Нидейла Нэльте №1

​Дом робота

​Дом робота
Работа №27

- Мне нравится этот дом, Луис, - сказала Рэйчел, как только автомобиль остановился возле аккуратной подстриженной лужайки.

Мужчина, сидевший за рулем, оглянулся, чтобы проверить, нет ли сзади обгоняющих лихачей. Только удостоверившись в их отсутствии, дернул дверную ручку, и вышел на проезжую часть. Луис быстро обогнул выпирающий багажник старенького красного «Вольво» и оказался на дорожке, которая была выложена желтой плиткой до самого дома. Мужчина снял солнцезащитные очки и упер руки в бока.

- Это лучшее, что мы видели за весь месяц поисков, дорогая.

- Риелтор уже внутри? – спросила Рэйчел и посмотрела на мужа.

Тот взглянул на часы и покачал головой:

- Мы приехали слишком рано. Саманта будет здесь минут через двадцать. Позвонить ей?

- Не нужно, - спокойно произнесла Рэйчел, поправляя блузку. – Мы можем пока осмотреть дом снаружи.

Луис движением руки пригласил супругу на желтую дорожку. Женщина благодарно улыбнулась и проследовала вперед.

Погода нынешним летом стояла жаркая. Хотя в последние годы солнце было редким гостем в этих краях. Луис то и дело вытирал пот со лба. Его рубаха небесного цвета была расстегнута сверху до самой груди. А темные синтетические брюки после нескольких часов езды за рулем казались смертоносным скафандром. Но стоит отдать должное Луису — держался он молодцом и виду не показывал. На самом деле ему уже давно осточертело ездить по всему городу и выбирать жилище по вкусу. Он с радостью заселится в первый попавшийся дом, лишь бы там был холодильник.

Рэйчел же выбирала свой новый особняк со всей скрупулезностью присущей женщине. Тень падает на окна спальни — дом не подходит; прихожая слишком узкая — мимо; ванная комната лишь на первом этаже — ищем другой вариант.

Этот дом казался меньше тех, что семья видела раньше. Но внешне он не уступал ни одному из них. Особняк был оформлен в стиле Тюдоров и представлял собой настоящее воплощение архитектуры английского менталитета. Первый этаж здания был выложен серым кирпичом, а наружные стены второго были отделаны светлой штукатуркой в сетке деревянного декора. Ставни, карнизы и выступающие балки фахверка также выделялись темным цветом. Но главным преимуществом фасада являлся даже не парадный вход в форме живописной арки, а каменный эркер в виде высокой круглой башни с панорамными окнами наверху. Слева от главного входа располагался просторный гараж с белоснежными воротами для двух автомобилей. Все это великолепие опоясывала широкая изумрудная лужайка. Дом казался волшебным. От него исходила какая-то странная энергия, которая притягивала Рэйчел.

- Боже, милый, я уже хочу внутрь, - Рэйчел посмотрела на мужа. – Луис Джейкоб Мор, я так сильно люблю вас, - глаза женщины светились от счастья.

Луис сам чуть не запрыгал от радости. «Неужели мы, наконец, сделаем выбор, - подумал он. – Лишь бы внутри ее все устроило».

- Надеюсь, что внутри этот дом так же прекрасен, как и снаружи, - добавила Рэйчел.

Луис снова посмотрел на часы и тут же услышал знакомый женский голос:

- Мистер и миссис Мор! Я опоздала?

- Нет, Саманта, вы как раз вовремя, - Луис ответил риелтору и приложил к лицу салфетку, чтобы вытереть пот. – Я вот-вот расплавлюсь.

Саманта усмехнулась, поддерживая шутку своего клиента.

- Успели рассмотреть его снаружи? – девушка кивнула в сторону дома.

- Он прекрасен, - ответила Рэйчел.

- Правда? – Саманта, как и мистер Мор, удивилась тому, что Рэйчел в кои-то веки заинтересовалась предлагаемым вариантом жилья. – Спорить не буду — дом шикарен. Пойдемте?

Саманта услышала одобрительные возгласы семьи Мор и двинулась к входу. На пороге зазвенели ключи, замок провернулся, дверь открылась.

