Валентина Савенко

Томительное ожидание

Томительное ожидание
Работа №8. Дисквалификация за отсутствие голосования

Виктор умер поздно ночью. Монитор сердечного ритма разбудил маленькую коридор пронзительным писком. Засуетилась сонная медсестра, к кровати подскочил дежурный врач, но их старания остались тщетны. Доктор пытался успокоить себя тем, что шансов у парня все равно не было. Жалко, что не дотянул до утра. Еще немного и смена бы уже кончалась.

Дух поднялся из покинутого тела и завис над кроватью. Казалось, что сон продолжался, но боль ушла. Когда медсестра бессильно опустила руки и вышла из палаты. Что-то здесь не так. Тело лежит внизу, а он где-то над ним.

Юноша оглядел свои серые руки. Сквозь них видны пол и кровать. Он попытался коснуться взмокшего лба доктора, но пальцы прошли внутрь головы.

-Неужели…? – произнес Виктор, но не услышал свой голос. Еще раз прислушался к своим ощущениям. Да, боль ушла, больше никто не втыкает в его висок мясницкий тесак и не раскалывает голову на части. Теперь он вообще ничего не чувствовал. Не жарко, не холодно, не плохо, не хорошо. Только чуточку страшно и все.

-Ужели. Ты умер, Витя, - вдруг послышался в сознании чей-то ободряющий голос.

В палате находился еще один призрак. Маленькая кудрявая дворняжка с длинными ушами и грустным взглядом висела в воздухе у двери. Она неловко замахала лапами и приблизилась к юноше.

-Что?

-Не что, а кто, – пес сел на тело Виктор – Я привел тебя сюда. Технически – помог умереть, своими лапками вытащил твою душу из тела. Я типа твоя смерть. Твой сопровождающий

-Умер. Все-таки умер? –спросил юноша, уставившись на свое утыканное трубками тело. Голова перевязана, но вмятина в черепе видна и так.

-Да. Извини.

Виктор заметался по палате. Вот и все, все-таки правда. Осознание все больше и больше укреплялась в его голове. Жизнь кончилась – больше ничего не будет. Поток мыслей нахлынул на него – сколько всего он не успел сделать, сколько всего упустил!

-Успокойся. – собака летала за парнем и громко повторяла - Прими это как мужчина, такой взрослый, а паникуешь. Остановись и представь, как будто ты глубоко вздохнул. Нечего бегать, лучше поплачь. Хочешь плакать?

-Нет…наверно. Я ничего не понимаю. Можно плакать? Я могу плакать? – Виктор остановился у окна и внимательно посмотрел на собеседника.

-Ясное дело, что ничего не понимаешь. Не переживай, я все тебе поясню – пес положил морду на плечо юноше – Можешь плакать, призракам это разрешается. Сейчас чуть-чуть успокоишься и мы пойдем.

-Идти? Куда? В Рай? В Ад? – снова всполошился Виктор.

Он заметил, что страх куда-то ушел и волнение отступило. Как будто стадия принятия неизбежного перепрыгнула через все другие. Чего бояться? Юноша понял, что ничего не вернуть. Теперь ему даже стало немножко любопытно, что же будет дальше? Что его ждет?

- У тебя еще есть дела тут.

Виктор будто бы не услышал слова собаки, он внимательно смотрел на свое тело. В мире живых доктор, поняв свою оплошность, устало сказал помощнице:

-Объявите время смерти.

Взгляд молодого помощника упал на часы.

-Два тридцать два. – он закрыл Виктора простыней. И снова напала паника – все, он умер. Слезы все-таки потекли по призрачным щекам. На голову посыпался град мыслей о упущенных возможностях - он никогда не был за границей, он никогда не женится, не увидит следующий часть мстителей, и на новый год не поедет в Прагу с родителями. Родители…

Медсестра спросила у старшего коллеги:

-Будем ждать утра или попросить Надю связаться с его родителями сейчас?

-Я свяжусь сам. Лучше сейчас, уверен, они не спят. Меньше будут мучатся от неизвестности…

Самая страшная мысль поразила Виктора. А что же другие? Мама, папа, Маша, Их больше нет для него? Выдержали ли?

-Слушай, нам лучше уходить сейчас – снова подал голос пес. – Приедут родители. Лучше такое не видеть. Давай сразу к делу, я по дороге все поясню.

Пес облетел Виктора и толкнул его носом в сторону окна.

-Какое у меня может быть дело сейчас? Куда мы? Я…мое тело тут! Да кто ты такой?!– возразил Виктор, но пес упорно толкал его наружу.

-Пойдем к ней.

Виктор был вытолкнул за пределы палаты. Он даже совсем не удивился что под ногами у него твердой поверхности, что он висит в воздухе на уровне пятого этажа. Пес полетел вперед, Виктор, ни секунды, не задумываясь как это делается, двинулся за ним. Призраки медленно поплыли среди плоских крыш и темных окон большого города. Ночь показалась Виктору яркой и свежей, но чувствовать ее запахи, ее ветер и прохладу он не мог. Только видеть, как ярко светят луна и звезды.

