезящиеся старушечьи глазки. Радость таяла с каждым мгновением, пока он невольно разглядывал морщинистое лицо, на котором выделялся внушительный размеров горбатый нос, увенчанный бородавкой. Подбородок трясся, беззубые десны словно сжевали поджатые губы.

Епископ мысленно проклял и старую ведьму, и молодого священника: без допроса не обойтись.

Еле разжимая сведенные болью челюсти промямлил:

— Имя?

— Аполлония, — на удивление бодро отозвалась старуха. — Святая.

— Еретичка!

Надежды замять это дело по-быстрому рухнули. Старуха, мало что вылитая ведьма, еще и нахальная самозванка.

— Не веришь!

Будь епископ в полном здравии, он бы одной пламенной проповедью спалил зарвавшуюся, но зуб подло среагировал на поток заглоченного в возмущении воздуха. Боль вышибла все желание возвращать кого бы то ни было на путь истинный.

Старуха вскочила и суетливо засеменила от стены к стене.

— Ну, ладно настоятель зуб на меня имеет. Он совершенно не по моей части. Я ж по зубам, а не… — она бесстыдно хлопнула себя по тощему заду. — Но сам епископ… А потом удивляются: как не поверили сыну божьему, крестным мукам предали? Что мы хотим от язычников, когда сам… А еще молился мне!

Боль была неимоверна. Дьявол в зубе уже не плясал, а вгрызался в десну, рвал, терзал плоть, колол острым, как иглы, трезубцем. В муках епископ мотал головой. Старуха восприняла это за положительный ответ.

— То-то… А как я тебе помогу? Где небо, а где ты? А когда я снизошла, он первый готов меня на костер волочь! А еще епископ! Святых надо знать в лицо!

Сухонькая ручка уцепилась за рясу и потянула вниз. Епископ, к собственному удивлению, покорно опустился на колени.

— А ну, открой рот! — голос не терпел возражений.

Опухшей щеки коснулись сухие пальцы. Епископ вздрогнул — казалось, любое прикосновение усилит боль, но ломота, разворачивающая челюсть, стала сходить на нет, прострелы в ухе стихли, и путь дьявола сквозь затылок перестал пылать огнем. Дребезжащим голоском старуха затянула Аллилуйю. Под скрипучие звуки, словно под колыбельную, бес задремал. Неизвестно откуда взявшимися щипцами она подцепила зуб, ставший бесу колыбелью, и легко вынула. Слезы боли сменились слезами раскаяния, затем, умиления.

Сквозь «дупло» Аполлония, разглядывала малюсенького дьяволенка, заточенного внутри. Тот проснулся и бесновался теперь, колотя лапами в стены своей темницы. Аполлония посмеивалась, поправляя съехавший на ухо нимб. А потом воспарила над устланным соломой полом.

К епископу вернулся дар речи, любовь к жизни, а главное, восхищение пред Господом, пути которого неисповедимы. Вся история его страданий предстала в ином свете: путь боли, дабы обрести откровение. Узрел! Узрел чудо господне воочию! Избран! Не напрасно жил, небо коптил, терпел муки адовы, не подался искушению, не усомнился, хоть и претерпел немало. Но почему он?!

— Постой! — епископ, прямо на коленях пополз к месту, где только что стояла святая. — Почему я?

— В смысле? — Аполлония перестала возноситься и зависла в метре от пола.

— Почему я избран узреть чудо сие? — не унимался епископ.

— Избран он, — усмехнулась святая. — С чего бы это?

