Эрато Нуар №1

Лампочка

Лампочка
Работа 5. Тема: Ледяная избушка

Город Каляев сыто дремал в деликатном тепле бабьего лета. Кружили паутинки в поредевшем пространстве, небо продёрнули белыми перьями, и чуть слышно шуркали падающие листья.

Соколенко, покуривая, обозревал с балкона третьего этажа гостиницы центральную площадь, вымощенную округлым булыжником, с ровными прямоугольниками газонов, кляксами-всполохами ажурных клёнов и фонтаном по центру.

- Приятно тут, - оценил он.

Особенно после столичного, совсем не осеннего зноя, - добавил мысленно.

Командировки Соколенко не любил. Но мирился. Честно сказать – слава богу, в Сибирь не посылают. Не для тундры его роза цвела, там бурильщики и гляциологи пусть вошкаются.

Каляев же - перевалочный пункт. Распределительный узел. Натыкали их в такие вот городки на западе и северо-западе страны. Подвели сосуды-трубопроводы из-за Урала (и один, тоненький, с Кольского); нарыли буферы и отстойники; и отфильтрованную, нормализованную мерзлоту гнали в европы.

Нагородили мерзлотососущую систему в рекордные сроки. Хорошо - быстро не бывает: что-то постоянно лопалось, ломалось и везде трещало по швам. Соколенко, как безотказный и квалифицированный специалист по холодильному оборудованию, регулярно затыкал возникающие то тут, то там бреши.

В Каляеве его окружили вниманием, прицепили пухлого замзама шишки из администрации города. Соколенко запомнил лишь имя – Роман и что тот постоянно обращался к нему официально: "Андрей Петрович", хотя и были они, кажется, близки по возрасту – лет около сорока.

Мерзлотный распределитель находился рядом, ровно напротив гостиницы. Соколенко усмехнулся, вспомнив, как Роман назвал распределитель "Ледяной избушкой".

Шутники.

- Чудные они, - сказал вслух.

Обычно мерзлотный распределитель – небольшой коробок поверх изолированной ямы. Трубы, вентили, пункт управления. Реостат и конденсаторы. И где-то на окраине города. А тут в центре, и всё вместе: городская знать, технический персонал, сам пункт. Фонтан, опять же. "Руку на пульсе держим", - объяснил замзама.

Ну ладно, пожал плечами Соколенко.

Но эта их ледяная избушка… На вид обычная жилая "панелька" в двенадцать этажей. Только бахрома инея по швам и окна морозом изрисованы.

- Да какая разница, - решил Соколенко не лезть в местные дела.

Перекусив бутербродом с кофе в столовке, прихватил чемоданчик и пошёл на объект. Возле фонтана его поджидал Роман.

- На прогулку, Андрей Петрович? – круглое лицо излучало добродушие.

- Да чего разгуливать. Дело не ждет.

- Резко начинать нельзя, - хихикнул Роман. – Шучу, шучу. Пойдёмте, провожу вас.

Перед калиткой выписали у охранника пропуск Соколенко на несколько дней и прошли к дому. Мох инея на стенах, заиндевелая дверь подъезда, скользкие ступени…

- Необычный у вас распределитель, - отметил Соколенко, задрав голову. – Ледяная избушка, говорите? – повернулся к Роману.

- Именно! – закивал тот. - Это наше ноу-хау! Говорят, на федеральном уровне одобрили, в будущем везде так будут делать.

- Да ну? – выгнул бровь Соколенко.

В мутном окне цокольного этажа поймал краем глаза отражение – круглый и тонкий. Ну прямо Сервантес.

- Конечно! Ведь такая экономия… Всё ж готовое: трубы, помещения под обслуживающий персонал, подвал...

- Людей только выселить, и готово, - пробурчал Соколенко.

- Что? А, людей… ну, это вы не волнуйтесь, - заверил Роман и, достав платочек, промокнул вдруг намокшую лысину.

- Да я и не волнуюсь, - пожал плечами Соколенко. – Тут у вас главная рефрижераторная? – Стал спускаться в подвал.

