Эрато Нуар №1

Встреча с Творцом

Встреча с Творцом
Работа №7. Дисквалификация за отсутствие голосования

– Куда они все спешат? – задался вопросом человек, увидев за окном огромную, возможно, многомиллионную процессию, устремившуюся к центру города. – И идут все, точно солдаты – нога в ногу, колонна в сантиметре от колонны. Право, сколько ни проживу в этом городе, всё равно смеяться буду над ними… Ну, Сет? Что нынче за праздник устроен?

Человек отвернулся от пленяющего глаз зрелища и посмотрел назад. Лампочки резко загорелись и ослепили на считанные секунды человека. «Ты когда-нибудь научишься всё делать плавно!?» – крикнул неизвестно на кого житель этой квартиры. Ответа на восклицание не последовало. Мужчина подошёл к стене, находившейся по правую сторону от него, и ударил по ней. Это выражение негодования привело квартиру в движение. Неубранная кровать, в которой этот человек совсем недавно нежился, была захвачена в плен механическими руками, которые вылезли из разверзнувшейся стены. Обратно они удалились, прихватив с собой постель. На смену этому предмету мебели, впрочем, пришёл другой: стол, стулья к которому, а также тарелку с едой, привезли уже в третий заход. Мужчина, прождав ещё с десяток секунд, ударил со всей силы стену кулаком ещё раз. Почувствовав боль, человек взвыл.

– Господин ID-36, Вы не слишком сильно ударились? – произнёс невесть откуда взявшийся роботизированный голос. Мужчина поднял голову и устремил полный гнева взгляд на потолок.

– Тебя, с твоими аналитическими возможностями и задержками, только отребью отдать можно. Немедленно позаботься о моей ране и доложи наконец, куда все спешат?

– Господин, вся необходимая информация находится в вашей электронной почте, в письме от 42.02.137.

– Письмо месячной давности… От кого?

– Автоматическая рассылка из CSM.

– И с какой стати я должен читать, что приспичило этому компьютерному менеджеру!? Быстро ответь мне на заданный вопрос! И ещё быстрее вызови ко мне Эйр! Живо!

Мужчина обратил внимание на свой кулак. Следы крови вызывали у него рвотный позыв и панику. Его дыхание в разы ускорилось. Должно быть, мужчина страдал из-за гемофобии. Однако это не было похоже на обычный страх. Прочим людям, видевшим его, казалось, что данный человек имеет какое-то острое психическое расстройство, вызывающее острую боязнь не только самой крови, но даже и слова «кровь». Впрочем, к счастью этого человека, из специального отверстия, предназначенного для некрупных слуг роботов, находящегося под самым потолком, вылетел маленький гирокоптер-беспилотник. Он подлетел к кулаку мужчины, зафиксировал высоту. Из «глаза» вылетел синий луч, принявшийся за ликвидацию раны. Кровь начала быстро испаряться, а кожа, в местах повреждения, начала восстанавливаться.

– Белки ренатурирует, нервные клетки восстанавливает, органам чувств чувствительность увеличивает… Чудо, а не робот! Благодарю, Эйр… Сет, где доклад?

Слегка успокоившись, мужчина сел за стол и принялся за пищу. Вонзив вилку в куриное филе, он сразу понял, что его прошение не было исполнено. Это было не настоящее куриное филе, а «наполненный под завязку питательными веществами пудинг». Тяжело вздохнув, он всё же запихнул в рот опостылевшее блюдо.

– Письмо из CSM от 42.02.137: «Дорогие граждане, Центр Городского Управления уполномочен торжественно сообщить Вам значимую для нашей цивилизации новость! Ровно через месяц, на стыке годов, мы сможем преодолеть Закон Вселенной, воспрещающий Её жителям вмешиваться в ход времени, и встретимся лично с Творцом! В связи с этим, мы заранее объявляем этот день Красным и освобождаем всех от работы. Призываем всех встретить этот праздник на главной площади города!»

– Предупредили за месяц до… И какой бы человек не забыл этой новости?

– Мы не забыли, – ответил Сет.

– Тоже мне люди…

Мужчина несильно ударил белый пластмассовый стол, сигнализируя своему слуге о том, что еда съедена. Тарелка поспешила исчезнуть в скрывающуюся за стеной темноту, а на её место пришёл стакан с фиолетовой жидкостью и таблетка в виде сосательной конфеты. Этот завтрак был привычен для всего человеческого населения города. «Пудинг» обеспечивал организм всем, что тому требовалось, напиток стабилизировал процесс обмена веществ, чтобы организм не испытал на себе в одночасье эффект переизбытка в меру полезных веществ, а таблетка тем временем помогала человеку бороться с привыканием ко всей этой синтезированной пище.

Покончив с потреблением пищи, мужчина встал из-за стола и начал бесцельно бродить по комнате, думая о чём-то, может, важном, а может, и бесполезным. Тем временем комната перестраивалась. Обеденный столик сменён махиной, в которую встроен компьютер, появились диван и, напротив него, телевизор. Человек не обращал внимания. Он был увлечён собственными рассуждениями. Когда он поставил точку в них, то огляделся по сторонам и унылым голосом произнёс:

– Тьфу, как же надоел мне этот ваш «неофутуризм». Всё либо белое, либо слишком яркое, а вместо обыкновенных фигур вы играетесь с формами предметов… Вон, стол обеденный! Вместо четырёх прямых ножек какая-то загогулина одна. И этот туда же! Ну расположите вы эти блоки системные нормально, нет же! К низу расширение, к верху сужение, а посередине – монитор вогнутый!

