Ирис Ленская №1

Житейские воззрения кота Нэканора

Житейские воззрения кота Нэканора
Работа №14

Я - корабельный кот. Меня зовут Нэканор. Раньше звали по-другому, но это не важно. Это имя для людей, а кто ещё, кроме людей, будет читать, что я тут написал, так что настоящего кошачьего имени я вам не скажу, уж извините. Шерсть у меня рыжая и довольно гладкая, а кто ещё сомневается, что это пишет именно кот, ну что ж я тут могу поделать, вы, люди, вообще странные: не верите очевидному, верите в невероятное...

Корабль мой космический. Это означает, что пришлось научиться пользоваться кучей дурацких трубочек и кормушкой, страшно неудобно. Спокойно полежать на чём-нибудь мягком можно тогда, когда корабль разгоняется и когда он тормозит. При разгоне пол там, где вход в лабораторию, а моя подушка - между запасных кислородных баллонов. При торможении пол с другой стороны, где вход в рубку, там есть мягкая обивка возле велотренажёра. Зато когда корабль в свободном полёте, и на нём наступает невесомость, становятся доступны такие игры, которые и в голову не придут на твёрдой земле. Другое дело, что не всегда хочется прыгать, когда невесомость, и лежать, когда ускорение. Чаще, пожалуй, наоборот. Но я не ропщу, а отношу это на счёт общего несовершенства мира, ведомого каждому коту.

Могут ещё спросить, что делает кот на космическом корабле. Отвечаю: кот – это удача корабля. Это не я придумал, а кто-то из людей, но я запомнил совершенно точно.

Наш корабль, который, кстати, называется "Кассиопея", отправился в обычный рейс с Каллисто на Землю. Мы выгрузили полный трюм железа и расходников, обратно же везли лишь несколько неисправных машин, двенадцать человек строителей, сменившихся с вахты, и десяток тонн образцов. Я переселился на кухонный склад, потому что строители на своей луне год не видели котов, а я не горел желанием знакомиться с ними чересчур близко. Чужие люди не лучшая компания. У них там, на передовом рубеже человечества, странные порядки, при которых ни котов, ни собак на строящуюся колонию не пускают. Это глупо, но ещё глупее критиковать людей за глупость. То же что пытаться подправить тяготение. Поэтому всю стоянку на Каллисто я мирно проспал под убаюкивающий грохот разгрузки. Теперь мне спать не хотелось, и я отправился бродить по кораблю, не дожидаясь конца ускорения и избегая пассажиров.

Большая часть корабля - это трюмы. Бродить по ним самим не очень интересно и не всегда возможно, но лабиринт технологических переходов и воздуховодов вокруг них - это моя вотчина. Трюмы были недавно провентилированы после взлёта, и сперва я приноравливался к новым запахам. После каждого взлёта сочетание запахов особое, они никогда не повторяются. На этот раз пахло, я бы сказал, пылью, одиночеством и тревогой. Я был в трюме номер четыре. Тут стояли две здоровенных бурильных установки, опутанных талями и прихваченных к полу сваркой. Походило на пыльный угол с паутиной, только в гигантском масштабе. Я чихнул и отправился в трюм номер два.

Он выглядел гораздо приятнее. По крайней мере, всё в упаковке, и удобные кошачьи коридоры оставлены между ящиками. Но пахло, в целом, так же. Я не великий специалист по оттенкам запахов. В принципе, люди, обрати они внимание, чуяли бы то же, что и я. Хотя, возможно, понимаю я эти запахи всё же получше.

Для профилактики я решил поискать крыс во втором трюме. Не нашел, конечно. Меньше суток прошло после вентиляции помещения, а до этого тут вообще не было воздуха. Кажется, это единственное, что полностью гарантирует их отсутствие. А вы знали, что крысы отправились вместе с людьми в космос? Хе-хе. Вас так раздражает любое их упоминание, что просто смешно. Конечно, не на каждом корабле они есть, на нашем я, например, слежу. Но не на каждом корабле есть и кот. А вот во всех колониях грызуны рано или поздно появляются. На Каллисто... наверное, всё же ещё рановато для них. Я же говорю, смотрел только для профилактики.

Уже собираясь покидать второй трюм, я заметил непорядок. Один ящик с краю был сломан, из него рассыпались каллистонианские камни, вокруг нанесло пыли. Я посмотрел на это всё с крайним неодобрением. Потом обошел по широкой дуге, стараясь не трогать пыль. Всё равно наследил, будь она неладна. Нет, раздолбайство людей решительно ставит меня в тупик. И ведь это моя же родная команда, не какие-нибудь чужаки. Как они ухитрились-то его разбить, при погрузке? Это я бы понял. Но не похоже, ящики приварены, а пыль лежит поверх швов. У меня опять засвербило в носу, и я чихнул. Негромкий звук эхом разнесся в полупустом помещении. Мне стало не по себе, и я заспешил на выход. Ладно. Команда явно уже видела безобразие, в пыли есть следы, словно проволокли что-то большое. Придут и уберут. Или дождутся невесомости и откроют грузовую аппарель. Кому нужно, чтобы камни летали по трюму? Тем более, лучше там в это время не находиться.

Когда я нырнул в вентиляцию, у меня над головой что-то проскрежетало. Вообще, тут бывают разные звуки, это же вентиляция, но этот был неправильный. Посторонний. Я замер и услышал негромкое: "Щёлк, щёлк, щёлк, шворг. Щёлк, щёлк, щёлк..." Шерсть встала дыбом сама по себе.

То есть не зря я искал крыс. По звуку на них было совсем не похоже, но суть дела не в этом: посторонние, лишние - это крысы. Они нам не нужны. Я пошел на звук, но я был в другой трубе, а вокруг целый лабиринт, плохо рассчитанный на посетителей. И, пробираясь кружным путем, я нужный звук потерял. Недалеко от меня гудел вентилятор, ниже потрескивал обогреватель, ещё легкий скрип обшивки и гул двигателя, передаваемый всеми конструкциями, обычные звуки при ускорении корабля. Но никаких крыс. Показалось? Вряд ли... Ещё бывают тонкие вещи, которых не видит глаз, вот с ними сплошь и рядом что-то кажется, но это не мой случай. Тут я вполне уверен. Я именно слышал звук, только не знаю, звук чего, и где оно.

Я принялся исследовать вентиляцию. Несколько участков по левому борту были недоступны, первый и третий трюмы заполнял вакуум. Я добрался почти до самой кормы, решил, что рядом с реактором мне делать нечего, и полез обратно, вверх по силе тяжести. Это оказалось не так-то просто. Я потратил немало времени и сил, много раз останавливался и вслушивался, но ничего особенного не слышал. Никто не лез по трубам мимо меня, люди не ходили по трюмному отсеку. Я бы сказал - тихо, хотя на корабле, конечно, никогда не бывает по-настоящему тихо. Потом стало слышно, как в реакторе двигаются управляющие стержни, тон двигателя стал неуловимо меняться, и я заспешил. Выбрался в правый коридор как раз тогда, когда двигатель замолк, и наступила невесомость.

Гравитационный маневр закончился, мы шли к Земле.

