Светлана Ледовская

​Чего хочет Бо

​Чего хочет Бо
Работа №26. Дисквалификация за отсутствие голосования

Мы шли по длинной дороге багрового цвета. То ли освещение делало асфальт похожим на кровяной подтёк, то ли я опять перепутал оттенки. При хорошем свете я умело притворялся, но приглушённый мешал сосредоточиться. От одного из биологических родителей мне передался геном цветовой слепоты. Благо, что в моём случае, этот дефект считался допустимым.

В Центре Покоя умер необычный, выдающийся старик и важно было срочно передать его индивидуальности младенцу.

Я занимался личными качествами умерших временно. Постоянный хранитель на несколько недель доверил миссию мне. Пока он открывал банк индивидуальностей, я работал вместо него.

Теперь, когда Зрелые почти сумели победить естественный отбор, путь личности предсказуем и обоснован. Люди перестали заботиться о том, чтобы искать себя. Жизнь стала логичной с появлением имитаторов. Генофонд, благодаря тщательному отбору каждого имитатора чистый и легко планируемый. Одни таланты передаются, чтобы сделать владельца незаурядным, другие способности просто приносят навыки, оставляя заурядность. Но, это же гармонично – Социуму нужны и обычные рабочие руки.

Процент брака постепенно сокращался. Однако, полностью избавиться от порченных особей не удалось. Док говорит:

- Брак имитаторов полезен науке, именно на этих единицах мы понимаем, как и где можно улучшить человека будущего. Вскоре, почти все имитаторы будут безукоризненны.

Людей с особенностями развития у нас называют экспериментальными. Если при рождении записали в такие, то дальнейшая жизнь – сплошные опыты над личностью.

Всё дело в том, что набор правильных хромосом, клеток, костей, кожи и, главное, вместительный мозг – это то, что генетики старательно программируют в момент соединения мужских и женских частиц. При таком подходе – внешность и здоровье имитаторов, в большинстве случаев, великолепны.

Проблема заключается в другом. Таланты и способности невозможно запрограммировать и предугадать. Пока это не поддаётся воле науки. В результате неудачных попыток прогнозирования талантов родилось огромное количество пустых людей и людей сверходарённых. В Социуме чуть было не начался хаос и поэтому такие эксперименты решено было приостановить.

Однако, решение всё же было найдено Зрелыми. Таланты человека можно было забирать в момент его смерти, главное, не пропустить время выхода духа. Специальные датчики, одеваемые всем, сразу же после рождения, следили за состоянием здоровья и организма всю жизнь. Когда финал пребывания в Социуме близился – людей сопровождали в Дом Покоя. Вакуумные палаты этого места защищали дух и таланты. Там они сразу же перемещались в специальные контейнеры и ждали своего нового носителя. Смерть вне этого места практически исключалась. Один из хранителей спешил, к тому месту, чтобы успеть перехватить освободившийся дух.

В общем – то учёные, хранители и Зрелые старались соединять таланты покидающих мир и генетические особенности вновь появившихся, чтобы соблюдалась гармония. Но, иногда система давала сбои, из – за неожиданных смертей. Тогда таланты передавались наиболее подходящим из родившихся.

Мне повезло, я появился на свет заурядным, как и большинство в нашем Социуме. Зрелые говорят, что через несколько дней после рождения мне передали способности мага. С того момента я стал незаурядным. Как и все маги, я должен был транслировать Социуму мнение высших сил и природы на происходящие события. Быть связующим звеном между природой и имитаторами.

Мне легко давались разговоры с дождём и туманом, но вот небо всегда было закрыто.

К совершеннолетию мне необходимо было развить общение с животными, птицами и растениями, управление ветрами и временем. Но экзамен был провален. Дипломатии при общении со стихиями я ещё не научился, просто пытался ими управлять через энергию Социума. Но повелевать природой оказалось невозможным.

Я самый младший маг Социума, но скоро умрет старший и иерархия изменится. Колесо перерождений крутится и везёт людей в нескончаемом потоке вечной жизни.

Таланты не пропадают, обретают новых физических хозяев, тем самым только усиливаются. Потому так важно передавать их правильным принимателям. В нашем обществе уже выведена цифра необходимого количества людей - «золотая имитация». Сейчас она держится в секрете, чтобы не возникло вопросов о ненужных душах и талантах.