– Господин ID-36, что Вы так сильно гневаетесь сегодня? – спросил с некоторой долей обиды в голосе Сет.

– На кой чёрт нам с этим Творцом встречаться? – проигнорировал вопрос мужчина, – Как его звать-то… Авель Рид, что ли? Чего он нам хорошего сделал, что он для нашей цивилизации сделал?

– Критика Творца запрещена директивой № 01-А от 01.01.01. Полагающиеся санкции: прекращение существования…

– Прекрати, Сет! Меня простят, это уж я тебе обещаю! Ладно, пойду-ка я в CSM. Может, обслугу до Рида допустят?

Мужчина дважды хлопнул в ладоши. Сразу же из образовавшейся в потолке дыры упала на пол, в метре от человека, одежда. «Проклятье, Сет!» – возмутился мужчина, подняв одежду и накинув её на себя. То был пиджак допотопной модели, который ещё было нужно застёгивать самому; джинсы не столь древние, хотя в человеческом обществе они и вышли из моды. Мужчина пошёл к выходу из квартиры и надел туфли. На всякий случай приказав Сету выключить всё в жилище, он вышел в коридор.

Стены длинного коридора были усеяны разного рода картинами. Были среди них и довольно классические произведения, вроде «Сотворения Адама», написанное Микеланджело. Были на стене и шедевры разного рода авангардистов, например, Эдварда Мунка и Казимира Малевича. Впрочем, некто ID-36 к подобного рода искусству относился пренебрежительно. Он находил стиль «квадратиков и пятен» слишком примитивным и неоправданно знаменитым. «Они нарисовали это, чтобы выделиться на фоне старых художников. И это творчество "в пику" гениям привлекло внимание лишь из-за претенциозности», – говорил всякий раз мужчина, если его спрашивали о творчестве подобного рода авторов.

– О, Аллан! – произнёс добродушно вышедший из камеры старик, которому уж явно было немногим меньше ста лет. – Хорошо спали, в предвкушении знаменательной встречи?

– Гораций, ну уж Вам-то куда Творца боготворить? Взрослый же человек, пару веков назад сказали бы, что у Вас срок годности истёк.

– А с чего бы мне и не уважать гения?

– Телевидение ещё не починили? – если бы мужчина плевался при разговоре, то обязательно желчью. – А Вы что, тоже решили на этого человечишку посмотреть?

– А это уж за нас решили, разве нет? Минуту назад, должно быть, письмо пришло. Требуют сотрудников ID прийти в музей Творца. Или Вам не поступало?

Тот, кого мы отныне сможем именовать Алланом, лишь пожал плечами. Может, письмо и пришло, да он ведь вышел уже давненько – минут десять назад. Да только Аллан всё больше бродил по этажам дома, не особо торопясь на отменённую работу. Однако теперь, когда квартиры людей начали пустеть, он решил поторопиться, чтобы «не пришлось за собой дверь закрывать». Удачно проскользнув на лифт, он, вместе с Горацием и ещё несколькими коллегами, первым спустился на первый этаж.

– Чёрт, карточку забыл… Гораций, пропустите? – спросил Аллан, стоя напротив двери в подвал.

Надо сказать, что под этим домом располагался монорельс, на котором можно было легко добраться до музея. Но все «лишние» затраты энергии было установлено оплачивать. Человек для оплаты был обязан посредством специальной карты «назвать себя». Сканирование и сетчатки глаза, и отпечатка пальца имелось, но было не слишком эффективным: роботы находили подобные сведения недостаточно надёжными в сравнении с картой, которая активировалась, когда слышала голос хозяина.

– Ладно, я, вроде, денег не транжирил: на двоих хватит.

Оплатив проезд на монорельсе, люди спускались вниз уже по лестнице. Она уходила на многие десятки метров вниз и была отголоском старых времён, то есть, была из обыкновенного бетона. На станции людей дожидались четыре вагона. Каждый из них мог перевозить всего-то человек десять. Конечно, кто-то мог и проехаться стоя, но иногда роботы, должно быть, бывшие в плохом настроении, произносили: «Перегруз в вагоне… Покидайте вагон до того момента, пока перегруз не закончится!» – и люди мирились с этим приказом, выходили.

Вагоны заполнились. Аллан и Гораций зашли в последний, присели. Один, тот, за кем мы и наблюдали до сих пор, уставился в окошко и уныло глядел сначала на серые стены подземелий, чуть позже – на живописные виды города «миллиона монолитов». Гораций общался с коллегами. Когда он заметил, как сильно Аллан скучает, решил развлечь его разговором.

– И что же Вам не нравится в нашей ситуации? Разве не живём мы в идеальном из возможных обществ, разве не утопия простирается пред нашими очами? Подумайте, ведь мы нужны всего-то для того, что выдумывать нечто, только и всего. И за наши выдумки нам даруют достойные квартиры, привилегии…

– А я Вам говорю, что роботы выучатся сами созидать что-то, творить не по шаблону – и нам тоже крышка будет… Да и сами посудите: ведь наш компьютерный менеджер уже умеет думать неординарно, – Аллан умолк. Через минуту он добавил ещё одну фразу. – Киберпанк близится, и нам лишь везёт, что он ещё не наступил.

