Маргарита Чижова

​Век фейри

​Век фейри
Работа №1 Автор: Юлия Риа

Мы встретились впервые, когда мне было семь. В тот день я, сбежав от надоедливой няньки, добралась до границы Древнего Леса. На секунду замерла под сенью первых деревьев, собираясь с духом, и смело ступила вглубь.

Мягкая трава пружинила под ногами, теплый ветер играл упругими рыжими кудряшками, а ветки кустов нежно касались подола моего васильково-синего платья, будто желая погладить. Большие, размером с воробья, бабочки порхали перед носом, кружа в одном им ведомом танце, и увлекали меня за собой – в чащу Леса. Я доверчиво шла за ними. Смеялась и морщила нос, стоило одной из прекрасных бабочек пролететь совсем близко от лица.

В тот день я потеряла счет времени. Мне было все равно: куда я иду, и как долго. Волшебный танец увлек настолько, что я едва не сорвалась с обрыва, закружившись в ярком хороводе бабочек.

Меня поймали чьи-то руки. Сильные и крепкие.

– Осторожней, – раздался мягкий голос над головой.

Подняв взгляд, я увидела высокого мужчину с фиолетовыми глазами и длинными, заплетенными в косы светлыми волосами. Он был красивым. Красивей, чем папа, три старших брата, чем задорный сосед – тот, что старше меня на два года. Чем все, кого мне доводилось встречать прежде.

В горле внезапно пересохло, а голос, казалось, пропал вовсе.

– Заблудилась? – участливо поинтересовался прекрасный незнакомец.

Я робко кивнула, не сводя с него восторженного взгляда.

Мужчина ухмыльнулся. Тепло и понимающе.

– Пошли, – сказал он и взял меня за руку. – Помогу тебе найти дорогу домой.

На несколько гулких ударов детского сердца я замерла, глядя на мои пальцы, мягко зажатые в большой теплой ладони. Я чувствовала себя странным образом в безопасности рядом с этим незнакомцем: знала, он не обидит.

Мы медленно зашагали по лесу.

– Как тебя зовут? – набравшись смелости, спросила я.

– Феарин. А тебя?

– Лиара.

– Можешь пообещать мне одну вещь, Лиара? – лукаво прищурился он.

– Какую?

Мое сердце билось так быстро, словно крохотная птаха, пойманная в клетку. К щекам прилил румянец.

– Никогда не возвращайся в Древний Лес. Здесь может быть слишком опасно для маленьких девочек, которых так легко увлечь зачарованными бабочками.

– Но… – я растерялась. – А если я буду осторожна?

– Нет, Лиара, – мягко качнул головой Феарин. – Ты слишком мала, а Лес – слишком опасен.

– Я вырасту, – возразила упрямо. – И когда вырасту, обязательно вернусь!

Мужчина тепло ухмыльнулся.

– Посмотрим, – уклончиво ответил он и остановился. – Гляди, видишь тропинку? Вон там, впереди? Пойдешь прямо по ней и выйдешь к городу. Тут уже не опасно. Ну, беги!

Отпустив мои пальцы, Феарин легонько подтолкнул меня в спину. Я кивнула, махнула на прощание и пошла по указанной дорожке, обещая себе, что непременно вернусь.

Прошло долгих восемь лет, прежде чем мы встретились снова.

Моя детская симпатия не угасла – напротив, она прочно укоренилась в сердце, словно цветок горянки. Ни частые переезды, ни закрытые школы для благородных девиц, ни первые ухаживая сверстников не смогли вытравить из моей души образ Феарина.

Помню, когда мы с отцом и тетушкой ехали в карете, возвращаясь в родной город, я едва могла усидеть на месте. Мне казалось, что толстые кони нарочно еле тащатся. Что время, точно остывшая карамель, застыло. Больше всего на свете я желала выскочить на улицу и бежать изо всех сил. Туда, к лесу. К Феарину. Но дурацкие, вмиг опостылевшие правила приличия требовали оставаться на месте. Сидеть, до боли сжав кулаки, и с силой прижимать их к коленям. Надеяться, что тетушка Мэдди не заметит мелкой дрожи, волнами прокатывающейся по моему телу.