- Может, вызовем Костика? – Заспешил за ним с ключом наготове Роман.

Точно. Костик. Главный инженер. Он же и линейный инженер. И швец, и жнец. Обычное дело: один работает, десять смотрят. Только и сам Костик этот - малахольный, молоко не обсохло.

- Давайте без него глянем пока? – Соколенко толкнул отпёртую дверь.

Официальная бумага, пришедшая из Каляева, напоминала жалобу в ЖЭК от обиженной тётки – "Плохо морозит".

- Да ни хрена не морозит, я бы сказал, - пробормотал Соколенко, зайдя внутрь.

Достали из подсобки и натянули на себя тёплую униформу. В полумраке гудел конденсатор, змеились по полу и потолку трубки и трубы разных диаметров. Соколенко понял и без пирометра – слишком тепло.

Конечно, местные на руках его носят. Ещё немного и полетят головы. Срыв поставок – это не кот чихнул. Тут увольнением не отделаешься.

Правда, это в теории. Обычно выходило, что списывали всё на износ изначально дохлого оборудования.

- Ничего, потерпят на своих куршавелях без морозца немного, а? – подмигнул Соколенко Роману и полез под основную трубу. – Да и не сезон…

Тот скривился и возразил:

- Так ведь летом сейчас даже больше просят, чем зимой.

- Да уж. А кричали-то как: сейчас Гольфстрим от потепления потонет, все замёрзнем! А нате – только жарче пышет. Говорят, где в Европе без нашей мерзлоты, под пятьдесят летом было… Да чего уж, не жалко, подкинем. Тут, я слышал… - Соколенко вылез из-под трубы и крутанул какой-то вентиль. Зашипело.

Роман вновь обеспокоенно вспотел.

- Что там?

- Да пока ничего, - задумчиво проговорил Соколенко, принюхиваясь. – Слышал, говорю, что арабчата тоже перегрелись, начали узнавать, что почём. Вот там труба, так труба будет!..

- Это на юг, значит?

- На юг, куда ж ещё?

- Так это мимо нас… - вздохнул Роман. – Да и общественность не даст.

- Ой, чего там она не даст… - махнул рукавицей Соколенко. - Их отчётами завалят, что мерзлоты у нас ещё хоть на тыщу лет, что вся эта планетарная тёплая расхлябанность не про наши сибирские глубины. Да и то - скажут (и покажут в деталях), что теперь райские кущи там, где мерзлоту откачали. И все заткнутся! Ну, в крайнем случае, крошек с барского стола подбросят.

Соколенко ходил от трубы к трубе, возился возле конденсатора, что-то измеряя прибором из чемоданчика, и говорил, говорил, не умолкая. Он любил молоть языком во время работы. И собеседник ему был совершенно без надобности. Роман же от его слов краснел, потел, но помнил наказ начальства – холить и лелеять. Чтобы всё получилось. И он кое-как поддакивал, не успевая отслеживать перемещения командировочного по подвалу.

- Ну, чего, пойдём? – сказал Соколенко, очутившийся вдруг рядом. Складывал инструмент в чемоданчик.

- Что, всё?! Работает? – засветился от радости Роман.

- Фиготает! – хмыкнул Соколенко. – Плохо дело. Непонятно. С кондачка не разберёшься. Пойдём на воздух.

***

К вечеру третьего дня Роман схуднул с лица, побледнел и уже почти не улыбался. Точнее на его круглой физиономии застряла кривоватая ухмылка, которой он встречал бесконечные, казалось, вздрыги Соколенко: "А давай-ка проверим хранилище… ", "А что у нас с температуркой на входе?", "А закажи-ка машину на дальний кордон, поглядим, что там к вам подходит, а то, может, утечка где…". Роман пыхтел, кряхтел, пил водичку, звонил начальству и выполнял любой каприз гостя из Москвы.

А Соколенко чесал репу, отказывался от приглашения на шашлык к мэру на дачу, сдёргивал Романа с семейного обеда, курил ночью на балконе и думал.

