Ольга Силаева №1

​Ответственность

​Ответственность
Работа №11

Есть такое прекрасное чувство, когда просыпаешься в объятиях любимого человека и смотришь в звездное небо, в бесконечный космос, полный неизведанного и притягательного. Сколько миров, сколько богатств скрыто среди этих бесконечных мириад светящихся точек, за совершенно невидимой защитной оболочкой, которая обволакивает станцию энергоснабжения.

Во сне он снова летал по этому бесконечному космосу, да так быстро, что мириады светящихся точек просто за мгновения улетали куда-то назад, за пределы поля зрения, уступая место всё новым и новым. Он всё летел через этот бескрайний космос на невообразимой скорости, на которой нескоро ещё начнут летать самые продвинутые корабли. И был поражён тем, насколько же огромна Вселенная, что никак, никак не кончается, и мириад светящихся точек впереди не становится меньше. Неужели Вселенная действительно не имеет границ, или она настолько огромная, что даже на такой скорости достигнуть их удастся только через целую жизнь?

А теперь сон закончился, и конечно лежать в тёплых объятиях подруги, глядя в этот бесконечный звёздный океан, было куда приятнее, чем просто рассекать пустоту в поисках недостижимой границы. Рассекать можно долго, очень долго, положить на это всю свою жизнь, но так и не достигнуть цели. А в то же время жизнь можно потратить на пользу себе, любимому человеку, семье, да и обществу в целом…

Поцеловав Ниллу в лоб, он неслышно встал, чтобы приступить к своим привычным обязанностям, а уже потом пройти одно из самых важных и судьбоносных испытаний в своей жизни — научиться управлять энергией.

Энергия, как учил ещё в детстве наставник Сар, исходит напрямую от Бога. Бог — это не некая абстрактная сущность, это не образ, это даже не разум… это просто — энергия. Бог испускает энергию и сам ею является. Всё, что существует во Вселенной, из чего она состоит, благодаря чему есть жизнь и есть баланс — это всё и есть Бог. Это высший разум за пределами разума, это то что не доступно для понимания человека с его системой мышления. И не стоит даже пытаться постигнуть этот разум — ведь можно просто сойти с ума, в худшем же случае может не выдержать мозг или даже энергетическая оболочка человека. Слишком огромный объём совсем не адаптированной под человеческое восприятие информации.

Но поскольку человек является, всё же, высшим существом во Вселенной (по крайней мере, никаких более совершенных форм жизни с более совершенной формой генерации и обработки мыслей человечеством обнаружено не было), то управление дозированными объёмами энергии ему вполне доступно. Тут, опять же, зависит от качеств и способностей конкретного человека. И хотя отсеивание происходит уже предварительным тестированием, окончательно понять, способен ты управлять энергией или нет, можно только опытным путём.

* * *

В ремонтном цеху вовсю шла работа. Здесь чинились и модернизировались отдельные составляющие кораблей. Совершенствование транспортных средств, позволяющих доставить человека из одной точки Вселенной в другую, шло беспрестанно, ибо всё больше были аппетиты, всё больший простор был востребован, человечеству нужно было исследовать, искать, познавать… На данный момент самую запредельную скорость кораблям давали частицы, которые интегрировались в оболочку кораблей и двигались быстрее скорости света, двигая вместе с собой и корабль. Такая скорость позволяла преодолевать громадные расстояния и даже вырваться из гравитационной зоны чёрных дыр — блуждающие разновидности которых были ранее настоящим кошмаром для космических путешественников. Люди верили, что однажды появится более совершенная технология, которая позволит летать ещё быстрее, и, следовательно, откроет для исследования новые пространства, за пределами родной галактики Млечный Путь.

Здесь он встретил своего лучшего друга — Техиля. Увидев его, Техиль улыбнулся:

— Вот и ты, Ясень! Видишь, работа полным ходом… Однажды, может быть, эти корабли таки помогут нам обнаружить братьев по разуму во вселенских просторах.

— Да, хотелось бы, — мечтательно вздохнул Ясень, которому всегда хотелось увидеть других разумных существ, которых ну просто не могло не быть в такой громадной, необъятной Вселенной. Когда-то люди, ограниченные лишь планетой Земля, могли только робко мечтать о встрече с внеземным разумом, и некоторые энтузиасты воспрянули духом, когда технологии космических полётов стали расти ураганными темпами. Впрочем, ничего кроме разочарования энтузиасты не испытали — была исследована уже вся родная галактика, но никаких форм жизни, кроме простейших, на её просторах так найти и не удалось…

— Ау, — сказал Техиль и пощёлкал пальцами перед глазами Ясеня, который уже рассеянным взором смотрел куда-то в глубину своих давних мечтаний.

— Да, — сморгнув и обретя снова осмысленный взгляд, откликнулся Ясень, посмотрев на Техиля.

Техиль был гораздо старше Ясеня — наверное, вполовину, ведь если Ясень был ещё молодым парнем, только начинавшим семейную жизнь, имел среднее телосложение и рост, был черняв, гладко выбрит и темноглаз, то Техиль был уже совсем зрелым мужчиной, крепким и высоким, с русыми волосами и какой-то всё время косматой причёской, вечной щетиной, как будто специально стриг бороду и усы так, чтобы поросль всегда оставалась, и проницательными глазами густого тёмно-зелёного цвета.

Однако разительная разница в возрасте, внешности и повадках не мешала им быть лучшими друзьями с тех пор, как только Ясень прибыл на энергостанцию.

— Идём, — крепко приобняв Ясеня за плечо, Техиль повёл его к защитному прозрачному колпаку, за которым можно было видеть планету Тратум, вокруг которой, словно спутник, вращалась их энергостанция. На планете, под толщей искусственной атмосферы, кипела жизнь, воссозданная по образу и подобию земной. В не столь совершенном виде, но лишь век назад эта планета была пустынна, изрезана трещинами и метеоритными кратерами, и отравлена углекислым газом. А теперь оказавшийся здесь землянин не сразу почувствовал бы разницу.

Просматривая многовековые документальные фильмы и смотря на то, как жили — а, вернее, выживали, — древние люди, Ясеня порой посещала мысль, что ничего этого на самом деле не было. Придумали все эти страшилки про ужасы прошлого, чтобы люди, глядя на них, ни в коем случае не вздумали совершать подобное. Трудно было помыслить, что когда-то, вместо того, чтобы дарить жизнь другим планетам, люди медленно и мучительно убивали единственную, на которой могли существовать. И считали, что поступают совершенно правильно.

— Хороший вид, — сказал Ясень. Часто они тут втроём стояли, когда были свободны от обязанностей. Нилла с Техилем были в очень добрых отношениях, и Ясень был рад, что у его девушки и лучшего друга есть общий язык и не возникает размолвок.

— А будет лучше… когда закончим смену и сможем спуститься туда, — ухмыльнулся Техиль. Под сменой он имел ввиду, конечно же, отведённое для них время исполнения обязанностей на энергостанции.