Помню, с каким трудом смогла улизнуть из дома, и как спешила поскорее добраться до Древнего Леса. Как спотыкалась и сбивалась с ног.

В голове, перепуганной бабочкой, трепыхалась мысль: «А что, если Феарин забыл меня? Или его там больше нет? Что, если нам не суждено встретиться вновь?»

Не останавливаясь, я нырнула под сень раскидистых деревьев и продолжила бежать. Теплый ветер, будто приветствуя, ласково сдул выбившиеся из прически волнистые волоски. А кусты, как и в прошлый раз, снова гладили подол моего платья.

Знакомый рой зачарованных бабочек взметнулся у меня перед самым носом. Я замерла, тряхнула головой, не позволяя им поймать меня в свои сети, и огляделась.

Его не было.

Неужели все-таки забыл обо мне?

– Феарин! – крикнула я, пытаясь совладать со вставшим в горле комом.

В груди защемило, а в уголках глаз защипало.

Я помнила о нем. Все восемь лет. Ждала этой встречи. А он?

– Феарин! – позвала громче и растерянно прижала ладони к животу.

Хотя, на что я надеялась? Что он будет помнить обычную девчушку с полу-беззубым ртом? Что, как и я все эти годы, видел один и тот же сон? Точнее – воспоминание?

– Феарин, – мой голос прозвучал глухо.

Колени ослабли, и я осела на траву. Обняла себя и, закусив губу, изо всех сил старалась не заплакать.

– Ты все-таки вернулась, – раздался мягкий голос над головой. Совсем как тогда – восемь лет назад.

Посмотрев вверх, встретилась взглядом с теплыми фиолетовыми глазами. Точно такими же, какими я их запомнила.

– Феарин, – мои губы против воли растянулись в счастливой улыбке.

Он галантно подал руку и помог подняться, а потом, будто видел впервые, оглядел меня.

– Ты изменилась, Лиара, – коснувшись кончиками пальцев моей щеки, заметил он.

– А ты все такой же. Почему?

– Я – фейри. Наш народ стареет намного медленнее людей.

– Намного? – эхом переспросила я.

– Намного, – грустно кивнул он и протянул руку. – Хочешь, я покажу тебе Древний Лес таким, каким его вижу я?

– Очень!

Я счастливо вложила пальцы в раскрытую ладонь и улыбнулась – моя кисть по-прежнему была меньше его.

Этот день стал самым счастливым за последние восемь лет. Мы побывали на озере русалок, в роще нимф и болоте эллилданов. Феарин рассказывал мне о своем народе, а я жадно ловила каждое слово. Искренне смеялась, когда мы шутливо пугали урхинов и гоняли зачарованных бабочек.

Цветок горянки в моем сердце дал ростки. Первые, еще робкие, но уже крепкие.

Вечером Феарин вывел меня к границе Древнего Леса. На несколько секунд дольше, чем того требовали приличия, задержал мои пальцы у себя в ладони, потом отпустил.

– Прощай, Лиара, – улыбнулся он. Как всегда – искренне и тепло.

– До завтра.

Феарин вздохнул.

– Мир фейри затягивает ничуть не меньше, чем танец зачарованных бабочек. Я знаю это. Но еще я знаю, что для твоего же блага, тебе лучше забыть о нас, Лиара.

– Прошу тебя, – я снова переплела наши пальцы, – дай мне еще лишь день – один день! – и потом я уйду. Не лишай меня сказки, которую я ждала столько лет!

– Хорошо. Но всего один. Потом ты уйдешь из Древнего Леса.

– Обещаю, – заверила я, крепче сжимая его ладонь.

Подаренный мне день стал даже слаще, чем предыдущий. До того момента я не знала, что можно испытывать столько счастья. Мне казалось, еще чуть-чуть, и я взлечу, подобно крошечным пикси. Правила приличия, уроки этикета – все стало таким пустым и неважным.

Я наслаждалась каждой прожитой минутой. Держала Феарина за руку, смотрела в его удивительные фиолетовые глаза и чувствовала, что теряю почву под ногами. Моя душа парила.