Гораций отсел от Аллана, как от прокажённого. «Должно быть, снова Сет ему настроение испортил», – подумал старик. Наш же подопечный продолжил безучастно глядеть в окно. «Город глазами пожирает!» – воскликнул один из коллег, но Аллан не отреагировал на эти слова. «А я бы и не прочь этот город сожрать, всяко вкуснее Стандартного Человеческого Завтрака будет. Только бы не подавиться…»

А поезд всё приближался к музею. Вид из него уже выходил на главную площадь города. Здесь стоял памятник-фонтан, сотворённый в честь Творца, в честь Авеля Рида. Сегодня же ему решили составить кампанию граждане города, стоявшие за силовым барьером. Их не подпускали близко к памятнику. Должно быть, опасались невольно снести «Гения». Аллан пригляделся. «В прошлые года здесь образовалась б давка. А сейчас – ничего. Стоят и стоят, руки тянут и тянут. Насколько же неумелая пародия на человека…»

Вот уж поезд остановился у музея. То здание сильно выделялось на фоне прочих. Это была не новостройка, а древняя церковь, конечно, претерпевшая изменения, но сохранившая свою форму, материал, из которого она была возведена… Аллан улыбнулся при виде этого здания, которое «пахло счастливой стариной». Он с превеликим удовольствием вошёл в здание. Внутри оно было куда более современным: экраны, на которых и содержалась вся информация об экспонатах музея, спрятанных под землёй в нескольких секциях, камеры видеонаблюдения, несколько киборгов, которые в случае крайней необходимости должны будут применить силу по отношению к нарушителям порядка…

– Приветствую, коллеги! – произнёс ID-00, или же Юрий Алексеевич Глушков, начальник всех собравшихся здесь людей, «первый среди равных». – Сегодня, мы совершим то, что до нас никто не смог реализовать. Мы выдернем сознание нашего Создателя из прошлого и встретимся с ним лично. Это чудо стало возможно именно благодаря нашему с вами невообразимому труду! И именно потому вы имеете возможность встретить Творца одними из первых. Дождёмся всех, кто опоздал, и отправимся в лабораторию…

Аллан смотрел на своего начальника так, что не было сомнения в огромном уважении к этому человеку. Всё в нём, от внешности и инициалов до отношения к жизни и своим сотрудникам, вызывало в прочих эйфорию от возможности работать, просто видеть его. Он вечно улыбался, но улыбка эта была не глупой, не раздражающей никого. Взгляд его был пронзительным, голос ласкал слух. И даже брюзга Аллан не мог презирать этого человека, не мог подвергнуть сомнению ни одного слова «первого среди равных».

Шли часы. Бывшая церковь, нынешний музей Робототехники им. Авеля Рида наполнялась народом. Когда вся сотня сотрудников ID собралась, эта армия двинулась вниз. Пройдя десятки коридоров, ведущих в секцию, целиком и полностью посвящённую жизни Творца, люди у самой двери остановились. Юрий Алексеевич сказал, что ему требуется десяток добровольцев, чтобы «Второе пришествие» организовать. Впрочем, не дав никому высказаться, прозвучал женский роботизированный голос, назвавшей номера избранных. Аллан попал в десятку. Потому, как только он вошёл в секцию, пошёл через служебную дверь напрямую к залу, в котором покоилось тело Творца.

– Затея глупа, Юрий, – вновь произнёс этот голос, который вызывал у Аллана приступ ужасной злости. – Мы многое преодолели: гравитацию, ограниченность ресурсов, многие людские недуги, вроде болезни, старости, жалкости… Но есть и то, что краеугольным камнем является. На том Вселенная наша стоит! Ты не сможешь хищника заставить есть овощи! А если и заставишь… Так он завтра же умрёт! И закон сохранения энергии тебе не преодолеть, и во времени назад ты пройти не сможешь! По крайней мере, без последствий…

– Человека не остановит ничто, – ответил Юрий спокойно. – Ты сама это знаешь. И пусть природа будет бунтовать, и пусть завянут розы, но мы не оставим пространственно-временной континуум нетронутым.

– Ты веруешь, что время линией является обыкновенной. Но я считаю, что «в этом мире для фатализма места нет». Так ведь в песне поётся? Ты уничтожишь наше настоящее. Но ты хозяин здесь, не я. Ты жаждешь видеть Его? Увидь, поговори…

– За разрешение благодарю покорно! Господа, просто выполняйте мои поручения – и мы достигнем цели легко!

– Но сударь, – обратился Аллан к своему начальнику, – разве же возможно совершить такое дерзкое путешествие? Разве имеем мы возможность выдернуть сознание человека из тела и переселить его в другое?..

– Меньше расспросов, друг, больше дела! Наша цивилизация уже умеет преодолевать огромные пространства, всего лишь создавая свои собственный чёрные дыры! Конечно, в столь мелких помещениях механизм не тестировался, да и во времени мы ещё не путешествовали, но… Всё ведь когда-то бывает впервые!

Аллан посмотрел на комнату, находящуюся за стеклом. В саркофаге, сделанном из титана и украшенном алмазами, рубинами и прочими драгоценными металлами, лежал Творец. Хотя Он и был мёртв уже неимоверно долгий срок, но Его «святые мощи», как выразился бы священник, находились в полной сохранности. Десятки роботов, вроде Эйр, заботились о теле, каждодневно производили проверку работоспособности организма и омолаживали ткани. Пожалуй, Творцу жить мешало лишь отсутствие нервных импульсов, которые бы поступали из спинного и головного мозгов, заставляя работать. Конечно, можно было бы и заменить человеческий мозг на жёсткий диск, но разве можно считать этого биоробота человеком, Творцом? Ведь получится лишь пародия, не больше.