В настоящем эта цифра колеблется, но не долог тот день, когда это значение будет стабильным. Заранее будут известны даты рождения и смерти, а значит, таланты умерших будут сразу же вдыхаться в новые жизни. Таким образом, наступит вечная жизнь, ведь тело – всего лишь оболочка для духа.

Пока, к сожалению, довольно часто приходится ждать, когда кто – то из стариков окончит путь своего тела на земле. Это бывает сложно – когда одновременно умирает несколько человек, а свободных младенцев нет. Тогда таланты необходимо беречь в специальных камерах, иначе они улетучатся, а дети не получат ничего, будут пустыми.

Именно для этого построили Банк Талантов, чтобы они не исчезали, а находились там до востребования. К тому же, это даст возможность более тщательно и рационально распределять тела и способности. Спешить ведь не надо.

Центр Детской Пустоты находится в нескольких кварталах от Цента Покоя. Это неудобно, поскольку сферу способностей надо нести очень аккуратно, от тряски размер содержимого может усесться или повредиться. И тогда новый обладатель талантов уже не будет таким одарённым, а Социуму нужны эффективные жители. Зачем тратить время на развитие, если можно просто перекидывать способности и отсеивать бесполезных?

Есть ещё такие выродки, у которых сразу же при рождении обнаруживается вирус индивидуальности. Обычно, с ними много возни. Их лечат, прививают, иногда отправляют к экспериментальным.

Я понимаю, хоть и молодой маг, что ребёнок, которому мы несём способности старика – сверхиндивидуальный. Я почувствовал это сразу, когда одобрял его кандидатуру для приёма талантов и духа старца. От него вибрировала особая энергия, которую воспринимать способны только маги, слишком она органична, как забытая музыка. Впервые на моей практике пустой младенец оказался личностью.

Я не сказал Доку, что парень необычный. Нарушил Устав, но не привык я ещё к вынесению приговоров. Таких малышей сразу усыпляют.

Док говорит:

- Социуму не нужны люди, которые его уничтожат своим мнением.

Мне кажется, что учёные просто не хотят лишней возни и страхуются от эпидемии индивидов. Я же надеюсь, что способности умершего Властителя Судеб уравновесят сверхиндивидуальность мальчишки. Очень в это верю, ведь если этого не произойдёт – виновником последствий буду я.

*БО*

С младенчества меня воспитывали в особых условиях. Я рос среди магов, учителей и воинов. Именно они внушили, что я – главный от рождения, поскольку получил дух Властителя судеб – Бо. Старший маг, полубезумный старец называл меня выродком. На самом – то деле, он просто меня боялся. Поэтому обходил стороной, не смотрел в глаза и не был моим ментором.

Путь моей жизни был предопределён – властвовать над Социумом. Порядок, закон и нормы существовали десятки лет, их следовало лишь соблюдать. Таланты мне были переданы от умершего предшественника, знания я получал исчерпывающие. Меня охраняли лучшие гвардиналы. Год от года мои власть и влияние росли. Так и должно было быть, ведь я - один из контролирующих Социум вместе с генетиками и Зрелыми.

Всю жизнь во мне шла борьба между желаниями и установленной дисциплиной. Делать как надо – было правильно, ведь от этого зависел порядок в Социуме, которым мне предначертано было управлять. Свою роль в этом я не понимал до конца, поскольку мои решения принимались, лишь в случае одобрения Зрелыми, магами и воинами.

Иногда у меня было время самопознания. Несколько часов в день я был предоставлен себе. Задания выполнял быстро, тем самым получая время для поступков, которыми я ни с кем не делился. Тогда я, одеваясь в серую одежду заурядных, выходил в Социум. Трактиры, кафе, уличные беседки манили меня своим движением. Зрелые, конечно, узнавали об этом и меня наказывали.

Вначале меня лишили птицы, единственного близкого существа. В детстве маги привели меня в зоопарк – там впервые я увидел животных и пернатых разных цветов, и размеров. В их глазах были покорность, смирение и грусть. Лишь одна большая, чёрная птица летала и пела. Она даже села мне на плечо и тихо клюнула в знак приветствия. До конца экскурсии птица не покидала меня. И тогда я упросил среднего мага оставить её со мной. Несколько лет мы были неразлучны.