Росток горянки в моем сердце подрос и стал еще крепче. Он выпустил первые листочки – такие нежные и такие прекрасные.

Я влюбилась.

Вечером, прощаясь на границе Леса, я как никогда отчетливо поняла, что не смогу оставить мир фейри. Не смогу оставить Феарина.

– Нет, – качнул головой он, едва я открыла рот. – Я знаю, что ты хочешь сказать, милая Лиара. Но, прошу, поверь мне: тебе будет лучше среди людей.

– Как мне жить среди них, если мое сердце уже принадлежит фейри?

– Постарайся забыть нас. Забыть Лес. Забыть меня. Найди себе пару среди мужчин вашего вида. И будь счастлива. Пообещай, что не вернешься, – попросил он, заглядывая мне в глаза.

– Я обещаю…что попытаюсь, – ответила честно.

И я действительно пыталась. Еще долгих семь лет, изо дня в день, я старалась стереть из памяти те счастливые дни. Забыть чувство полета, радости. Затоптать росток горянки в собственном сердце. И все больше замыкалась в себе.

Мне не было дела ни до вечерних приемов, ни до светских сплетен, ни до комплиментов ухажеров. Как можно ответить на чувства того, кто не вызывает даже малейшего трепета в душе? Когда без разницы, есть он рядом или нет. Когда по ночам, даже спустя столько лет, мне снятся лишь одни глаза – Феарина.

Однажды утром, таким же серым и пустым, как и все за последние семь лет, отец вызвал меня к себе. Я плохо запомнила, что он говорил в тот день. Поняла лишь, что вопрос моего замужества решен, а жених – сын его делового партнера.

Вот и все. Брачный контракт уже подписан. Путей к отступлению нет.

Ты ошибся, Феарин. Мне не может быть лучше среди людей. Рядом с тобой я летала. Рядом с людьми – проживаю дни. Совсем скоро меня запрут в доме, нарядят в закрытые платья замужней женщины и ограничат круг общения дамами, подходящими мне по положению.

Я больше не буду летать, Феарин. И никогда не смогу вновь взять тебя за руку.

Мой росток горянки поник, как и я, потеряв волю к жизни. Мир поблек, а тебя, Ферин – того, кто мог бы зажечь в нем краски – рядом не было. Если бы только мы могли увидеться еще хоть раз… Всего один раз…

Отчаянная идея придала сил.

Дождавшись ночи, я тенью выскользнула из дома, пробралась никем не замеченная до выхода из города и побежала. Как и в тот раз, когда мне было семь. Как и когда мне было пятнадцать. Я всегда бежала навстречу Феарину. Ему одному. Это к остальным я степенно шла, держа осанку и лицо. Но только к нему моя душа летела впереди тела.

Ночь сделала Древний Лес неуютным и пугающим, где за каждым кустом притаилась опасность. Холодный ветер бил по лицу, словно отвешивая невидимые пощечины. Жесткие кусты драли тонкое платье. Корни, выросшие на пути, сбивали с ног. Я падала, царапала руки о шершавую землю, вставала и бежала дальше.

В последний раз. В самый-самый последний раз. Увидеть его, сказать все то, что не решалась долгие годы. Прикоснуться. Обнять.

Я бежала, чувствуя, что задыхаюсь от сдавивших грудь отчаяния и надежды. Очередной корень, выросший на пути, заставил упасть, больно отбив ладони. Грубый удар о землю стал последней каплей. Сжавшись в комок, я закусила губу и заскулила, глотая слезы.

Та жизнь не для меня! Я не хочу возвращаться к людям, жить по их правилам, выходить замуж за безразличного мне человека! Из всех мужчин в этом мире мне нужен лишь один – Феарин.

Моих плеч коснулись чьи-то руки. Я вздрогнула, но тут же расслабилась, услышав столь желанный голос:

– Ты снова вернулась, моя Лиара.

Наплевав на условности и приличия, я рывком поднялась и обняла того единственного, кого любила с самого детства. Прижалась изо всех сил – отчаянно и крепко – и уткнулась носом в густые, пахнущие летом, волосы.