-Зачем мы это делаем? Кто ты? – снова спросил дух, послушно летел за собакой.

-Успокойся ты, мы почти прилетели – огрызнулась она. Через некоторое время, призраки остановились у одной непримечательной многоэтажке на окраине города. Виктор сразу всполошился:

-Это мой дом!

-Ага, так и думал. Ладно. Слушай внимательно. Я сейчас все тебе поясную, не уверен правда, что знаю намного больше тебя. – пес остановился в воздухе и начал свой длинный рассказ:

- Понимаешь, Витя, сюда, то есть в мир мертвых попасть не так-то просто. Тело хрупкое, ему умереть раз плюнуть, сам уже понял, а душа бессмертна, но выбраться из мертвого ей не так-то уж и просто. Ей, этой душе нужно помочь с этим помочь. Сделать это может не абы кто, а только другая душа, но она обязательно должна быть, как бы правильнее выразиться… В общем связана с ней. Связана любовью – той самой пресловутой у вас людей, настоящей любовью, глубокой, истинной и все такое... – пес будто бы перевел дух и продолжил:

-Когда один любящий умирает, его душа может сразу уйти дальше одна, а ей предначертано ждать окончания срока жизни своего спутника. Она ждет, витая рядом, незримо следя и охраняя, а когда приходит время – становиться типа смертью забирает душу любимого и вместе они уходят из мира мертвых. Вот, как-то так. Такая судьба ждет тебя. За свои двадцать три года ты обзавелся настоящей любовью, привязал свою душу к ней и теперь будешь ждать. Она за этим окном, да? Кто она?

-Маша. – нервно прошептал юноша. – Настоящая любовь?

Вдруг что-то щелкнуло в голове Виктора, и он осознал, что таков порядок вещей, что так заведено. По-другому быть не может, пес просто высказал в слух то, что он давно знал, но не помнил, будучи живым.

-Мы встречались всего три года…

-И что? Ты ее не любишь?

-Люблю. Очень.

-Вот и все! Дело ведь не во времени. – уверенно заявил пес

-Я не понимаю…? Почему меня забрал ты, а не тот, кто меня любил? Кто ты, ответь наконец, что-то вроде ангела? Как тебя вообще зовут?

Пес весь надулся и кинул на Виктор полный обиды взгляд.

-Я не ангел - я собака – гордо сказал он - Кличка у меня была Джек. Вежливый молодой человек давно бы поинтересовался, как меня зовут.

-Прости, Джек. Я еще…не освоился наверно – произнес Виктор свою первую призрачную шутку и улыбнулся. Здесь, на улице позабылся тот ворох чувств, страхов и горечи объявший его в палате. Он как-то отдалился от этого. Все притупилось – и жалость к себе и родным, боль, обида и зависть. Все стало как-то призрачнее.

-Почему именно ты забрал меня?

-Я не знаю. Скорее всего, больше не кому. – предположил Джек – Все твои близкие еще тут.

-Подожди, а дедушка? Он со мной все детство пронянчился. Дед меня не любил?

-Любил, но той связи не было. Он ведь тебя как внука любил, отцовской-дедовской любовью. А вот с твоей бабушкой он скорее всего связан и придет за ней.

-Но за мной пришел ты, извини, пес. Почему? За всеми, кому любимых не достается, приходят собаки?

-Во-о-о-озможно. – задумчиво протянул Джек – Подозреваю, что это судьба всех ничейных собак. Мне не повезло, не успел никого полюбить. Родился и вырос на улице, мама быстра ушла, так что был я всегда один. Мне только, чуточку, нравилась продавщица из магазина, которая иногда кидала мне колбасные обрезки. Нравились дети, которые гладили меня. Нравилась одна старуха, однажды впустившая меня меня в подъезд погреться. Однако любви я к вашему брату не испытывал. Когда я меня сбила машина, все прояснилось. Теперь мне нянчиться с тобой. К Маше пойдешь?

Виктор взглянул в окно своей съемной квартиры. Будто бы вчера они с Машей впервые перевели деньги хозяину, выгрузили все небольшие пожитки, устроив новоселье только для двоих. Тогда они спали на кухне, разбросав одеяла и подушки прямо на пол. Их дом, первый дом, их правила. Подлетев ближе, юноша поучаствовал нечто странное

Пустота внутри вдруг заполнилась жгущим живот волнением. Бестелесные руки похолодели, в остановившемся сердце эхом прозвучали быстрые стуки.

-Чувствуешь, да? – ехидно спросил Джек, перед тем как залететь в окно.

-Что это?

-Ее чувства, сейчас - волнение. Вот та самая связь душ, о которой я талдычу. Чем мы ближе, тем сильнее ты ее ощущаешь.

