Светлана Ледовская №1

Ужин отдай Врагу

Автор:
Аня Тэ
Ужин отдай Врагу
Работа №2. Тема дуэли: Домашний пирог
  • Победитель

Геля месила ногами свежевыпавший снег, куталась в шарф и мечтала поскорее добраться до места встречи. В сумочке лежала бумажка с номерком, оторванным от объявления. Как и все объявления о поиске сотрудников, оно было размытое и вяло-привлекательное. Молодые, энергичные, коммуникабельные, гибкий график, достойная оплата. Геля позвонила по номеру только из-за двух пунктов: «отсутствие аллергии на кошачью шерсть» и «умение готовить по любым рецептам».

Из телефонного разговора с администратором удалось узнать совсем немного: он нудным тоном повторил текст объявления, только назвал адрес, по которому будет проходить собеседование. Центр города, рядом с реставрируемым театром. В том пристрое уже третье заведение за пять лет открывается, но стабильность Гелю не особо интересовала. В конечном итоге, ей нужно всего лишь пройти практику в более-менее приличном месте, по распределению идти в школьную столовку не очень-то хотелось. Над входом красовалась вывеска в молочно-кофейных тонах: «Тёплый приём».

Геля вошла внутрь, в тёплую, пахнущую ванилью и корицей прихожую и тут же наткнулась на миловидную девушку-администратора.

– Добрый день, к вам кто-нибудь присоединится?

– Я по объявлению.

Мгновение на лице администратора отразилось замешательство, потом пришло понимание, и она с явным интересом спросила:

– Вы, должно быть, на нижний этаж?

О, два этажа, раздельный ресторанчик. В старом центре один такой уже был – снизу японская кухня в атмосфере ненавязчивого релакса, а сверху – американская кухня. Разная музыка, разный интерьер, разное меню и разные официанты. Эти, значит, решили пойти дальше и наняли разных администраторов.

– Наверное, я разговаривала с Игорем.

– Да, он работает внизу. Вам сюда.

Девушка указала на дверь, которую сразу и не заметишь за листвой фикуса, упёршегося верхушкой в потолок и вознамерившегося расти ещё дальше. Название, выполненное золотистыми буквами, не отличалось оригинальностью: «Тёплый приём (внизу)», но что-то было в нём… умилительное. Так думала Геля, открывая дверь и проходя внутрь. Короткая, хорошо освещённая лестница вывела в небольшой зал, явно рассчитанный на небольшое количество гостей. Пять столиков на троих, стойка администратора, кухня отделена перегородкой, примерно с человеческий рост. Интерьер в стиле прованс настраивал на спокойный лад.

Из-за кухонной перегородки вышел, вероятно, тот самый Игорь. Высокий, изящный, опрятный… В общем, красавец.

– Так, ты, должно быть, Ангелина.

– Геля.

– Ну пусть Геля, в общем-то неважно, – поморщился Игорь, разом растеряв всю свою распрекрасность. – На котов нет аллергии? А то некоторые считают это шуткой, а потом я вывожу их с кухни всех в слезах, или чихающих, или… Что с аллергией?

– Порядок. А вы что, на кухне котов держите? Не положено ведь.

– О, нам без кота никуда! Пойдём, покажу.

Они зашли за перегородку на огромную… нет, громадную кухню. Вдоль стен гудели холодильники, высились стеллажи, центр занимали столы и плиты. У самой перегородки стояли два мягких кресла и журнальный столик.

– Ого, – вырвалось у Гели.

– Да-да, – отмахнулся Игорь и крикнул: – Я очень извиняюсь, но к нам пришёл гениальный повар-универсал!

Геля выглянула из-за плеча администратора, в надежде понять, к кому он обращался, но, как оказалось, смотрела она совсем не в ту сторону. Из-под стола лениво показался огромный чёрный кот в манишке с бейджем.

– Бегемот, – улыбнулась Геля. – А где Коровьев и Воланд?

– Воланд – слишком попсово, – снисходительно хмыкнул Игорь. – Тем более, мы тут не таким уж важным делом заняты, чтобы сюда сам Владыка Ада заявлялся.