– Я не могу без тебя, – прошептала я. – И дело не в удивительном мире фейри, не в той сказки, которую хранит Древний лес. Дело в тебе. Ты нужен мне! Пожалуйста, не прогоняй…

– Не могу, – грустно отозвался Феарин. – Мир фейри не для людей.

– Но я люблю тебя!

– Ты влюблена в призрак, милая Лиара. В собственные мечты и фантазии. А им не место во взрослой жизни, – фейри разомкнул объятия и отступил на шаг.

– Но… но… – слова кончились.

Я смотрела в любимые глаза и безмолвно молила о помощи.

Несколько томительно-долгих секунд Феарин молчал, потом вздохнул и заговорил:

– Мы не сможем быть вместе. Но если ты так хочешь стать частью мира фейри, то я не стану мешать.

– Что мне делать? – проглотив тугой ком, спросила я.

Мужчина повернулся и указал рукой на едва различимую в ночном мраке тропинку.

– Иди по ней.

– Куда?

– К сердцу Древнего Леса. К миру фейри.

– Что со мной станет? – я затаила дыхание. – Какой она будет – моя жизнь фейри?

– Я не знаю. Но обещаю, я расскажу тебе. Когда-нибудь.

Феарин не помнил, сколько прошло времени с той ночи. Десять лет? Двадцать? Сорок? Он медленно брел по усеянному разноцветными горянками полю. Нагнувшись, нежно погладил доверчивые цветы и улыбнулся.

– Горянка – цветок эльфов, – тихо произнес он. – Ты действительно стала частью мира фейри, Лиара. И ты прекрасна.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+5
00:30
1020
00:53
Трогательно и пронзительно. Читала, не отрываясь. Волшебная сказка с чудесным финалом.
04:23
Вряд ли эту прекрасную сказку можно полностью отнести к жанру женского фэнтези. Лишь отчасти, правда это не мешает истории быть хорошей. Сложный многогранный мир открывается героине. Мир, без которого она и дня не может прожить...
Слог отличный. Описания яркие, но не как слепящие фейерверки, а как блистающий на солнце снег. Глаз плавно скользит по строчкам, внутренний голос мелодично повествует историю, ни разу не запнувшись. Опечатки-проказницы не добрались до текста. Стиль четкий, выверенный, автор поддерживает фантастическую атмосферу на протяжении всего рассказа.
Немного смущают герои и сам вымышленный мир, но это скорее всего из-за маленького объема. Будь у автора больше возможностей, я уверен, что мы бы увидели чудесные пейзажи, раскинувшиеся по полотну читательского сознания. Почувствовали бы героев так, как чувствуем в жизни.
Но надо ли нам это? Так ли нужна реалистичность в истории о любви? Главная тема рассказа, словно роза, раскрывается перед нами притягательным красным бутоном, а к концу покалывает сердце еле заметными шипами. Любовь откликается в каждом читателе по-своему, и автор, соблюдая нейтралитет по отношению к своим персонажам, открывает перед нами врата в мир, где каждый прав и не прав одновременно. Каждый сам волен решать принимать ему героев или нет.
Это не женское фэнтези, но… Что есть любовь, если не волшебство?
Голос отдаю этому рассказу.
08:14
Эта работа ближе к жанру сказок, чем жф.
Мир показан урывками. Точнее, по большому счету, мы видим только лес. Остальные детали даны редкими мазками, которые формируют представления о мире и времени. Формируют весьма условно, надо сказать.

Главная героиня — типичная сказочная барышня, которой хватило пары встреч, чтобы влюбиться. По большому счету ее влюбленность базируется не на личности фейри, а на тех фантазиях, в которых героиня жила длинные промежутки времени между встречами. Кстати, именно об этом фейри и говорил:
– Ты влюблена в призрак, милая Лиара. В собственные мечты и фантазии. А им не место во взрослой жизни.

Итак, в итоге мы имеем героиню, которая живет по принципу «сама придумала, сама поверила» (в данном случае — «сама влюбилась»). Лично у меня она особой симпатии не вызвала.