В принципе, мог так не спешить. Летать по воздуховодам в невесомости по любому проще, чем лезть по ним же против ускорения. Просто я осторожный, поэтому жить на космическом корабле для меня не опаснее, чем в деревенском доме. Тут можно вакуума хлебнуть, там может какая-нибудь балка упасть. Разницы-то. Просто надо пользоваться головой, чтобы всё это тебя не касалось.

Мой черёд пользоваться головой настал через какие-то секунды. Защёлкало совсем рядом, и здоровенная штуковина, похожая на камень, вывалилась в коридор прямо передо мной. В засаде сидел, крысёныш! Эта мысль саднила у меня в мозгу, пока сам я уворачивался в воздухе. Камень прыгал, будь здоров, но он был гораздо тяжелей меня, и инерция уволокла его в сторону кормы. Мне пришлось изобразить мячик для пинг-понга, отскакивая от стенки к стенке, прежде чем я нашел дырку, в которую можно нырнуть. Смешная штука этот мячик, только мне оказалось не до смеха, потому что я попал в технологическую нишу, то есть тупик. К счастью, камень сюда пролезть не смог. Тень закрыла вход, и перед моим носом появился острый изогнутый коготь, длиной почти с меня. Он пару раз царапнул стенки ниши, меня, к счастью, не достал, и убрался обратно. Камень отодвинулся от входа. Не видел до этого у него когтей.

По крайней мере, смог отдышаться.

Никакой это не камень, конечно. У меня в нише горела пара светодиодов, поэтому я отлично разглядел его шкуру, тускло блестящую и состоящую из полос, или колец, как у мокрицы. Коготь высовывался между колец. Когда он прыгал, спереди был грязно-бурый купол, который мне и показался камнем, безо всяких полос. В жизни не видел ничего подобного.

Как же теперь быть-то?

Я рискнул выглянуть. Тварь болталась поблизости, шевеля несколькими когтями, или шипами. Она вытянулась в длину, потеряв сходство с камнем, зато увеличив - с мокрицей, и при виде меня, изогнувшись, плавно скользнула в мою сторону. Я укрылся обратно. Закрепившись своими когтями на входе в нишу, штуковина выбросила в мою сторону нечто вроде смачного плевка. Ого! Не знаю, что она имела в виду, вряд ли продемонстрировать презрение, я предпочёл укрыться за диагностическим пультом. "Плевок" размазался по аппаратуре, не произведя никакого видимого действия. Повторить она не пыталась.

Мне всё равно стало ещё неуютнее.

Так, безо всякого удобства забившись за пульт, я провел час или около того. Тварь никуда не уходила, и даже почти не двигалась. Терпеливая, гадина. Даже не знаю с чем сравнить. Человек, кот или собака уже ушли бы, либо начали что-то придумывать. Поэтому дальше всё случилось как бы само собой. Я услышал звук снаружи, и дверь в жилой отсек открылась. В коридоре появился Томек, наш инженер. Не знаю, что он подумал, увидев висящую на стене штуковину, но раздумывать ему не дали. "Камень" прыгнул с места, на лету удлинившись раза в три, как пружина. Через секунду я выбрался и прыгнул тоже, целясь в дверь, ведущую к четвёртому трюму. Томек заорал, а в воздухе начали расплываться мелкие красные шарики. Я нашел вход в вентиляцию и нырнул туда, а потом рванул в жилой отсек со всей прытью, на которую способен кот в невесомости.

Люди заметили, что что-то не так, далеко не сразу. Я, конечно, надеялся, что моё драматическое появление в виде шипящего взъерошенного шара их как-то расшевелит, заставит пересчитать лапы, хвосты и членов экипажа. Оказалось - ничего подобного. Это сейчас я вспоминаю - мне смешно, благовоспитанные коты так себя не ведут. Пока их кто-то не пытается убить, конечно. Тогда мне было не до смеха. Я услышал, как Фредди, младший помощник, говорит Ваське, коку, что кота бы надо запереть, и предпочёл скрыться с глаз, пылая праведным возмущением. Младший он и есть младший, даже не матрос, юнга, просто когда в экипаже всего пятеро, все, кто не капитан, числятся его помощниками. Чтобы не обидно было, наверное. Он с нами первый рейс, на практике в своей космической академии, вот и рано ему доверять. Васька другое дело, он, конечно, тоже помощник, "по системам жизнеобеспечения", но по смыслу всё равно кок. Он меня кормит, и он придумал мне это имя. Имя, положим, так себе, а что кормит молодец. В общем, я решил, что люди сами пусть разбираются, раз они такие умные. И убрался в закуток за холодильником.

Поэтому момент знакомства команды с монстром я как-то пропустил. Примчался на грохот и крики, как и капитан, а заодно и половина строителей.

Васька плавал в невесомости посреди кухонного склада среди каких-то непонятных серых хлопьев и упаковок с едой. Из-за всего этого казалось, что маленький отсек заполнен то ли туманом, то ли дымом. Красных шариков там тоже хватало, и, сталкиваясь со всем прочим, они подкрашивали "туман" зловещим оттенком. Фредди суетился рядом с Васькой, видимо пытаясь ему помочь, но не похоже было, что у него получается.

- Что случилось? - крикнул капитан.

- Помогите! Он ранен... Тут какая-то тварь... - прохрипел Фредди.

Капитан зацепил Ваську за ногу и вытащил из "тумана" на кухню, Фредди выплыл следом. Вообще, это помещение для отдыха, но с легкой руки того же Васьки все называют кухней. Сдёрнув со стены аптечку, капитан занялся раненым, одновременно спрашивая:

- Так пожара не было? - до меня только теперь дошло, что хлопья в воздухе это результат работы ручного огнетушителя.

- Какого пожара? Тут тварь, вы что, меня не слышите? На него напали!..

- Так, младший помощник!.. Ну-ка, прекрати истерику и докладывай по форме: что случилось?

По форме у Фредди не вышло, к тому же появился пятый член экипажа, старший, или навигационный помощник, или пилот, если угодно, и точнее появилась, потому что эту длинноногую негритянку звали Мелисса. Она принялась возмущаться разгромом и вообще конструктива не добавила; Фредди продолжал истерить и требовал оружие, а капитан был занят, останавливая кровотечение у Васьки. В конце концов, кэп рявкнул на Мелиссу, приказав очистить помещение от мусора, и ещё раз рявкнул на Фредди, приказав три минуты висеть неподвижно и без разговоров. Мелисса, похоже, обиделась, но к исполнению приступила. Наш кэп считает, что дело важнее вежливости, особенно когда похоже на чрезвычайную ситуацию, а Мелисса, кажется, считает иначе. У нее тоже практика, только перед получением капитанской лицензии. Второй рейс с нами. Я бы пока не давал, лицензию, в смысле, ну да это не мне решать.