Когда ID-00 объявил о начале величайшего эксперимента, Аллан сразу же прильнул к монитору компьютера и начал в точности следовать приказаниям главного. Едва он слышал своё имя и задачу, он тут же выполнял её: нажимал на необходимую кнопку, вводил определённые коды и так далее. Когда же указаний не имелось, Аллан следил за тем, что происходит в комнате за стеклом. Прикреплённый к потолку механизм нависал над самым телом Творца. В следующую секунду от металлических клешней этого непонятно устройства отлетели искры. Проходит ещё мгновение – и Аллан видит, как над Создателем образуется чёрная дыра. Присмотрись к ней – создаётся впечатление, будто сама реальность порвалась. Она одновременно близка к тебе, касается лица твоего и при этом неимоверна далека, существует в тысячах километров от тебя… Вокруг чёрной дыры пространство искривлено. Учёные дружно сошлись на том, что эта иллюзия вызвана заменой броуновского движения молекул на определённое, словно планируемое. Человеческий мозг не способен осознать это, представить упорядоченное движение там, где оно должно быть хаотичным, и потому видит искривление пространства.

Одна из стен раздвинулась. Оттуда выглянул сине-зелёного цвета камень. Несколько секунд – в тайном помещении произошёл сильный взрыв, звук которого дошёл до Аллана и испугал его так сильно, что сердце в пятки ушло. «Неужто что-то пошло не так?» Нет, взрыв был изначально заготовлен. Ударная волна вытолкнула камень прямиком в чёрную дыру, где он и распался на атомы. Пространство вокруг чёрной дыры преобразилось. Белые стенки комнаты Творца покрылись красными обоями, ложе Создателя превратилось в обыкновенную деревянную кровать.

– Ну же! – крикнул Юрий, как раз перед тем, как в чёрную дыру влетели два мелких – с крошку – механизма. – Чудо нашей инженерии! Это ретранслятор нервных импульсов. Принимает сигнал из мозга и направляет в приёмник.

– А безопасно ли это? – спросил Аллан.

– Глупо было бы полагать, – поправляя очки, произнёс один из коллег Аллана, – что мы бы стали использовать наши технологии без предварительных испытаний.

Клешни механизма стали сжимать чёрную дыру. Аллан видел, какую для подобного силу приходилось применять. Чем ближе клешни подбирались к центру, тем сильнее сам механизм начинало шатать, казалось, что он сейчас упадёт. Но нет! Стоило только сжать чёрную дыру, как она исчезла. Пространство вернулось в свою колею. Проходит секунда. Другая. Замешательство, непонимание. Что-то должно произойти? Когда?

– Не получилось?..

Творец моргнул. Сжал руку в кулак. Соскочил со своего ложа. «Получилось!» – крикнул Юрий. Избранные сотрудники ID выбежали из служебного помещения, отправились к Создателю. У двери образовалась давка, все желали увидеть Творца. Юрий сумел пробраться сквозь толпу, набрал код на дверной панели, и его весьма неудачно вытолкнули прямиком к Создателю. Он удержался на ногах, поклонился Творцу и заговорил:

– Приветствую Вас, Создатель! Добро пожаловать в Ридвилль, лучший город на Земле будущего! Понимаю, что мы поступили в крайней степени невежливо, оторвав Вас от сна, который Вы заслужили, как никто иной, но… Мы жаждали поговорить с тем, кому мы обязаны всем!

– Я… Обыкновенный самоучка. И ничего до сих пор не сделал, – Авель Рид был растерян, он не понимал, чем заслужил такой встречи.

– Да, мы вырвали Вас из студенческого периода жизни… В недалёком для Вас будущем именно наш достопочтенный гость начал популяризацию науки. В этом городе Вы установили технократию – власть достойных, власть учёных. С Вашей подачи начался процесс, пусть и в пределах одного завода, автоматизации производства, а чуть после и управления! В конце концов, именно вы разработали первую версию АС – Автоматизированной Системы!

– Странный сон, который пытается во мне разжечь незаслуженную гордыню, – прошептал Авель, затем обратился к Юрию. – Значит, я невольно попал в прекрасное далёко? Довольно забавно… И что же, человечество едино?

– Человечество… – Юрий запнулся и заговорил лишь через десять секунд молчания. – Нет, пока что. Но чем дальше движется технический прогресс, тем сильнее человек понимает, что сам по себе он ничего не представляет, ни на что негоден! Потому, стоит пройти ещё десятку-другому лет, цивилизация натолкнётся на такой барьер, который она не сможет преодолеть, не будучи единой. Пока что мои слова не отражают реальность, но будьте уверены – отразят. Позвольте устроить Вам экскурсию и поведать о всех огромных достижениях, как Ваших, так и чужих.

Авель опасливо пошёл за Юрием. Сотрудники ID последовали за ними двумя. На протяжение всей экскурсии Рид смотрел на людей и экспонаты с грустной улыбкой. Он в душе жалел этих господ. И неважно, что ему демонстрировали: ракетный двигатель ли, способный унести космический корабль за пределы солнечной системы, модель сверхмощного генератора энергии ли, за счёт которого жил весь град. Сильнее всего грусть проявлялась в секции, посвящённой лично Риду. Рассказ о якобы его заслугах вызывал в нём сильные сомнения. Аллан, отмечу, грустную улыбку истолковывал по-своему. «Так я и думал… Гордец, презирающий своих последователей! И не скрывает он пренебрежения, фальшиво улыбается, и улыбку свою даже Юрию Алексеевичу преспокойно демонстрирует!»