Едем дальше. Образ героя вышел довольно размытым. Возможно, из-за восприятия самой героини, от лица которой ведется повествование. А возможно, автору просто не хватило объема или желания раскрыть этот персонаж. Как результат — фейри больше похож на призрак прекрасного принца, которым периодически грезят романтичные барышни подросткового возраста. Если автор так и задумывал (эдакая аллегория), то молодец. Если нет, то феил.
Финал понравился. По крайней мере не было классического слащавого воссоединения «двух любящих сердец». Круче было бы только, если б фейри сожрал героиню))) Но это уже фантазии.

Подведем итог. Этот рассказ напоминает ванильный стаканчик, полный розовых единорогов и фейри, поданный под соусом слаааааааадкой любви и душевных переживаний, вызванных ею.
08:25
Изи вин
12:11
+1
Красивая, милая сказка, а может даже легенда. Такое ощущение, что автор взял какой-то старый сюжет и расписал его от первого лица: тут и три похода в лес, и цветочная поляна — воплощение девушки, и Фейри, и всё чудесно… кроме несоответствия жанру.
Радует, что история завершённая и романтичная.
12:22
Вяло, скучно и непонятно зачем. Фэнтези мало, теме не соответствует.
17:04
+1
Ну почему? Гг совершает выбор? Совершает. Фэнтезийный антураж и лябофф есть? Есть. То, что вяло и скучно — ну это к области личных восприяшек (мне вот тоже, например, скучно было), но почему теме-то не соответствует?
ничего она не выбирала, как влюбилась в детстве в фейри, так и всё
17:17
+1
Ну почему? Она выбрала мир фейри и радужную перспективу побыть цветочком
в таком контексте, пожалуй, соглашусь
12:36
+1
Очень милая, прямо таки мимимишная история. Лично у меня она какого-то отторжения или неприязни не вызвала. Наоборот. Тут или я соскучилась по таким няшным, флаффным историям про любовь, или просто настроение такое. За историей было интересно наблюдать, атмосфера сказочная, героиня, хоть и шаблонная влюбленная девочка, но лично у меня негатива не вызывает. Финал даже шокировал. Думала, будет такой же мимимишный финал, где героиня и фейри остаются вместе. Ан-нет! Превратись, дамочка, в цветочек и наблюдай за любимым с высоты травы.
Отдаю голос этой работе.
17:27
+1
Мы встретились впервые, когда мне было семь.

Это является хорошим крючком, который тут же приковывает внимание, становится интересно!

, теплый ветер играл упругими рыжими кудряшками, а ветки кустов нежно касались подола моего васильково-синего платья, будто желая погладить.

А вот с этого момента повеяло невыносимой сладостью, от которой захотелось поморщиться. Во-первых, когда человек про свои кудряшки говорит, что они упругие — звучит странно, особенно в 7 лет. Точно так же и с описанием платья. Я вот прям представляю, как иду по улице и рассуждаю: мои золотистые локоны развеял ветер, а мои васильково-синие джинсы придерживали мои стройные ляхи

Я доверчиво шла за ними.

Доверчиво — это взгляд со стороны, от третьего лица. Потому непонятна оценка самой героини собственных действий.

я увидела высокого мужчину с фиолетовыми глазами

Насчет высокого — если девочке семь лет, то для нее любой мужчина (не считая карлика) будет высоким.

чем задорный сосед

Само слово задорный чуть выбивается из лексикона 7летней девочки. А еще можно упростить: Красивей, чем те, кого я видела прежде — в таком случае будет понятно, что мужчина-фейри просто очень сильно восхитил девочку. Перечисление, на мой взгляд, чуток ломает эффект, придает излишнюю приторность, ломает психологичность образа семилетней девочки.

Я робко кивнула, не сводя с него восторженного взгляда.

С одной стороны — понять можно, но с другой — откуда она знает, насколько этот взгляд восторженный. Плюс — опять приторно.

На несколько гулких ударов детского сердца я замерла,

И снова сторонняя оценка собственных действий.