Подводящая труба в норме. Хранилище холод держит, конденсаторы рабочие. Не без огрехов, конечно. Но всё в рамках. Но вот где-то да барахлит ледяная избушка и норму на выход не выдаёт. Мерзлота вытекает кургузая, плохой температуры, тонкой струйкой.

Весь в мыле и рабочем азарте, Соколенко таскал за собой очумевшего от такой деятельности замзама, не вглядываясь в уютной городок, не глазея на сарафаны тоненьких девчонок, не замечая аккуратной зелени и ровных тротуаров.

- Где же, где же… Чудес ведь не бывает, – бормотал он поздним вечером в воскресенье, поводя в задумчивости очередной сигаретой.

Пахучая ночь раздражала Соколенко своей тугой тишиной. Он сунул гневно бычок в пепельницу и схватил телефон.

- Серёг? Спишь? – Соколенко глянул на часы – начало второго.

Трубка возмущённо забулькала – он отставил её от уха.

- Это хорошо, что спишь… Ага, ага. Обязательно схожу!.. Теперь давай, отвечай без раздумий. Что самое важное в холодильнике?

Когда случался на работе затык, подобный Каляевскому, Соколенко тыркал лучшего друга. Тот ныл и ругался, но чаще всего Соколенко помогал.

- Что?! – Соколенко сморщился, дёрнув головой. Улыбнулся. – Слушай, Серый, ты прекращай по ночам жрать!.. Всё, всё… Спи! – положил трубку.

Усмехаясь, натянул куртку, проверил содержимое чемоданчика, хлопнул крышкой и тихо вышел с ним из номера.

***

В одном углу рефрижераторной с потолка таращился пустотой ламповый патрон. И, попробуй, заметь отсутствие одной лампочки, когда их тут целый легион.

Соколенко достал из чемоданчика подходящую, залез на стремянку и ввернул лампочку до хруста и скрежета. И почти сразу почувствовал, как начал остывать в помещении воздух и загудели выходные трубы. Когда слез со стремянки, под ботинком хрястнула ледком полная талой воды лужица.

Приговаривая: "Вот же старый жрун!", он вылез из подвала в пряную ночь. Задрал голову, вдохнул звёздного громадья и чуть не заорал в радости от сделанной работы. Но, пожалев спящих жителей, зашагал в гостиницу, лишь тихонько матеря рукожопых местных техников.

***

Утром отметил командировочное, выслушал сбивчиво-торопливые благодарности от Романа (и от всего города в целом), сел в вызванную для него машину и поехал в областной центр на вокзал.

В дороге Соколенко овладела приятная полудрёма; он слушал вполуха трепотню водителя и отрешённо глазел в окно. В Каляев его привезли по темноте, и окрестностей он разглядеть не сумел.

За окном тянулись поля, кое-где перепаханные под зиму, но в основном поросшие цепким бурьяном; кучерявились по оврагам островки порыжелого леса с тёмно-зелёными еловыми вставками; уютно курились в осенних дымах сизые деревеньки. Тут над горизонтом мелькнул сахарной белизной холм правильной треугольной формы. Соколенко всё в том же сонливом прищуре потянулся взглядом за белой пирамидой.

- Что за гора такая? – спросил вяло у водителя.

- Так это ж наш Каляевский круглогодичный горнолыжный центр. Недавно вот только мэр открывал! - обрадовался тот, покручивая руль. – Говорят, губернатор в центре ещё круче построит. И вообще, сказали, каждому жителю - по собственной ледянке…

Швирк! – шибанула искра в Соколенковой голове. Он выпрямился в кресле.

- Разворачивай, - велел водителю.

- Что? – тот всё улыбался.

- В город, говорю, давай назад. Восточная улица, дом восемьдесят девять, - отчеканил Соколенко адрес мерзлотного пункта. – Ледяная избушка, мать вашу.