— Да, — расхохотался Ясень. — Тогда будет гораздо лучше… ладно, я так зашёл, поприветствовать тебя… а сейчас пойду по делам.

— Я знаю, когда у тебя испытание, — сказал Техиль уже вдогонку Ясеню. — И обязательно приду!

— Конечно! — махнул рукой Ясень. — И Нилла тоже придёт. Для меня важно, что вы будете рядом.

Настроение поднялось, и Ясень обрёл уверенность в себе — то, чего ему немножечко… не хватало, признаться, ибо испытание очень уж серьёзное, и буквально всё будущее Ясеня от него зависит — будет ли он всю жизнь конструировать корабельную оболочку, либо же станет одним из тех, кто будет Творить. А Творить — это важная и почётная обязанность, это возможность направлять энергию и создавать из неё то, что необходимо человечеству для усовершенствования и облегчения себе жизни. Это возможность создавать энергопотоки и питать ими жилые зоны, это возможность добывать энергию из звёзд и возвращать её им, это возможность пропускать энергию сквозь пространство и мгновенно доставлять в любую нуждающуюся жилую зону среди необъятных скоплений звёзд, это возможность создавать новые виды энергии, это возможность возвращать жизнь туда, где она погибла, и создавать там, где её ещё не было. А ещё исследователи были просто уверены, что однажды Творцы смогут достичь куда большего могущества, и с помощью энергии смогут создавать совершенно с нуля целые планетарные и даже звёздные системы, смогут открыть человечеству путь в любую точку Вселенной и мгновенно, смогут научиться напитывать своим даром обычных людей… Это всё пока лишь предположения, фантазии и в любом случае очень далёкое будущее, но все революционные изменения в жизни человеческого сообщества обычно и начинались с грёз одних и скепсиса других…

* * *

Занимаясь своей привычной работой по обсуждению и моделированию конструкции корабельной оболочки, Ясень был рассеян и думал совершенно о другом. В контексте того, что скоро он может стать одним из Избранных, он воспринимал свою обычную работу не иначе как рутину, и теперь отчётливо понимал: он обязан пройти испытание, иначе будет жалеть всю свою жизнь. Несмотря на то, что конструирование оболочки тоже нечто вроде творчества, которое помогает человечеству… это теперь казалось ему слишком мелким.

— Ясень, слышишь, тебе уже идти вроде как пора, — раздался знакомый голос, и, обернувшись, Ясень увидел Ниллу, вошедшую в их рабочее помещение. — Думала ты уже там будешь, посмотрела — а твой сигнал всё на рабочем месте.

— Ой, точно! — Ясень хлопнул себя по лбу — так пытался сосредоточиться на работе и так отвлекался на размышления о необходимости пройти испытание, что и за временем забыл следить. И правда ведь, надкожная памятка вибрировала, показывая: пора! — а он и не почувствовал! Только бы подобная рассеянность до провала довела, не дай Бог…

— Точно-точно, — рассмеялась Нилла. — Смотрю, вы тут сверх срока всё чего-то решаете, но придётся у вас Ясенька забрать… Давай промчимся.

Она поднялся руку и с помощью гравитационного материализатора создала две платформы под ноги, движением которых надлежало управлять при помощи ментального модуля.

— Эй, а почему две, я и свою могу создать, — запротестовал Ясень, зная, что управлять платформами может только тот, чей материализатор их создал.

— Хочу тебя подвезти. Ты против? — Нилла шутливо надула губки.

— Нет конечно! Давай, вези. — Ясень с готовностью встал на «свою» платформу, и вместе с Ниллой она начали синхронно двигаться к Залу Энергетики.

Поскольку самому контролировать ничего не надо было, Ясень расслабился и предпочёл любоваться своей подругой, пышные волосы которой развевались от скорости. Она была великолепна, или же так говорила Ясеню любовь к ней; он с трудом отводил от неё взгляд, когда они были вместе. Волосы у неё были густого каштаново-чёрного цвета и длиной до половины лопаток, интересные прозрачно-серые глаза, симпатичный короткий носик, острый подбородок, красивые губки, которые одинаково умилительно смотрятся при любой мимике. Или просто само личико в целом такое умилительное… глядя на неё, много мыслей в голову лезет, в пору в затылке почесать. Росту она была невысокого, Ясеню по уровень глаз, а телосложение тоже имела такое… умилительное. Ну Бог ты мой, как бы Ясень ни брался о ней размышлять, всё время в голову лезет это умилительное. Такая уж она умилительная, и ничего не поделаешь.

— Ага, я тута, — поприветствовал Техиль, который уже был в Зале Энергетики. — Не совсем пунктуально, дорогой Ясень… всё-таки судьбоносный момент твоей жизни.

— Ну, не пугай его, — пошутила Нилла, слегка хлопнув своего любимого куда-то по лопатке, и заставив слегка покачнуться. Ясень коротко обернулся на них и слегка усмехнулся. Инспекторы же, в количестве трёх человек, хранили полную серьёзность.

— Разденься, сними с себя все модули и стань в куб, — дежурно проинструктировал один из них, и Ясень, ободряюще кивнув Нилле и Техилю, исполнил указания. Надо принимать энергию так, как Бог завещал, в первозданном виде, который ещё называли «костюмом Адама». Без всего наносного.

Куб заперся, но был настроен на проницаемость звуков. Поэтому Ясень прекрасно слышал всё, что говорили ему снаружи.

— Готов? — спросил один из инспекторов, когда Ясень встал внутри куба прямо и гордо, как и подобает становиться Творцом.

— Да, — коротко ответил Ясень. Он сейчас ни на кого не смотрел, даже на дорогих ему людей. Он настраивал себя на то, чтобы пройти испытание и стать тем, кем хотел быть.

Ясень не был уверен, что это видит не только он один, но со всех сторон, от пола, стен и верхней грани куба, к нему потянулись нити энергии. Только вот непонятно, какого они были цвета. То чудилось, что синеватого, но вдруг это синеватое становилось белым, или светло-зелёным… Глаз не мог определиться, Ясень даже подумал, что это его разум пытается понять, что видит, и перебирает все знакомые цвета. Да и было ли это на самом деле, или он просто перенервничал перед испытанием, что теперь видит всякое… чего нет…

Пока в его направлении словно просачивались сквозь стенки куба эти нити энергии, как лёгкая дымка, чей-то голос зачитывал знакомую мантру:

— Мысль исходит от Бога.

Всё, что есть — это он.

Он — это не абстрактный образ, не некое существо или разум, не что-то, что можно увидеть, пощупать, кому можно заглянуть в глаза и с кем можно поговорить, кто способен быть и суровым, и милосердным.

Он — это Вселенная, это мириады звёзд, планет, экосистем. Он — это космический вакуум, он — это магма в толще коры планеты, он — это деревья, трава, цветы, животные, поля, реки, озёра, моря.

Люди.

Бог — это энергия, которая поддерживает жизнь повсеместно и на которой стоит вселенский баланс.