Епископ не понимал смысла слов и даже чувствовал себя идиотом. Но восторг не покидал его, поэтому он списывал все на религиозный экстаз, продолжая вопрошать взглядом и блаженно улыбаться. Аполлония только вздохнула:

— Просто зубы у тебя болели? А у настоятеля — геморрой, а это уже не ко мне, это святому Фиакру. Молятся всем подряд, дергают почем зря, а потом еще и…

И продолжая шепеляво ворчать, медленно растворилась в воздухе.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+18
920
06:19
+1
А хорошо. С юмором, ничего лишнего (персонажей, описаний, воды...). Мне понравилось!
07:53
+1
Че-то как-то… мысль улетает. Надо видимо позже вернуться. Много сложных речевых оборотов — отвлекает от повествования.
09:52
+1
Слог и правда тяжеловат, особенно по началу. Пришлось постараться, чтоб настроиться на необходимый темп.
Все круто, и описано здорово, и идея, и сюжет, тяжеловесно, но интересно. Картинка — огонь) Будто от нее отталкивались)
Не могу отделаться от мысли, что читал что-то подобное. По крайней мере там точно тоже про зубы было, и тоже слог был любопытный, в какой-то дуэли.
09:57 (отредактировано)
+2
У Виктории. Про урбана и борщ.
Только вроде зубов не было, а так сеттинг и слог похожи)
19:53
+1
Блин, а ведь точно. У меня лично претензии к автору.
10:09
+2
Про зубы вроде у Марии Черской — письма средневековые, как рыцарю зубы больные лечили/драли. Картинка там с зайчиками была.
10:15
+1
Во, точно! Спасибо, его вспомнил)
10:26
+1
Ага, точно)
Любит у нас народ средневековье )))
10:46
+1
Ладно сделано. Конфетка.
Не поняла, а где тяжелый слог? Читается влёт. С юмором на такую тему, и развязка неожиданная.
11:44
Ну, во-первых, каждому своё. Мне вот о средневековье нравится читать Умберто Эко (очевидно, что такие работы навряд ли появятся на турнире). Во-вторых, бывает такое, не заходит с первого раза, а со второго может и зайдёт.
Я вообще не люблю про средневековье, не моя тема. Так что оцениваю исключительно слог, идею и сюжет. Без пиетета.
12:26
Ну вот видишь, тоже свой взгляд, свой вкус)
Единство разнообразия))
Конечно) Вообще это подразумевается, вроде как, что если ты пишешь комм, ты выражаешь исключительно своё мнение и свой вкус, а не чьи-то чужие unknown
13:29
Так и к чему тогда вопрос про тяжелый слог?))

Кстати, про выражение мнения в коммах я б поспорила, но нафиг надо.
Закономерный вопрос. Я не увидела здесь тяжёлого слога.
11:28
+1
Всё хорошо и очень легко читается. Браво! Литературный язык аки полёт мотылька. Мысли автора изложенные на бумаге стройные и логичные. Действия персонажей понятны и естественны в описываемое время. Пока ещё подумаю, но отмечу для себя этот рассказ.
12:47
+3
ГОЛОС, что тут ещё скажешь. Мастерский рассказ. Мне наконец-то понравилась концовка! Ура!
13:40
+1
Пришло решение.
Мой голос, бесспорному фавориту этой группы! Спасибо автору!
13:49
+2
Смешанные чувства, такое сильное начало, так все красиво, как изящное плетение — очаровало с первых строк. Но потом в этом вот всём великолепии скатиться до геморройного юмора — по-моему, просто лениво. Простите, но так сливать нельзя.
13:52
+2
геморройного юмора