Геля улыбнулась шутке. Имя коту подходило.

– Знакомьтесь, Геля – это Бегемот. Его нужно любить и уважать, он здесь всем заправляет.

Про каких только котов историй не ходит. И библиотекари, и экскурсоводы, и, кажется, про кота, живущего в полицейском участке, Геля где-то видела. Но вот в ресторанном бизнесе, тем более, на кухне… Шерсть, должно быть, повсюду, вот и зал пустует. Но вслух Геля это, конечно, не сказала.

– Ну что, устраивает всё?

Геля скромно спросила о заработной плате, на что Игорь ответил всё то же «достойная», но потом добавил «и посменная». Теперь уж Гелю точно всё устраивало, и они присели за столик, чтобы подписать контракт.

– Любые вопросы через меня, приходишь в любое удобное время. Приходишь, готовишь – есть вознаграждение. Не приходишь – ничего особо страшного не происходит. Понятно?

Геля кивнула.

– Приступать можешь хоть сейчас. Пока нет заказов, можешь тут всё осмотреть, я в этих продуктовых катакомбах не разбираюсь.

Администратор едва собрался уходить, как кот смачно мяукнул.

– Ах, да, – Игорь поспешно вынул из кармана гарнитуру. – Вот, надень. Как же ты будешь готовить, не зная рецепта.

Он наигранно улыбнулся и вышел, кот моментально сиганул на его место и свернулся клубком, щуря на Гелю янтарный глаз. Она пожала плечами, надела гарнитуру и отправилась на экскурсию. В холодильниках и морозильниках хранилось всё. По крайней мере, так казалось. Всё чинно, не нарушая гастрономического соседства продуктов.

– Геля!

Незнакомый голос, женский. Молоденькая официантка в скромном платье в стиле пятидесятых энергично жестикулировала, призывая Гелю подойти.

– Клиент просит отварной рис под соусом моле.

– Чего, – едва успела проговорил Геля, как услышала в ухе приятный женский голос, который просил уточнить, какой именно моле желает отведать клиент.

Слегка ошарашенная, Геля повторила вопрос, и официантка отправилась узнавать. Вернувшись, ответила лаконичное «зелёный», что никак не прояснило ситуацию. Но только не для голоса, лившегося из гарнитуры. Он диктовал и диктовал. Зелёные помидоры, лук-латук, чили анчо, чили мулато, чили пасилья… Геля о таком даже не слышала, но ноги сами несли её к нужной полке, руки открывали дверцы нужных холодильников, отмеряли точное количество ингредиентов.

Вот, наконец, блюдо готово, официантка молча забрала его и скрылась за перегородкой. Не удержавшись, Геля выглянула и разглядела, как девушка поставила блюдо перед гостем. Вид он имел странный, словно актёр, забежавший на перекус, и Геля бы пожалуй, поверила в такой расклад, если бы театр не находился на реставрации. Клиент покончил с едой, улыбнулся и вышел, не расплатившись. Ладно, может, он постоянный клиент? Или, что вероятнее, друг официантки.

В тот день пришла ещё одна хрупкая испуганная женщина, с опаской протянула официантке какой-то клочок, виновато улыбнулась и, сказав несколько слов, вышла. Странная.

Клиенты в тот день больше не приходили и, отработав ещё два часа, Геля решила, что может идти домой. Прибралась на кухне, оделась, посмотрела на кота. Тот навострил уши и вскочил с кресла.

– Пойдём, угощу чем-нибудь, – подмигнула Геля.

Вывалив в миску банку консервированного тунца и удостоверившись, что кот ест предложенное, она ушла в поисках Игоря. Он болтал на верхнем этаже с местной официанткой и, видимо, пытался её кадрить. Увидев Гелю, он ничего не сказал, только вручил ей конверт. Геля благодарно кивнула и вышла на улицу.

В конверте обнаружился сложенный пополам листок с надписью: «Маленькая приятность».