Только высшему существу во Вселенной, под названием человек… под силу разрушить это баланс.

Или укрепить.

Всё это проговорил тот непонятный голос, который то ли откуда-то извне звучал, то ли внутри головы самого Ясеня… Но Ясень был уверен — а, точнее, знал, — что сказал это один из инспекторов. Он однажды присутствовал на подобной церемонии, смотря, как будущий Творец внутри такого же куба овладевает способностью добывать энергию и управлять ей, с помощью силы мысли… хотя нет, не только мысль лишь человеческая участвовала в этом процессе… нужны были и вспомогательные средства… увы… не достиг человек ещё того совершенства, чтобы не пользоваться ничем инородным

Пока голос говорил, нити энергии подступались к Ясеню. Он стоял неподвижно и лишь кидал взгляд туда-сюда, словно глаза были единственным живым местом на нём. Он казался самому себе какой-то монолитной статуей, неспособной пошевелиться. Но впечатление, конечно же, было обманчивым — он оставался самым обычным человеком… живым, из плоти и крови… всё, что кажется, лишь кажется…

Нити утолщались, становились всё более густыми… и, как показалось на мгновение, даже приобрели какой-то зловещий… оттенок… но это снова всего лишь кажется…

И, пока голос читал эту, наверное, совсем необязательную мантру, которую почему-то читали всегда… нити энергии полностью его окутали.

И никаких нитей уже не было — он весь был окутан энергией… она была повсюду… заполнила всё пространство куба… плотно обступила его… а может, и проникла внутрь него…. Ясень не знал. Энергию он лишь смутно видел, но не ощущал физически. Или… какое-то тепло… может, тоже кажущееся… много чего людям кажется…

Нет, теперь Ясень явственно ощущал, что язычки энергии прикасаются к нему… изучают… теперь он был уверен: это ему уже не кажется… он вступил в контакт с энергией…

Ясень знал, что стенки куба тоже энергетические, и работают они на то, чтобы усиливать природный энергетический потенциал человека, помогать ему лучше концентрировать мысль и использовать её для множества великих дел…

Стенки куба делали своё дело, и разум Ясеня постепенно очищался. Он понимал, что в реальном времени всё происходит гораздо быстрее, но у него, здесь, сейчас, было другое время…

Ясень не успел додумать, поскольку его разум окончательно очистился и потерял привычные словесные формы мысли. Теперь мысль была чиста, первозданна, и именно такая мысль могла управлять энергией…

Он почувствовал лёгкое прикосновение к рукам — а вот и те вспомогательные приспособления… теперь, когда энергия обволокла его, прощупала, познакомилась с ним, пока он был в первозданном костюме Адама… можно было приступать к самому ответственному.

Он выставил перед собой руки, на которых были синтезированные приёмнико-усилители — созданные из обычных проводниковых материалов и впитавшие в себя энергию жёлтых и оранжевых звёзд. Человеческие руки, а в особенности ладони, всегда были предметом изучения для возможности проводить, принимать и излучать энергию, помогая мысли, или даже проводя саму мысль… ведь мысль — тоже энергия… в своём роде…

Теперь мысленно нужно принять и накопить энергию, в чём помогут усилители… а потом оформить её… направить куда-то… включить воображение… сделать что-нибудь полезное…

Ясень чувствовал, что его губы растянулись в лёгкой улыбке. Видимо… он в себя поверил…

* * *

— Жизнь не кончилась… ну перестань же ты хандрить.

Ясень лежал на удобной постели на боку, лицом к стене, с открытыми и глядевшими в пустоту глазами, и не разговаривал. Нилла не отходила от него, присев на краешек лежака, и поглаживала любимого по боку, пытаясь добиться хоть какой-то реакции.

— Ну же, Ясень… Ясенчик… а давай я выпрошу разрешение на досрочное освобождение от смены… отправимся на Тратум… там хорошо… пока ты тут хандрил, я сходила пообщалась с сестрой… она мне такие красивые растения показывала… как папоротники, только в виде деревьев… интересные такие… один Творец их так энергией обработал… ой… — Нилла осеклась, поняв, что сболтнула лишнего и затронула болезненную тему. Но Ясень никак не отреагировал, продолжая лежать и пялиться в пустоту.

Легко похлопав его по боку, Нилла встала и ушла, оставив его одного. Видимо, надо было ему побыть наедине с собой. Неизвестно сколько времени, но она ему его даст. Разрешение на отгул ему с работы тоже она выпросила. На сегодня, пока. А назавтра… кто знает. Может, ещё попросит… ради Ясеня — всё, что угодно…

Она шла под властью разных невесёлых мыслей, пока её не окликнул Техиль, у которого наступил перерыв в рабочей смене.

— Ну что, он там как?

— Да никак… — бесцветным голосом ответила Нилла. — Хандрит… думает, как дальше жить, наверное… жил ведь себе всю жизнь, и хорошо всё было… а теперь у него стресс… такие дела вот.

— Ну да… — Техиль почесал косматый затылок. — Зря он так, конечно… я всё понимаю — хочется быть Избранным… хочется творить… но сколько обычных людей живут обычной жизнью — и всем довольны… ну не прошёл испытание… ну и ладно… проверил, не вышло — значит, не заточен… живи себе… тем более специальности менять можно… ну опостылело ему это конструирование оболочки… смени квалификацию… устроиться и на Тратуме можно… а можно где угодно… хоть на Землю вернуться… все люди так делают… надоест одно — берутся за другое… и живут, и хорошо… а он что-то… может, пройдёт это у него?..

— Надеюсь, — вздохнула Нилла. — Узнала вот, как раз сегодня, что беременна… семья будет… полноценная теперь… чего ему ещё надо?.. Думала сказать… но сейчас, наверно, не ко времени… пусть похандрит… а потом обрадую…

— Беременна? — пропустив мимо ушей всё остальное, расплылся в широченной улыбке Техиль. — Ну чего… дай обниму тебя, что ли, а?.. — Своими огромными ручищами Техиль обхватил Ниллу и приподнял, заставив ту рассмеяться, а потом опустил обратно на пол. — Я-то дядей буду, ась?..

— Непременно, — ответила Нилла. — Дядя Техиль — лучший дядя для нашего ребёнка… — И улыбнулась.

— Вот и я о том, — кивнул Техиль. — Ну что, ладно… ты тогда обязательно ему скажи, как со смены вернёшься… а то он же, дурень… слишком близко к сердцу всё это принимает… я вот думаю: может, сейчас сказать надо было… встряхнуть его… так и сказать ему: дурак, у тебя скоро ребёнок будет, взбодрись… живи и наслаждайся…

— Ох… — вздохнула Нилла. — Нет, я лучше… потом, попозже…

— Ну как знаешь, — пожал плечами Техиль.

— Мне идти надо… я же и себе отгул взяла… надо наверстать… потом ещё подумаем… как его… м-м-м… встряхнуть…

— Ага… ну давай.