***

Возле дома (и, судя по всему, внутри дома тоже) кипела работа: из окон свисали шланги-рукава, наподобие пожарных, воткнутые в огромные фуры; фуры гудели таким знакомым Соколенко холодильным гулом. Командовал мерзлотным хищением неожиданно строгий и собранный Роман.

Соколенко чертыхнулся и кинулся в открытый подвал.

Там, на кривой табуретке стоял задохлик Костик, инженер-малолетка, вознёсшийся на Каляевских мерзлотах по карьерной лестнице прыщавым вихрем. Он пыхтел, пытаясь вывернуть лампочку, намертво вкрученную Соколенко накануне.

- Ты что же, гад, делаешь? – закричал Соколенко.

Костик вздрогнул и от этого вздрагивания с табуретки ссыпался.

- Роман Анатольевич сказал, что если без лампочки, то расход обнуляется… - постанывая от ушибов, забормотал он.

Над ним навис Соколенко с перекошенным от злобы лицом.

- Обнуляется? – заскрипел он зубами.

- Андрей Петрович, ну что вы, право слово, переживаете? – это замзама Роман спустился в подвал. – Как маленький, ей-богу. Ведь то в куршавели буржуем, а это - своим. Я же говорю, на федеральном уровне одобрили. Проект так и назвали "Ледяная избушка". Пока, правда, приходится вот… лампочками да шлангами обходиться... - Роман улыбался и шёл на Соколенко с раскинутыми в стороны толстыми руками, словно намереваясь задушить того в объятиях. Лишь бы гость из столицы не беспокоился ни о чём.

Соколенко прислонил горячий лоб к гудящей морозом трубе. Арктический холод проникал прямо в мозг, и Соколенко казалось, что он слышит стоны оторванной от сибирских корней мерзлоты.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+15
702
Aed
17:39 (отредактировано)
+2
Это про газ да? Любопытная аллюзия. И читалось легко, но вот конец смазанный вышел.

П.С. Да, за МКАДом жизни нет, а за Уралом сразу тундра и вечная мерзлота. Пишу с дерева, отбиваясь от медведей.

П.П.С.
Не для тундры его роза цвела, там бурильщики и гляциологи пусть вошкаются.

Это достойно перлов я cчитаю! crazy
17:41
+2
Пишу с дерева, отбиваясь от медведейПишу с дерева, отбиваясь от медведей

Вот оно чё! А я-то думаю, куда это они на ночь глядя делись все. Непорядок!
19:56
Последнее предложение просто отличное, а сам рассказ… ну такое. Много вопросов к самой концепции, несмотря на то, что принимаю некоторую условность происходящего: мерзлоту? По трубам? Мне кажется, дешевле на месте сконденсировать.

Момент с многоэтажкой так и остался загадочным. Так и просилось, что именно из-за этой особенности «холодильника» что-то пойдёт не так, особенно когда Роман испариной покрылся. Ну, Белые Ходоки там из квартир полезут, в которых жители превратились, не знаю… А мороз уходит на поддержание их «жизни», потому что это чьи-то родственники и друзья, дать погибнуть без холода жалко. Видимо, хочешь что-то прочитать, пиши сама и не ной.