Виктор скорее пролетел сквозь стену. В ванной – открытый тюбик пасты. На полу в комнате немытая чашка, из которой он пил кофе утром. Рядом его вещи, кучей сползающие со стула. На диване, закрывши голову подушкой лежит Маша. Она не спит.

Маша знала об аварии. Когда Витю доставили в больницу, с ней связались его родители. Они посоветовали не приезжать, но девушка не могла сидеть дома. Операция уже началась, когда она приехала. Вместе с отцом Виктора, девушка просидела несколько ужасных часов в приемной. Им сообщили что состояние тяжелое, но стабильное. Должен пройти критический период в сутки и можно будет говорить, что все обошлось. Отец Вити довез Машу до квартиры. Он уверял, что все будет хорошо, хотя у самого дрожали руки, лежащие на руле. Маша не плакала – просто лежала весь вечер уткнувшись в глупые видео на ютубе. Она отгоняла страшное.

-Еще не знает – вздохнул Виктор и, подлетев к девушке, привычным жестом коснулся ее волос, погладил по голове.

-Я совсем ничего не могу сделать?

-Сейчас нет. Хотя…Просто будь рядом. Кто знает, может ей станет легче на душе. Ваша связь крепка.

Виктор сел рядом и обнял Машу. Совпадения лили нет, но на впавшую в нервозную дремоту девушку, наконец, напал беспокойный, но все-таки сон.

-Утром она узнает, и ты тоже ощутишь всю боль и горе. Готовься.

-Мне в жизни не хватало такой связи… - тихим голосом заметил Виктор - Понимать, перенимать, что чувствует она. Скольких ссор и нелепостей можно было бы избежать! А теперь… ничего и не сделать.

-Ну вообще, в жизни связь есть, – возразил Джек – Любимые могут чувствовать друг друга, но эта способность притупляется. Эгоизмом, собственной важностью, телом, бытом и всякими мелочами, короче – самой жизнью. Только в чистой душе связь сияет на полную.

-Ты очень поэтичный пес – Виктор закрыл глаза. Он хотел уснуть рядом с Машей.

-Призраки не спят – сразу же откликнулся Джек.

Утром Маше пришло сообщение на телефон. Услышав оповещение, оно побоялась посмотреть. Девушка чувствовала приближение катастрофы, протянув руку к экрану. Виктора, глядевшего на то как его любимая получает страшную новость всего трясло.

-Такое будет всегда? – голова кружилась, а по щекам потекли призрачные слезы. Горе, липкой холодной волной, захлестнуло его вслед за Машей.

-Она не всегда будет чувствовать только горе. Терпи.

-А ты тоже понимаешь ее?

-Ага. Немножко.

Маша лежала на кровати. Тяжелые минуты обращались в часы, и вот уже новая ночь – а девушка все лежит. Когда сил плакать не осталось, а комок горестных мыслей в голове окончательно застыл, она поднялась и пошла есть.

-Как бы ей сказать, что жизнь-то продолжается? – сказал Виктор, чья боль сменилась отрешенной тоской.

-Только у нее – сказал Джек – У нас нет

-Вот бы ей стало легче.

-Станет…Когда-нибудь – пообещал Джек.

-Знаешь, после того что, Маша сейчас чувствует, я подумал: Может, лучше бы меня в ее жизни вообще не было? Сейчас бы ей не было больно. А если не переживет?

-Тогда нам не много останется маяться.

***

Виктор представлял себе свои похороны как мрачный дождливый день, с черными зонтами и темными вуалями на глазах женщин, со множеством слез и теплых слов о нем. На деле прощание происходило в ясный жаркий день. По-летнему светило солнце, остальной город праздновал выпускные в школах. На похоронах никто не плакал, да и много вообще не говорили. Все прошло очень тихо.

-У меня появилось много вопросов. – сказал Виктор Джеку, глядя как гроб с его телом опускают в могилу.

-Конечно же.

-Мои родители. Я ведь и люблю их, очень, значит связь тоже есть, верно? Но папу и маму я не чувствую.

-Мы же уже говорили об этом! Родительская любовь другого толка. Твоя мама есть у твоего папы, а у мамы папа. Они заберут друг друга.

-Просто как-то очень несправедливо выходит, – вздохнул Виктор – Будто бы я их предаю.

-Не я выдумывал правила. – задумчиво ответил пес и добавил - Будь моя воля – я бы не болтался тут с тобой.

-А чья тогда это была воля? Кто тебе приказал болтаться тут со мной? Что произошло после того, как ты умер?

-Да ничего особенного, я умер и все, а как только стал призраком уже все знал. Знал кто ты и что тебе нужно сказать. Меня никто не учил, но я могу рассказать все о мире духов, хотя сам стал им не так давно. Ответы уже заложены у меня в голове.

-Это был Бог? – вдруг встрепенулся Виктор - Ну, оставил тебе ответы.

Церемония подходила к концу. Отец Виктора кинул первую землю на гроб и все будто бы замерли. Маша первая отошла от могилы, двинувшись в сторону автобуса. За ней к выходу медленно направились и остальные.