Без птицы моя жизнь стала совсем одинокой, и я продолжал ходить в запрещённые места.

Тогда наказания стали иного рода. Все, с кем я встречался на улицах Социума приближались к линии конца. Зрелые подводили их к этой черте, чтобы я мог осознать ответственность своих поступков и их последствия для окружающих. Это было частью моего воспитания и становления правителем. Я обязан был понимать, что нарушение норм может привести к непоправимым изменениям.

Но то, чем живут люди мне было важно и интересно. Эта тяга манила сильнее запретов. Мне приходилось брать на время талант невидимости и серости у среднего мага. Чтобы он не заметил, я делал это редко.

Чем чаще я бывал среди заурядных, тем отчётливее мне казалось, что Социум похож на управляемый зоопарк. Животные – разные, а правила для всех – одинаковые. Детей давно производили в инкубаторах, хоть и назывался этот процесс старым словом «рождение». Ежемесячно женщины сдавали свои яйцеклетки, а мужчины сперматозоиды в био дом. После тщательного отбора их скрещивали и отдавали в барокамеры выращивания. Однако, случались ошибки и брак, так появлялись на свет экспериментальные. Их жизнь имела смысл лишь с научной точки зрения. Они были пустыми, им не передавали даже крошечной части духа. Генетики зазывали их лабораторными людьми.

Мой черёд сдавать биоматериал настал сразу за обрядом посвящения. Средний маг заранее рассказал об этом физиологическом процессе. Но специальные условия, которые были доступны только узкому кругу избранных, позволяли иметь что – то особенное, отличающее нас от остальных. Все заурядные в такие дни сидели в кабинках с книгами, в которых были изображены обнажённые женщины. Ко мне же в отдельную комнату привели живую, моего возраста девушку.

Маг предупредил:

- Ты можешь смотреть на неё, чтобы активировать выработку качественного биоматериала, но говорить и трогать запрещено.

- Почему же нельзя прикасаться и общаться?

- Чтобы не осквернять себя заурядной.

- Но, может есть незаурядные женщины?

- Бо, все женщины заурядные. Твоя цель – не устаревшие утехи плоти.

- Ну, почему, маг!

- Потому что – ты Властитель судеб – Бо. Помни это. Я знаю, ты со всем справишься как надо.

И вот я увидел её. Она сидела и ждала в кабинке. Голая, белокожая, спрятавшая тело за волосами девушка смотрела на меня с вызовом. Это было недопустимо, но мне понравилось. Она кусала губу и била током зрачков. Я понимал, что говорить нельзя, но всё равно нарушил правило:

- Ты кто?

Она молчала.

- Кто ты?

Она отрицательно закивала и приложила палец к губам.

- Я – Бо. Знаю, что говорить нельзя, но я – самый главный и разрешаю. Да не бойся ты, никому не скажу.

Она колебалась.

- Слушай, я никогда не делал этого, не говорил с девчонками. А сейчас вот должен выпить дурманного чая и разглядывая тебя, насобирать в пробирку свой биоматериал. Ты можешь хоть два слова – то мне сказать, а?

- Я – Дика.

- Ты уже тут была?

- Никогда.

- Ты заурядная?

- Я же женщина, мы все заурядные.

- У тебя нет никаких талантов?

- Я шью одежду.

- Это же скучно.

Дика фыркнула. Это было так забавно, что я улыбнулся. Глядя на меня, она улыбнулась тоже.

Дика рассказала, что живёт в общежитии швей, но мечтает разрисовывать ткани. Сюда она пришла по приказу Зрелых, её мнения никто не спрашивал. За ослушание предусматривалась долгая и мучительная смерть среди экспериментальных. А я сказал, что стесняюсь перед ней сдавать биоматериал.

- Но я же заурядная, ты что?

- Мне так не кажется. Ты мне вообще нравишься, а это запрещено.

- Да, это высшая мера! Но ты мне тоже нравишься.

Дика опять улыбнулась. Ощущение было странным, как будто я впервые заговорил с тем, с кем хочу.