– Охренеть блин! –с досадой воскликнула Геля. – Маленькая приятность! И что мне с ней делать? Хоть бы тыщу несчастную заплатили, и то…

Листок вспыхнул, от неожиданности и испуга пальцы сами собой разжались. Горящая бумажка опустилась на снег, за долю секунды прогорела, а на её месте осталась лежать тысячная купюра. Приятность. Маленькая. Геля недоверчиво подняла деньги и положила в карман. В продуктовом купюру приняли.

На следующий день Геля подошла в ресторан к трём. Кроме Бегемота, на нижнем этаже никого не было, но вскоре после того, как она переоделась, подошёл Игорь и вчерашняя официантка. Посетители тоже не спешили, Геля время от времени выглядывала из-за перегородки.

Прошло около получаса, и появился первый гость. На нём была серая мешковатая одежда, и он смотрел на убранство зала с таким безучастным выражением, что в душе поднималась волна необъяснимого страха. Едва к столику подошла официантка, гость протянул меню, хотя столешницы пустовали. Ха, это что-то вроде антиресторана? Гости приходят со своим меню? Официантка взяла меню, перевернула листок другой стороной и согласно кивнула.

– Бигос как у бабушки.

Не успела Геля спросить, как же его готовит бабушка посетителя, как вмешался голос в ухе. Оказалось, с добавлением грибов и чернослива. Он съел всё, не расплатившись. Вскоре пришёл ещё один, в каких-то драных лохмотьях, его тоже обслужили. Потом ещё, и ещё, и ещё. Геля, в очередной раз провожая взглядом гостя, оставившего официантку без чаевых, а ресторан – без заработка, не выдержала и поднялась наверх. Игорь опять беседовал с подругой, не замечая ничего вокруг.

– Игорь, что здесь творится.

Он лишь молча протянул ей конверт.

– Что там? Маленькая приятность? Нет, вчера эта штука сгорела и превратилась в…

– Светик, подожди, я сейчас, – приторно улыбаясь, проворковал он и потянул Гелю обратно вниз. – Какао будешь?

– Какое, блин, какао?

– С этими… зефирками.

Игорь усадил Гелю в кресло за перегородкой и действительно приготовил какао. Уселся напротив, пододвинул кружку. Из дальнего конца кухни в задорном галопе притопал Бегемот и, покрутившись между занятыми креслами, забрался под стол.

– Я буду объяснять, а ты слушай и постарайся отнестись с пониманием, – в глазах Игоря блеснуло нечто похожее на сожаление. – Есть такая… традиция. Каждый смертник на ужин получает то, что хочет. Только дважды. Один раз – в своём времени, второй – у нас. Так повелось, что если мы не можем выполнить заказ смертника, он отправляется на небеса, несмотря на всё своё «меню» с прегрешениями. Ясно?

– Вроде ясно... А почему?

Администратор закатил глаза.

– Гель, вот скажи, ты знаешь, как мир создавался по версии христиан? Со всем этим «и был день, и была ночь». У тебя насчёт этого вопросы не возникали?

– Ну... нет. Но это другое.

– Ой ли? Мистификация, тайны, секреты, договорённости. Я в этих договорённостях не участвовал, но всё соблюдаю. Про последний ужин даже Бегемот не в курсе, хотя, казалось бы!

Кот утробно мявкнул из-под стола. Геле показалось, с интонациями затаённой обиды.

– А официанты кто? Аналитики. Смотрят, насколько ценный кадр к нам, ой, тьфу-тьфу-тьфу, к ним потенциально попадёт. Отсюда персональные премии и бонусы повару.

Геля уставилась в кружку, зефирки подтаяли и неприглядными пятнами расползлись по дымящейся поверхности какао. Обман, какой простой обман. Как там, пять современных грехов? Инициативность, пунктуальность, коммуникабельность… И ведь даже никакой подписи собственной кровью не понадобилось.

– Геля, ау! – раздражённо напомнил о себе Игорь.

– И что я, теперь навсегда здесь? – слова осколками раздирали горло.

– Ха! Да больно мы тут кому нужны! Дура, перечитай договор свой! Приходишь, готовишь, получаешь вознаграждение. Не приходишь – не готовишь и, соответственно, не получаешь вознаграждение. Всё на добровольной основе.

– Игорь, а тебе… не противно?

Администратор так посмотрел на Гелю, будто противно ему может стать только одно – продолжать этот разговор.