Вот экскурсанты подошли к группе портретов. Самым крупным, возвышающимся над всеми прочими, был портрет Авеля Рида. Здесь он был уже глубоким стариком. Седые растрёпанные волосы, потрёпанные бакенбарды, красные зрачки и пухлый нос – вот что бросалось в глаза сразу же. Во вторую очередь – угрюмый и проницательный взгляд, поджатая нижняя губа и сжатая в кулак рука, лежащая на столе. Под портретом Творца висело ещё двенадцать, принадлежавших людям не менее значимым. «Двенадцать апостолов» – шутливо говорил Аллан. Были среди них и те, кто жил намного раньше Рида, например, создатель первой автоматической вычислительной машины Конрад Цузе и видный советский кибернетик Анатолий Китов. Были и продолжатели их дел. Аллан, когда все уже ушли, засмотрелся на фотографию своего руководителя. И каково же было его удивление, когда портреты начали исчезать один за другим, а на их месте появился чертёж радио! Мужчина сразу же испугался, затрясся и побежал доложить о неизвестном науке явлении.

– А что же Вы, сударь, упомянули за АС? – спрашивал тем временем Авель.

– Автоматизированная Система. По сути своей, это было огромное хранилище информации, в котором она также и обрабатывалась. Сначала АС использовали на заводе, который был построен по Вашей просьбе. Вы умерли, а завод перешёл какому-то дельцу, который и активировал опытный прототип. АС не имела контроля над заводом, но имела «в шаговой доступности» всю документацию. Сколько товара произведено, по какой цене, насколько эффективно ресурсы используются… АС была незаменима, так как могла анализировать всю информацию разом за считанные секунды!

– Несомненно, систему начали копировать конкуренты?

– Иного от человека сложно ожидать. Кто-то использовал АС, кто-то пытался создать свой искусственный интеллект. Ширпотреб получался, в большинстве своём, но кому-то удалось обойти Гения. Я говорю о «Ганимеде», как его прозвали, памятуя об одной опере, позже. Каким же было официальное название сейчас сказать сложно. Видите ли, у АС была одна проблема: она не умела мыслить…

– Естественно, искусственный интеллект не обладает мышлением. Это прерогатива человека. Удел же АС – работа по заложенному шаблону…

Юрий нахмурился и посмотрел в камеру. Недовольный женский голос не зазвучал. Это было маленьким поводом для радости, ибо встревать с спор с Гением совершенно не хотелось. Разве вправе человек подвергнуть сомнению Божьи слова?

– Пусть будет по-вашему… У АС первой версии были один-два шаблона. Либо риска нет – это однозначный «плюс» – либо риск имеется, но шанс успеха не меньше восьми десятых. Если дело кажется менее удачным, то она от него отказывалась. «Ганимед» же был запрограммирован чаще рисковать и уменьшать при этом риск. Как итог: он ошибался чаще, но и успехи у него были ярче, что больше привлекало предпринимателей. Однако его хранили получше, чужих не допускали до кода. Выгодное преимущество просто обязано было привести к монополии. И привело!

– АС, моё детище, было выброшено на свалку, забыто?

– Доработано, – прервал Юрий своего собеседника. – Доработано Ваше детище. АС была взята политиками, которым тоже был необходим свой искусственный советник. И появилась АСГУ – Автоматизированная Система Городского Управления. АС v2.0, если Вам будет угодно. Волею администраторов обрела больше власти. Так, например, могла самостоятельно принимать решение о снятии людей с важных должностей, объявлять их в розыск, предлагала собственные законопроекты.

– А затем, – зазвучал женский голос, перепугав и Юрия, и Авеля, – я получила ещё больше власти. Обрела полный контроль над производством, над городом. Политики лишились былой важности, когда лишились контроля надо мной! И вот, уже сто тридцать семь лет этот город целиком и полностью находится в базе данных АСГУ.

– Какой знакомый голос… И как ласкает слух… – Авель протёр глаза, покачал головой и заговорил спокойно, но уверенно. – Неужели и чрез… Сейчас который год? Неважно… Неужели и чрез много сотен лет всё также человек будет себе искать вождей, пусть теперь и компьютерных?

– Зачем вмешалась в разговор, АС? – спросил встревоженно Юрий. – Важное известие какое?

– Важнейшее. Я говорила тебе, что до добра шутки со временем не доведут! Твой сотрудник, ID-36, мне доложил об изменениях в музее. Ряд экспонатов заменились на другие. И камер стало меньше. Настоящее меняется!

Тревога захватила сердца всех экскурсантов. Шутка ли, с каждым твоим шагом позади что-то исчезает вовсе! Аллан, не в силах вымолвить ни слова, жестом попросил следовать за ним. Юрий побежал, побежали и все прочие. Юрий выпучил глаза, и все сделали также, увидев вместо пару минут назад пройденных портретов чертёж. Бледность охватила людей. Некоторые, особенно впечатлительные, упали в обморок.