В общем, от Фредди удалось узнать, что когда Васька полез на склад, его схватила тварь – Фредди описал что-то вроде огромной змеи, а он сам схватил огнетушитель и обдал их обоих. Кажется, «змею» это отпугнуло и спасло коку жизнь. Мелисса в это не поверила. Строители тоже: они проработали на Каллисто год, и ни одной змеи не встретили. К тому же, для людей слабо знакомых с кораблем, кухонный склад выглядел тупиком, да ещё под завязку забитым упаковками. На самом деле там был выход из двух труб, через которые мог пролезть знакомый мне «камень», и ещё одной, пригодной только для меня. Потому мне всегда так нравился этот отсек, и потому разонравился теперь. Кэп не стал им объяснять про устройство коммуникаций, а просто приказал Мелиссе принести оружие, и потом связаться с механиком. Сам он продолжал возиться с Васькой, делая ему какие-то уколы.

Томек, естественно, не ответил, поэтому, закончив с первой помощью, капитан раздал оружие двум строителям, и отправился с ними и Фредди проверить трюмный отсек. Мелиссу оставили на связи и присматривать за раненым. Мне такая охрана показалась слабоватой, тем более пистолет она вставила в держатель на стене, словно опасалась держать при себе. Очень зря, тут пора опасаться быть без него. Хорошо, что на борту вообще были эти пистолеты, ведь все рейсы между внутренними планетами обходятся без оружия. Его погрузили в полёт до Каллисто, исключительно из соображения "на всякий случай". Вот всякий случай и наступил. На корабле было пять пистолетов, по числу людей в экипаже. Причём это были ручные лазеры, а не пулевое оружие, считалось, что луч из такого не повредит обшивку корабля. Не будь этого замечательного свойства, обходились бы без них.

Как бы там ни было, я искренне считал, что вооружённые люди решат проблему. Монстр опять попробует устроить засаду, рассуждал я, но их четверо, как раз хватит, чтобы пожарить его безо всякого гриля. И тут он нас всех переиграл.

Кэп успел передать по интеркому: "Вошли в трюмный коридор, пусто". Потом я услышал шорох со стороны всё того же склада, и его сразу дополнило щелканье когтей. Я зашипел и всем своим видом показал, куда нужно обратить внимание, цепляясь при этом задними лапами за пульт, но Мелисса, вместо того, чтобы схватиться за оружие, попыталась меня согнать. Я отскочил в сторону, не переставая шипеть, и тут она отвернулась, потому что двое строителей, мужчина и женщина, подплыли с каким-то вопросом.

Естественно, тварь выбрала именно этот момент для нападения. Я бы сам выбрал такой, когда добыча сбилась в кучу и смотрит друг на друга, а не по сторонам. Я просто не помню случая, чтобы какие-нибудь грызуны предоставили мне такой момент. Кольчатое тело, вытянувшееся сейчас почти до человеческого роста, боднуло мужчину-строителя в грудь и отшвырнуло в сторону. При столкновении тварь затормозила, и попыталась достать когтями ближайшего, то есть Мелиссу, но та сумела увернуться. Со стороны кубрика, где были строители, кто-то бросился к нам с криком: "Стреля-яй!", а я погрёб в обратную сторону. К счастью для меня, у монстра хватало добычи покрупнее. Упустив Мелиссу, он вцепился в женщину-строителя, замершую в воздухе посреди отсека, и потащил её на склад. В это время третий строитель, здоровенный негр, добрался до пистолета, но не смог сразу выстрелить: естественно, у лазера имелся предохранитель, а строитель не знал, как его отключить. Поняв, что момент уходит, он взревел и бросился вдогонку за монстром, размахивая нестреляющим оружием.

Я был в полной безопасности возле стены, монстр уходил, а Мелисса кричала в интерком: "Он здесь! Он напал на нас!" Негра я было уже списал со счетов, но, оказалось, зря: из двери склада сверкнула яркая вспышка, раздался треск, потом ещё раз и ещё. Надо же, нашёл предохранитель. Потянуло дымом. А это почуял не только я: перекрывая крики, в отсеке взвыл ревун, вспыхнула панель: "Пожар! Покинуть помещение!" Понимая, что сейчас будет, я сломя голову рванулся в коридор. Дверь лязгнула за моей спиной. Я остался ждать людей на месте: лезть в вентиляцию во время пожара не лучшая идея.

Когда капитан со своими вернулись, монстр опять исчез. Пожар на складе быстро потушили, кухню провентилировали, хотя выглядела она теперь как в кошмарном сне: следы крови остались почти на каждом предмете. Двое строителей, мужчина и женщина, были мертвы, и их тела, плавающие посреди помещения среди обломков и тюбиков с распотрошённого склада, довершали впечатление сюрреалистического кошмара. Люди никуда их не убрали, наоборот, они сами предпочли убраться в кубрик, взяв с собой только бесчувственного Ваську. Кэп чуть задержался, перекрывая с пульта двери отсеков и клинкеты в вентиляции, потом, в кубрике, сразу прилип к другому пульту, продолжая то же занятие. Ваську без особых удобств разместили в маленьком гигиеническом отсеке, то есть, попросту, душевой.

Меня на новом месте сразу схватили, едва не заставив вывернуться наизнанку от неожиданности. Правда, это был не монстр, а всего лишь Мелисса, и, схватив, она принялась меня судорожно гладить. Старпома колотила крупная дрожь, ее кожа странно посерела. Она источала страх каждым прикосновением, и ещё переживала, как бы это не заметили остальные, поэтому я не стал возражать, хотя фамильярности между нами приняты не были. Я не против помочь ей справиться со стрессом, если это возможно.

Кстати, негр-строитель уцелел. Его немного обожгло, немного поцарапало и немного отравило дымом, но не более того. С такими случаями корабельная медицина как раз умела справляться. И он так и не отдал оружие Мелиссе, правда та и не просила. Подплыв к капитану, он тронул его за рукав.

- Как, жив? – спросил тот.

- Спасибо... Ну, за пожар извиняться не буду, - кэп посмотрел на него выжидательно. - Командир, я попал в тварь. Несколько раз. Там было в упор, не промахнёшься. Пистолет просто не взял её.

- Гмм... А коробки, значит, сами загорелись?

- По коробкам мазнул тоже, не без этого. Что, будете докапываться теперь?

- Да нет, зачем же... - командир посмотрел на строителя задумчиво. Потом, видимо, принял решение. - Фредди, выдай нашему другу аккумуляторы к пистолету. И научи им пользоваться. Всех троих.

- Угу. Ну, благодарствую, - отозвался тот. - Кстати, меня зовут Огилви.

- Приятно познакомиться, Огилви...

Можно было для начала закрыть на корабле вообще все двери и задвижки. Собственно, командир так и поступил. Но долго сидеть, не переходя из отсека в отсек, нельзя. Хотя можно взять паузу и подумать.

Однако сперва у капитана было ещё одно дело. Позвать на помощь. Не такое уж и лёгкое, как оказалось. Нужно ведь сформулировать так, чтобы на Земле не решили, что он спятил, или пьян, или, наконец, чёртов шутник, а это занимает время. В конце концов, к нему опять подошли строители, и сообщение отправилось в таком виде:

Хьюстон - Кассиопея

Подвергся нападению. На борту неизвестное агрессивное существо, видимо, взято на Каллисто. Двое погибли, один ранен, один пропал без вести. Нуждаюсь в срочной помощи. Наше оружие неэффективно. Следую к Земле. Это не ложное сообщение и не шутка, черт возьми!

Капитан Гюнтер Вайсенштейн.