– А что тут такого? Человек всю жизнь творил чёрт-те что, потом его ещё хотят вымыть, очистить и на Небо забрать – ну, просто так, Гель. Как будто он без меню приходит к нам…

Она вспомнила ту испуганную растерянную девушку, которая принесла «меню» едва ли размером с визитку. Она же ничего не заказала на свой последний ужин. А если бы заказала?

– Я знаю, о чём ты думаешь. О той, вчерашней. Ничего у неё не было интересного за душой, да и к смертной казни её несправедливо приговорили. Ну так ведь такого клиента и терять не жалко, сечёшь?

Геля ничего не секла, просто не могла осознать всего масштаба этого маленького ресторанчика. Игорь с деланным сочувствием потрепал её по плечу и, натянуто улыбаясь, сказал, что ему пора. Едва он вышел за дверь, кот спрыгнул со стола и лениво побрёл к своей миске.

Геля выловила и выложила на тарелку остатки зефира, на поверхности всё равно плавали взбухшие белые ошмётки. Как пенка на супе – если вовремя не снял, уже не избавишься. Пальцы ослабели, поэтому пришлось зажать кружку ладонями. Геля сделала глоток и отставила напиток подальше. В доме врага горек хлеб – похоже, это на самом деле так.

Нет, всё! Нужно искать Игоря, расторгать контракт. Ничего ей здесь больше не надо. Геля выглянула из-за перегородки в поисках администратора. В зале его не оказалось, только официантка рассматривала «меню» - полноценное, на несколько страниц – и радостно кивала, а очередной смертник развалился на диване с улыбкой блаженного безумия. Но едва он сообщил, какое блюдо желает отведать, девушка поёжилась, неуверенно переспросила, а посетитель громко рассмеялся. Она поспешила на кухню, испуганно и растерянно шаря взглядом в поиске администратора.

– Что там? – поймав ее за руку, зашептала Геля.

– Вишнёвый пирог по рецепту его мамы...

Приятный женский голос тут те принялся диктовать список ингредиентов в ухо.

– С кровью ангела.

Женский голос запнулся и после небольшой паузы заявил, что заказ невозможно исполнить, так как крови у ангелов нет.

– Пусти, я должна поговорить с начальством! – сорвалась на визг официантка, вырываясь на свободу.

Официантка убежала, оставив Гелю одну. Она попросила повторить рецепт обычного пирога, который готовила мама смертника. Женский голос мелодично напомнил, что посетитель заказал другое.

– Сама разберусь, диктуй давай!

Продукты, граммы, миллилитры затанцевали в голове, Геля ловко вмешивала в чашку то одно, то другое, уложила тесто в форму, добавила вишню с сахаром и крахмалом, отправила в печь.

Достала соусник, поставила перед собой. После всего, что Геля узнала в этом месте, просто нельзя было отпускать смертника с таким «разнообразны меню». Правильно ли это – совсем другой вопрос, возможно, потом она получит на него единственно правильный ответ. А сейчас ей нужно, позарез нужно приготовить соус из крови ангела. Будь это обычный ресторан, такое пафосное название заполучил бы какой-нибудь обычный брусничный соус, но тут всё по-другому.

«Ангел-ангел, мне бы твою кровь...», – подумала Геля, разрезая свежую вишню для украшения.

– Мау! – пробасил прямо над ухом Бегемот.

От неожиданности рука с ножом соскользнула, оставив на указательном пальце порез. Геля моментально сунула травмированный палец в рот. Привычка дурацкая, нет, чтоб под водой подержать, теперь вот привкус крови...

От неожиданной счастливой догадки Геля замерла. Покосилась на соусник, на нож, потом зачем-то на кота. Тот довольно жмурился и облизывал сметану с морды.

Через несколько минут на кухню влетела официантка с Игорем. Застав Гелю в кресле, попивающую морковный сок и почёсывающую за ухом развалившегося на соседнем кресле кота, администратор испытал весьма смешанные чувства.

– Геля! Ты чего расселась!.. Сир, я очень сожалею, похоже, мы потеряли этого клиента...

– Всё готово, неси.