— Давай.

Так и разошлись.

* * *

Как же, вот так, получилось… он был уверен… он был уже полностью уверен… не просто уверен: он знал… и как знание могло его подвести?.. В голове не укладывалось…

Он не думал про время, которое проводил здесь, на лежаке. Которое, наверно, мог бы потратить с пользой, продолжая конструировать эту корабельную оболочку… о нет, нет, он уже не переносит даже мыслей об этой оболочке… только не после произошедшего…

Он просто пытался понять, в какой именно момент и почему именно всё пошло не так… Он даже не помнил толком… слишком уж другим было тогда его сознание… очень обрывочные, нечёткие воспоминания… рисовали картину провала.

Чего-то ему не хватило. Были задатки, это проверяли предварительным тестированием. Выявили потенциал. Мало у кого имеющийся, но статистика свидетельствовала, что с течением времени таких людей появляется всё больше — способных пополнить круг Избранных… а вот выйдет из тебя в итоге что-то толковое или нет… можно было узнать лишь опытным путём… вот и узнал…

То ли энергию принять не смог так, как надлежало. То ли не до конца очистил разум. То ли накопил меньше, чем следовало. То ли не смог оформить полученную энергию в желаемое. Он перебирал в голове обрывочные воспоминания, дорисовывая к ним новые подробности уже из своего собственного воображения. Всё пытался выявить ту ошибку. Хотя сразу после того, как он был выпущен из куба, инспекторы всё высказали лаконично и безапелляционно — не годен, не способен. Они были опытными людьми, которые знали, как определить раз и навсегда, сможет человек стать Творцом или нет.

Но Ясеня это не устраивало. Он не хотел смиряться и продолжать дальше жить ради оболочки кораблей. Не после того, как ощутил тепло от окутавшей его энергии, не после того, как смог вобрать в себя часть этой энергии, прочувствовать, пропустить через себя, соприкоснуться с ней своим естеством… неужели после этого ему предстоит вернуться к дурацкому конструированию оболочки?.. Нет… никогда… ни за что…

Он не лежал спокойно. Он метался. Только не телом, а душой и мыслями. Он что-то смутно ощущал — кажется, прикосновения Ниллы, — что-то смутно слышал, видимо, она пыталась как-то его утешить и приободрить. Но всё это для Ясеня ничего не значило. Он жил в своих размышлениях и переживаниях. Они и только они имели сейчас значение.

Вот думал он, думал… и понял. Тот, кто не проявит упорства, кто не сможет сам доказать свою значимость — никогда ничего не добьётся. Пусть он пролежит здесь хоть целую жизнь — ничего он не добьётся и не получит.

Ясень встал с кровати, мягко ступив ногами на пол. И, посмотрев на своё отражение, ободряюще улыбнулся ему.

* * *

Клуб разработчиков встретил его оживлённо. Он никогда не пустовал. Каждый здесь мог проверить своё творчество и свои способности. Посетителям клуба был доступен полный инструментарий, создаваемый посредством материализаторов гравитации, энергопотоковых симуляторов и психологических симуляторов. Всё, на что только хватит фантазии. Можно ведь додуматься до чего-то такого, что совершит настоящую революцию и продвинет вперёд технологии, энергетику или даже социальное устройство. Подобные клубы поощрялись и активно создавались повсеместно, где существовали достаточно большие человеческие группы. И имели совершенно свободный доступ.

На пути Ясеня возникло небольшое препятствие в виде его рабочего напарника, с которым они вместе корпели над модернизацией оболочки кораблей. Смена его уже закончилась, и вот он отправился в своё любимое внерабочее место, где проводил очень много времени и был большим энтузиастом.

— Ясень! И ты тут! — поприветствовал, узнав его, напарник.

— Да, — кивнул Ясень, изобразив ответную улыбку.

— Ты чего тут? Я не помню, чтобы ты клуб посещал.

— Да вот, знаешь, потянуло… Раз уж Творцом мне теперь не стать, буду пробоваться в других областях… конструирование оболочек уже поднадоело, хочу другие направления опробовать… творчество приложить… необязательно ведь быть Творцом, чтобы приносить пользу людям.

— Это точно! Ты молодец, мыслишь правильно! Не стоит так расстраиваться — ну не приняли и не приняли… дорог много, и все открыты! Моего отца тоже однажды не приняли — и ничего, семью завёл, счастливым человеком живёт. Так что пробуй, пробуй! Творец — не единственная значимая специальность, если соображалку приложить, можно очень много выдумать… Я вот придумал одну теорию — как один человек мог бы управлять целым кораблём через каналы нейронов… вот представь — зарядить все энергопроводящие системы корабля нейронным магнетизмом… и сможет проводить один человек все операции через свой мозг, находясь в усиленной кабине…

— Здорово, — похвалил Ясень, думая о другом, но стараясь делать вид, что с ним всё в порядке и он абсолютно открыт к общению. — Ладно, знаешь… пойду. Тоже не терпится… сою теорию проверить.

— Давай, давай! — приободрил напарник, сделал приободряющий жест и направился по своим делам, размышлять о нейронах, видимо.

Ясень закрылся в одном из кабинетов, оборудованных всем необходимым, чтобы человек мог полностью посвятить себя творчеству, не стесняясь в средствах. Плюсом было также и то, что никто не проводил в такие кабинеты наблюдение, чтобы человек мог чувствовать себя совершенно комфортно, зная, что на него никто не смотрит. Всем ведь необходимо иногда такое чувство и здоровое одиночество, возможность с мыслями собраться и не отвлекаться…

Такая забота была Ясеню определённо на руку, и он решил ею воспользоваться, как следует. Из одежды он извлёк весьма ценную вещь, который выпросил у работников из цеха нейроделов (как бы для творческого проекта) — модульный усилитель, который был предназначен для приумножения энергетического поля, и вообще не для людей, а для имеющей нейронные сети аппаратуры, в том числе полностью автоматизированной системы их энергостанции. Станция вырабатывала энергию из силового поля, подпитывавшегося от местной звезды, приумножала её, или же преобразовывала, посылая в приёмники Тратума. Таких станций вокруг Тратума вращались десятки. И на таких станциях было очень удобно располагать целые блоки разработки всего что только можно — ведь все они питались напрямую от силового поля, и даже при максимальной нагрузке брали сравнительно немного энергии от той, которую оно могло выработать.

В общем, модуль не то чтобы был под человеческий мозг особо заточен, но не зря же Ясень наведался в место, где можно найти абсолютно полный набор инструментов и не ограничивать себя в фантазии. Так что он принялся за работу.

Плоский нейромодуль лёг в обработку, и Ясень начал с помощью своего ментального модуля, упрощавшего мысленное взаимодействие с приборами, проводить в нём модификации. Он закрыл глаза и погрузился в мир искусственных энергий, сноровисто перемещаясь между функциями, предлагавшимися местной аппаратурой. Он создавал и закреплял изменения, присваивая нейромодулю новые функции и свойства. Перенастраивая его энергетические каналы.