А так… Опять масштабная коррупция в России-матушке с федерального одобрения, даже в фантастическом будущем. Ничего нового не сказали. И ещё потом удивляются на медиа-площадках, и чего это у нас 53% молодых людей хотят уехать из страны…
07:12
Автор, простите, но было скучно. Описательные описания — это очень на любителя. Не мое
11:53
Вот тут скука, скука, скука, о, прикольно, дело в лампочке было, и как-то сразу хорошая история получилась, а потом — бац! Финал плох.
Рассказ-то закончился, когда Соколенко уехал. Ну зачем вот это непонятное — происки правительства, коррупция, уууу.
Мало того, еще и оборвали на полуслове — что сделал-то ГГ? Плюнул на них? Высказал им все? Понял-простил? Революцию возглавил? Хоть что-нибудь!
В итоге: начало подзатянуто, потом гораздо лучше, как-то красиво даже, лично для меня. А финал все подпортил. Я, конечно, никто и звать меня никак, но посоветовал бы либо убрать, либо дописать до логической точки.
16:05
+1
А что не понятного-то? Все, Соколенко с тех пор никто больше не видел… Пропал человек по дороге (официальная версия)…
16:16
+1
)))))))))))))))))
Хороший рассказ и написан замечательно
Потом приду и нахвалю
))))))))))))
21:10
+2
А вот ГОЛОС. Нравятся мне такие приземлённые аллюзии на больное.
Ещё один прекрасно написанный рассказ, который приятно читать. Единственная помарка, на мой взгляд, в кульминации: несколько сумбурно описано собственно хищение. Пришлось перечитывать. Без лампочки мороз не туда идёт, так? Или всё-таки вообще не идёт? И если они собирали это всё в фуры, то где были фуры, когда Соколенко там был. Не, в целом, всё понятно, просто немного сумбурно.
А в остальном — хорошо.
15:08 (отредактировано)
+1
Вот честно говоря да, у меня внимание тут еле держалось. Конденсаторы, трубки, а кончилось чем? Можно я буду тем, кто скажет «ниченепонял»? Зачем они это все делали?
Скорей всего такое впечатление потому, что тема мне не близкая… Вот медведи…
18:40
+1
Отличный рассказ, интересная идея, не без юмора, да. Динамично, читается легко, понравилось описание Соколенко, особенно, что он не идеализирован, а эдакий человек системы, хоть и работящий.
Вот только смущаю меня пара моментов:
1) Лампочка, бесспорно, в холодильнике самая важная вещь… когда надо ночью найти колбасу. Но на способность морозить она уж точно не влияет. И автору это конечно понятно. А мне не понятно, почему лампочка? Просто какая нибудь мелочь? Это как-то мелко… но при это не достаточно мелко, что было саркастично. Можно было и горшок с лишайником не по фэн-шую поставить.
2) Зачем надо было делать дом? Через окна легче шланги пропускать? Моя не понимать…
08:56
Лампочка, полагаю, объясняется просто: лампочка — элемент цепи, недостающий элемент снижает общую функциональность (например, одна сгоревшая лампочка на фаре — мелочь, казалось бы — может повлечь за собой перегорание остальных, так как напряжение в цепи уже не то...) Думаю, тут логика та же, хотя не факт. Что до дома… А почему — нет? Дом это будет, сахарное озеро или инопланетный объект — какая разница? Антураж, не более.
12:18
недостающий элемент снижает общую функциональность

Ну что я могу сказать, тогда электрик там просто… пупер, и лампочка порядка той же мощности, что и рефрижераторы. Ну… ладно.

18:10
Это теоретическая попытка натянуть сову на глобус, не более:)
18:19
+3
По-моему, лампочка как причина неполадок — это такой изящный парадокс. Примерно как то, что мерзлоту на экспорт по трубам продавать. Это же фантдоп, с мерзлотой. Так и с лампочкой, нет тут особого технического обоснования, только красивое литературное фуэте.
18:31
тоже, вполне себе объяснение :)
Кстати, да))) Холод по трубам передавать почему-то никого не смущает))))
20:55
+1
Так вот изящности я и не вижу pardon
На вкус и цвет…
18:05
+2
ГОЛОС здесь. Уж больно гладко и гармонично написано. Прям вот сочинение на пять. )))
Дом холодильный для близости темы наверно, хотя и можно прочесть как параллель «дом — страна»
02:23
+1
Так убили столичного гостя за излишнее любопытство или нет?
Или только попугали?
Даж не хочется вдаваться в технические нюансы. Бог с ними. Написано то вкусно. Юмор такой солиднодядьковский, не для современного читателя. Читал рассказ и смаковал. Автору респект! thumbsup
16:52
+1
Я тут просто подпись поставлю и дальше пойду.
15:01
+1
Юмор такой солиднодядьковский, не для современного читателя.