Я встал и дотронулся рукой до груди девушки. И тут меня шибануло электрическим разрядом немыслимой силы. Дику впечатало в стену, а меня притянуло к ней. Что произошло затем помнил смутно. Между нами возникло болезненное, но приятное энергетическое совпадение. Мы будто слились в единый, горячий и стремительный поток эмоций. Я узнавал её, она узнавала меня. Ярче этого момента я не испытывал никогда. Не знаю точно, сколько длился этот контакт, но, когда всё закончилось, мой биоматериал был в пробирке.

Я понимал, что надо прощаться с девушкой, но не хотел. И мы договорились о встрече. Дика хорошо знала Социум и те места, в которых общаются заурядные тайком от блюстителей порядка. С того дня мы стали видеться почти каждый день.

Дика познакомила меня с несколькими заурядными. Они, рискуя жизнью, встречались парами. Чувствовать руку близкого человека всем им было важнее, чем соблюдать правила, передавать таланты, строить Социум.

Однажды Ди не смогла прийти, её наказали. Именно тогда и решил, что если я Властитель судеб - Бо, то мой мир будет иным. Я поменяю правила и законы Социума. Зрелые не должны повелевать, как нам жить. Хватит ставить печати на личности, решать кто заурядный, а кто экспериментальный. Ведь есть что – то большее, чем имитация личности.

*МАГ*

Я блестяще сдал экзамен. Превзошёл силой и мастерством своих предшественников. Старый маг считает, что это всё из-за врождённой индивидуальности. Но это не важно. Наконец – то небо стало разговаривать со мной так же, как растения, птицы и звери. Меня поразило то, что воссоздание себе подобных у них происходит через физический контакт. Животные не имеют претензий к природе за смерть детёнышей при естественном отборе. Они принимают эту правду мира как самую простую и ценную.

От них я услышал странные термины, значение которых мне объяснили ветры. Все они уверены, что эти слова – самые главные. Выбор и Свобода. Как только я осознал, что наш Социум не свободен, а у людей отсутствует выбор, спросил у неба – есть ли выход.

Оно указало мне на Бо, мальчишку, которого я спас и теперь, вместе с остальными, должен воспитывать. Этот парень сразу показался мне особенным – любознательным, открытым и цепким. В нём чувствовалась сила, был врождённый стержень – желание быть собой. А потом я увидел будущее. Именно поэтому я столько лет укрываю его сверхиндивидуальность магическим талантом невидимой серости.

Спустя время Бо принесёт Социуму Свободу и Выбор, которые, когда – то отняли Зрелые. Ведь именно этого хочет небо, именно в этом – закон природы.

+3
00:24
463
12:19
Антиутопическая фантазия про очередных БОРЦОФФ.
Где в центре — пенис Бо и, в самом деле, хотелка.
В том году был потрясающий рассказ с похожим базисом, но в разы круче.
А это… Ну, язык хороший, да.
12:38
Это не рассказ-произведение, а рассказ ГГ о себе. Поэтому не так интересно, как могло бы быть.
00:03
Нормальный рассказец. Автор рискует попасть под гнев феминисток и стать обвинённым в сексизме. Хорошо, что конкурс в России. Я бы «четвёрку» по пятибалке поставил.
00:04
А что, в России-таки сексизма нет?)
12:02 (отредактировано)
Сексизм есть, а гнобизма и мракобесия на эту тему нет.
09:57
Половину рассказа составляет описание мира в духе «Государства» Платона (это не комплимент), а половину — описание мастурбации, окончившейся слишком успешно. И всё это под соусом борьбы за индивидуальность.

Мир при этом — какая-то психоделическая смесь евгеники и Колеса Сансары, в котором в тела выведенных в пробирке людей подселяют души умерших, чтобы совершенствовать их таланты. Почему людей нужно конечное количество, что мешает объединять таланты с одарёнными личностями? Почему женщин за людей не считают, причём не считают как-то «на бумаге»? У этой культурной особенности есть вполне конкретные причины исторического и материального плана, и, как только они исчезают, тут же откуда-то начинает браться равноправие. Даже в Арабских Эмиратах, где с правами женщин традиционно всё очень плохо.

Какая-то неудачная попытка в подростковую антиутопию.
17:43
Миленько, но не слишком. Читать можно, местами даже с интересом.
Ловите плюс, автор, чего уж… wink
Загрузка...
54 по шкале магометра