– С ума сошла? Мы не можем обманывать клиента!

– А мы никого не обманываем, – отстранённо пожала плечами Геля. – Там есть кровь ангела. Ангелина в переводе означает ангел.

– Да ты... да это... ох. Сир, вас это устраивает?

Кот басовито мяукнул, и официантка метнулась относить приготовленное блюдо. Игорь нервно улыбнулся и ретировался с кухни. Геля пошла менять повязку, а когда вернулась, на месте кота сидел человек. Плотного телосложения, но приятный на вид, с завораживающим взглядом кошачьих янтарных глаз.

– По такому случаю хочу лично выразить вам благодарность, от всей конторы, – проговорил нараспев бархатным тоном и расплылся в улыбке Бегемот. – И...

У Гели в руках появился конверт.

– Ваши премиальные, включая компенсацию за... моральный ущерб. Не каждый человечек может с подобной уверенностью богохульствовать.

Геля впервые пожалела, что слабо разбирается в религиозных вопросах. Это когда она успела? Бегемот прищурился и пояснил:

– Вы, Ангелина, имели неосторожность выдать себя за ангела, а это, на минутку, непростительный грех. Не смертный, прошу заметить.

Разницы Геля не знала, о чём осторожно сообщила. Послышался тяжёлый вздох.

– Даже за смертный грех можно получить прощение. Собственно, вам стоит лишь выглянуть в зал. Вся эта затея с последним ужином – ни что иное как лазейка для тех, кого приговорили к смертной казни и того, кто не соизволил раскаяться. Их тоже ждут на Небе. Мне лично противна эта концепция, и потому я всеми силами – насколько могу, разумеется – ей сопротивляюсь. Я буду до скончания веков приглашать смертников на последний ужин и отправлять их души туда, где им самое место… – он прервался и мягко, по-кошачьи, улыбнулся. – Я увлёкся, простите. В любом случае, вы – превосходный исполнитель, и я буду рад и впредь работать с вами. О вознаграждении не беспокойтесь, можно потратить потом.

Человек утробно мяукнул и вновь превратился в кота. Геля, не отрывая взгляда от конверта, хрипло крикнула Игорю, что уходит, быстро переоделась и вышла на улицу.

Вскрыла конверт, развернула листочек, прочитала надпись. «Всё, что душе угодно». Серьёзное желание, выходит. В конверте лежал ещё один лист. «Пожизненный контракт. Срок предложения неограничен. Для подтверждения трижды плюнуть через правое плечо, для отказа порвать и выбросить».

Пожизненный контракт, стало быть. Предложение правильное, хоть и жуткое. Если всё и вправду так, как сказал Бегемот, ничего лучше её не ждёт.

Геля аккуратно сложила оба листка в сумку. Возможно, когда-нибудь она воспользуется причитающимися бонусами, а пока… Пока стоит подумать, приходить ли сюда завтра.

Сон долго не шёл, мысли возвращались к двум бумажкам в сумке, к самой себе. Геля, вообще-то, не была верующей, но после такого воображение строило немыслимые варианты реального устройства мира и своего места в нём. Картина не особо воодушевляла. Геля не выдержала: пробежала на цыпочках, съёжившись от холода, до коридора, достала листочек с желанием, загадала, дождалась, пока прогорит, сгребла тёплую золу руками, выбросила. На результат особо надеяться не приходилось – слишком много закономерностей нарушало желание, но теперь, по крайней мере, не было соблазна потратиться на что-то другое.

На следующий день Геля пришла и отработала смену в ресторане.

Шло время, закончилась учёба в колледже, одна официантка сменяла другую, даже Игорь уволился через пять лет. В «Тёплом приёме (внизу)» остались только два неизменных работника – Геля и Бегемот. Он каждый раз встречал её мурлыканьем, больше похожим на рычание крупной собаки, заглядывал в сумку, словно проверяя, цел ли её листок с пожизненным договором, и каждый раз убеждаясь в этом, забирался на кресло, чуть ли не полностью укрывшись пушистым хвостом. В свою очередь, Геля молчаливо готовила любые блюда, ожидая и страшась дня исполнения своего желания.

