Ольга Силаева №1

Второй шанс

Второй шанс
Работа №42

Мужчина вошёл в магазин.

– О, привет, Ваня! – поприветствовал его упитанный прыщавый юноша с кучерявыми маслянистыми волосами.

– Здорово, Дэн.

– Какими судьбами?

– Да вот, аванс дали, и с работы пораньше смылся. Есть чего-нибудь новенькое?

– Есть, ещё как есть! – воскликнул продавец и, несмотря на свою комплекцию, довольно прытко прошагал к стеллажу с дисками. – Вот, «Детектив Ирб».

– Ты же знаешь, Дэн, я такие жанры не очень, – произнёс мужчина, рассматривая протянутый ему диск.

– Зря, Ваня, зря! Игра улётная! Тысячи положительных отзывов. Все игроманы по ней с ума сходят.

– Ну не знаю… А что по деньгам?

– Две тысячи.

– Ого, дорого!

– Ну так оно того стоит.

Иван прикинул в уме, сколько останется денег после этой покупки, и пришёл к выводу, что жена опять будет ругаться на него.

– Нет, не потяну. А есть варианты подешевле?

Продавец осмотрелся по сторонам и, подозвав жестом Ивана поближе, тихо произнёс:

– Есть пиратская версия.

Иван секунду подумал, а затем выдал:

– Небось с багами?

– Нет, версия идеальная, только продаётся не через фирму.

– А пойдёт на моей старенькой системе?

– Полетит!

– Сколько стоит?

– Восемьсот.

– Ну тоже недёшево.

– Так и игра стоящая. Поверь, я сам с этого ничего не имею. Восемьсот только тебе как постоянному клиенту.

– А давай, – махнул рукой мужчина.

Продавец подошёл к прилавку и, поковырявшись где-то внизу, извлёк на свет диск в прозрачном футляре без каких-либо надписей. Иван приложил большой палец правой руки к терминалу, установленному на прилавке. Палец привычно зазудел. «С вашего счёта списана сумма восемьсот кредитов», – произнёс механический голос терминала.

***

Придя домой, Иван первым делом, едва успев снять ботинки, прошагал в комнату. Он нажал кнопку компьютерной системы и вставил диск в дисковод. «Система компьютерной реальности «2040 НФ» приветствует вас, – прозвучал голос из динамиков. – Обнаружен новый источник данных. Для установки потребуется двадцать минут. Установить?»

– Да, – произнёс Иван, и пошёл в коридор, чтобы снять куртку.

Переодевшись в домашнюю одежду, он прошёл на кухню, поставил чайник закипать и наделал бутербродов с сыром. Быстро перекусив бутербродами с кофе и выкурив сигарету, Иван поспешил в комнату.

– До конца установки осталось 30 секунд, – оповестил его голос из динамиков.

– Время? – спросил мужчина у системы.

– Текущее время 15:00.

«Жена придёт с работы к семи вечера, – подумал Иван, – так что можно часок-два и поиграть». Мужчина сел в кресло, надел на руки перчатки, подсоединил к ногам электроды и надел шлем.

– Установка завершена, – проинформировала Ивана система.

– Запускай, – скомандовал он.

Голова привычно закружилась, электроды защипали ноги, и тело свела лёгкая судорога. Перед глазами возникла темнота.

Иван оказался на тёмной улице. Он был одет в длинное чёрное пальто, которое уже достаточно намокло от нудного и противного дождя. Водяные капли стремительно падали с неба и, ударяясь об асфальт, весело отскакивали от него. «Хм… Неплохая графика», – произнёс Иван. Подняв глаза, он увидел чёрное ночное небо и края шляпы. «Надо же, с одеждой разработчики заморочились как!» Засунув руку в карман, мужчина нащупал там пачку сигарет и зажигалку. Он тут же достал пачку, извлёк из неё сигарету, вставил в рот и прикурил. Сделав затяжку, Иван ощутил во рту горький и едкий дым с примесью никотина. «Вкусовые эффекты хорошие», – подумал Иван и сделал ещё одну затяжку.

– Иван Петрович, вот вы где! Наконец-то вы прибыли! – раздался голос сзади.

Иван повернулся и увидел перед собой небольшого роста мужчину в чёрном сюртуке, шляпе и со смешными усами. Мужчина появился словно из ниоткуда.

– Иван Петрович, пойдёмте же, – поторопил неизвестный.

– Подождите, а откуда вы знаете, как меня зовут? Я не называл игре моё имя.

Неизвестный удивлённо поднял брови и произнёс:

– Иван Петрович, с вами всё в порядке?

Иван стоял под струями дождя, думая, что ответить.

– Пойдёмте же, – махнул рукой неизвестный и устремился куда-то в темноту.

Иван пожал плечами, выкинул сигарету и пошёл за ним. Они оказались в каком-то тупичке, где стояли несколько человек и что-то оживлённо обсуждали. Увидев идущих мужчин, толпа расступилась. Один из людей, толстенький старичок в чёрно-синем мундире с погонами, хриплым голосом произнёс:

– Доброй ночи, товарищ капитан.