«Да, определённо, во мне есть задатки Творца, — подумал Ясень. — И то, что случилось в том кубе… определённо несправедливо».

Он извлёк нейронный модуль с готовыми изменениями и приступил к следующему этапу своего плана — весьма болезненному, надо признать. Он создал из материализованной гравитации многофункциональный манипулятор, продумав ему требуемую структуру, и вложил в ручку этого манипулятора нейромодуль. Затем сел спиной к манипулятору и, закрыв глаза, продумал ему программу действий, после чего манипулятор приступил к работе, а Ясень заранее сцепил зубы.

Манипулятор начал с того, что прорезал в черепе Ясеня плоское отверстие — как раз под нейромодуль. И да, было больно — «заострённая» гравитация вполне себе чувствительно прошлась по нервам и рассекла черепную кость. Пошла она и дальше, прокладывая уже внутри головного мозга маршрут так, чтобы не повредить его основную структуру и не навредить мозгу в целом. Дальше манипулятор просунул в полученное в черепе отверстие собственно заимствованный нейромодуль. И начал с помощью молекулярного преобразователя изменять форму модуля так, чтобы он сел в головном мозгу точнёхонько в безопасной для структуры мозга позиции. Во время этого ощущалось уже нестерпимое жжение, словно кто-то поджёг его голову изнутри, и она теперь выгорала. Ясень ещё сильнее сцепил зубы, не в силах даже подумать что-то ободряющее для себя — поскольку даже думать было невыносимо больно, — но точно зная, что благодаря этому он исполнит свою мечту и станет Творцом. Глупые инспекторы допустили ошибку. Глупые инспекторы не могут продумать всё. Но после того, что сделает с собой Ясень, он не только исполнит мечту, а сможет открыть доступ куда большему количеству новых Творцов к достижению своей силы через ту же технологию.

Нестерпимая боль ушла сразу после завершения процедуры и закрепления нейромодуля внутри головы. Ясень взял подготовленный заранее медицинский гель — регенерон, которым помазал кровоточащее отверстие в своём черепе. Регенерон мгновенно исполнил свою функцию, полностью залечив все раны, проделанные манипулятором в теле Ясеня. Он также прирастил нужные нейроны к модулю, вызвав автоматически их взаимодействие друг с другом. Вся боль из организма полностью ушла, а модуль в голове активировался и начал оказывать воздействие на мозг.

Отключив все созданные им системы, Ясень быстро покинул кабинет и направился к Залу Энергетиков. Чтобы двигаться быстрее, он создал себе гравитационную платформу, как это делала Нилла.

* * *

После поглощения его мозгом нейромодуля в голове было немного странное ощущение — вроде что-то чужеродное, но вместе с тем и родное. Как если бы утраченную конечность воссоздали по биометрическим данным — вроде от своей не отличишь, но чувствуется что-то не то. Биометрия — твоя, но биоматериал — чужой, непонятно откуда взятый…

Вход в Зал Энергетиков был надёжно закрыт — посторонним там делать нечего, хотя по прочим рабочим помещениям можно было разгуливать совершенно свободно. Но Зал Энергетиков был особенным местом. Особенно прекрасным и особенно опасным, если ты не Избранный. Но Ясеня это не касалось. Он скоро станет Избранным.

— Я знаю, ты меня помнишь… — сказал Ясень, встав глазом напротив окошка доступа, которое опознавало в человеке Творца, кандидата в Творцы или имеющего допуск персонала. Ясень играл ва-банк, полагая, что окошко запомнило данные его нейронной активности и ауры, и пока никто ещё их оттуда не удалил. Хотя могли и удалить…

Также Ясень прекрасно знал, что все его действия фиксируются наблюдением, а поэтому персонал не заставит себя ждать. Так что быстрее, надо успеть…

Окошко не отвечало, вход в Зал оставался запертым, и появились причины забеспокоиться о полном провале всего его плана. Но окошко не реагировало так, как если бы отказало человеку в доступе — тогда оно загоралось предупреждающим красным цветом. Сейчас оставалось белым.

— Ты меня помнишь! — сказал Ясень, сцепив зубы и чувствуя злость. Злость… пагубное чувство, которое редко кто из людей сейчас испытывал…

Он от всей души ударил по окошку правой рукой, расколов его и сломав костяшки указательного и среднего пальцев. Резкая боль ожгла руку, но Ясень не обращал на неё внимания и не спешил лезть за регенероном. Слишком драгоценно было время, чтобы тратить его на такие пустяки…

Избавившись от осколков стекла, Ясень просунул пальцы второй, не пострадавшей, руки, внутрь, ухватив искусственный нерв, посредством которого и осуществлялась проверка посетителей. Поднатужился и вытянул его, а затем — может быть, в порыве отчаяния, — взял кончик нерва и воткнул себе в глаз, прямо в зрачок, надеясь что более близкий контакт поможет нерву вспомнить.

И чудо свершилось — нерв действительно, при ближайшем контакте, прочувствовав всю структуру Ясеня, смог вспомнить и воссоздать те данные, которые из основной архивной ветки были уже удалены, но всё ещё хранились в подкорке устройства. Вход в Зал был открыт.

У Ясеня не было времени на то, чтобы удивиться или даже порадоваться такой невероятной удаче. Он резко выдернул нерв из своего повреждённого глаза, даже не шикнув от боли, уже не замечая и не чувствуя ничего, живя только целью. Он вошёл в Зал Энергетиков и, даже не удостоив взглядом аппаратуру, одним лишь нейронным усилием запустил её и вошёл внутрь куба.

Его снова начала обволакивать знакомая уже энергия, тянувшаяся к нему своими язычками. Снова удобно сели ему на руки синтезированные приёмнико-усилители. Снова губы растянулись в лёгкой уверенной улыбке.

* * *

Нарушение протоколов безопасности давно уже стало нонсенсом. То устройство человеческого общества, которое удалось создать за века, прекрасно понимало смысл тех или иных запретов — без самой веской причины запреты сейчас не выдвигались, а в повседневности люди не были склонны воровать или вредить ближним, поэтому не было нужды запирать свои жилища или места общего пользования. Если случался прецедент — то он получал широкую огласку и порицался всем сообществом. Правда, количество прецедентов было невероятно малым.

И вот, нежданно-негаданно, такой прецедент произошёл. Причём крайне опасный прецедент.

* * *

Оповещение о постороннем в Зале Энергетиков пришло быстро. Нилла как раз была занята на своей работе, когда получила его и увидела через наблюдение Ясеня, который преодолевал защитную систему и входил в куб. Она незамедлительно бросила все свои дела и, создав платформу материализатором гравитации, помчалась что есть мочи к Залу Энергетиков.

Такое же оповещение пришло и Техилю, только вернувшемуся к работе после перерыва в смене. Он бросился бежать, позабыв о возможности искусственно ускорить движение. До Зала Энергетиков было не так уж далеко.