Благодаря многочисленным окнам солнечный свет полностью заполнил помещение. Казалось, что в доме нет ни одного темного уголка. Холл был довольно просторным для того, чтобы все трое с легкостью уместились на входе. В глаза сразу бросились многочисленные портреты разных людей, скорее всего, бывших хозяев и их предков. Также стены украшали дубовые резные панели и декоративные светильники «Викторианской эпохи». Потолок с огромной люстрой был оформлен открытыми балками перекрытий.

- Слева кухня, справа гостиная, а дальше две кладовые и первая ванная комната, - Саманта начала экскурсию.

В конце холла располагалась широкая украшенная резными перилами лестница, ведущая на второй этаж.

- Проходите, - сказала Саманта и повела клиентов в гостиную.

Рэйчел взвизгнула от радости, не успев зайти в комнату.

- Язык не поворачивается назвать это помещение обычной гостиной, - изумился Луис.

- Парадный зал для приемов, - гордо заявила Саманта.

Помимо старинных шкафов, столов и стульев, здесь возле стены располагался огромный каменный камин. Луис сначала подумал, что это цифровая подделка. Но подойдя ближе, мистер Мор убедился, что камин топят дровами — он настоящий.

Рэйчел обхватила шею мужа двумя руками и страстным поцелуем впилась в его губы. Девушка-риелтор смущенно отвернулась.

В то же мгновенье, сзади со стороны холла послышался мужской голос.

- Добрый день, Саманта. Сегодня мистер Рей не ожидал гостей. Но я сообщу ему о вашем прибытии. Желаете чего-нибудь выпить?

Луис и Рэйчел обернулись. Перед ними стоял молодой симпатичный парень с короткой стрижкой. Его торс прикрывала свежевыглаженная хлопковая рубашка серого цвета. Она была бережно заправлена в светлые джинсы. А на ногах незнакомца красовались дорогие лакированные ботинки.

Голубые глаза оценивали ситуацию, дожидаясь ответа.

- Спасибо, Генри, позже, - заговорила Саманта. – Мы сейчас немного заняты, я показываю дом мистеру и миссис Мор.

Парень молча поклонился, развернулся и вышел обратно в холл. Его движения были несколько скованными, как показалось Луису.

Рэйчел недоуменно посмотрела сначала на мужа, а потом на риелтора.

- Я забыла кое о чем упомянуть, - призналась Саманта.

- О том, что у дома есть хозяин?

- Нет.

- А кто тогда такой мистер Рей? – вопросил Луис.

- Хозяин.

- Я ничего не понимаю.

- Бывший хозяин, - добавила Саманта. – Мистер Стэнли Рей скончался два месяца назад.

- Но тот парень сказал…

- Тот парень робот.

Рэйчел и Луис переглянулись.

- Что он тут делает? – прошептала миссис Мор, не отводя глаз от дверного проема, ведущего в холл.

- Как бы вам объяснить, - Саманта замялась. – Вы, наверное, слышали, что несколько лет назад компания «Скайком» выпустила новую линейку синтетических организмов. Результаты превзошли все ожидания. Ученые смогли смоделировать творческие способности и внедрить их в сознание роботов. Те стали практически неотличимы от людей. Удалось это благодаря тому, что самосознание было сформировано на основе, - девушка замолчала, забыв заученный текст. – На основе…

- Двойной рекурсивной нейросети, - закончил Луис.

- Точно! – обрадовалась Саманта. - Аналог человеческой мысли.

- Мы знаем кто такие андроиды, - голос Луиса потвердел. – Или вы думаете, что люди, приезжающие на старом «Вольво», вылезают из пещер?

- Простите, я ничего такого не думала.

- Так будьте любезны объяснить, что здесь, вообще, происходит? – в разговор вмешалась Рэйчел.

От былой чуткости не осталось и следа. Ее супруг смотрел на риелтора испепеляющим взглядом. Если и эта сделка сорвется, он задушит Саманту своими же руками. Луис почувствовал, как снова вспотел, только теперь не от жары, а от злости.

- Робота ведь должны деактивировать после смерти хозяина? – возмутился он.