– Доброй, – ответил Иван, решив вжиться в роль. – Что тут у вас?

– Сами посмотрите, – мужчина указал на лежащее на мокром асфальте тело.

По внешнему виду тело было мужского пола. Лужа крови, растёкшаяся под ним и смешавшаяся с дождём, говорила о том, что он, скорее мёртв, чем жив. Иван подошёл поближе, чтобы разглядеть лицо убитого, но вместо лица увидел лишь чёрные пиксели.

– Всё-таки пиратская версия игры есть пиратская. Завтра заеду в магазин, выскажу Дэну.

– Простите, детектив Ирб, что вы сказали?

– Ничего. Известно, кто убитый?

– Да, Пётр Иванович Бри, обычный менеджер.

– Как он был убит?

– Выстрелом в живот. Он умер от потери крови. В этом райончике по ночам глухо, вряд ли кто слышал звук выстрела.

– Понятно, – ответил Иван и задумался. В такие игры он играл редко, не любил он детективные жанры, предпочитал в основном фантастику или гонки.

– Смотрите, что нашли у него в кармане, – произнёс мужчина в сюртуке и протянул Ивану карточку.

Иван взял её в руки и поднёс к лицу, чтобы внимательнее разглядеть. На карточке была изображена фигуристая блондинка с томным взглядом, в чулках и с большой обнажённой грудью. Вверху была надпись: «Озорные лани».

– Что это? – спросил Иван Петрович.

– Стриптиз-бар, – ответил усатый в сюртуке. – Возможно, этот Бри был там незадолго до убийства. Можно съездить проверить, тут недалеко.

Иван уже порядком намок и замёрз. Игра обещала быть скучной, но тактильные эффекты были потрясающие. Поэтому, немного подумав, он махнул рукой и произнёс:

– Поехали.

Усатый шагнул куда-то в темноту. Иван последовал за ним. Шли недолго, Иван Петрович пару раз наступил в лужу и тихо выругался. Сколько он ни пытался высмотреть что-то вокруг – кроме мокрого асфальта, ничего так и не увидел. «Интересно, это разработчики решили сэкономить на текстурах или пиратская версия такая», – подумал он.

– Прошу вас, Иван Петрович, – произнёс усатый и сел в автомобиль.

Автомобиль, представший перед глазами, был большой и чёрный. Это всё, что Иван мог про него сказать. Марки этой машины он не знал, но что-то в нём отдавало британским стилем. Иван открыл тяжёлую дверь и плюхнулся на мягкое пассажирское сиденье. Двигатель взревел, истерично заработали дворники, и машина тронулась. Иван снял мокрую от дождя шляпу и положил на колени. Усатый уверенно вёл машину, а вот новоявленный детектив, сколько ни всматривался в лобовое стекло, ничего, кроме темноты и разводов дождевой воды, не видел.

– Не понимаю я их, – произнёс водитель.

– Кого?

– Девок этих распутных. Ну как так можно, с мужчинами за деньги спать?

– Ну почему же сразу спать, это просто стриптиз. Они там танцуют и раздеваются под музыку.

– Только ли, Иван Петрович? Только ли? Уж поверьте мне, я этот контингент знаю.

– У тебя какие-то старомодные представления обо всём этом.

– Как знать. А вы сами в таких заведениях бывали?

– Нет, я женат. А тебя, кстати, как зовут?

Машина остановилась, по-видимому, на светофоре, так как сквозь лобовое стекло проник зелёный блик. Этот блик осветил удивлённое лицо водителя.

– Яков я. Яков Михайлович.

Иван молча кивнул.

– А с вами точно всё в порядке? – поинтересовался Яков. – Год как вместе работаем, и раньше вы моё имя не забывали.

– Прости, Яков Михалыч, чувствую себя неважно.

– Это вы, наверное, простыли. Шутка ли, третий день дождь льёт.

Автомобиль снова тронулся. Иван опустил взгляд вниз. Его ноги в кожаных чёрных ботинках сиротливо расположились на коврике. Грязь, стёкшая с обуви, образовала небольшую лужицу. «Некоторые детали очень хорошо сделаны», – вновь отметил про себя Иван.

– Приехали, – произнёс Яков Михайлович.

Иван открыл дверь, и перед глазами увидел яркую красно-зелёную вывеску «Озорные лани». Под ней была небольшая чёрная дверь, возле которой стояли два широкоплечих охранника в чёрных пиджаках.

Детектив надел шляпу вышел из машины. Дождь лил не переставая.

– Вы не проходите, – произнёс один из охранников, перегородив Ивану дорогу.

– Почему?

– Фейс-контроль, мы не обязаны объяснять.

– Мы из полиции, – показал удостоверение подошедший Яков Михайлович.

Охранник тут же освободил путь.

В помещении было шумно, очень накурено и людно. Музыка громко бахала басами, норовя разорвать барабанные перепонки. Ярко мигали софиты. На сцене на шесте крутилась полуголая женщина. Перед сценой за столиками сидели полупьяные мужчины. Кто-то курил, кто-то пил виски, а кто-то возбуждённо облизывал губы и тряс бумажными купюрами в воздухе.