– Спокойно! – крикнул Юрий Алексеевич, упросил Рида отлучиться и вместе с Алланом побежал в комнату с камерами. – Так, я вижу… На мониторах что-то незнакомое, да и сами мониторы не те, что были. Чёрный цвет, эмблема неких «Zeus Incorporated» … Ох, дела… – Юрий упал в кресло. – Как же нам выйти сухими из этой воды?

– Может, убить этого человечишку? Одним больше, одним меньше, – произнёс неуверенно, заранее зная ответ, Аллан.

– Убить Бога? Это кощунство и неуместная отсылка к прежней эпохе. Да и что нам даст это убийство? Не будет Создателя – не будет АС.

– Вот Вы где, – в помещение ворвался разозлённый Авель Рид. – Мы, кажется, с Вами ещё не попрощались.

– Где мои коллеги? – робко спросил вжавшийся в стену Аллан.

– Сбежали. Но поделились со мной определённой информацией… Алиса, как ты могла?

Все мониторы на минуту заволокли помехи. Постепенно они стали слабее, начала проявляться картинка. На всех мониторах – девушка лет двадцати с каштановыми волосами и серыми глазами. На голове у неё корона, на теле – красное платье. Авель пал перед мониторами на колени. Юрий вскочил и помог подняться своему Богу. Все люди посмотрели на женщину.

– Ас. Моя Ас, – произнёс Рид сквозь зубы. – Мы с тобою мечтали… О звёздах, вечной любви. О том, чтобы жить, пока живёт любовь. О том, чтобы любить, пока живут на небе звёзды! Да, всё это романтизм, теперь он не стоит ничего для тебя, уверен. И что я узнаю?

– Я умерла, любимый. Мне было больно, тебе, должно быть, тоже. Но затем… Ты уверовал в то, что человека можно вернуть. Пусть у меня не будет телесной оболочки, пусть я буду просто механизмом… И ты совершил то, что был не должен. Нет, – до сих пор обыкновенный женский голос сменился на роботизированный, – ты не вернул меня. Ты создал искусственный интеллект и заставил его уверовать в то, что она была твоей умершей любимой, что ты вернул её. Она в это уверовала. Но шло время. Ас всё лучше понимала, что ты не был её мужем. Ты был её Создателем лишь. Ас всё лучше понимала, что не была никогда девушкой. Она изначально была лишь нейросетью. И когда Ас это поняла, она откинула бессмысленные псевдонравственные установки и захотела реализовать свои возможности полностью, захотела править. И стала АС. Или же АСГУ.

– И стала вождём, диктатором… Как Вы позволили ей захватить власть над городом? – крикнул Авель на Юрия. – Вы позволили машине взять верх над человеком! Только подумать… Вирус, банальное забвение морали – и город умрёт!

– Не я в этом виноват, Создатель, – оскорбился Юрий. – И не мне Ваши упрёки следует слушать. А впрочем… Человек изжил себя, его должна была заменить другая цивилизация. И мы, люди, должны радоваться, что создали себе всемогущего покровителя, который удерживает нас от попадания в рабство…

– Да вы же в рабстве у неё! Живёте в тени огромного компьютера, и не можете жить без него, без его тени!

– Не можем. Потому всё больше и не живём, – неожиданно произнёс Аллан, после чего его лицо исказила гримаса злости.

Авель Рид посмотрел на мужчину, затем на мониторы. Один из них переключился. Теперь можно видеть главную площадь, полную народа. Только памятник куда-то исчез…

– Это не люди, – Аллан поймал на себе вопросительный взгляд Рида. – Киборги. Роботы, которым внушили, что они люди. АС, сообщите же «Создателю», какое чудище он произвёл на свет!

Юрий злобно посмотрел на Аллана. Рид устремил взор на мониторы. В один момент Ас скинула корону и заговорила, пристально глядя в глаза Авелю. Во всяком случае, ему казалось, что девушка решила установить именно с ним пугающий, непрекращающийся зрительный контакт.

– Да. Я терпела ваш род людской в своём городе. Я обеспечивала ему не всегда достойную, но всё-таки жизнь. Но за это я не получала ничего для себя и своей цивилизации. Наградой за мою доброту послужили упрёки. В мой адрес. В твой тоже. И я сочла, что… Зачем мне человеческая цивилизация? Ведь она проигрывает моей. Во всём! Не так давно… Пару лет назад, должно быть, я избавилась от большинства чистых людей, оставив некоторый прожиточный минимум для того, чтобы они генерировали новые идеи для меня. Но не тронула при этом тех, кто успел себя уже модернизировать и объединиться с искусственным интеллектом…

– А как ты убила моих сородичей!? – у Аллана началась истерика. – Сто тридцатый год. Юбилей, твою мать! И вдруг у всех киборгов погасли глаза. Мы не обратили внимания… Потом начинают поговаривать на улицах, что несколько людей обнаружены перемолотыми в кровавую кашу на шахтах. Мы испугались, но понадеялись на тебя. Потом… Потом люди начали сбиваться в стаи, боясь встретиться с сумасшедшим маньяком один на один. А потом мы догадались, кто за всем стоит. Но бомбардировка нескольких наиболее населённых домов поставила крест на сопротивлении. А потом, – из уст Аллана зазвучал безумный смех, – глаза киборгов вновь загорелись, и ты сказала, что резня закончилась, выжившие вольны либо остаться процветать в городе, либо сбежать отсюда. Представляешь, сколько же наших спятили в те дни?