- Тут вот Сэм что-то придумал с этими пистолетами, - начал Огилви.

Сэм был первым из строителей, кто получил оружие от кэпа. Кроме того, он был самым старшим из них, и он ухитрялся выглядеть небритым и взъерошенным даже в космическом перелёте, где пассажирам, кроме как прихорашиваться перед встречей с Землей, делать-то особо и нечего.

- Я сварным работаю. И ваши пистолеты похожи на сварочный аппарат, - с каким-то вызовом в голосе сообщил Сэм. Пистолет он при этом вертел в руке, что вызвало неодобрительный взгляд капитана.

- Так.

- Думаю, с паяльником я смогу сделать так, что он будет разряжать весь аккумулятор за один импульс. Возможно, так удастся эту тварь достать.

- Ясно.

- Неплохо бы побольше аккумуляторов. Много их вообще?

- Двадцать. По четыре на ствол.

- Немного. Жаль. А заряжать эти аккумуляторы мы можем?

- Можем, конечно, но не очень быстро. Часа за три.

- Вот чёрт... Ну, решайте, командир. Сейчас эта пукалка вообще бесполезна, говорит Огилви.

- Подозреваю, таким усиленным импульсом можно прожечь и обшивку корабля...

- Понятия не имею. Но вы, наверное, знаете, что делать с дырками в обшивке? И потом, скафандры! Как насчет скафандров, командир? Может, они могут защитить от твари?

- Так. Скафандры подогнаны под членов экипажа, - кэп смерил Сэма взглядом. - Хотя возможно, скафандр третьего помощника Терентьева вам подойдет. Но он в шлюзе левого борта. Паяльник есть в приборном отсеке, ещё пара на инструментальном складе.

- Похоже, надо собираться на прогулку, а, командир?

Этот Сэм говорил так, словно специально добивался, чтоб его невзлюбили. Я всё время различал какую-то нотку то ли дерзости, то ли ехидства. И мне он не нравился, от такого только и жди пинка. Но кэпа это не трогало. Наоборот, выслушав, он улыбнулся, что случалось нечасто, сказал "Добро", и опять углубился в схему отсеков на пульте. Когда, к примеру, Мелисса начинала говорить в своей подчеркнуто вежливой манере, его это скорее раздражало.

- Действуем так, - озвучил он план через минуту. - Я открываю эти три двери... Сэм, Огилви, берёте три пистолета, идёте в приборный отсек, задраиваетесь, переделываете их. Мелисса, идёшь с ними, доводишь до места, потом в рубку, и остаёшься там. Дверь задраить не забудь. На тебе связь с Землёй и управление кораблём. Фредди и... Напомни, как тебя зовут?

- Чжан Юй-Лян.

- А, ну да. Фредди и Чжан Юй-Лян, берёте два пистолета, идёте в шлюз правого борта. Ты одеваешь свой скафандр, тебя одеваем в скафандр инженера, - кэп поморщился. - Рост, конечно, похож, но Томек гораздо массивнее... Ладно... Потом берёте мой, и несёте сюда. Тоже не забывайте закрывать двери. Я остаюсь на медицине и слежу за трубами. Внимание всем! Докладывайте, когда приходите на место и когда покидаете его. Мне надо перекрывать вентиляцию. Всем всё ясно?

Всем всё было ясно.

- Мелисса, следующая задача. Рассчитай перелет с выходом на околоземную орбиту за минимальное время. Без резервов. Готовы? Открываю! С Богом...

Всё выглядело, вроде, разумно. Все названные места в носовой части корабля, по идее монстра встретить не должны. Я решил, что война войной, а обед по расписанию, и наведался к своей кормушке. Пусто. А вся эта беготня так, знаете, выматывает... Н-да. Васька-то того... Кэп как раз осматривал его, когда я подлетел и мяукнул для привлечения внимания.

- Что "мяу"? - передразнил он. - Не видишь, у твоего хозяина «первый контакт». Он теперь знаменитость... Как только отмахаться теперь от этого контакта, будь он трижды неладен... - первый контакт был не у Васьки, и вообще, для знаменитости выглядел он неважно. Никогда не мог понять, почему люди носятся с этими своими знаменитостями. Вроде, это его покусали, а не он покусал, почему он-то после этого молодец? Я мяукнул ещё раз, чтобы вернуть кэпа к более насущным проблемам, но действия это не возымело. Тем временем, пришёл первый доклад по интеркому, кэп вернулся к пульту, и отвлечь его стало совсем нереально. Это что же, пока люди не справятся с тварью, мне сидеть голодным? Ужас какой. Справедливости ради, настоящего голода я пока не испытывал, но перспектива не радовала.

Тем временем, Фредди со своим спутником ввалились обратно, волоча скафандр. Мелисса доложила, что расчет окончен, и кэп сразу скомандовал исполнение. По кораблю прозвучало объявление приготовиться к ускорению, и сразу же - приготовиться к перегрузке. Громкие слова, во всех смыслах: настоящей трехкратной перегрузки было от силы минут пятнадцать. Рабочего тела на грузовом корабле не так уж много, и даже когда была возможность прихватить запас с Каллисто, его не взяли, потому что обычно он не нужен. С одной стороны, большая часть разгона происходит на комфортной одной "g", но с другой, мы ж теперь, вроде как, спешим... Обо всём этом я думал, лёжа на своей привычной подушке, никакого уюта, правда, при этом не чувствуя.

С Земли пришёл ответ на наш сигнал бедствия. Нет, за шутку они его не приняли... Но, пожалуй, от этого нам было не легче. "Немедленно лечь в дрейф", приказывала Земля, "Дожидаться подхода спасательной миссии".

- Прекращаем ускорение? - спросила Мелисса по интеркому.

- Отставить... Дай подумать, - ответил кэп.

- Но это прямой приказ, капитан…

- Они хотят, чтобы мы встали в карантин прямо там, где находимся, - разъяснил он. - А мы ещё во внешнем космосе, за Поясом астероидов. Спасателям лететь чертовски долго. Я хочу сократить это время до минимума. Они нас встретят не раньше орбиты Марса. Как раз останется рабочего тела для торможения. Поэтому так: сохраняем прежние параметры. На сообщение не отвечаем. Мы заняты, боремся с монстром...

- Ваше приказание записано, - сухо отозвалась Мелисса.

- Да? Тогда не забудьте записать, что ЦУП не владеет ситуацией на борту, и любая затяжка полёта чревата новыми жертвами. Выполнять! - вот теперь капитан разозлился. У нас жертвы, а значит, дело пахнет судом и прочими последствиями, она же ясно показала, что его решения не поддержит. В космосе так не принято: корабль маленький, а ЦУП очень далеко. На фоне вопросов жизни и смерти неподчинение его приказам - это такая ерунда, что потом никто и не вспомнит, при любом исходе. В общем, в этом маленьком споре я был на стороне капитана.

