Эрато Нуар №2

Калечные

Калечные
Работа №4. Тема: Хромая собачка

«Мечтаю о нас и нашем будущем...»

Лера улыбнулась, не касаясь провела пальцем над строчками, словно погладила. Олежка… Какой же ты милый. Открыла приложенный файл. Фотография целующейся пары. Романтик.
«Хочу оказаться в твоей мечте, милый!»
Смущённый смайл и огромная гора ответных комплиментов.
— Лер, ты тут?
Валерия ревниво прикрыла экран ладонью. Глашка, как всегда, не вовремя. Сегодня соседка по общажной комнатёнке раздражала всем, от раритетного имени до манеры одеваться.
Лера была далеко не красавицей. Обычная серая мышка, приехавшая в областной центр из никому не известного Тьмутараканска. Преподаватели таким всегда «на отвяжись» средние баллы ставят, а потенциальные кавалеры не замечают. Глафиру было трудно не заметить. В плохом смысле. Несуразная фигура, походка уточкой, огромные квадратные очки. В лице соседки по комнате было что-то отталкивающее. Никаких бородавок или шрамов, просто дикое несоответствие пропорций, заставляющее собеседника отводить глаза и побыстрее заканчивать разговор. До появления Олежки Лера крепко сдружилась с Глашкой. Обе жаловались на несправедливость судьбы и находили понимание. Два месяца чашек-ложек и совместных походов по магазинам. Два месяца перешептываний за спиной и откровенных: «Вы не из этих, розовых?» в лицо. Лере и Глаше было всё равно. Город жил своей жизнью, которая обтекала двух сдружившихся провинциалок. Девушки, ободряли и поддерживали друг друга, менялись. Макияж, туфельки на высоких каблуках. К Лере даже проявили интерес сокурсники. Это льстило неимоверно, а подруга радовалась за неё, как ребёнок.