Кто-то однажды сказал, что если ты чего-то жаждешь всей душой, то Вселенная будет идти на встречу, ну или что-то вроде того. Желание действительно исполнилось. Ровно за сутки до того момента, когда Геля должна была умереть, Вселенная сломала все законы: заставила людей забыть, что смертная казнь в России не применяется, нарисовала ложные обвинения, говорила ртами свидетелей. Геля, вопреки всему, оказалась приговорённой к смертной казни, и её ждали два последних ужина, оба – чистой воды формальность, но второй сейчас может решить её дальнейшую судьбу.

«Тёплый приём» с другой стороны, из банкетного зала, выглядел настолько размытым, что казалось, это – всего лишь смоченный водой лист, на котором решили порисовать акварелью. Официантка скорее угадывалась в цветной мозаике из белого, синего и светло-каштанового, но вот голос явственно слышался:

– Позвольте взглянуть на ваш список.

Геля даже растерялась. Список, список. «Меню»! Но у неё ничего нет. Она растерянно порылась в карманах джинсов, еле нашла скомканную бумажку. Преодолев соблазн развернуть её и посмотреть, Геля протянула список официантке. Бумага моментально слилась с остальными пятнами, так что не удалось даже приблизительно понять размер.

– Это – ваш последний ужин. Позвольте, наши повара приготовят для вас достойное прощальное блюдо.

– Спасибо, мне ничего не нужно здесь.

– Подождите, я передам управляющему.

Пятно официантки растаяло в бело-лавандовых пятнах прованса, ожидание затягивалось. Наконец, официантка вернулась.

– Управляющий просил уточнить, если вам ничего не нужно здесь, возможно, мы предложим вам еду на вынос? Или же ещё как-то поможем вам в эти последние минуты?

– Боюсь, это вне вашей компетенции, мне пора, спасибо.

Геля вышла из ресторана, и вошла в зал ожидания. Кругом двери, металлоискатели, охранники и контролёры – тоже размытые, чёрно-белые. Прямо перед входом – высокие ворота с металлоискателем. Чёрно-белый охранник попросил её пройти, она послушалась, но замерла на месте, едва услышав противное пиликанье. Следуя вежливой просьбе, Геля вывернула все карманы, но ничего предосудительного не обнаружилось, даже списка и того не было.

– Тогда позвольте, – белая рука-пятно потянулась навстречу, коснулась ложбинки между ключиц и, вытянув листок, протянула его Геле. – Это входит в категорию запрещённых вещей.

Геля вцепилась в листок. Её пожизненный контракт, засел так глубоко, что уже стал частью её, навязчивое притяжение… Зла? Геля так и не разобралась за всю жизнь.

– Обычно об увольнении принято сообщать заблаговременно, – послышался за спиной знакомый голос.

Геля обернулась, и увидела размытое огромное чёрное пятно, по очертаниям напоминавшее не то человека плотного телосложения, не то огромного кота, не то мрачное чудище, с двумя янтарными кругами глаз.

– Мне не сообщили, когда исполнится моё желание.

– Все беды от неосведомлённости. Последнее предложение – оставайся с нами, Ангелина. Спроси у себя: почему ты хранила договор?

– Нет, я лучше спрошу у тебя… У вас.

Бегемот коротко хмыкнул, но с явным одобрением.

– Получу ли я ответы на свои вопросы? Честные и полные.

– Я не могу тебе этого гарантировать, поскольку и сам не знаю всего. Но, только между нами, если бы знал, сказал непременно.

Геля сухо кивнула и отвернулась. Ей нужны ответы, именно поэтому она здесь, именно поэтому листок разорван на мелкие клочки и отправлен в мусорную корзину. За спиной послышались утробные звуки, что-то среднее между человеческим голосом и рёвом дикого зверя.

– Жауль.

Действительно, немного жаль. Кухня казалась наполненной жизнью, а здесь… Пусто и одиноко.

Второй раз ворота не среагировали, и Геля прошла в зал. Вот он, терминал: «Обслуживание верующих», «Обслуживание неверующих», «Ожидать Судного дня»… Геля нашла пальцем нужное, не смогла сдержать улыбки и ткнула в строчку.