Между прочим, эти переговоры происходили на фоне непрекращающейся болтовни пассажиров. Монстра большинство из них так и не видели, к счастью для себя, и, кажется, даже не все в него верили. Зато всеми владело нервное возбуждение, которое они и выплёскивали в бессодержательной болтовне. Постоянно возвращались к теме, что могло случиться с двоими недостающими – показать им кухню никому в голову не пришло. Могло быть и хуже, само собой. И будет, людям станет скучно сидеть в кубрике, потом они захотят есть и обнаружат, что это теперь проблема, и кто знает, что будет дальше… И тут я заметил, что людские голоса заглушают какой-то посторонний стук. Звук явно был за пределами отсека. Прислушавшись, я понял, что он идёт со стороны кормы.

Мной овладели нехорошие предчувствия.

Я прислушивался ещё пару минут, потом у капитана на пульте задребезжал сигнал, заставивший меня подпрыгнуть почти как в невесомости. Разгерметизация! Рядом за стеной сухо клацнул клинкет вентиляции. Люди, как ни странно, даже на звонок отреагировали не сразу, правильно в отсеках аварийный ревун орёт так, что даже мёртвые должны подскакивать… И пока они спрашивали друг друга, что это, я заглянул на экран через плечо капитана. «Это» оказался центральный блок системы жизнеобеспечения. Хуже некуда: там люди монстра не достанут, а он может пойти куда угодно. Общее жизнеобеспечение уже отключилась, сейчас в нашем отсеке должно начать работать аварийное, но когда вместе сидит одиннадцать человек и кот, кто знает, справится ли оно… Капитан крикнул:

- Пассажиры! Приготовиться перейти в коридор левого борта и дальше в приборный отсек!..

Они, конечно, загалдели ещё громче, и тут в стену нашего отсека с силой ударили снаружи.

- Открываю! Выходим! – кричал кэп, а я шарил глазами в поисках другого выхода. Оказалось, правильно делал. Взвыл ревун, предупреждая о разгерметизации, и я прыгнул в дверь гигиенического отсека, где был Васька. Дверь, естественно, уже закрывалась, как и все остальные. Не представляю, что сейчас делают люди, думаю, у них проблемы…

Ни одного интеркома в душевой не было, поэтому слышать их переговоры я перестал. Оставалось догадываться об их намерениях что, в принципе, обычно получалось у меня неплохо, но сейчас я просто не знал, что происходит. Здесь тупик. Я в ловушке. Надеюсь только, что они при любых обстоятельствах будут спасать своего раненого. Сам Васька, кстати, задышал громче и в то же время ровнее. Как спящий. Вот ведь, знаменитость, проспит всё веселье. Я подошёл к нему и свернулся под боком. Там было тесно, но приятно. Ох уж мне эти беспомощные жертвы... Как из пойманной мышки, сочится что-то, не кровь, невидимое, но вкусное.

Сидеть без дела мне пришлось довольно долго.

По кораблю ходили, двери открывались и закрывались, а часть звуков я просто не мог опознать. Почему бы им не догадаться один из этих маленьких пультов поставить в душевой? А так достоверную информацию из окружающего мира мне давал только единственный красный светодиод в двери, показывающий разгерметизацию соседнего отсека. Он светил то ярче, то тусклее, будто в задумчивости, но, в конце концов, погас. И хорошо: без света, но хоть не по соседству с вакуумом.

Я успел даже немного подремать, прежде чем эту дверь открыл капитан.

- О, - сказал он. – И ты тут. Ну, хорошо…

Я тихо мяукнул, но сразу замолк, потому что в наушнике у него был слышен голос Мелиссы, и она говорила интересное.

- Пока вы будете охотиться, неизвестно, сколько людей он убьёт, пассажиры всё равно беззащитны. Поэтому надо перевести всех в наш шаттл, отстыковаться и ждать спасателей. Для этого лечь в дрейф.

- Пассажиров переведём. Но у шаттла автономность двадцать суток на пятерых, значит условно двенадцать на восьмерых, - капитан одновременно разговаривал и осматривал раненого. - Потом надо опять пристыковываться, пополнять запасы. И не запустить туда тварь при этом.

- Ну, может, за двенадцать суток мы с ним справимся?

- Вы нет. Вы будете управлять шаттлом.

- Ага... Есть, капитан.

- На буксире. Двигатель шаттла использовать только для стыковок.

- Минуточку. Но вы не сможете тащить шаттл на буксире.

- Это маневрировать мы не сможем. А лететь без ускорения вполне. Поэтому делайте перерасчёт траектории и выключайте двигатель. Какие варианты? До Марса шаттл не дотянет, спасателей не дождётся, Юпитер не догонит.

- Минуточку, посчитаю... - Мелисса замолчала. В образовавшейся паузе подал голос Сэм.

- Я бы остался поохотиться, - сказал он без прежнего напора. Надо же, получил интерком, почти член экипажа.

- Вы да, конечно...

- Огилви говорит, он бы тоже остался.

- А вот он - нет. У нас нет скафандра такого размера.

- Он говорит, без скафандра.

- Скажи ему, без скафандра на борту никого не будет, и хватит занимать эфир.

Пауза.

- Кстати, - теперь кэп, обращался к строителям, расположившимся позади него в отсеке. - Нам нужен доброволец на роль пятого охотника. Размером с Мелиссу.

Ответом ему были молчание и встревоженные взгляды. Доброй воли у работяг не наблюдалось. Правда, этот вопрос решился сам собой. Никого высокого и худого среди них не было. Скафандр остался за Мелиссой. Она попыталась что-то сказать насчёт собственного участия, но кэп это пресёк в зародыше. Охотником он Мелиссу не видел, а шаттлом нужно управлять. Точка. Мне показалось, я услышал из наушника вздох облегчения.

- Итого девять в шаттле, четверо на борту, - подвел итог капитан. Ого! Арифметика подсказывала, что потеряли кого-то ещё. Не то, чтобы это было неожиданно, но чёрт возьми...

- Может, тварь всё же погибла при разгерметизации? - неуверенно спросил Фредди.

- Тогда мы это узнаем и пристыкуем шаттл обратно. Но я бы не рассчитывал.

Люди взяли с собой только немного еды и Ваську. Двигатель замолк, вернулась невесомость. Капитан возился дольше всех, собирая аптечку. Потом он взял под мышку меня и открыл дверь отсека, после чего сразу достал пистолет. Остальные ждали нас в коридоре левого борта. Кэп хотел отдать меня Мелиссе, но она ещё не надела скафандр, и как раз стала с ним возиться, а я повис среди людей в воздухе. Строители обменивались какими-то отрывистыми репликами, я не только не улавливал смысл, но даже не мог бы утверждать, что они отвечают друг другу. Фредди и Огилви с пистолетами, наоборот, помалкивали, затравленно озираясь. В общем, я послушал галдёж, вдохнул запах страха, оглядел стены, загромождённые совершенно неуставным барахлом, и, оттолкнувшись задними лапами от ближайшего человека, скользнул к борту. Конечно, в первое мгновение люди с лёгкостью могли бы меня поймать, и, конечно, они этого не сделали. Пролезая между ящиками и трубами, я услышал их оклики и навязшее в зубах "кис-кис-кис", всегда вызывавшее желание подойти и цапнуть. Но я уже был вне досягаемости. И здесь как раз имелась ещё одна решётка вентиляции, которую я, покопавшись, оторвал. Пробираясь по узкой трубе, я слушал, как экипаж в непарламентской форме констатирует, что котик, кажется, сам выбрал свою судьбу, и искать они его не будут. Конечно, сам, всегда это делал сам, а что это иначе за судьба... Дело в том, что мне просто не хотелось в тесный шаттл, набитый испуганными и беспомощными людьми. Инстинкт? Похоже… Вот, что они будут делать, если монстр справится с охотниками? Помирать от удушья, либо возвращаться прямо к нему в лапы, без плана и оружия? К тому же, я не видел, чтобы кто-нибудь прихватил с собой кошачьей еды. Ой, всё. Кажется, кэп получил своего пятого охотника.