* * *

То, что что-то пошло не так, каким-то задним умом Ясень начал осознавать вскорости после того, как смог накопить достаточный поток энергии, чтобы оформить её во что-нибудь полезное. Он был уже близок к тому, чтобы доказать всем и каждому — он может быть и он будет Творцом. Он чувствовал жжение в своём головном мозгу, но жжение приятное, жизнеутверждающее, или же ему вновь так всего лишь казалось…

А вот и они… ворвались… целая толпа. Обслуживающий персонал аппаратуры и инспекторы… он перехитрил их. Они не успели…

Инспекторы что-то кричали — наверное, требовали, чтобы он немедленно прекратил, снял с себя вспомогательные модули и вышел из энергетического куба… но он этого делать не собирался…

Тогда персонал попытался отключить аппаратуру, поддерживавшую работоспособность энергетического куба. Ясеню стоило лишь кинуть взгляд в ту сторону — и аппаратура осталась глуха к манипуляциям персонала. Он уже собирал энергию, он уже начинал оформление… хотя жжение в мозгу лишь усиливалось… и это становилось уже неприятно…

Ясень этого не замечал, точнее не хотел замечать, он не собирался сдаваться и отказываться от мечты всей своей жизни.

Инспекторы, воспользовавшись своим доступом, открыли вход внутрь куба и протянули энергетические манипуляторы, чтобы извлечь Ясеня оттуда…

Почувствовав обхватившие его нити, которые настойчиво попытались выдернуть его из мечты всей жизни, Ясень закричал, сбрасывая всё своё напряжение — и оттого, что у него снова что-то не получалось, и от дикой боли, которая уже начинала разрывать голову, и оттого, что ему снова мешали. Из рук, из надетых на них усилителей, вырвались пучки энергии, которые потянулись сначала в сторону инспекторов, а потом и персонала, проходя сквозь них и причиняя им дикую боль, судя по тому, как у многих из них закатились глаза, а некоторые закричали не менее дико, чем сам Ясень.

* * *

Ворвавшись в открытый Зал Энергетиков, Нилла увидела ужасающую картину — Ясень, стоявший внутри куба, глаза которого светились безумным блеском, был окутан отлично заметным облаком энергии, и от этого облака потянулись пучки, которые коснулись каждого, кто каким-то образом пытался помешать Ясеню. Судя по тому, как они корчились в муках, Ясень причинял им много боли.

— Остановись! — воскликнула Нилла и бросилась в сторону куба, мимо всех корчащихся людей. Ясень её словно не замечал. Вокруг его головы появилось совсем нездоровое свечение, да и само тело его как-то странно выгибалось. Ничего хорошего это ему явно не сулило. — Ясень, стой!

Услышав, всё-таки, её голос, Ясень обернулся и замешкался. Он её узнал, и явно не знал, что перед ней сказать или сделать. Нилла ворвалась прямо внутрь куба, пересилив боль оттого, что пришлось пересечь пучки энергии, идущие из рук её любимого. Встав прямо перед ним, Нилла попросила:

— Пожалуйста, Ясень… остановись… ты не справляешься… ты сейчас погибнешь…

— Не могу, — ответил Ясень. — Я должен идти до конца.

Смотря ему в глаза, Нилла видела то самое безумие, от которого внутренне содрогнулась. Что… как?.. Как он мог дойти до такого?..

Тем временем в Зал Энергетиков ворвался уже, на полной скорости, Техиль, чтобы увидеть всю развернувшуюся картину. Используя свой вспомогательный модуль и надев нейромагнитную перчатку, Нилла приложила её к голове Ясеня и, схватив его за руку, направила энергопоток прямо в своё тело.

— Стой!!! — одновременно воскликнули и Ясень, и Техиль. Освободив руку в перчатке и сцепив зубы от боли, Нилла схватила вторую руку Ясеня и также направила энергопоток из неё внутрь своего тела.

— Я лишаю тебя безумия, — сказала она решительно, а через мгновение, когда неконтролируемый поток энергии ударил в неё особо сильными волнами, просто… испарилась.

Ясень почувствовал невероятную слабость и упал на колени. Все его энергопотоки были полностью обесточены, голова сильно ныла, в усилителях на руках не осталось ни капли энергии, а язычки энергии, излучаемые кубом, возвращались восвояси — казалось, что они просто рассеиваются. Упали на пол люди, поражённые пучками энергии, которые приходили в себя и корчились, совсем недавно пережив сильнейшую боль.

Техиль замер на месте, потрясённо глядя на эту картину.

* * *

Он сидел на лежаке, глядя в пустоту.

Из него пытались извлечь нейромодуль, но, поместив в сферу анализа, поняли, что сделать это без повреждения структуры мозга уже невозможно — модуль вошёл в тесный контакт с нервной системой, провёл внутри мозга энергетические сети… так что теперь останется в его голове на всю жизнь.

Ясень потирал костяшки пальцев, которые совсем недавно были сломаны, но регенерон решил эту проблему, как и с повреждённым глазом. Теперь Ясень находился в своей комнате, которую совсем недавно делил с Ниллой и где его ныне заперли, проведя наблюдение, хотя обычно не проводили наблюдение в личные комнаты, давая людям личное пространство. Но тут ведь был особый случай.

Его продержат здесь до прибытия всех родственников Ниллы, которые и определят его судьбу в суде. Пока прибыла только сестра Ниллы, жившая на Тратуме. Ясень её пока так и не увидел, и вряд ли она к нему зайдёт — максимум посмотрит на него через наблюдение. Ясень и не представлял, что бы он мог ей сказать — извинения выглядели бы жалко, и он бы просто стыдился посмотреть на неё. Сидел бы, пристыженный, сжавшись, отводя взгляд, слушая нарекания — или, может, она просто молчала бы, глядя на него, но от этого было бы ещё тяжелее…

Что до брата и родителей Ниллы, то они прибудут позже, ибо жили на больших расстояниях отсюда, дальше всех — родители. Будет сидеть тут, в заточении, ровно до тех пор, пока вся семья Ниллы не соберётся здесь, на энергостанции… И, думалось Ясеню, это вполне справедливое наказание. Ему не на что жаловаться. Можно корить лишь себя.

Однажды — Ясень просто потерял счёт времени, хотя и имел к нему доступ, — в его комнату вошёл посетителем Техиль, который стоял в стороне и смотрел на Ясеня. Ясеню и на него кинуть взгляд было стыдно, так что хорошо, что здесь не появлялась сестра Ниллы…

— Ну что, Ясень? — сдержанно спросил Техиль. — Как ты тут?

Он старался говорить спокойно, и даже во взгляде его, когда Ясень всё же отважился посмотреть на друга, была печаль, но не было злости. Хотя упрёк, конечно, был. Заслуженный упрёк.

— Как… — Ясень отвёл взгляд, перекатывая на языке это слово, прочувствуя его послевкусие… мысли были рассеянны. — Я… не знаю… я… сам лишил себя всего и… боже… зачем я сделал это…

Он спрятал лицо в руках.