Впервые слышу такое определение, но не буду спорить в подобных познаниях laugh
13:54
+1
вариация от «сартирного» laugh
13:54
+2
Да ладно, ну где тут геморройный юмор? Ну точнее формально-то он есть, но проблема в чем? Вполне органично и нисколько не пошло/глупо.
13:55
никакой органичности не увидела вообще, начало и конец как будто из двух разных рассказов сляпали, ИМХО sad
13:58
+1
Вот с этим согласен. И первую половину нафиг бы выкинул.
18:59
+2
О_О даладна, там насмешливый тон с первых абзацев
19:01
23:49
Слушай, а может в этом и есть секрет, рассказ писали по очереди оба члена команды? laugh
07:01
+1
Письмо дяди Фёдора родителям. Финал собака дописывала
09:05
+1
Лапы ломит, хвост отваливается, кому с таким диагнозом молиться?
09:35
+2
Ветеринару
14:06
+3
Все так хвалят. Наверное, я чего-то не понимаю…
Слог-то хорош, бесспорно. Но ведь скучно. Больше половины истории обсасывается эта зубная боль, то с одного края, то с другого. Апполинария в конце это все слегка разбавила. А так — скучно же.
14:07
+1
Субъективщина. Я вот от того рассказа, что ты проголосовала, едва глаза продрал.
16:08
+2
Естественно, субъективщина. Как и всегда.
14:08
+1
Да, скучно, комиксы будут повеселее! laugh
16:08
Вряд ли )
18:58
хм, вот кстати да… затянуто
19:00
А вот я!!! *и дальше по списку*… Но не в этот раз:)
19:15
+1
Эмм… Не скажу, что я вас поняла ))
15:28 (отредактировано)
+1
Отличный рассказ. Юмор на месте, слог шикарный. Сильный финал. Отдаю этой работе, свой ГОЛОС. thumbsup
15:37 (отредактировано)
+2
Остался неисправленный оборот «от этого вид божьей обители… был не обозрим». Вид — необозрим…
18:57
+2
у кого-то перед объявлением темы болел зуб)))

а вообще, мне понравилось. смех и серьёзность (но насчёт второго я не уверена).
20:09
+1
Мне понравилось. Даже если немного затянут, но слог с лихвой это компенсирует — рассказ пролетел незаметно. Здорово, что интрига по наличию святых, дьяволят и ведьм выдержана до конца. А дьявол, он в мелочах, да.
Одно только не поняла. Почему в «Просто зубы у тебя болели?» вопросительный знак? Опечатка наверное…
21:36
Забавно) тяжеловато было пробираться через описания мук к магическому исцелению. Финал — инсайд ГГ. Но подумать: что он вынес? Что разница между святыми и ведьмами размыта? Так никогда же над этим конфликтом не задумывался. Или что на каждую болячку свой святой? Концовка подводит, что так(
Рассказ на самом деле хороший — так, мысли вслух)
Хех)
Про старушку практически сразу догадался. Слог рюшками вполне характерен для такого повествования. Он придает ему пикантность. Юмор зашёл. В целом неплохо. Вот только на мой взгляд повторения мысли аки воды многовато автор залил. От этого конструкция стала довольно громоздкой и неповоротливой. Читая по десятому разу про чертей под конец уже основательно заскучал. Но финал оч даж зачётный. И текст качественный. Бум читать дальше)
Мне понравилась вторая часть рассказа. Где стали происходить действия, а юмор оживил ситуацию. Первая часть слишком затянута, о чём уже не раз говорили:)
Тема раскрыта достаточно интересно))
16:30
+1
Так-то все нормально, не смотря на некоторую затянутость начала, к середине воспринимается нормально.
Одно смущает — я редко дуэли читаю, но попадается уже вторая дуэль за недолгое время с сюжетом про средневековье и больные зубы (первая у Марии Черской, вроде). Что ж у них там больше ничего не происходит? Видимо это самая актуальная проблема того времени :)
Замечательный рассказ. Зубная боль описана так ярко и образно, что у самого зубы заболели )
Удачи на конкурсе!
01:25
+2
Мне понравилось. Ни сложным, ни затянутым текст не показался. С юмором у автора все в порядке, это несомненно радует
Заглянула в Гугл. Действительно, была такая святая в период раннего Христианства. Ей правда вырвали зубы и правда, она сама вошла на костёр, но от веры не отреклась.
Считается покровительницей стоматологов.
Автор, извини, но на мой взгляд неуместный юмор.
А так слог хорош и описание зубной боли мастерское, аж сама начала её ощущать.