Сперва я просто пробрался по вентиляционной трубе в сторону кормы и послушал, как пассажиры грузятся в шаттл. Его шлюз служит продолжением второго трюма в сторону носа корабля, это как бы негласно уже владения монстра. Тем не менее, никто на них не напал. Мягкий толчок обозначил отделение челнока. Кстати, стенки моей трубы местами были погнуты и покорёжены. Нашёлся и заевший клинкет. Я вспомнил, что монстр побывал в центральном блоке системы жизнеобеспечения и выломал какой-то люк, чтобы попасть туда. Но он же не мог пролезть по этим вентиляционным трубам, они ему малы? Вскоре я получил ответ. Труба кончалась решёткой, и я не задумываясь выломал её. Оказался под потолком ремонтной мастерской, рядом был закрытый вход в туннель для ремонтных роботов. Целая гроздь ярко-красных светодиодов предупреждала, что в туннеле вакуум. Ага. Вот и он. Это другая сеть труб, пронизывающих корабль, менее разветвлённая, но туннели в ней шире. То есть получается, тварь спокойно выживает без воздуха? Этого ещё не хватало. Хотя мог бы подумать: если мы подсадили её на Каллисто, то с воздухом там как раз не очень. Только в колонии. А если бы она жила в колонии, строители хоть что-нибудь да знали бы.

Я продолжал методично осматривать туннели. Возле небольшой шлюзовой камеры первого трюма, почувствовал посторонний запах. Я выбрался в коридор, примерился, и прыгнул на маленький пульт возле ручки двери, удалось с первой попытки попасть задней лапой по кнопке. Да, котики, если сильно надо, умеют открывать двери в невесомости. И закрывать. Экипажу я этот трюк не афишировал. Только прежний кок однажды застал меня за тренировкой, но он унёс эту тайну с собой на другой корабль.

Свет в шлюзе почему-то не включился, только красные светодиоды, молчаливо предупреждающие, что дальше - вакуум. В этом мрачном освещении я даже не сразу понял, чем таким забита тесная камера. Подсказал запах. Я нашёл последнее пристанище бедолаги Томека. И что-то ещё. Запах напомнил о том моменте, когда я прятался за пультом, а монстр в меня плюнул. Большую часть времени от него ничем не пахло.

Между прочим, пока я висел посреди дверного проема, разбираясь в ощущениях, меня отлично можно было схватить, устрой он тут очередную засаду. Повезло. Я решил, что это точно дело людей, и аккуратно закрыл дверь обратно.

Люди, тем временем, тоже явно что-то нашли. Со стороны правого борта до меня донёсся грохот, кажется даже корабль чуть качнуло, хотя этого явно не могло быть. Через пару секунд я понял, в чём дело: вентиляция выравнивает давление в каких-то отсеках. Веселье у них там явно выходило из берегов… Я был на инструментальном складе и предпочёл перебраться в аварийную мастерскую, чтобы не быть по соседству с вакуумом. На пульте я пронаблюдал, как разгерметизировался, а потом опять пришел в норму коридор правого борта. Потом ко мне заскочил человек в скафандре. Не заметив меня, заблокировал дверь в полуоткрытом положении и стал выглядывать в неё, держа в руке пистолет. Я убрался в вентиляцию, и подсматривал оттуда. Его шлем ходил ходуном, я сперва не мог понять почему, потом дошло, что он никак не может отдышаться.

- Крою коридор, - прохрипел он в интерком. Сэм. Несмотря на шлем, его я слышал, вот ответы из его наушника - уже нет. Оттолкнув дверь ногой, Сэм выставил пистолет в коридор. Потом мимо кто-то пронёсся, и я понял, что, кажется, застал решающий момент охоты. Сэм выстрелил наружу и отпустил дверь. Пока она закрывалась, он ухитрился заменить аккумулятор, поэтому сразу же открыл её снова, тщательно прицелился в сторону кормы и выстрелил ещё раз. Дверь снова закрылась.

- Вот так так, - слегка растерянно выговорил он, вертя пистолет в руках. - Могу поклясться, что теперь я попал. Но не убил. Какая же прочная эта хреновина! Слышит меня кто? Эй? Ага... Вы как там, живы? Ага, я тоже пустой. Мда... Сейчас придумаю что-нибудь, - его голос стал увереннее, когда взгляд упал на стойку со сварочным оборудованием. Убрав пистолет в держатель скафандра, Сэм снял со стойки массивный сварочный аппарат, напоминающий изогнутый серебристый карандаш, длиной примерно по пояс человеку. Никогда не видел, как им работают, я вообще обычно избегаю суеты и грязи.

Сэм снаряжал своё новое оружие, одновременно болтая по радио. В это время труба, в которой я сидел, задышала и как-то жалобно скрипнула. Уши заложило от перепада давления, и где-то лязгнула заслонка. Мне стало неуютно, я выскочил наружу и повис в воздухе за плечом Сэма. Монстра в коридоре уже не было, он пошел в обход, и мог, между прочим, заявиться к нам же в мастерскую через какие-нибудь коммуникации, а мог раздолбить ещё одну трубу и вызвать новую разгерметизацию. Людям-то что, вон у них какие скафандры... Сэм тем временем закончил собираться, повернул голову и дернулся, будто обжёгшись, выронив свой сварочный аппарат. Сквозь шлем я услышал сдавленную ругань. Остальные охотники её тоже услышали и, очевидно, спросили, в чём дело, потому что Сэм ответил:

- Да кот! Летает тут... Напугал меня до полусмерти. Мог его сейчас этим лазером и порезать. Уфф...

Он, отдуваясь, принялся ловить свое оружие. Ага, великий белый охотник.

- Мяу, - сказал я, хотя это, конечно, и на сотую долю не выражало моих мыслей и чувств.

Тем не менее, когда Сэм покинул мастерскую, волоча за собой кабель сварочного аппарата, я полетел за ним. Я начинал чувствовать в происходящем некий ритм. Монстр ударил, потом отступил и затаился. Дождался, пока ударят люди. Теперь что?

Теперь его очередь.

Команда снова собралась в узловой камере, куда выходили трюмные коридоры и шлюз шаттла.