Потом появился Олежка. Пара незначительных фраз в чате кинофорума, обмен электронными адресами в личке. Переписываться по почте было удобно. Как только тренькала эсэмеска, Лера, забыв обо всём на свете, ныряла в разговоры. Общались подолгу, находя всё больше точек соприкосновения.
Глаша вначале снисходительно относилась к новому увлечению подруги. Даже читала почти всю переписку, смеясь над удачными шутками и советуя ответные фразы.
Всё изменилось после обмена фотографиями. Лера, увидев светловолосого красавца, совершенно неожиданно для себя, замкнулась. Казалось, к кому угодно, но к Глафире ревновать Олежку — глупо. Но она перестала делиться новостями. К тому же, увидев её фото, собеседник тоже изменился. Стал нежнее, обходительней. В общении появилось личное пространство, которое двое влюблённых обставляли и обустраивали на свой вкус. В это пространство не было пути никому, даже близкой подруге. Та недоумевала, пыталась робко выспрашивать. Это ещё больше насторожило Леру. Дружба разбилась на осколки. Глаше на то, чтобы это понять, потребовался месяц. Девушка замкнулась, перестала после лекций спешить в общежитие. Пару раз Лера заметила её в компании парней. И хоть компания была, мягко говоря, подозрительная, но увиденное усыпило совесть. Глаша не одна. Может тоже найдёт счастье.
— Лерааа!!!
Что-то в голосе бывшей подруги насторожило девушку. Обернулась и замерла. Нет, конечно она видела Глашу пьяной. Да и сама по праздникам успокаивала нервы, распивая с той на пару бутылочку вина средней паршивости. Но всё было в пределах нормы. А тут…
— Ты с ума сошла?
— С… счего это?
— Посмотри на себя, Глаш. Пальто в грязи. Ты падала?
— Падала, — подтвердила соседка, потом мерзко захихикала.
Впрочем, смех быстро перерос в пьяные всхлипывания.
Лера всплеснула руками:
— И каблук сломала! Ненормальная.
Палец-сарделька упёрся в грудь.
— Не учи меня жить!
Зло прошипела прямо в лицо. Потом, пошатываясь, протопала в душ — общий для этажа.
На каникулы почти все население общаги разбежалось по малым Родинам. В коридоре было пусто, что, впрочем, не оправдывало раздевание по дороге. Услышав шум воды за стенкой, Лера пожала плечами. И правда. Ей то что? Хочет губить жизнь — пусть губит.
Только в час ночи проснулась. Что-то было не так. Ах да! Шум воды! Уснула что ли? Идиотка!
Глафира лежала на полу в неестественной позе. Страх сжал сердце. Умерла? Нет… дышит. Перекатила на спину. Отшатнулась. Возле глафировой туши – шприц.
Тащить бывшую подругу до кровати было ой как тяжело. Лера ругалась, как дворник. Сквозь зубы. Мало ли кто услышит. Жалко кретинку. Вышвырнут в момент из института. Уже в свете лампы заметила следы уколов. Дура! И она и подруга! Компания эта. Можно было догадаться.
Лера не знала о наркотиках почти ничего. Не была уверена, что можно колоться в алкогольном опьянении. Но скорую не звала. Ждала.
Неожиданно пальцы Глаши крепко сжали запястье. Пощёчина обожгла лицо. Взгляд встретился с осмысленным и злым взглядом наркоманки.
— С@ка! Променяла нашу дружбу на электронку! Какая же ты с@ка! Неужели до тебя, не доходит, что это всё пи@дёж? Конечно не доходит! Ты до сих пор вместо видео через собачку с ним общаешься. Ты сама как дворовая калечная собачка. Льнёшь к тому, кто слово доброе скажет. Бросит он тебя! Пошлёт на@уй, как только в реале тёлка нарисуется.
Мерзкие слова обиженки прервала ответная пощёчина. Слёзы обиды градом хлынули из глаз. Сволочь! Как она смеет! Завистница! Олежка не такой! НЕ ТАКОЙ!!!
Бросилась на постель, зарыдала. Слышала, как скрипнули пружины. Глафира уверенной поступью подошла. Ещё раз шепнула:
— Бросит…
Потом отошла к окну. Что она делает? Зима на дворе!
Додумать Лера не успела. Успела только поймать взгляд. Прощальный взгляд, полный ненависти. Завизжала, бросилась к подоконнику. На белом снегу в свете фонаря тело соседки выглядело ещё более уродливо. И хоть ужас сковал сердце, в голове мелькнуло подленькое: «Заткнулась наконец».
***
Через неделю Лера сидела в кабинете следователя, задыхаясь от вонючего дыма. Полицейскому было плевать на то, что она морщится, поглядывая на сигарету. Это был мент старой формации. Эхо девяностых. Седина на висках, дряблая фигура, провисшие книзу кончики неухоженных усов. Как такого динозавра ещё держат в полиции?
— Мы выявили виновных. Приношу свои извинения.
Девушка поджала губы. Она ничего не рассказала про их последний разговор. Понимала, что доведение до самоубийства — статья. Впрочем, следак всё равно что-то подозревал. Иначе зачем целую неделю звать её на допросы?
— Виновных?
— Ублюдков, что подсадили её на иглу. В этот день над Глафирой Меньшовой совершили насилие. Она задолжала им, вот и поплатилась. Иногда жалею, что прошли времена, когда таких били до полусмерти. Демократия, мать её. Ничего, им на зоне достанется.
— Её изнасиловали?
Следак хохотнул, потом смущённо опустил взгляд.
— Простите. Вы действительно хотите знать?
Лера кивнула. Полицейский тяжело вздохнул.