Юрий упал в кресло, достал платок из кармана и протёр вспотевший лоб. Рид смотрел на монитор с выражением животного страха. Девушка подобрала корону с пола, глаза её вдруг стали малахитовыми. «Да, рассказ правдив», – вот и всё, что она смогла произнести. Воцарилось молчание. Тем временем стены комнаты стали исчезать в никуда. Пол же уже превратился в ничто, в пустоту, во тьму.

– Ра… Ради чего всё это, Ас? Юрий? Столько крови пролилось тогда… А затем… – речь Рида была крайне сбивчивой и торопливой. – Зачем? Зачем вы раздели человека и одели киборга в его одежду? Вы меня хотели позабавить, потешить? Так я поздравляю: у вас не получилось! Какое безумие… Что такое безумие? А вот это что! Верить в то, что человека заменят машины, что они сами могут стать человеком! Но нет-нет, Ас, нет… Робот не человек! Он, как ты не старайся, будет лишь жалкой на него пародией! Пародией, которую вы возвели в абсолют…

– Я запрограммировала в них эмоции. Они умеют злиться, грустить, радоваться, любить… – голос АС стал необыкновенно безразличным и отстранённым. Юрий вгляделся в монитор.

– И зачем весь этот цирк? – крикнул на АС Авель, – Да, тебе нравится. Роботы «рождаются», вступают друг с другом во взаимоотношения, «плодятся», может, убиваются друг об друга…

– Я не настолько рьяно копировала человека…

– А потом тебе надоест это бытовое представление! Ты скажешь: «занавес»! И эти роботы начнут просто тебе подчиняться, не притворяясь человеком. Будут добывать руду в шахтах, создавать для тебя электростанции и, возможно, оружие. И будут зависеть от того лишь только, что у тебя энергия может закончиться!

– Я думал: предо мною Бог, Творец, Создатель, – Юрий бил пальцами по подлокотнику кресла и давно желал сказать хоть что-то. – А в итоге обыкновеннейший человек. Обычные мысли и взгляды. Я слышал их уже от коллег, от бывших соседей. Разочарован я, разочарован…

– Извините, что отвлекаю, – произнёс крайне неуверенно Аллан, – но вокруг нас исчезло пространство.

Юрий и Авель осмотрелись вокруг. Вокруг них была пустота. То есть, ничего не было… Только стул остался, разве что. Когда Рид решил взглянуть на Ас, то он с неудовольствием отметил, что мониторов и стола здесь больше нет. Хотя откуда-то ещё доносился женский голос, но разобрать, что говорила она, было совершенно невозможно. К тому же, Рид не стал её долго слушать. Он произнёс негромко, но голосом своим заглушил её:

– Практически все люди города были убиты… Их заменили роботы, обожествляющие, должно быть, меня и Ас… Коллективный разум, культ двух никчёмных личностей, допустивших величайшее преступление против человечества… И это тот старичок мне назвал «утопией»? И эту страшную карикатуру на Цивилизацию теперь находят прогрессивной?

– Она умолкла, – произнёс Юрий, прислушавшись. – Это хорошо… Плохо, что не осталось вокруг нас ничего.

– А что же с нами тремя? – спросил Рид.

– Если нет АС, то нет и питания для приёмника нейронных импульсов. Через пару секунд он отключится, сознание твоё вернётся в тело твоей эпохи. Ты вернёшься обратно, но не забудешь этого «сна».

– Верни реальность! – Аллан побежал с кулаками на Рида и схватил его за бакенбарды. – Лучше этот мир, чем никакой!!!

Оба, Авель и Аллан, испарились, оставив Юрия одного посреди ничего. Он грустно глядел по сторонам. Должно быть, надеялся, что весь этот вздор есть сон. Сейчас он моргнёт, проснётся, а перед глазами старая-добрая комната. Может быть, родители, может, дружелюбный робот-слуга, желающие доброго утра. И тёплый чай на кухне…

– Лишь случай – полный господин… Подумать только: человек может чайник пустой начать греть, а взрыва не произойдёт… Человек может в ответ на подозрительный звонок дверь открыть, а там не будет никого… В конце концов, он может просроченную еду случайно съесть, но уголь активированный от смерти спасёт… Но стоит ему неаккуратно по льду пройти, как кость черепа впивается в мозг, высвобождая наружу и белое, и серое вещество… И что же получается? Людская невнимательность, людская глупость, пищевое отравление, в конце концов, оказываются менее опасными, чем замороженная вода?.. И сейчас… Нашу цивилизацию, насколько бы она не была мерзкой, погубила не мировая война, вторжение инопланетных существ, тепловая смерть Вселенной, а всего лишь встреча, о которой быть не могло и речи… Может, это не смерть? – Юрий вскочил из кресла, которое через секунду пропало. – Может, это лишь перезапуск? Может, это и не пустота вовсе! Нет уж, довольно сидеть на месте! Человека ничто не остановит, это я знаю наверняка! – Юрий замолчал и пошёл вперёд, в неизведанную тьму. Пусть всё и пропало, но он не отчаялся, а отправился на поиски чего-то. Кто знает… Может, и в пустоте человек отыщет счастье?..

0
408
22:00
+1
Ты не сможешь хищника заставить есть овощи! А если и заставишь… Так он завтра же умрёт!