Ну да, ну да, пошли мы нах*р tired

Хотя признаю, что-то такое понедельникначинаетсявсубботовское я здесь уловила) Именно из-за этого концовка так разочаровала.
12:50
+1
Во-первых, необычное решение с ледяной избушкой. Вообще весь этот абсурд с мерзлотой на фоне российских производственных реалий — просто замечательно.
Во-вторых, прекрасный отточенный стиль.
В-третьих — живой, думающий, подвижный персонаж, за которым хочется наблюдать, с которым хочется идти, ехать, возвращаться. Короче, я бы еще про него почитала ))
В-четвертых, ГОЛОС.
10:11
Так-то, в наших реалиях что угодно замечательно, если начинается с мерз...:)
14:42
Нет уж ))
ГОЛОС за белую пирамиду и стоны мерзлоты.
10:14
+1
Да, для меня — нудно. Но это не объективная оценка, а лишь соответствие определенным ожиданиям.
По факту же, текст не содержит лишнего (стройный аки бутылочка кока-колы), без ружий, с понятным финалом, который, вроде бы и оставляет место для фантазии, но… на самом деле — нет.
голос, потому что это рассказ, а не зарисовка, и не сказка!
Голос
12:00
+1
За первые два абзаца — огромное спасибо и обязательный плюс.
Потом, правда, стало больше бытово и попроще. Но начало… Выше всяких похвал!
18:28
Это отлично, это очень хорошо, а вот за это
ознёсшийся на Каляевских мерзлотах по карьерной лестнице прыщавым вихрем
отдельное мерси!
Разрываюсь между этим и притчей, но все же ГОЛОС сюда отдам )
00:41 (отредактировано)
+1
Автор Лампочки — очень интересный), не побоюсь этого слова, мастер своего дела. Как еще можно объяснить, что эти нудли про погоду с высосанной из пальца ледяной избушкой я смогла дочитать до конца и даже подумываю проголосовать и это при наличии снежной бабы, мертвого Робин Гуда и метеоролога-снегура? Необъяснимо, но факт.
Браво!
*тут ни грамма сарказма, ехидства и прочих бабских прелестей, только правда))))))
10:14
Рассказ хорош. Особенно порадовал слог. ГОЛОС за отличную работу.
13:03 (отредактировано)
Автор, вы восхитительны, но лично я последние два отточия выкинул бы к чёртовой матери. развязка с лампочкой — блеск! А остальное зачем? Поныть? Да тьху и сбоку бантик. Будем считать, что я прочитал рассказ до «Но, пожалев спящих жителей, зашагал в гостиницу, лишь тихонько матеря рукожопых местных техников», а остальное у меня не загрузилось. Вот как-то так.

Ах, да, вы меня так концовкой обидели, что я самое главное не сказал. Мне рассказ больше всего зашёл оригинальностью идеи. Я не верю, что где-то ещё смогу откопать рассказ про передачу мерзлоты (!) по трубам. Хотя сама тема турнира натянута, но оригинальность бьёт всё.
13:11
Ну, ты это… Не обижайся сильно, ок?:)
13:16
+1
Я постараюсь сдержаться)
13:15
ГОЛОС сюда.
13:54 (отредактировано)
Это ж не просто лампочка, а лампочка Ильича. Она светит простому народу. А тут приехал буржуинский специалист Плохиш и выведал нашу великую тайну. Продался, идрить его, за банку варенья и пачку печенья. Ну и настигла кара предателя.
А мы нашу мерзлоту нипочём не отдадим! Поделиться — поделимся, а отдать — фигушки.
Автор — молодец! ГОЛОС ему! Честное енотское, он — лучший.
16:55
Самый взрослый рассказ в группе, да и в Турнире. Спасибо!
18:15
ГОЛОС здесь. Думаю на федеральном уровне заинтересуются в будущем этой идеей.Нефть, газ гоним, проект перекачки байкальской воды в Китай есть, так и до холода дойдем. В рассказе не совсем понял, кто свои. И что одобрили на федеральном уровне.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1