«Мне только спросить, ваш порядковый номер - 2348971660». На общем табло в соответствующей графе отображался восьмизначный номер. Ничего, можно и подождать. Геля готова была ждать, сколько угодно, лишь бы понять, ради чего существовала процедура последнего ужина, и кому она в конечном итоге помогала.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+3
327
16:10
+2
Эээээ… Какие-то смешанные чувства после прочтения. Если даже ГГ ничего не поняла, то как быть читателю? И за какое преступление ей назначили смертную казнь?
16:46
+3
Смертная казнь ни за какое преступление — по ложным обвинениям.
18:19
+1
Если даже ГГ ничего не поняла, то как быть читателю? — очевидно, тоже не понимать)

И за какое преступление ей назначили смертную казнь? — Юлия вам ниже верно сказала, смертная казнь ни за что. Это было её «всё, что душе угодно», оно не могло не исполниться.
20:23
Да, спасибо Юлии. После её комментария перечитала рассказ :)
16:14 (отредактировано)
+2
ГОЛОС за попытку метафизического рассказа. Финал покомкан, однако.
18:20
+1
всё верно))) спасибо за голос rose
16:43
+3
Вопросов конечно много после прочтения. К примеру, почему последний ужин лишь для осужденных на смерть? Будто нет грешников, которых никогда не судили. Какой-то узкий охват.
Для чего Геля собиралась расторгать контракт, если все так просто: «Не приходишь – не готовишь и, соответственно, не получаешь вознаграждение. Все на добровольной основе».
Потом вот это: «Человек всю жизнь творил чёрт-те что, потом его ещё хотят вымыть, очистить и на Небо забрать» — администратор этим, вроде недоволен. И вообще, я так поняла, «внизу» не желают терять клиентов. Для чего тогда вся эта затея с последним ужином — ну отправляли бы сразу в пекло, без выкрутасов. Ладно бы, ресторанчик был в ангельском ведомстве, было бы логично.
Это все смущает.
НО! Самая идея интересная, нестандартная. Предугадать было невозможно, что будет и чем все закончится. Атмосфера такая уютно-ироничная. И вот это «Мне только спросить» в финале — прелесть ))
ГОЛОС.
17:19
+1
Мне только спросить — и мне очень понравилось
18:28
+1
спасибо за голос! rose
как обычно, я косяк по поводу акцентирования на нужных деталях. а вообще, там много всего можно написать, было б время)))
15:19
+1
В этом что-то есть. Но я как-то не поняла финал. Словно продолжение следует…
18:29
ну продолжения точно не будет))) а остальное можно попробовать расширить. спасибо за комментарий)
17:08
+1
Все бы ничего… да, нестандартно, хотя и мило… но есть вопросы. Во-первых, как-то никто не обратил внимания на то, что название произведения — УЖИН ОТДАЙ ВРАГУ — не соответствует содержанию… на мой взгляд. Во-вторых, насколько я понимаю тема задана — ДОМАШНИЙ ПИРОГ. Ну, и где он в рассказе, пирог этот?
17:34
Ну, и где он в рассказе, пирог этот?
Так вот же:
"– Что там? – поймав ее за руку, зашептала Геля.
– Вишнёвый пирог по рецепту его мамы..."
17:46
Пирог здесь:

Вишнёвый пирог по рецепту его мамы…
– С кровью ангела.