Виктор и Джек, держась рядом с девушкой, полетели за ней. После минуты раздумий, пес ответил на вопрос:

-Это был кто-то или что-то. Может и Бог, ваш Иисус, Аллах, Будда, Кецалькоатль, этого я точно не знаю. Может, это были верховные пришелец. Может, со мной никто не говорил и мне показалось. Узнаем только когда поймем дальше, когда ты встретишься со своей Машей. Предостерегая твои глупые вопросы: Что будет дальше, я тоже не знаю – может рай или ад, может реинкарнация. Я бы тогда хотел стать кошкой – жутко любопытно. Может быть нас ждет вечное ничто, или наша история просто закончиться, ее прочитают и закроют, или, кто знает, может мы станем супер-призраками может... Кто знает, может никакого дальше и нет. Видишь, сколько раз я сказал может? Я просто не знаю.

Виктор очень удивился такой длинной речи:

-Ты очень умный для пса. Без обид, но… Ты ведь просто животное. – Виктор никак не собирался заканчивать расспросы - Да, верное, красивое, но разума у тебя. Откуда ты все знаешь? Почему вообще умеешь говорить по-русски?

-В жизни ты, небось, тоже умом не отличался, раз через дорогу перебегал. – язвительно заявил Джек - Меня сдерживал мой маленький мозг, неразвитая нервная система и всякие инстинкты. Но все это умерло. Просто душа у собак есть, и сейчас она раскрылась, мне тело не мешает.

-Душа у тебя значит русская? – попытался пошутить Виктор, все еще допытываясь до языка.

-Упаси боже! Я не человек, душа у меня собачья. Самая лучшая.

Лето Маша провела с родителями. В основном она сидела дома, отказываясь от прогулок и походов в кино с подругами. Только пару раз, поддавшись на уговоры матери, съездила на дачу искупаться и развеяться, но ничего не помогало. Дыра душе все никак не затягивалась, хотя Виктор чувствовал, что боль притупилась. Он все время находился рядом, когда девушка ела, спала, читала, парил у нее за спиной. Только если Маша принимала ванну или ходила по другим личным делам, Виктор отлетал подальше и не смотрел. Когда это случилось впервые раз Джек хитро заметил:

- Благородно. Но ты зря выделываешься – мог бы и подглядеть, ей все равно.

-Не-а– отмахнулся юноша – Только я не понимаю. Я ведь призрак, у меня тела нет, а все к ней …Ну, тянет. Влечение. В чем дело?

-Секс — это просто это одна из форм выражения любви. Извращенец.

-Я и не смотрю!

-Извращенец задавака.

Быстро и незаметно для призраков пролетело лето. От рутины жизни с родителями Маше стало легче. К осени она уже окончательно съехала из квартиры, где все напоминало о только-только зарождавшемся быте с Виктором и сняла новую, подешевле и подальше от центра.

-Она ведь меня не забудет? – спросил Виктор у Джека, когда Маша въехала в новый дом

-Не должна. Эта же связь. Хотя, я не могу быть уверен на сто процентов, как это работает. Сам то как думаешь?

-Не должна – повторил Виктор – Наверное…

Маша продолжила учиться в магистратуре и подрабатывать баристой в кофейне. Преподаватели, коллеги и все знакомые первое время только жалели бедняжку – больше никак с ней взаимодействовать не могли. Они защищались, отгораживались от смерти, пока что чужой. Девушка устала от такого отношения. В ней только начало просыпаться желание двигаться вперед, она признала, что можно жить дальше.

Она решила сходить в кино – одна, но зато на премьеру фильма из обожаемой ей и Виктором франшизы. Призраки сопровождали ее и в кинозал. Виктор не только перенял Машину, но и вспомнил свою фанатскую любовь.

-Как здорово! – сказал он Джеку – Вроде и умер, а что будет дальше узнаю.

-Ага. Призраки не лишены всех земной удовольствий – меланхолично заметил Джек, не без интереса поглядывая на экран. – Занятно. Я насчитал больше плюсов быть призраком, чем живым.

-Не правда. Сейчас с удовольствием поел бы попкорн и взял ее за руку – возразил Виктор – Так что пересчитай свой список.

-Все равно больше. Слушай, фигня какая-то, как вы это смотрите? Пойдем лучше на улицу, поиграем.

Жизнь продолжалась, девушка все больше вырывалась из круга одиночества и самоистязаний. Поначалу, Виктор даже был рад, что Маше легче, но после того как она удалила его номер из своего телефона, призрак даже запаниковал.

-Она меня забывает!

-С чего ты взял? – открыв глаза, сонно спросил Джек. Он, конечно, не спал, но большую часть времени пока Виктор летал за Машей парил в воздухе кверху пузом, чтобы юноша иногда его чесал. Пес утверждал, что таким образом он ловит космическую энергию.

-Ты видел? Она удалила мой телефон!

-А ты что, ей звонить собирался? Не паникуй.