- Надо зарядиться и отдохнуть, - мрачно оглядев остальных, сказал капитан. - Потом попробуем снова. Давайте, я блокирую все задвижки, Фредди и Юй-Лян несут аккумуляторы в носовую мастерскую, Сэм, прикрывай, - Сэм отсалютовал сварочным аппаратом. Юй-Лян подлетел к двери в тамбур, ведущий в жилой отсек. Он едва успел взяться за её край, когда стремительная тень, выскочившая из двери, боднула его прямо в стекло шлема. Рассыпав аккумуляторы, оглушенный строитель врезался спиной во Фредди и сцепившись они полетели в сторону кормы. Монстр вхолостую щелкнул когтями, потом зацепился за край двери. Зависнув в воздухе, я будто в замедленной съемке наблюдал, как его кольчатое тело на глазах укоротилось. Теперь перед ним был капитан с разряженным пистолетом, но кэпа оттолкнул в сторону Сэм и, направив на монстра, включил свой сварочный аппарат. Тварь прыгнула. Уже в воздухе она вильнула, кажется, пытаясь увернуться от луча, но вместо этого подставила ему бок. Луч пробороздил кольчатую шкуру и срезал пару когтей. В следующее мгновение тварь оттолкнула блестящий аппарат и вцепилась в Сэма всеми оставшимися когтями. Сэм заорал. Одновременно оклемавшийся Юй-Лян прыгнул вперед и выстрелил в монстра сбоку почти в упор. Сам он по инерции пролетел до той же двери и застрял в ней. Капитан крикнул "Назад!" и попытался поймать его, но ему не удалось. Монстр, оттолкнувшись от Сэма, прыгнул на Юй-Ляна, а от него, не задерживаясь, в боковую дверь, и исчез в правом трюмном коридоре. На секунду показалось, что после всего этого ураганного движения всё в коридоре застыло, как на фотографии: висящие в странных позах люди, какой-то мусор, сбитый со стен, и густая взвесь красных шариков. Бой длился секунд пять, и я всё это время провисел неподвижно, как самая глупая на свете мышь.

- Эй, отзовитесь, эй! - закричал кэп, бросаясь к Сэму. Отозвался, кажется, только Фредди, хотя мог и не услышать чего-то с этими шлемами. Они принялись возиться с Сэмом, при этом капитан старался держать сварочный аппарат под рукой, но тот ему сильно мешал.

Я в это время опять залез в вентиляцию и постарался понять, где теперь монстр. Он не оставляет следов, найти его проще всего по звуку. Тоже нетривиально, если он надумает присесть и затаиться. Он явно это умеет и практикует... Есть ещё надежда, что он ранен, и это нам что-нибудь даст.

Нужный звук я уловил довольно скоро. Полетав и послушав, понял, что наш каменный гость пробирается во второй трюм. Двигался он медленно. Ранен, истекает кровью? Как знать... Похоже было на то, что грузовой отсек он уже считает своим, а в жилой делает только вылазки. Я бы на его месте поступил наоборот, но я знал, что большинство людей покинуло корабль, а он, может быть, об этом не догадывается? Надо проведать наших охотников.

Охотники перетащили Сэма и Юй-Ляна в кубрик. Похоже было, что азарт охоты их оставил. Тем не менее, я решил это проверить. Подождал, когда кэп на меня посмотрит, повернулся в сторону кормы, ощетинился и зашипел. Кэп отвернулся. Потом посмотрел снова. Я взглянул на него выжидательно.

Как ни странно, охотничий инстинкт возобладал.

- Думаю, тварь тоже ранена, - проговорил капитан. - И сейчас её можно добить. А потом найти будет гораздо сложнее.

- Пистолеты не зарядили, - напомнил Фредди.

- Но есть сварочный аппарат. Возьмём второй. По-моему, от него больше толку, чем от этих пистолетов.

- Он же на кабеле.

- Да. Подключимся в аварийной мастерской.

- А до этого будем беззащитны?..

- Фредди, в конце концов, ты можешь не ходить. Схожу один. Но, сам понимаешь, вдвоём шансов гораздо больше.

- Да нет, почему же... - от этого предложения Фредди смутился настолько, что видно было даже коту. - Кэп... Скажи честно: ты уверен, что так мы его достанем?

- Честно: я уверен, что так у нас шансов больше, чем будет потом.

- Ладно. Хорошо. Идём.

Они ещё придумали подключить свой аппарат в шлюзе шаттла - там был разъем для выходов в открытый космос. В тамбуре я предельно доходчиво показал капитану правый коридор. Он внял - по крайней мере, смотрел очень внимательно. Пока они возились с подключением второго аппарата, я слетал на разведку. Твари было не видно и не слышно. Сунулся во второй трюм. Дышать там было трудновато, а полагаться на глаза и подавно - каллистонианская пыль в невесомости превратилась в мощную дымовую завесу. Однако я заметил знакомый след липкого плевка на одном из ящиков, и, побродив между ними, углядел в пыльной взвеси округлый силуэт, похожий на яйцо размером с туловище человека. Обратно я выбирался очень быстро. Встретив в коридоре людей, я повторил представление: завис, повернулся головой ко входу в трюм, зашипел.

- Он... показывает нам? - опешил Фредди.

- Да. Пошли, - буркнул кэп.

И они пошли. Я остался ждать в коридоре, предполагая, что ожидаемая заваруха не для благовоспитанных котов. Люди почему-то решили начать осмотр с кранов, что опять давало монстру некоторую фору, если у него, конечно, есть слух. А есть у него вообще слух? Я хочу сказать, если он живет в вакууме, то кто его знает, какие у него вообще чувства. Довольно долго стояла тишина, пыльная завеса заволокла коридор, сделав его менее чем уютным. Спасаясь от нее, я нырнул в мастерскую правого борта. Пыль, конечно, уже клубилась и там. В это время из трюма раздался удар, потом шипение сварочного аппарата, потом крик. Через пару секунд орали уже оба. И это было как раз то, что я опасался услышать... Похоже, что люди опять нарвались, и охотников на борту больше нет. Кроме меня, разумеется.

Решение созрело в моей голове мгновенно. Пульт был рядом, я прыгнул на него и нажал кнопку открытия грузовой аппарели. Нажать-то её нетрудно, теперь главное не напутать с подтверждениями. Здесь, здесь, и ещё одно... Правильно. Ревун взвыл, дверь трюма с грохотом закрылась. Где-то снаружи бесшумно распахнулись грузовые ворота, и огромный пузырь воздуха вырвался в мировое пространство, унося с собой пыль, камни, трупы и монстра. В мои уши вонзился противный свист, и прежде, чем я успел что-то сделать, дверь мастерской тоже захлопнулась. Кабели сварочных аппаратов, понял я. Люди просто протащили их в дверь, не пользуясь специальным гнездом, а та, захлопнувшись, не перерубила их, осталась щель, давление в коридоре стало падать, и все двери вокруг него тоже аварийно позакрывались. В результате я оказался заперт в чёртовой мастерской с небольшим куском вентиляции, по которому никуда не доберёшься... Ладно. Выровнять давление в нужных отсеках, чтобы попасть в жилой - это уже задача точно не для кота. Придётся ждать. Ход за Мелиссой. Сколько времени ей понадобится, чтобы решить вернуться на корабль? Полсуток, сутки? Плохо, если она решит подождать недельку. Столько я тут не протяну. Хотя в жилом отсеке ещё есть раненые, возможно, кто-то из них оклемается...