Мое сердце билось так быстро, словно крохотная птаха, пойманная в клетку. К щекам прилил румянец.

И снова.

Мужчина тепло ухмыльнулся.

Лучше улыбнулся, слово «ухмылка» придет негативный окрас.

Прошло долгих восемь лет, прежде чем мы встретились снова.

Мне кажется, что лучше не спойлерить, не смотреть со стороны, а показать, как изменилась героиня. То есть: За эти восемь лет я не позабыла Феарина, а во снах и фантазиях возвращалась к тому удивительному дню.

В любом случае, самой типичной ошибкой рассказа является взгляд со стороны. Я не верю героине, я ей не сопереживаю, не сочувствую — однако, если бы рассказ был от третьего лица, то было бы более органично.

остывшая карамель, застыло.

//Что время застыло, словно карамель.

Вообще, вся эта часть слишком по-карамельному слащава. Прошло 8 лет и мозгов у героини должно бы поприбавиться — в 15 лет оставаться 7летней девочкой довольно глупо. Уместнее сомнения, а не только правила приличия. К примеру: «Что-то тянуло меня в лес, но я была не уверена, что вновь встречу Феарина, что он все еще меня помнит. Или, быть может, это были просто детские фантазии?..»

А после: «Я выгадала время, когда отец погрузился в дела, а гувернантка отвлеклась и отправилась к Древнему лесу. Я понимала, что это лишь детская мечта, но мне невыносимо сильно хотелось в этом убедиться. Воспоминания не давали мне двигаться дальше».

ласково сдул

Ага, почти что «ветер ласково снял скальп»

Неужели все-таки забыл обо мне?

Неужели героиня думала, что он 8 лет стоял на поляне и думал о ней?.. Видимо, героиня действительно очень рафинирована.

Я помнила о нем. Все восемь лет. Ждала этой встречи. А он?

вот тут вообще обвинением попахивает. Ну не верю я героине.

позвала громче и растерянно прижала ладони к животу.

Она пыталась удержать бабочек, чтобы они не вспороли ей живот?

Все дальнейшине претензии ровно в этом же духе:
1) героине не верю, она не может смотреть на себя с такой стороны
2) слишком слащаво
3) финал притянут и нужен был автору, а не истории