-Но ведь…

-Мы же еще тут, значит связь между вами есть. Все хорошо, успокойся.

Виктор не мог успокоиться. Маша ускользает от него. Все, о чем он думал – как бы напомнить девушке, что он такой Виктор был на свете, что он ждет ее. Джек не говорил ему, что это невозможно.

***

Время текло незаметно, летели дни, месяцы. Виктор заметил, что, Маша все больше уделяет внимания одному своего коллеге. Девушка давно закончила свою работу в кофейне и устроилась в местную it-компанию дизайнером по специальности.

Объекта безумной ревности Виктора звали Андрей. Он был старше Маши на целых пять лет, хорошо зарабатывал и его совсем не интересовали отношения, из-за разбитого женой сердца. Андрей работал на три этажа выше Маши и начали они общение чисто по-деловому. Ему отчего-то очень не понравилось, как новичок доработал проект, над которым он работал месяцами. Специально спустившись к дизайнерам, Андрей принялся отчитывать Машу

-Вот урод. Придирается. – глядя на эту сцену сообщил Виктор Джеку.

-Ну, не знаю, - пес подлетел заглянуть в экран монитора – По-моему нарисовано тяп-ляп.

Уже тем же вечером этот Андрей догнал Машу, на пути к метро и завел с ней разговор. Ух, как это не понравилось Виктору. Он сердито летал вокруг распинающегося Андрея, словно пытаясь оттолкнуть его подальше от своей девушки

-Что ему надо?

Ему нужно было извиниться перед девушкой, за то, как сорвался на нее сегодня. Он долго распинался, жаловался на тяжелый день и начальника идиота, в своей исповеди дойдя до обещания вручить Маше букет цветов. Девушка смущалась, но коллегу не отталкивала. Когда Андрей, проводив ее до самой станции, скрылся из виду, она тут же принялась искать его профили во всех возможных социальных сетях.

Виктор словно опешил. Он метался по вагону с мрачным видом, пока Джек, наконец, вежливо поинтересовался:

-Что ты чувствуешь?

-Она заинтересована. Ей приятно… - жалостливо сказал парень –И любопытство, и интерес, нетерпение… Вот все.

Джек запрыгнул на плечи Виктора и обвился телом вокруг его шеи.

-Ты ничего не сможешь сейчас сделать – предостерегая вопрос Виктора, сказал Джек.

-Она его полюбит и что тогда? Что мне останется?

-Ваша любовь не исчезнет. Связь не пропадет. – пообещал Джек.

-Не ври. Откуда тебе знать?

-Я решил, что так должно быть. Иначе в чем смысл всего этого?

На следующий день, Маша приветливо поздоровалась с Андрей, случайно встретив его у входа в офис. Она выдала несмешную шутку про его последний пост на его странице– фотографию заката. Андрей долго и наигранно смеялся, но им обоим стало хорошо.

-Это даже не смешно! Хватит хихикать! – прорычал Виктор.

Еще через несколько дней, Маша и Андрей вместе ели в офисном буфете. Он пригласил ее в кино в выходные и получил радостное согласие.

-Влюбленность. – обреченно сказал Виктор, когда в субботу летел за Машей на последний ряд кинозала. До этого, он все время молчал, и Джек уже начинал беспокоиться. Он с воодушевлением заявил:

-Да нет – так, интрижка. Ни в чего не выльется. Мы же тут, связь есть.

-Я начинаю думать, что она работает не так.

Каждые выходные Маша и Андрей куда-то ходили вдвоем. В картинную галерею, в кафе, просто гуляли в парке – и Виктор все время был рядом и наблюдал. Он снова обратился в молчание и его псу становилось скучно.

-Мы уже давно не играли. И ты перестал постоянно орать. – сказал Джек – Почему хотя бы не злишься?

-Да чего уж и злиться. Я не понимаю, почему я все еще тут. Она влюбилась в этого Андрея, я чувствую, как ей хорошо. Что я тут делаю?

-Может… Может еще есть надежда? Она тебя не забыла, иначе ты бы исчез, это у них не серьезно. – успокаивал друга Джек.

Виктор и вправду все еще надеялся, что Маша забудет ухажера. Но в один вечер все надежды испарились. Одна суббота выдалась дождливой и Андрей очень аккуратно и тактично пригласил Машу к себе, посмотреть фильм и помочь ему испечь шарлотку.

-Не езди, Маша – вдруг снова прервал свое молчание Виктор, впервые обратившись к своей девушке – Пожалуйста. Я здесь, не забывай – добавил он умоляющим тоном.

Маша согласилась. Они с Андреем, конечно, испекли шарлотку, но есть ее не стали. Выпили вина и сели смотреть фильм. Она поцеловала его первая.

-Давай улетим – сразу же предложил Джек, понимая, чем это может кончится – Куда-нибудь за потолок, как можно дальше.

Виктор согласно кивнул и полетел вслед за псом.

- Не поможет. Я все равно чувствую тоже, что и она. Так далеко не улетишь.