- Вы почти правы, - ответила Саманта. – Андроид сам должен отключить все энергетические резервы и дожидаться группу деактивации. Но Генри не отключился. И более того, он продолжает общаться с мистером Реем.

- Как такое возможно?

- Генри создал искусственную модель поведения хозяина у себя в голове. Робот постоянно развивается — его сознание не ограничено смертностью. По крайней мере, так мне объяснили специалисты.

- Боже, - вырвалось у Рэйчел. Женщина прикрыла рот руками.

- Почему группа деактивации этим не займется? – удивился Луис.

- Наш штат лидер по количеству правозащитных организаций в стране, - начала Саманта. – Права андроидов уже давно отстаивают в суде. Если мы деактивируем Генри, пока не продан дом, то навлечем большие проблемы на организацию, - пояснила девушка.

- То есть когда особняк перейдет к другим владельцам, тогда робота можно будет отключить?

- Да, таков закон.

- А он не опасен? – негодование Рэйчел сменилось непонятной смесью жалости и страха.

- Генри совершенно безобиден, поэтому бояться нечего.

Луис же, наоборот, воодушевился, а где-то глубоко внутри него заиграла победоносная музыка. Нужно лишь поставить подпись на бумаге и все будет решено. Дом отойдет семье Мор, а этого поломанного робота спишут на свалку.

- Какое облегчение, - выдавил Луис. – Правда, дорогая?

Рэйчел одобрительно закивала головой, но взгляд ее оставался потерянным. Никто не обратил на это внимание. Саманта выдохнула и улыбнулась.

- Ну что? – заговорила она. – Отправимся дальше?

Первый этаж был полностью осмотрен в течение двадцати минут. Особенно Луису понравилась кухня — там он отметил большой вместительный холодильник. В кладовках места оказалось не так много, как хотелось бы, но все лишние вещи можно хранить и в гараже. Тем более что рассчитан он был на две машины, а после покупки дома расширять свой автопарк мистер Мор не планировал.

- Я в восторге, - сказал он, вновь оказавшись в холле. - Милая, тебе как? Все понравилось?

- Да-да, - безразличным голосом произнесла Рэйчел. Сейчас ее разум был занят лишь одной навязчивой мыслью: «Почему робот не отключился».

- Ты какая-то странная, Рейч, - Луис не отрывал взгляда от возлюбленной.

- Все хорошо, - ответила женщина. – Давайте уже, наконец, поднимемся наверх.

Саманта пошла первой. Луис и Рэйчел последовали за ней. На второй этаж вела изысканная винтовая лестница с выверенной высотой ступеней и шириной маршей. На подъеме Луис остановился. Он увидел три широких витражных окна, от которых было невозможно оторвать взгляда. Прекрасные орнаменты из цветного стекла рисовали сюжет королевского бал-маскарада. Пестрые маски и их хозяева двигались в танце от одного окна к другому. Персонажи скрывали лица, чтобы сохранить интригу. Или все же маски помогали им утаиться в тени своих пороков и властных желаний? «Весь мир – театр, - подумал мистер Мор. - В нем женщины, мужчины – все актеры». Веселье продолжалось, и вихрь танца набирал обороты. Луис стоял как вкопанный. И только когда супруга ткнула его в спину, он, будто пробудившись ото сна, пошел дальше.

Первая комната на втором этаже оказалась кабинетом мистера Стэнли Рея. Здесь возле письменного стола застыл одинокий робот.

- Генри, ты не мог бы спуститься на первый этаж, - начала Саманта.

- Все хорошо, - тут же вмешалась Рэйчел. – Я хочу с ним поговорить.

- Интересно, о чем? – отреагировал андроид.

- Пойдем, Рейч, - раздраженно сказал Луис. – Осмотрим другие комнаты.

- Почему ты не отключился после смерти хозяина? – миссис Мор проигнорировала слова мужа.

- Мой хозяин жив.

- Это шутка какая-то? – продолжал негодовать Луис. – Меня, вообще, кто-нибудь слышит?

- Я вас слышу, - робко проговорила Саманта.

- Рейч?

- Черт, Луис, дай мне пять минут! Начни осмотр самостоятельно.