— Перестань себя жалеть, — вздохнул Техиль. — Нет чувства более ничтожного, чем жалость к себе.

Потом прошло ещё сколько-то времени — Техиль стоял и смотрел на Ясеня, а Ясень сидел и смотрел в сторону. Потом Техиль развернулся и ушёл, ничего не сказав.

* * *

Техиль направлялся в отдел выработки, где происходило производство искусственной биомассы, которая потом энергетически заряжалась или обрабатывалась и шла на самые разные нужды — служила основой для создания нейронных сетей в автоматизированных системах, питала выращивавшуюся на кораблях и станциях в условиях космоса растительность, с помощью проводимой в неё энергии и особого структурирования служила для создания искусственно-живого мозга, поддерживавшего расширенный спектр функций суперкомпьютеров… Но можно ли было с помощью технологии выработки сделать то, что задумал Техиль?..

Оказавшись перед входом в отдел, первым делом Техиль включил только что собранный им переводчик реальности, который позволял настраивать изображение с наружного наблюдения и вносить в него любые коррективы через ментальный модуль. Давно такая задумка была, даже в клубе разработчиков что-то такое проверял когда-то, теперь вот с помощью всё того же клуба собрать удалось… Так что через наблюдение не будет видно, что Техиль вошёл в отдел выработки, и не будет видно, что он там делает — всё, что могло видеть наблюдение, Техиль контролировал.

Теперь он вошёл в отдел, который сейчас пустовал — только что кончилась смена, наступил перерыв в работе всей системы, и это было идеальное время, подгаданное Техилем для осуществления его задумки. Он отсоединил один сегмент системы выработки, а потом начал разбирать свой инструментарий. Поставил в сегмент модули измельчения и задал сегменту новую программу — не просто перетирать биомассу в кашицу, но и отделять по структуре, функцией запоминания, отдельные составляющие и органы. Поставил с одной стороны сегмента структурный оформитель, который по просьбе Техиля прислал ему знакомый с Тратума, с другой стороны поставил лежанку с созданной Техилем из всяких запчастей системой манипуляторов-расчленителей, заранее настроенных на определённую программу действий. Задал оформителю полные параметры тела и ауры Ниллы, скопированные с её обновлённой биометрической карты.

Теперь всё готово. Правда, вся задумка Техиля базировалась лишь на теории и кустарных приспособлениях, которые неизвестно сработают ли, как надо. Ва-банк. Но рискнуть стоило. Техиль постарался всё просчитать и выверить. А теперь оставалось лишь верить.

* * *

Тот, кто не проявит упорства, кто не сможет сам…

У Ясеня было время подумать. У него было много времени. Или ему так казалось. Он не следил за временем. Он не хотел за ним следить. Да и время — лишь условность.

Раз уж он решил однажды проявить упорство для того, чтобы сломать себе жизнь… может, настало время проявить упорство и для того, чтобы её починить?..

Ясень хорошо запомнил слова о том, что нейромодуль в его голове всё ещё сохраняет функцию усиления мозговой активности, мысленных волн и ауры. И если уж на то пошло, то может…

Он закрыл глаза и сосредоточился. Поскольку он не следил за временем, то не представлял, сколько именно на это ушло. Он взывал к себе. И к своему модулю. Он понял, что нужно задаться целью. Задаться как следует — не от сумбура, не от безумного желания доказать всем вокруг, что он на что-то способен… а от спокойного и выверенного желания починить сломанное.

И когда что-то переменилось, пусть Ясень этого и не видел, но ощущал… он встал с лежака. Направился к выходу. И вышел.

Получилось.

Он приказал защитной системе его выпустить. Он приказал наблюдению, которое было со всех сторон, просто шло от стен, пола, потолка, видеть в нём… какого-то обычного, непримечательного человека. Приказал всем вокруг видеть какого-то обычного, непримечательного человека. И благодаря этому приказу никто не обращал внимания на то, как перекошено его лицо — ведь Ясень использовал весь свой предел, вместе с дарованными нейромодулем способностями, и от этого чувствовал не только неимоверное напряжение, но и сильную боль. Ломило не только голову, но даже суставы… а ноги при ходьбе подрагивали…

Но если есть цель — можно выдержать всё.

Он снова оказался у Зала Энергетиков. И повторил уже однажды проделанную им процедуру, разбив окошко доступа, вытащив нерв и воткнув себе в глаз. Хотя данные о нём удалили уже и из подкорки архивной системы, полностью удалить информацию не может никто — это закон не только компьютерных систем, но и природы. Что-то от неё обязательно останется, что-то, по чему можно будет всё собрать заново, восстановить…

Не будь у него нейромодуля — возможно, он бы и не справился. Но он снова приказал системе порыться в глубинах своей памяти и докопаться, извлечь данные о Ясене, и открыть ему доступ.

Вот и он, энергетический куб. Снова снять одежду, включить аппаратуру и войти.

* * *

Структурный оформитель завершил обработку и оповестил Техиля сигналом. Кивнув то ли оформителю, то ли самому себе, Техиль разделся и лёг на лежанку. Перед тем, как отдать ментальную команду, он ввёл себе обезболивающее.

Так надо, убеждал он себя. Нет ничего дороже семьи. По-хорошему на этой лежанке должен быть Ясень. Но тогда Нилла будет несчастна. Ясень совершил ошибку. Но ради семейного счастья необходимо исполнить план, придуманный Техилем… Он сам так и не обзавёлся семьёй, и сомневался, что уже когда-нибудь обзаведётся. Зато у его лучших друзей был шанс на семейное счастье, на рождение ребёнка… и нельзя было, чтобы они этого счастья лишились. Нельзя…

Внутри куба Ясеня вновь обволакивала энергия. Вновь на его руках были синтезированные приёмнико-усилители. А ещё у него была биометрическая карта Ниллы, где были все данные о структуре её тела и ауры.

Техиль закрыл глаза (лишь мысленным усилием, поскольку уже не чувствовал своего тела, будто парил в невесомости) и отдал расчленителю ментальную команду. Перед его внутренним взором возник бесконечный космос с мириадами звёзд, куда он надеялся тотчас же отправиться и посвятить себя исследованию новых миров.

Ясень как следует сцепил зубы, выжимая из себя весь предел, на который был способен. Его сердце билось учащённее, а голова и вообще всё тело горели. Но зато ему удавалось собирать больше энергии, чем когда-либо. И где-то в глубине он предчувствовал успех. Где-то в глубине он ликовал.

Манипуляторы расчленителя встали на изготовку над телом Техиля, а потом приступили к тому, на что были запрограммированы им же.

Из рук Ясеня выходила энергия, начинавшая оформляться, заставляя душу Ясеня всё больше ликовать, не обращая внимания на сильнейшую боль во всём организме.