На крыше призраки смотрели на луну и молчали. Виктор прятал лицо в ладонях и подрагивал. Призраки не плачут.

-Ты сам говорил, что жизнь продолжается. Ее. Ты не счастлив, что ей хорошо? – спросил пес, лежа на коленях у юноши.

-Да но…. – Виктор взлетел и покачал голов– Я умер девственником. Мне еще и завидно. Я слишком сильно ревную Я не счастлив, что ей хорошо. Мне от этого плохо. На месте этого говнюка мог бы быть я… Я не счастлив Джек, совсем не счастлив.

-Бедный человек – пес залетел Виктору на руку и лизнул в лицо – Надо терпеть. Ничего не сделаешь. В конце концов, она все равно придет к тебе. Ты – настоящая любовь. Терпи и жди – ведь ты человек, вам только это и остается.

Прошло почти полтора года. Маша переехала к Андрею, и Виктор с Джеком теперь живут с ними. Призрак почти привык к такому положению дел, но по вечерам и ночами, когда любовники спят вместе, он с псом всегда улетает на крышу и играют. Если раньше развлечения предлагал Джек – бегать, прятаться, кидать воображаемый мячик, то теперь и Виктор уговаривает сыграть пса в человеческие игры.

***

Течение времени неумолимо. Шли годы – Виктор жил одной мыслью: Он не исчезает, его душа все еще связана с Машиной. Просто ждать, ждать и надеется. Когда Маша забеременела, Виктор был готов. Он прекрасно понимал, что к этому все и идет. Влюбленные окончательно съехались в большую квартиру и стали ждать ребенка.

Свадьбу сыграли в тот же день, когда Маша взяла декретный отпуск. Торжество прошло скромно и тихо, в кругу самых близких друзей и родственников. Во время празднования, Машина мама предложила почтить память Виктора. Все выпили не чокаясь, сама Маша ничего не сказала. На этот примечательный случай Виктор как будто бы не обратил внимания, что не переменил заметить Джек.

-Что, ничего не скажешь? – спросил он, витая над столом с угощениями

-Нет. Ей неприятно вспоминать обо мне в такой день. – поморщился призрак – Так что и мне сказать нечего.

Виктор вообще перестал обращать внимания на жизнь своей возлюбленной. Он отстранился, стал наблюдать без эмоций, как ученый, изучающий жизнь под микроскопом. Виктор делал вид, что все что происходит с Машей его больше не касается. Он не думал о будущем, а просто существовал день за днем, все чаще беседуя с Джеком, засыпая его вопросами о прошлой жизни:

-Какого это, быть собакой?

-Когда ты был жив, ты других собак… Ну, чувствовал влюбленность или только инстинкт?

-Как ты относился к людям?

И много вопросов, на большинство из которых внятного ответа пес дать не мог, потому как будучи живым, не обладал разумом. Однако, ему все равно было очень приятно рассказывать Виктору о своей прошлой жизни.

В один вечер, Виктор сказал:

-Маша… как-то раздвоилась. Будто ещё одна душа. – сообщил он Джеку и полетел смотреть на девушку. Так и есть – она стонет на полу, а рядом в панике собирает вещи Андрей. Начались роды.

На свет появился мальчик. Виктор, в тайне надеялся, что его нарекут его именем, но все произошло менее прозаично – ребенка назвали Савелий.

-Ну и имечко – прокомментировал юноша и больше не сказал ни слова.

Семейная жизнь, ребенок и вся гора связанных с ним хлопом поглотила молодоженов. Время ускорило своей темп ещё в пять раз – и вот, Совелий уже пошел в сад, Маша вернулась на работу, а Андрей совсем обрюзг и постарел и, кажется, начал задумываться о любовнице.

Вот уже и Маша совсем не та миниатюрная красавица с осиной талией, а довольно толстая женщина, с мешками под глазами, пухлыми щеками и растяжками. Она стала активисткой в группе Савелия в детском саду, завела там общую беседу с другими мамами и активно поносила всех воспитателей. Она записала сына во все возможные кружки и секции и не жалея сил и времени таскала его туда и всегда верно ждала под окнами чтобы забрать.

-Милый щенок. – как-то раз сказал Джек, глядя как Савелий под строгим надзором матери пишет английские прописи под диктовку компьютера – Старается.

-Мне его жалко. Если бы это был мой ребенок – я бы не разрешил его так мучить. У нас бы вообще не было детей.

-Почему?

-А зачем? – ответил вопросом на вопрос – Без него легче. Все только для нас двоих. Можно много времени уделять своим увлечениям, развлечениям и отдыху, а не… этому. – развел руками Виктор, демонстрируя выправляющуюся под тяжелым взглядом Маши осанку мальчика.

-Просто ты еще маленький. Твоя любовь выросла – а ты нет – ехидно ответил Джек.

-Думай как хочешь.