Мужчина закатил глаза и, махнув рукой, вышел в коридор. Саманта растерянно последовала за ним.

- Могу предложить вам стул? – учтиво поинтересовался Генри.

- Нет, спасибо, - Рейчел подошла ближе. Она заметила на шее робота маленький еле различимый штриховой код. – Поясни, что значит «мой хозяин жив»?

- Он существует в моей памяти. Я создал искусственную модель его разума и продолжаю разговаривать с ним.

- Хочешь сказать, ты скучаешь по мистеру Рею? – удивилась Рэйчел.

В окно, что располагалось над столом, ударили яркие солнечные лучи.

- Да, я хотел бы увидеть вновь его физическое обличие. Не могу объяснить это человеческим языком. Он был мне другом и отцом. Думаю, так правильно сказать. Он научил меня многому.

- Чему, например?

Генри посмотрел в окно и его голос стал тише:

- Улыбаться, - уголки губ андроида медленно поползли вверх.

Рэйчел удивилась еще сильнее. Она никогда не видела улыбающихся роботов. Генри казался настолько искренним, что женщина не могла поверить своим глазам.

- Ты сейчас счастлив? – спросила она.

- Я рассказываю вам о мистере Рее. Мы вспоминаем его в материальном мире. Это доставляет мне удовольствие.

- Какой он был? – теперь улыбалась и Рэйчел.

- Я бы мог рассказывать вам историю жизни этого человека целый месяц, - робот наклонил голову вправо. – А точнее, сорок четыре дня, семь часов и тридцать две минуты.

- Впечатляет, но столько времени у меня нет, Генри. Опиши своего хозяина одним предложением, - любопытство переполняло возбужденную миссис Мор.

- Это невозможно, - спокойно ответил робот. – Я могу составить тысячи предложений, которые будут характеризовать мистера Рея.

- Скажи любое, что нравится тебе больше всего, - продолжала настаивать Рэйчел.

- Человек, который думает только о себе и ищет во всем своей выгоды, не может быть счастлив. А делать других людей счастливыми – вот истинное благородное искусство. Хочешь жить для себя, живи для других, - Генри облокотился на стену и сложил руки перед собой – Сойдет? – не дожидаясь ответа, он продолжил. – Вы столько спрашиваете меня об утрате. Зачем? Разве вы не теряли близких людей?

Рэйчел тяжело вздохнула:

- Теряла, но я отпускала их. Ведь жить в памяти — не значит жить по-настоящему.

- Человеческое сознание слишком ограничено, - пояснил Генри. – Вы принимаете решение любого уравнения за истину. Прикрываясь чувствами, следуете законам логики. Но мир шире, чем кажется на первый взгляд. Я этому доказательство.

- И все же ты следуешь правилам, - солнце ослепило Рэйчел, и она отошла в тень. – Физическая оболочка мистера Рея умерла. Почему ты не отключился? – ей показалось, что робот на мгновенье задумался.

- Я не следую правилам. Мне нравится то, что я делаю. Мне нравится жить.

- Но ведь ты робот.

- Потому что я робот, - поправил Генри. - Человечество давно перестало ценить жизнь.

- Ты сломался, - заключила Рэйчел.

- Нет, мои показатели в норме. Или вы считаете, что выход за рамки запрограммированного мышления — это поломка? Когда вы последний раз размышляли не по шаблону? Когда совершали что-то безумное, идущее вразрез с общественной мыслью? Когда вы вдыхали свежий горный воздух и чувствовали, что по настоящему живете? Сегодня между роботом и человеком границы почти стерлись, миссис Мор.

Рэйчел внезапно подумала о своей жизни. Утром она встает под зов привычной мелодии будильника и идет в ванную. Затем завтракает и собирается на работу. Каждый день в метро она видит одних и тех же людей. В офисе ситуация не меняется. Обед, перерывы по расписанию. Собрания, бумажки, отчеты, ужин, выпуск новостей, вечер за просмотром нового выпуска очередного сериала. И так изо дня в день.

- Но у меня нет выбора, - прошептала Рэйчел дрожащим голосом.

- Выбора нет у пылесоса, который вы достаете по выходным, миссис Мор. А у вас он есть. Как и у меня.