Однако движение снаружи началось гораздо раньше, уже минут через десять. Лязгнула соседняя дверь... Ого! Кто это? Я напряженно вслушивался и дождался, когда дверь прямо перед моим носом открылась. На меня смотрел человек в шлеме. Фредди! А я-то уже успел списать его с счетов.

- Кот? - произнес он так, будто перед ним был не кот, а привидение.

- Мяу, - сказал я, просто чтобы что-нибудь сказать.

Конечно, с живым членом экипажа всё пошло гораздо веселее. Через полчаса пристыковался шаттл, и Мелисса приняла командование. Оказалось, когда открылся трюм, Фредди удержался, повиснув на том самом кабеле сварочного аппарата. Капитан выпустил свой аппарат, к тому же в него вцепился монстр, и они вдвоём вылетели за борт. То есть в принципе, мой расчёт был точен. Ещё и Фредди жив, хорошо. Что уж он там подумал на мой счёт, он озвучивать не стал. Сэм оставался без сознания и выглядел бледно, во всех смыслах. Зато Юй-Лян пришёл в себя, и для жертвы монстра смотрелся совсем неплохо.

Я сидел возле моей кормушки и слушал, как поредевший экипаж ругается по поводу того, что надо теперь делать. Мелисса сканировала окружающее пространство локатором и собиралась искать капитана с помощью шаттла. Фредди, посмотревший на космического монстра вблизи, и потерявший на этой почве всякий страх перед начальством, говорил, что капитан, несомненно, мёртв, а вот тварь, так же несомненно, жива, поэтому надо включать двигатели и уходить как можно дальше. Я слушал спор вполуха, тщательно пережёвывал ужин, и думал. Кот это удача корабля, а раз так, не пора ли сделать что-нибудь, чтобы кораблю и дальше сопутствовала удача? Вот скажем внезапное расстройство желудка у врио капитана, кажется, оказалось бы сейчас большой удачей... Гмм... Опять работа, просто ни сна, ни отдыха. Опять нельзя отрешиться от суеты и просто побыть котом. Не забыть бы за всем этим, что жить всё-таки хорошо. Главное, суметь выжить.

0
467
20:56
Это имя для людей, а кто ещё, кроме людей, будет читать, что я тут написал, так что настоящего кошачьего имени я вам не скажу, уж извините.

Извиняем. Равно как и пренебрежение разделительными знаками.

на нём наступает невесомость

А в неё вступают члены гильдии воров

Мы выгрузили полный трюм железа и расходников

Бьюсь об заклад, коту глубоко наплевать на такие вещи. Увага, товарищи! В дневник кота гадят мерзкие людишки!

Нет, я не могу это читать. Извините. Меня трясёт. Опять котики, да ещё в космосе, да ещё с дневником, философы пушистые. Я недостаточно фантастичен душой, наверное, чтобы проглотить такой кусок пирога с… фантастикой.
Ушел, дабы не портить настроения никому.
08:13
+1
Рассказ хорош как именно рассказ о том как на корабле охотились на неизвестную тварь (и то не до конца). Но хочется от работ на конкурсе большего, чем просто рассказ о какой-то детали истории. Этого «большего» не было. Поставил бы «четвёрку» по пятибалке.
лох пидальный
11:28
-1
Рассказ для Камши, а она бортонула этот раунд. Вот так и пытайся угодить судьям.
11:56
+1
Интересный рассказ. Первый раз герой такого боевичка аля чужой, не человек, а кот. Написано хорошо, живенько, читается легко. Смотрится гармонично. Ставлю плюс, удачи автору!
14:28
+1
Скучная история о космическом коте. Мяса нету, хотя кот мог бы поспособствовать, внести интересные темы, предупреждать хозяев о монстре. В Великую отечественную войну был кот, который реагировал на приближения немецкой авиации и люди это видели, даже бойца к нему приставили, чтобы следил.
Получилась бы интересная фишка. А тут — ни о чем…
19:10
Так писать про котов — преступление)
21:18
+1
Изложено увлекательно и вполне литературно. Жаль, очень сильно напоминает «Чужих». Даже развязка оттуда. Такое впечатление, что кот любит смотреть старые фантастические фильмы, а люди нет. Поэтому и не догадались как с ним справиться!
21:16
+2
Начало такое живенькое, порадовало и увлекло, но… поправьте меня, весь смысл рассказа был в описании приключения с чудовищем? и все?(( ну, хотелось бы чего-то большего, чем описание сражения, которого никогда не происходило.
17:51
+2
Обманули. Заманили названием почти как у Гофмана — «Житейские воззрения кота Мурра» — а рассказ ничем с Гофманом не перекликается. Зачем так делать? Хотелось минус поставить за безответственность.
Комментарий удален
17:48 (отредактировано)
Автор смотрел фильмы про Чужих. Я тоже. Но рассказы автор писать не умеет, потому что экшн даже через кошачью точку зрения надо уметь подать так, чтобы читатель оторваться не мог. А тут, кроме упомянутого недоэкшна, больше ничего и нет.
20:16 (отредактировано)
Сейчас бы хвалить «О Капитана» и хаять бойкий рассказ от лица котика, хотя они, примерно, одного уровня. Таинственна душа комментаторов «Бумажного Слона».

Здравствуйте, автор.

В общем-то, в описании боя с неопознанной жизнью на космическом корабле нет ничего плохого. И в котиках тоже нет ничего плохого. Вместе может даже получится симпатично, к тому писать, именно складывать слова в предложения, а их, в текст, который комфортно читать вы умеете. Но работы ещё много.

Кот слишком человечен. До безумия. Антропоцентризм давным-давно вышел из моды, и уж если берётесь вещать от лица кота, будьте любезны, простроить именно кошачье мироощущение и взгляд. Он у вас разбирается в физике, пользуясь человеческими понятиями, понимает их речь, разбирает в оттенках отношений «руководитель/подчинённый» и куче всего. Но при этом не может разобрать слова строителей, вися перед ними, и называет кровь в невесомости — красными шариками, хотя потом, всё-таки, называет их кровью. Определитесь, пожалуйста. И строго следуйте. Потому что иначе выглядит… непродуманно.

Второе, это ВЕСЬ ПУЛ ФИЛЬМОВ ПРО БОРЬБУ С ВНЕЗАПНЫМИ ТВАРЯМИ В КОСМОСЕ. Боже мой, это же так просто, существуют миллиарды (ладно, меньше) фильмов на эту тему. Ну когда уже кто-нибудь догадается сделать героев в контексте, которые, возможно, смотрели или читали книги, которые достаточно умны, чтобы тут же вспомнить о них и, по крайней мере, не «не верить» в чудовище на борту. А если не верят, то дайте этому сколько-нибудь логичные объяснения, вроде того, что раны жертв монстра похожи на раны от ножа или обрезка трубы. Добавьте психологии, был же какой-то смутный намёк на Сэма, который никуда не ушёл. Пускай в группе строителей изначально будет какой-нибудь больной ублюдок, которого и будут подозревать остальные.

А в остальном… в принципе, у вас получается показывать динамику. Осталось сделать её интересной. Дерзайте, автор!
18:54
Сори и здесь… То ли фантастика — не моя любюмая тема, то ли написано это для первоклашек
Загрузка...
Марго Генер