Еще несколько раз обернулась земля вокруг солнца – и вот Савелий уже в школе, успешно учится в третьем классе, и умудряется посещать еще большее всяких кружков и занятий. Теперь не только Виктор с Джеком подозревают Андрея в измене – но и сама Маша. Виктор понял это по ее настроению и узнал, что она пообещала себе никогда не заводить разговор об этом с мужем. Маша хочет верить ему и не обращать внимания на нотки чужих духов в машине и поздние задержки Андрея на работе. Она все еще его любит – и это главное.

-Вот урод, – прокомментировал это намерение Виктор – Как можно изменять ей? Ведь она…

-Это для тебя она совершенство и все еще двадцатилетняя красотка. А для него уже много нет ворчливая жена.

-Значит он не любит ее.

-Кто знает. Мы не его призраки.

Много всего случалось в семье Андрея и Машины – и первая двойка Савелия и смерть родителей Андрея, переезд, кража телефона, авария, выпускной, поступление сына - но все это как-то пролетело мимо наших героев. Виктор ощущал чувства Маши, но уже не воспринимал их близко к сердцу.

Маше диагностировали рак, когда Савелий учился на втором курсе. Тогда он жил в другом городе и новость воспринял достойно. Он забросил учебу, устроился на работу, стараясь заработать денег на лечение в Германии. Но, не сын, не Андрей, устроившийся на еще одну должность не успели бы заработать нужную сумму. Болезнь развивалась стремительно – химиотерапию провели на родине. Маше выиграли еще месяц жизни, месяц страданий.

Виктор понимал, что ждать ему осталось не много. Все время они с Джеком теперь находились в больничной палате

-Уже скоро… - принюхивался Джек - Хочется спросить, рад ли ты, но что-то как-то ситуация немного не та.

-Вот-вот. Поскорее бы ее мучения закончились, и я смог бы ей помочь. Если она в сознании, то ей все время до ужаса страшно

-Знаешь, чем ближе она к своей кончине, тем больше ты можешь влиять на нее. Попробуй.

Виктор последовал совету, но попросил пса куда-нибудь улететь, а то было немного стеснительно. Когда Джек вышел, юноша наклонился к уху Маши и принялся нашептывать ей слова успокоения. Он сказал, что скоро все закончится. И добавил, что любит ее.

Маша, до этого нервно дремлющая с гримасами боли на лице, почти сразу мгновенно уснула. Сработало.

С этого времени, Виктор только и делал, что держал машину руку в своей призрачной и говорил ей слова любви, какие говорил, когда еще был жив. Мучения Маши подходили к концу, как и ее жизнь.

Поздно ночью монитор у кровати пронзительно запищал, а недремлющей Джек залаял:

-Пора!

-Что делать?! – в панике заметался Виктор

-Ты ее смерть. Бери и тащи ее к нам.

Будучи мертвым, Виктор не раз пытался коснутся Маши, но только сейчас ощутил ее тело. Он взял ее за руку, чувствуя жар и сухую кожу.

-Тяни.

Виктор послушно подвинул Машу к себе и увидел, как ее рука раздвоилась, а из тела показался призрак.

-Быстрее, дурак. Ей больно.

Виктор действовал решительно – он обнял свою любовь и взлетел вверх. Душа отделилась от тела. Монитор показал длинную тонкую линию – Маша умерла.

-А? –испугано спросила женщина, удивившись отсутствию боли.

-Привет, Маша – сказал Виктор, не выпуская ее из объятий. – Посмотри вниз, там твое тело. Ты погибла. Все хорошо, теперь не больно. Я рядом

Он репетировал эти слова, а что говорить дальше не думал.

-Я… - Маша реагировала на свою смерть не так, как Виктор. Она только с удивлением оглядела свои прозрачные руки, взглянула на тело и на Виктора – Я так и думала… Когда меня положили в больницу поняла, что уже не уйду отсюда. Что же теперь будет? – с волнением спросила Маша.

-Ну, вроде как, мы с тобой должны отправиться дальше… - неуверенно оглянувшись на Джека, сказал Виктор – Но пока еще тут.

-Что же теперь будет с Савелием? С Андреем? – продолжила Маша.

-Не знаю… Они оправятся, должны. Могу сказать по секрету, они уже готовили себя к тому, что ты их скоро покинешь.

-Я знаю… - Маша будто впервые посмотрела на Виктора и, к удивлению юноши, слегка улыбнулась – Знала, что увижу тебя, когда умру. Еще когда тебя сбили думала об этом. Я тебя помнила.

-А я всегда был рядом. Всю жизнь, видел все. И ждал. Теперь нам пора.

-В Рай?

-Точно не знаю. – Виктор попытался рассказать девушке, как все устроено в загробном мире, но у него не получалось так складно, как у Джека. – Мне казался, сейчас что-то должно произойти, мы же теперь вместе, рядом. Но…

Тут голос подал притихший Джек.

-Виктор, Маша не пойдет.

-А?

-Это же логично. Ей нужно ждать.

-Ждать? – вмешалась Маша – Андрея? Как ты ждал меня, Витя?