12:05
+3
По вашей логике, вообще никакой юмор не уместен. Над пьяными нельзя смеяться алкоголизм горе. Над смертью нельзя, над болью нельзя, какой юмор по вашему, вообще уместен?
Любой, даже чёрный, даже ниже пояса (в меру). Я больший любитель юмора вообще.
Но вот на религиозные темы не люблю.
Aed
06:02
+4
Боль конечно описана отлично, аж у самого дьявол пытался в зуб забраться – так реалистично все. И это с одной стороны плюс, но с другой минус – слишком уж много ей внимания уделено. Под конец откровенно утомило. Но при этом бедному епископу действительно сочувствуешь и это круто. Концовка, на мой взгляд, немного подвела, слишком уж сильно автор нагнетал, а закончилось все очень быстро. И шутка про геморрой не очень вписалась.
16:53
+1
Алтарь в **опу! Свечу мне в очко! Восхитительный и мрачный рассказ. С концовки поржал laughОднозначно мой ГОЛОС сюда devil
16:26
+2
Остаётся понадеяться, что автор рассказа номер три – Ваш напарник.
Ничего не могу поделать. Всё хорошо (а концовка – и вовсе огонь), но третий мне больше понравился. Как-то ближе тема, что ли. Уж не обижайтесь, дорогой автор. Искренне желаю Вам удачи!
Хех)
А мне первый рассказ очень понра)
Было бы неплохо, ежели бы оба проскочили smile
09:30
+1
«А когда я снизошла, он первый готов меня на костер волочь!» — во-во! Иногда чудеса случаются просто так)
Легкий рассказ, правда простоват. Чуть вязнет в начале на зубах страданиях. Концовка — огонь)))
22:28 (отредактировано)
Ну, эм, хм… Часто я не соглашаюсь с большинством по поводу дуэльных рассказов (если вообще комментирую), это не смущает, но озадачивает.

Слог как раз максимально не понравился. Ну хоть попыточку бы стилизации под Средневековье, ведь совсем не сложно. А так получается анекдот и, раз на эту тему уже говорили, анекдот «геморройный».

Во-первых, все эти отечественные выражения и поговорки от лица явно западного священника, на мой взгляд, погубили всю атмосферу, какая только могла бы быть. «Небо с овчинку» (которое, кстати, фразеологизм, и вот так за здорово живешь разделять его не очень красиво), «видит око, да зуб неймет» (оборот вообще не между делом брошен, а практически сюжетный, перекликается с основной проблемой персонажа), «иметь на кого-то зуб» (та же ситуация), «факт отсутствия состава преступления» (мое любимое), ну и всякие вроде бы невинные вещи, как «надо знать в лицо» и «дергать почем зря» — это ведь почти уровень мультфильмов студии «Мельница» (и это в данном случае не комплимент, хотя первую трилогию про богатырей я прям люблю).

Во-вторых, те, кто назвали слог легким: что вы обычно читаете? Потому что мне прям продираться пришлось, особенно через все эти «обозримые виды», некстати раскиданные запятые, «отвлечение трудностями общения» и иже с ними. Тяжело.

Середина провисает, и провисает она прям круто: настолько круто, что я, два раза прочитав рассказ, только на третий взяла себя в руки и не по диагонали ее прочла. И нет, можно сделать так, чтобы акцент на боли не затягивал повествование и не казался лишним, особенно учитывая, что боль — явление в данном случае сюжетообразующее. Специально достала с полки «Мастера и Маргариту».

Говорили здесь уже и про Умберто Эко, и про шутки на тему религии. Согласна.

И ну кстати, главный герой же вообще никаким боком не инквизитор sad

В общем, пока не понимаю, за что тут отдают голоса. Пойду читать дальше, может быть, и пойму unknown
23:09
После долгих и нудных раздумий — ГОЛОС этому рассказу.
Хорошая тетка эта Аполлония, не вредная.
Загрузка...
Ирис Ленская №1