Язык хорош, его читать приятно, но все портят именно вышеуказанные проблемы.
17:41
А мне очень понравилось и я не заметила огрехов. Нет, если начать препарировать текст, они конечно найдутся, но мне кажется, что гораздо важнее общее впечатление горького и бездумного стремления к прекрасной мечте, даже если в конце пути ты превратишься в цветок горянки.
20:57
Очень мило конечно, но Мужик-фейри никаким образом себя не проявил, чтобы мне, как читателю, тоже хотелось остаться с ним в лесу. Душевных метаний его не поняла и не прониклась. Пусть даже сладко, и атмосфера хороша, но не хватает именно яркого персонажа, которому бы хотелось верить. Да и конфликта нет — ГГ захотела, ГГ пришла.
22:42
Стойкое ощущение, что Мистер Кот «обернулся» и вернулся.
васильково-синего может быть сине-василькового? Синий — это цвет. Васильковый — это оттенок или доп. характеристика цвета?
– Можешь пообещать мне одну вещь, Лиара?
– Никогда не возвращайся в Древний Лес. -«Я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся»
я увидела высокого мужчину с фиолетовыми глазами и длинными, заплетенными в косы светлыми волосами — светлые волосы, темные глаза — так бывает?
– Горянка – цветок эльфов, – тихо произнес он. – Ты действительно стала частью мира фейри, Лиара. И ты прекрасна. — и это лучше чем носить закрытые платья, и общаться с дамами равными по положению.
Облом-с. А может благо?
Нет. Не хотел бы, чтоб женщины были растениями.
Зефир в шоколаде. Политый густым, ароматным вишневым сиропом, посыпанный карамелизованными розовыми лепестками. Подложка — засахаренный ломтик имбиря.
Финал/подложка — неожидан. Выбор присутствует, да еще и вслепую.
Голос.
23:21
Я совсем не понял, чем девчонку так восхитил этот Фейри и что он такого сделал? Разве что он альфа-самец, испускающий феромоны, которые притягивают самок, но в тексте об этом не сказано, а запах, слава богу, ч через интернет не проходит.
Язык автора прекрасен, но ему не хватает самобытности. Всё эти фразеологизмы и речевые обороты я уже видел во многих других рассказах и романах фэнтези. Для меня это слишком приторный текст. Финал не вызвал ровно никаких эмоций, может быть потому что он шаблонен, и раскрытие финала подается через героя, который вдруг почему-то именно в этот день, через десятки лет, (наверное, так звезды сошлись) решил вдруг вслух самому себе расставить все точки над i. Может быть, если бы это было кино, то смотрелось бы более-менее, и у зрителя бы не возникло вопросов, но для лит. произведения, где можно расскрыть финал по-другому, это не впечатляет, разумеется, если автор ставил задачу написать неожиданный финал. Тут пишут, что это сказка, но у каждой сказки есть поучительная мораль, а здесь какая? Не ходи в лес и не говори с незнакомцами?
23:48
Получилось слишком слащаво. Интриги толком не увидел. В чем выбор заключался это понятно, но сама тема промелькнула и все. То есть тема здесь играет больше второстепенную роль. Сказка получилось хорошей, но без щепотки интриги. Некоторые вопросы автор не сумел раскрыть.
12:16
Какая неоднозначная работа… С одной стороны — красивая история, в лучших традициях мифов и сказок. Образы есть красивые. С другой — время от времени автор скатывается в «современщину» со всеми этими «закрытыми школами», «сверстниками», и т.д. Фразы вроде «опостылевшие правила приличия требовали оставаться на месте», «вопрос моего замужества решен, а жених – сын его делового партнера», «ограничат круг общения дамами, подходящими мне по положению» — эти фразы напрочь отбивают ощущение сказки и атмосферу.
Насчёт слащавости — спорный вопрос, много её тут или мало. Как по мне — дело не в количестве, а в качестве. Здесь качество — не вполне…
21:56
+2
Объясните мне — ну почему, если ГГ, то его глаза непременно фиолетовые, а у героини — фиалковые? Это уже не смешно, это примитивно… По тексту: Автор, вы о чем хотели рассказать? Как обворожительно летают бабочки размером с воробья? Такие бабочки не редкость, у павлиноглазки размах крылышек 26 см. По мне так не получилось фэнтази. Сказка? Нет. Мистика? Нет… Мечтания о крепких руках… уж простите…
23:02
+1
Фиолетовые цвет является самым редким цветом глаз (реже зелёного, которым тоже частенько грешат). Само собой героя никак иначе не выделишь =|
17:23
Хм? А черты характера прописать никак? Проще глазки выкрасить?
23:30
Написано красиво, но вот никак не в духе женского фэнтези. Ближе к подростковому даже. Хотя в похожей стилистике писали первопроходцы фэнтези. Только тема не раскрыта, мир не прописан, герои картонные. Героиня просто «харчами перебирает» — йольфа ей подавай. Столкновения миров нет, неприспособленность ГГ к реальному миру отчетливо не видна, волшебной притягательности фэйри я не заметила. Были бы хотя бы показаны эмоции ГГ, можно было хоть как-то оправдать ее тягу к волшебному миру. А так навязчивая идея как-то непонятна.
23:36
+1
Скажу сразу — мой голос здесь.
читал, что многие считают рассказ розовым приторным месивом. Я сам противник подобной сахарной ваты, но к удивлению, не заметил ничего подобного. Хороший, добрый рассказ.
В рассказе не все гладко. Героиня необоснованно влюбляется в героя. Пусть эта детская любовь, ей достаточно взгляда… но за 8 лет все легко выветривается.
Но вот эти расставания на 8 и 7 лет, я готов закрыть глаза. По настоящему я полюбил рассказ за прогулки в лесу. Читается волшебно.
А концовка двусмысленна. Можно представить, что множество горянок — это все глупые девочки, полюбившие Феарина. И он продолжает пополнять дополнять свой сад))
Илона Левина