-7
465
21:15
+2
Hellequin, я призываю тебя.
Ибо оставлю разбор полётов над этой работой истинным профессионалам.
21:25
А че, НФ чтоле? Надо будет заглянуть devil
21:28
Давайте, собирайте банду. Я рядышком побегаю.)
21:29
+1
Насчёт банды не знаю. Тёмный египетский бог тут нынче редко появляется. А я отмечусь)
21:32
Я знаю, и мы тоскуем по нём чрезвычайно. Но, може буть, польстится на любимую сахарну косточку)
21:36
Нынче на Пролёте конкурс НФ. Там, чую я, косточка вкуснее)
01:03
+1
Есть все элементы хорошего фант.рассказа, но хорошего фант.рассказа не получилось. Нудноватенько малость, хоть текст предполагался автором захватывающим. «Тройка с плюсом» по пятибалке.
лох пидальный
11:45
+1
Я спросил у Ясеня, где моя любимая
14:57
+4
На данный момент самую запредельную скорость кораблям давали частицы, которые интегрировались в оболочку кораблей и двигались быстрее скорости света, двигая вместе с собой и корабль.
Слово «научная» из жанра вычёркиваем. Продолжаем читать.
Здесь он встретил своего лучшего друга
Простите, а кто «он»? Этот тот, о ком до отточия речь шла? Так там станция энергоснабжения была, а не цех.
Однажды, может быть, эти корабли таки помогут нам обнаружить братьев по разуму во вселенских просторах.
Это рабочие в цеху так разговаривают, угу. Здесь не хватает только слова «мириады».
вокруг которой, словно спутник, вращалась их энергостанция
Вы уж определитесь, где они.
И правда ведь, надкожная памятка вибрировала, показывая: пора!
Автор, не надо так конструировать диалоги. Герои друг другу такое и так говорить не будут. Это ваше личное объяснение для читателя, но оно здесь не нужно.
— Ага, я тута
Тута… Туточки я туточки. Я удивляюсь, как такой лютый пафос у вас соседствует с вырвиглазнейшими просторечиями вроде «тута» или «таки».
Он создал из материализованной гравитации многофункциональный манипулятор
Автор, нанизывать друг на друга умные слова — это порочный путь. Обычно им пользуются те, кто в теме не разбирается, но пытается выглядеть умным. Ну либо вы можете после деанона рассказать мне, что такое материализованная гравитация. Бррр…
«заострённая» гравитация вполне себе чувствительно прошлась по нервам и рассекла черепную кость
Без анестезии?! Нет, здесь уже не про какую-то научную точность (я даже примерно уловил, что вы имели в виду, хотя это и чушь), а про банальную логику. Трепанация без анестезии, без контроля хирурга (даже искусственного), неспециализированным манипулятором с собственноручно написанной программой. Такого не будет и не может быть ни в каком, даже самом светлом варианте будущего. Сами подумайте, почему.
Я лишаю тебя безумия
А так можно было?)))

Автор, я вас понимаю. Точнее, понимаю, что вы делали. На каждом конкурсе встречается несколько работ, в которых «научная» фантастика соседствует с метафизическими откровениями о боге. Увы, но это не работает.
Во-первых, минус матчасть. Она тут отсутствует как класс. Только набор умных терминов и бессмысленных нерабочих идей. Это можно было бы простить, ибо по факту работа не про науку, но отметить надо.
Во-вторых, сюжет. Если счистить с вашего рассказа кожуру технических описаний и метафизики, выйдет калька с кальки young adult. Вот это вот распределение уже оскомину набило. Ну везде оно. И везде находится «не аткой как все», недовольный результатами. И начинается бунт против системы (тм). У вас, ладно, концовочка немножко не в ту степь ушла, но ситуацию это не спасает. К моменту концовки от текста устаёшь настолько, что разбираться никакого желания нет.
Почему? Потому что, в-третьих, язык. Авторская речь ещё куда ни шло. Но проблема в том, что персонажи ваши говорят тем же самым языком, а это неприемлемо. В них сквозит пафос расказчика, причём пафос неструктурированный. У вас нет единого стиля, то и дело проскакивают слова, несоответствующие ситуации.
В результате вышла весьма скучная и некачественная поделка. Минус я ставить не хочу. Но плюс и подавно не за что. Такое в конкурсах никуда не проходит.
10:57
+2
Опять скукатища. Здравое зерно в рассказе есть, но сильно смазали водой и раздули. Краткость здесь все же сестра таланта.
Это не научная фантастика, а скорее философская фантастика…
17:48
+2
Что за манера писать скучные рассказы, как можно длиннее? С третьей попытки дочитать не смог, но обещаю попробовать еще раз. Чисто из спортивного интереса. Очень много грубых ошибок, текст явно не вычитан как следует.
10:06
+1
Кошмар какой-то.
Он и в третий раз ходил за ёлочкой сдавать на Творца, и добыл её сдал на него, но это было уже весной, и он отнёс ёлку обратно в процессе потерял сначала жену, а потом — лучшего друга, перековавшего себя в жену; ууууа, меня одного от этого сюжета передёргивает?

По технической части уже высказался Тающий ветер. Резюмируя, если автор не понимает, как работает то, что он описывает — лучше ему не вдаваться в подробности вроде «заострённой гравитации».

Что же касается сюжета — просто один момент, который сильнее всего бросается в глаза. У нас тут псих, который взломал сначала свои мозги, а потом экзаменационную машину, чтобы пересдать во что бы то ни стало. За время своего вояжа он успел проделать себе дырку в голове, дырку в глазу, переломать пальцы и убить человека (!). Что делает утопическое общество? Пытается как-то починить его явно поломанную психику? Хотя бы поставить дежурного возле Куба во избежание рецидивов, пока остальные разбираются, как быть с таким, без сомнения, исключительным случаем? Нет, оставляют его валяться в кровати, пока не приедут родители покойной (кстати, интересно, что они подумают о самоотверженном лучшем друге, который переделал себя в их дочь?), а Куб так и оставляют без охраны. «Никак вы блин не научитесь!» ©
Комментарий удален
12:01
(долго, сочно и устало матерится на аккадском)
Нет. Просто нет.
12:45
+1
«Дальше манипулятор просунул в полученное в черепе отверстие собственно заимствованный нейромодуль. И начал с помощью молекулярного преобразователя изменять форму модуля так, чтобы он сел в головном мозгу точнёхонько в безопасной для структуры мозга позиции.»
А внутри у ней неонка.

Что-то такое вспомнилось…
22:08
Ко всем комментариям добавлю, что технический прогресс очень сильно влияет на социум. То, что в таком далёком будущем семья «муж, жена, ребёнок» считается полноценной, и вообще имеет какую-то ценность — ничем не подтверждённая розовая мечта. Уже сегодня намечается прогресс в том, какую семью считать полноценной, есть чайлд фри, есть родители одиночки. Понимаю, что у вас там светлое-светлое будущее, но всё же, человек точно должен был изменится.

Хотя, друг, решивший переделать себя в жену главного героя же есть…
Загрузка...
Наталья Мар