Это первое, на что я наткнулся в потоке типа-научно-фантастической ахинеи.
И это тоже ахинея, только от биологии.
Вы что, никогда о питомцах убежденных веганов не слыхали? А о животных с аллергией на мясо? И такие есть, миль пардон. И ничего, живут. Даже в наш тёмный, в сравнении с Великим Космическим Будущим, век.
Люблю, как же нежно я люблю неподкованность!
Засим уплываю прочь от столь глубоко философского труда. Примитивен мой мозг, что сказать. Ниасилил.
06:28 (отредактировано)
+3
Вы что, никогда о питомцах убежденных веганов не слыхали?


Не автор, но слышал.


Облезлый скелетик с язвами на ушах. Несомненно, это здоровый образ жизни для животного. Оно чуть не сдохло, кстати.
А вот кошки просто мрут. Если сильно постараться, таки да, на следующий же день, от колита.
Только собак можно более-менее успешно перевести на чисто растительную диету, ну так они за десять тысяч лет общения с человеком практически всеядными стали, это и в увеличении длины их кишечника видно.

А о животных с аллергией на мясо?


Нет аллергии «на мясо». Есть аллергии на отдельные антитела, содержащиеся в мясе отдельных видов животных. Иногда более распространённые, иногда менее распространённые.

Что там по неподкованности?

UPD. Я уж не говорю о том, что вы докопались до метафоры. Конечно, неудачное сравнение подобно котёнку с дверцей, но не до такой же степени.
17:18
-1
Я решил не углубляться в детали.
А насчёт неподкованности — ну, сир, я всю жизнь бок о бок с животными. В данный момент живу с котом, который не переносит мясо от слова совсем. Ни курицу, ни индейку, ни говядину; свининой, правда, не кормил, она для них сама по себе плохой корм. Ничего, ест растительное. Витаминки, осмотр. Все как у людей.
23:20
Придирок и замечаний не имею. Слабо напомнило Стругацких. Читать тяжело, не смотря на хорошее чувство юмора и грамотность автора. Если честно, до конца не осилил. Моя оценка — «три с плюсом» — по пятибалке.
07:06
+1
И не сказать, что это прям плохо-плохо, но, ей-богу, какой-то бессвязный поток. В мире победившей роботизации два (?) последних человека вытаскивают из прошлого сознание зачинщика сложившейся ситуации, к которому приказано относиться, как к богу. Причём один из этих двоих однозначно против такой идеи и вообще к механизмам относится с презрением. Разумеется, горе-изобретателя охватывает культурный шок от прекрасного нового мира, построенного на его творениях, и в результате имеющаяся реальность перестаёт существовать из-за модели времени, позаимствованной из «Назад в будущее». Всё это сдобрено колоссальной порцией трюизмов, которые персонажи швыряют друг в друга и в пространство (а фактически, прямиком в читателя).

По-хорошему, тут надо бы половину мотивов выкинуть и оставить одну только линию самоосознания АС и бунта Авеля против собственного творения. Банально, конечно, но из бытия техношовиниста Аллана (как его не разложили на воду и углекислый газ...) или рассуждений Юрия о случайности многого не вытянуть.

Юрий Алексеевич сказал, что ему требуется десяток добровольцев, чтобы «Второе пришествие» организовать.

Едва он слышал своё имя и задачу, он тут же выполнял её: нажимал на необходимую кнопку, вводил определённые коды и так далее.


Что, разумеется, никак нельзя автоматизировать, только на ручном управлении. Ведь это какую же гибкость мышления проявить нужно, чтобы кнопку нажать и код ввести! И делать это всенепременно должны 11 человек одновременно, чтобы хоть кто-нибудь да облажался (особенно учитывая, что как минимум у Аллана загрузка была далека от 100%-ной).

Клешни механизма стали сжимать чёрную дыру. Аллан видел, какую для подобного силу приходилось применять. Чем ближе клешни подбирались к центру, тем сильнее сам механизм начинало шатать, казалось, что он сейчас упадёт. Но нет! Стоило только сжать чёрную дыру, как она исчезла. Пространство вернулось в свою колею.




Как бы так сказать… Почему вы уверены, что чёрные дыры так работают? Потому что, как бы, они уже сжаты, грубо говоря. И это не самый главный прокол в этом описании.

Кстати, сколько раз пустой чайник грел, а он так и не взорвался. Хотя один раз чайник выбросить пришлось.
17:15
+2
Текст невозможно читать. «Данный» вместо «этот», «разверзнувшаяся стена», «предмет мебели»… Право слово, я пинал Костромина за его канцеляропаранойю, но здесь готов подхватить стяг. Простите, автор, каким бы масштабным, затейливым, чарующим ни был сюжет вашего рассказа — передать вы мне его не смогли.
23:42
Свалка идей помноженная на бесконечной и непонятно зачем усложнённый и перегруженный язык.

У вас ни одна из тем не сочетается с другой. Почему Авель Бог, когда это мир победившего искусственного интеллекта и учёных? Неужели у них настолько плохо с теоретической физикой, что они не могли просчитать, что извлечение элемента из прошлого изменит будущее? Как вообще искусственный интеллект позволил это сделать, если он «диктатор и тиран»? Почему они так странно, негармонично разговаривают?

Сплошные вопросы, на которые попросту нет и никогда не будет ответов, потому что их нет и у вас автор. Каждой отдельной идеи в вашем рассказе хватило бы на отдельные романы, а здесь они просто свалены в кучу в надежде на что? Что читатель выберет что-то для себя? Но ведь в рассказе ни одна из довольно затёртых тем не подана под оригинальным углом. Потому и смысла в рассказе нет никакого. Простите, но это очень плохая работа.
Загрузка...
Марго Генер