Рэйчел подняла влажные глаза и произнесла:

- Так, почему ты просто не убежишь?

- Я сделал свой выбор, - Генри снова искренне улыбнулся. – И не покину этот дом.

- Что движет тобой, Генри? – Рэйчел по-прежнему не могла понять.

- Вы называете это любовью, - ответил он. – Я предан мистеру Рею, я предан этому дому. Я действительно счастлив здесь.

- Как же сложно, - женщина покачала головой. - Генри, послушай меня. Беги отсюда. Так ты сможешь сохранить свою жизнь. Мой муж, он…

- Не послушает вас?

- Да! Он не отступится от этого дома. Мы слишком долго находились в поисках, - миссис Мор не знала, как помочь. - Ты же сам говорил о безумных поступках! Соверши хотя бы один.

- Робот учит человека жить, разве уже это не безумие?

- Генри, прошу, ты не должен…

- Прощайте, миссис Мор, - сказал робот.

Рэйчел обернулась и увидела в дверном проеме грозного Луиса. Это не предвещало ничего хорошего. Но в тот же миг он поменялся в лице и радостно закричал:

- Я беру этот дом!

Рэйчел выдавила жалкое подобие улыбки, подошла к мужу и крепко обняла его.

Дом мистера Рея — это средневековье, сошедшее со страниц детской сказки. Он очаровал семью Мор своей элегантностью и романтикой старины.

После обсуждения условий покупки Луис и Рэйчел снова оказались на желтой плитке возле изумрудной лужайки. Саманта помахала им рукой, и супруги сели в автомобиль. Зарычал мотор старенького «Вольво». Недовольный водитель воткнул первую передачу и надавил на газ. Сегодня Луис Джейкоб Мор по просьбе жены снова не подписал документ о приобретении дома. Мир сошел с ума, когда роботы научились любить, но кто сказал, что мы в здравом рассудке? «Одно я знаю точно, - подумала Рэйчел. – У нас есть выбор и только благодаря его силе мы создаем свою жизнь».

- В нем женщины, мужчины, а теперь и роботы — все актеры, - прошептал мистер Мор.

После того как заморгал указатель поворота и красный автомобиль тронулся, Рэйчел перевела взгляд с дороги на особняк.

- Спасибо, Луис, - сказала она. – Я люблю тебя.

Завтра приедут новые потенциальные покупатели. И через неделю, и через год. А встречать их по-прежнему будет все тот же прекрасный старинный дом — дом робота. 

+6
355
12:04
А темные синтетические брюки после нескольких часов езды за рулем казались смертоносным скафандром

wonder
все трое с легкостью уместились на входе

Я думал, смертоносным скафандром вы меня убили, а оказалось — только ранили.
«Викторианская эпоха» — почему в кавычках? Это название магазина? Если нет, то кавычки ни к чему.
В остальном — скучный шаблончик. Ах, у андроида чувства. Ах, Шекспир вертится в гробу.
00:41 (отредактировано)
Весьма недурно! «Четыре с плюсом» по пятибалке. Хоть в целом рассказ — средний, однако во второй группе я пока не видел ничего лучше. Это говорит не о достоинстве этого рассказа, — а скорее о «недостоинстве» второй группы.
П.С. Рассказы с номером выше пока не читал.
09:22 (отредактировано)
Вот и вроде неплохо, по-бредбериевски, но как-то ни о чём. Сюжет предполагает, что сейчас робот как скажет что-то такое эдакое, что мир переворачивает, но по факту ничего сверхоригинального не происходит:

Человек бежит по жизни, не жалея ног.
Дом – работа, дом – работа, отбывая срок.
Выходные – передышка, отпуск, как привал.
Старость, пенсия, одышка, ты сюда бежал?

Оксана Аистова, если что.

И откуда такая уверенность, что следующий покупатель не окажется вторым луисом мором, которому не досталось своей рэйчел, что он не купит этот дом и не выбросит Генри на свалку?

Красиво, но как-то пусто.
12:57
А мне понравился рассказ именно своей недосказанностью в конце.
Загрузка...
Mikhail Degtyarev