А ужин отдай врагу… Это сложный вопрос. Пока не понял.
17:48
Хех… пирог-то есть, но он ведь не является самоцелью, а всего лишь один из… множесмтва рецептов… такшта
19:15
+2
Но именно этот пирог и находчивость героини при исполнении заказа стали причиной премиальных «все, что душе угодно» и определили финальные действия.
20:32
Ланв, с пирогом понятно, а что с ужином и врагом?
20:54
+2
В этой фразе ведь никаких глубинных смыслов. Геля воспринимает посетителей, да и хозяев заведения, как врагов:
«В доме врага горек хлеб – похоже, это на самом деле так»
«Игорь, а тебе не противно?»
Готовить для грешников не хочется, но:
«После всего, что Геля узнала в этом месте, просто нельзя было отпускать смертника с таким «разнообразны меню»»
19:18 (отредактировано)
+1
Геля ж за идею работала. Чтоб ни один смертник не ушёл от расплаты. Потому как Враг.
18:31
спасибо за комментарий)
от пирога всё плясалось, но, понятное дело, с этим можно не согласиться. а про название моя точка зрения совпадает с тем, что озвучила Юлия ниже
19:29 (отредактировано)
+1
Эта история по выдумке круче, но какая-то она сновиденческая. Будто всё не наяву происходит, а просто пригрезилось. Тем не менее ГОЛОС сюда. За фантазию.
18:36
+1
Ирина, спасибо за голос drink
Да, немножко размыто, как будто не наяву. Просто ГГ очень хотелось, чтобы всё это оказалось лишь сном и ничем иным)
20:11
+2
Многое в этом рассказе не стыкуется. Не все мне, как читателю понятно. Но идея, как мне кажется, шикарная. Доработать бы этот рассказ.
Вот за атмосферу, за идеюГОЛОС оставлю этому рассказу.
Автор, не поленитесь, доработайте!
18:37
+1
Спасибо за голос rose
Да, вы правы, рассказ нужно дорабатывать. Хочу довести до ума, нарастить объёму. Как минимум, уход Игоря нужно добавить)) мне так кажется.
20:25
Буду с удовольствием ждать расширенный вариант :)
22:21
+1
Уязвимая идея с рестораном. В «Тёплом приёме» выполняют последнее желание смертника. Не смогут выполнить заказ, и тот уйдёт от возмездия. Так, они ж все шашлык из ангела будут требовать. И тут одной Гелей уже не обойдёшься.
18:39
+1
Смертникам трудно пообщаться друг с другом после посещения «Тёплого приёма (внизу)», потому что они после этого немножечко умирают))) так что идея совсем не уязвимая. это был уникальный случай, просто человек немного псих, что с него взять unknown
Карина
15:45
Мне очень понравилось! На мой взгляд, всё правильно. Если бы Геля не отнеслась к посетителям с предубеждением (не её право кого нибудь судить), то не попала бы в такую ситуацию. Это была проверка на терпимость к чужим грехам. Она её не прошла. Так часто бывает, в чужом глазу… А дальше, огромная очередь. Для чего? Всё просто. Чтобы дать душе понять свой грех и раскаяться. Девушка прожила жизнь не осознав вину, а в надежде на лазейку. Думаю, если ничего не изменится, то сидеть ей в очереди придётся очень долго, пропуская льготников, детей и т.д.
Комментарий удален
18:40
+1
Аминь! wonder
19:46
10:02
+1
Пирога нет. Все повествование напомнило «Мастер и Маргарита». Та же фантасмагория, сказочность и трагичность.
Только вопросов больше.
18:40
+1
Спасибо! Оченно лестно.
11:59
+1
Пожалуй что здесь ГОЛОС. По большому счету работы равны, а субъективность моя говорит: здесь оставь. Да, не все понятно, но битва бабушек меня не очень привлекает, а такой загадочный ресторан — вполне. И написано хорошо, без явных ошибок
18:41
+1
да признайся уже, что за котика голосовал laugh
спасибо большое rose
18:52
+1
Хм… сначала все виделось как заигрывание с Михаилом
Афанасьевичем, даже Геля как будто бы с двойной отсылкой — помимо озвученной автором, ещё и производное от Геллы.
И поначалу я готова была похихать, но по мере чтения рассказ удивил.
Идея рассказа занятная, хоть кажется не вполне доработанной, либо автор сам не готов дать ответ на поставленные в финале вопросы.
В общем, голос однозначно сюда.
18:46
спасибо rose
история, конечно, требует доработки, возможно, серьёзной. но я рада, что удалось немножко повеселить и удивить smile
19:07
+1
Понравился язык автора, сама идея, но показалось чуток затянуто. Всё-таки краткость — сестра таланта. Ближе к середине рассказа я заскучала и не дочитала до конца.
18:42
это же отлично))) спасибо!
Загрузка...
Анна Голубенкова №1