— Два подонка, которых и людьми назвать совестно, нас@али в тарелку по очереди. Потом заставили её это съесть. Ложкой. Снимали на телефон. И в сеть выложили, дебилы. Затёрли лица. Думали не поймаем. Да и не ждали, что покончит с собой. Премировали дозой и домой отправили.
Валерия почувствовала тошноту, затравленно посмотрела на вновь задымившего следователя. Перед глазами всплыло лицо подруги. И холодная игла позднего раскаяния пронзила сердце.
***
Через месяц общага наполнилась шумом и гамом. Народ, отдохнувший и розовощёкий, возвращался в, ставшие родными, пенаты. Новая соседка Леры заскочила, чтобы кинуть рюкзак на кровать. Удивлённо посмотрела на девушку, подошла. Валерия плакала. Жалко поскуливала, словно побитая собака. Слёзы капали на экран смарта. Страничка почты. Соседка попробовала успокоить Леру для приличия посидела рядом с минутку. Потом ускакала по своим делам.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+3
419
12:41
+3
Ммм, говнецо! Такое ощущение, что автор чисто ради сцены поедания говна рассказ написал. Его право.
13:24
+2
Ох, боже… Я даже не стану говорить ничего. Разве что, тема — пришита жирными такими белыми нитками.
Пусть другие судят.
14:02
+2
«Хромособачковый гримдарк».
14:13 (отредактировано)
+2
Пока читала, на секунду показалось, что конкурс гримдарка не заканчивался)
17:31
+1
Социалочка. «Мы бедные овечки собачки...»
00:05
+1
С сюжетом проблемы, да. Истории нет, есть обстоятельства. Пьяная, нет, наркоманка, ой, нет, изнасиловали, ой, дерьмом накормили, и в ютуб выложили, и из окна выбросили, если бы еще почку вырезали, я бы не удивилась. А ради чего? Рассказать что-то про дружбу? При том, что язык вполне себе на уровне.
Ну и, собственно, дерьма можно наесться и в переносном смысле.
22:39
+1
Собачки вместо звездочек использованы, видимо, в угоду теме?
Но история как-то мимо меня. Не сопереживается почему-то, уж простите, автор.
21:48 (отредактировано)
Очень сложная история. Очень реальная такая, грязный реализм с матом и калом. Не хочется впускать его в себя, трудно сопереживать. Такие вот " бедные злые люди" © Несчастные. Что одна, что вторая.
А слог хороший. Но блин, этого так много в реальности… Научились уже проходить мимо бомжей, нет для них сочувствия.
01:52 (отредактировано)
+1
Наесться говна — это интересная интерпретация метафоры. Прямолинейная, я б сказала. Правда, не одна Глаша хлебнула, у соседки-профурсетки все это впереди.
Финал неплохой. С @ идея понравилась. Стильненько.
Голос
01:59
История неприятная, подчёркнуто неприятная — и дружбы нет, и любовь ненастоящая и дилеры невежливые и вообще студентки из захолустья приезжают жить в пугающий треш. Вроде бы все мы слышали, как такое где-то с кем-то приключалось в реальной жизни, но все равно ситуация какая-то карикатурно плохая, полный набор, что может случится с бедной провинциалочкой.
Наверное, о таком тоже надо писать, но иногда не знаю, как такое читать. особенно, после месяца гримдарка
Ещё кстати, (не знаю насколько это важно, чет я часто с этим встреваю, может глупость) не помню, что бы кто-то из моих знакомых переписывался по почте. Все больше мессенджеры, контакт. И чем младше, тем дальше от почты. Не знаю, сайт знакомств, мало ли.
18:36
А в чём история-то? Где рассказ?
12:46
Не, ну а чо. Вон в корейском боевике, помню, одного гражданина заставили бутылку урины выпить за друга. И ничего, прокатило. Жалко даже стало немного.
А тут — нет.
А тема даже в двух местах есть. В конце в лоб, и @. jokingly
22:43 (отредактировано)
+2
Я каждый раз просто поражаюсь — такое кол-во штампов на квадратный сантиметр текста (сплошные «пальцы-сардельки-сосиски», «обычная серая мышь», «Тмутараканск» и т.д.), такое впечатление, что один сплошной штамп, ничего своего, копикэт стеной, и при этом читается хорошо. Как? КАК?
Каша из огурцов, конечно, а не сюжет. Все было неплохо до того, как Глафира напилась. Было интересно, чего там дальше. А дальше получилась неудачная серия «Черного зеркала». Бдыщ! И совершенно неправдоподобная история с поеданием того-самого. Не верю! Ее должно было вырвать сразу, еще при виде. А там еще и снимали. Ну да, ну да, пошел я на х@р ©
Вся история со сладким Олежиком в конце концов просто растоптана и смята автором))))) Че там с ним в итоге т? Она рыдает и слезы капают на экран смарта в предпоследних строках рассказа от того, што сбылися предсказания Глафиры? Охххх
Хочу сказать, что Автор(ка) может писать в бытовуху хорошо. Интересно и с переливами. Но не в этот раз.
У меня всё)
22:58
+1
Так тема такая, тут куда не плюнь- шаблоны))))
В этом есть некоторая экстравагантность, ибо автор практически пошёл в интерактив, пытаясь хоть каким-то образом выставить своих героинь хромоногими и подслеповатыми собаками))
23:12
Читается хорошо. Это очень важно. Я не пойму Почему, но читается. А не должно. ХЗ короче.
Какая-то магия. Хогвардс одним словом))))
13:02
Знаю, что позднова-то, но мне понравилось. Есть нюансы, но они всегда есть.
И, да, Олежка — бросил.
Загрузка...
Анна Неделина