-Да, как он ждал тебя. – ответил Джек – Ты станешь его смертью, будешь рядом и будешь помогать ему, так, как Виктор помогал тебе.

-А как же я? - спросил юноша.

-Ну, а нам пора - Джек подлетел к Виктору – Спасибо, Витя. Здорово, что у меня есть хозяин. Хотя и после смерти, я теперь не ничейный. Теперь понял?

-Понял. – Виктор взял Джека на руки. Они исчезли. 

-1
18:44
492
21:51
+1
Чёрт возьми, я писал тут восхитительно длинную портянку, но все пропало.
Так что обойдусь сестрой таланта.
Невычитанный, скучноватый текст, автор поленился чистить, а я ленюсь комментировать. История наивная, по-своему добрая, но мне от таких историй жутковато.
Ибо я бы не хотел, чтоб кто-то подглядывал за моей жизнью, даже любимый человек. Спасибо, увольте.
23:47
+1
Соглашусь с Солокью на счёт подглядыванья. Не впечатлило. Да и рассказ — не для конкурса фантастики. Ошибок много. Но всё же писательский потенциал у автора проглядывается. «Тройка» — по пятибалке.
15:19
+2
Ошибка на ошибке. Но в созданных образах что-то есть.

Теперь о фактологических ошибках. Тут описан такой наивный, подростково-киношный взгляд на смерть от рака. Человек лежит в реанимационном кабинете, снимаются кардиограммы, пыхтят системы искусственного жизнеобеспечения, бегают озабоченные врачи, спасаетца человеческая жизнь!

На самом деле всё у нас происходит немного не так. По современным нормативам минздрава, умирающего от рака больного просто вышвырнут из больницы домой, и как он проведёт последние недели — вообще никого не волнует.

Но в общих чертах есть два варианта: воспользоваться услугами специальных платных клиник, которые берут за уход за раковыми больными суммы, превышающие 100 000 рублей в день (а обычно из родственников больного к этому моменту врачи уже выманили все деньги на всякое сомнительное лечение с помощью каких-то импортных блокираторов, процедур и прочей фигни).
Вариант 2 — как-то возиться с умирающим в диких болях человеком самим его близким и родственникам в домашних условиях. Особо жёсткой эта ситуация становится в случае, если таковых близких людей у больного нет… У меня даже про это есть рассказ.

Имеющий фантазию может себе представить, во что выливается в реальности любой из этих трёх вариантов. Тут любой ужастик поблекнет.
Вот такой, ребятушки, Доктор Хаус. Вот такое «пи-пииииии — мы его теряем!!!»
16:49
+1
Маленькая поправка: для умирающих существуют хосписы + даже на домашнем уходе можно договориться о надомных уколах морфина (будет приходить специальная медсестра, имеющая допуск). Но в целом да, все так.
12:35
+1
Добрый рассказ, сюжет чем-то напомнил относительно недавний мексиканский мультик «Тайна Коко», там тоже все зависело от того, помнят ли живые умерших.
Сюжет цельный, построен гладко. В тексте есть банальные опечатки, вот те, что бросились в глаза:

айн
разбудил маленькую коридор


цвай
Я сейчас все тебе поясную

драй

Утром Маше пришло сообщение на телефон. Услышав оповещение, оно побоялась посмотреть


Вроде были еще, но не помню где.

Вычитывайте текст внимательней, давайте почитать знакомым и пользуйтесь программами вычитки, не забывая при этом о банальной проверке грамотности в Ворде и будет вам, уважаемый автор, счастье!
06:19
А вот это неожиданно неплохо, несмотря на горы, горы опечаток. Как минимум, сама идея, что человек не может попасть на тот свет без посторонней помощи и не оказав такую помощь другому. Как и то, что сделать это может только по-настоящему любящий человек. Занятно заткнут и неминуемый разрыв непрерывности: к людям, обделённым мёртвыми влюблёнными, приходят мохнатые четвероногие ангелы — собаки.

Правда, у меня по итогу осталось несколько вопросов. Во-первых, кто же вытащил Джека? Не врезался же в него автомобиль с такой силой, что душа буквально вылетела из тела? Во-вторых, разве Виктор не должен был, по примеру Джека, остаться с Машей до тех пор, пока она не выполнит свой долг? Кто поможет ей добрым словом во время долгого дежурства?

Отдельно хочется отметить игру с тропом «Против биохимии не попрёшь», которой объясняется, почему Джек при жизни был не очень умной собакой, а после смерти стал ненамного глупее самого Виктора.
Комментарий удален
01:29
Хотелось какого-нибудь уникального выворота. Не могу придумать его сейчас, да и не моя это задача, но рассказ вышел крайне банальным, да, добрым, но это доброта без выдумки, без искры, без интереса. Ещё и ангел — пёс. Ну, конечно, пёс, кто же ещё?!

И ради бога, почитайте, как оформляется литературное произведение. И про вычитку. Вычитка — наше всё.
Илона Левина