– Нам туда, – произнёс Яков и направился к стойке бара.

Бармен в ослепительно белой рубашке с закатанными рукавами стоял за стойкой и с невозмутимым видом натирал салфеткой бокал.

– Доброй ночи, господа полицейские, – произнёс он, когда мужчины подошли к нему.

– А с чего ты взял, что мы из полиции? – спросил Иван, сняв шляпу и положив её на стойку.

– Так по вашим рожам видно, что вы легавые. Вы к нам как, на девочек посмотреть или по работе?

– Знаешь его? – спросил Яков, показав фотографию убитого.

– Видел, скрывать не буду.

– Когда?

– Так несколько часов назад, он заходил сюда.

– И что потом?

– Да ничего, заказал виски, выпил, поглазел на девочек и ушёл.

– Один?

– Один.

– Слушай, любезнейший, а ты нам не врёшь? – вклинился в диалог Иван.

– Я никогда не вру полиции, – ответил официант и улыбнулся белоснежной улыбкой.

– А если я тебя сейчас в отдел заберу? – грозно произнёс Иван, начиная получать от игры удовольствие.

– За что?

– Тот человек, которого ты видел на фотографии, был убит. Ты последний, кто его видел. Чувствуешь, куда я клоню?

– Нет, – замотал головой официант. – Я же его не убивал. Я всю ночь был за стойкой.

– А я докажу что убивал, и найдутся куча свидетелей, которые видели тебя на месте преступления. Может, ты ненадолго отбегал, грохнул его и вновь вернулся в бар.

– Но это же бред!

– Ты хочешь проверить, смогу ли я так сделать? – с нажимом спросил Иван.

Официант опустил глаза и тихо произнёс:

– Он с Матильдой ушёл.

– Вот и молодец. А где нам её найти?

– Я не знаю, где она живёт.

– Кто знает?

– Элизабетта. Вон она танцует.

Яков и Иван повернули головы к сцене. Женщина уже заканчивала танец. Под восторженные крики зрителей она изобразила воздушный поцелуй, собрала одежду с пола и убежала, виляя задом.

– За ней, – скомандовал Иван, схватив со стойки шляпу.

Мужчины рванули за женщиной. Возле входа в гримёрку путь им преградил высокий широкоплечий охранник.

– Куда прёшь, морда, вали отсюда, посторонним сюда нельзя! – грозно пробасил он.

Иван сначала стушевался. Секунду подумав, он засунул руку во внутренний карман пальто. Как он и предполагал, там находилось удостоверение. Достав его, Иван с упоением ткнул корочки в изумлённое лицо охранника и тихо, но властно произнёс:

– Мальчик, советую тебе извиниться и пропустить нас.

Охранник тут же стушевался, осунулся, уменьшился в размерах и освободил проход. Иван Петрович открыл дверь. В помещении находилось около десятка полуголых девиц. Кто-то прихорашивался перед зеркалом, кто-то поправлял чулки, а кто-то просто скучал в ожидании своего выхода на сцену.

– О, мальчики, проходите! – произнесла какая-то брюнетка, дымя сигаретой.

Полицейские вошли. Иван, заметив Элизабетту, сидящую в углу перед зеркалом, подошёл к ней и, показав удостоверение, представился:

– Детектив Ирб!

Взгляд его невольно скользнул по обнажённой пышной груди танцовщицы.

– Нравится? – спросила она, перехватив его взгляд. – Хочешь потрогать, детектив?

– Вы Матильду знаете? – спросил Иван, приняв суровый вид.

– А зачем она тебе? Может, я сгожусь?

– А ну живо отвечай на вопрос, а то в отдел поедешь, – вмешался Яков.

– А за что в отдел? Я что-то нарушила? – изумлённо спросила Элизабет и быстро-быстро заморгала ресницами, надув напомаженные губы.

– За убийство.

– Какое убийство? – спросила танцовщица, но уже испуганно.

– Я ещё раз повторяю вопрос: вы Матильду знаете? – спросил Иван.

– Да.

– Где она живёт?

Женщина замолчала.

– Адрес! – прикрикнул на неё Яков, наклонившись.

– Министерская, 1, квартира 23.

– Это рядом, Иван Петрович, пять минут езды отсюда, – произнёс Яков Михайлович. – Поедемте.

Иван коротко кивнул, ещё раз взглянул на грудь блондинки и вышел из гримёрной. Протиснувшись мимо столиков и пьяных посетителей, мужчины оказались на улице.

– Проклятый дождь, – проворчал Иван, надевая шляпу.

– Зато воздух свежий, – сказал Яков, подходя к машине. – Мне кажется, у меня вся одежда пропахла этим сигаретным смрадом.

– Да, накурено там знатно, разработчики постарались, – произнёс Иван, садясь в мягкое сиденье автомобиля.

– Какие разработчики? – спросил Яков, заводя двигатель.

– Которые игру сделали.

– Какую игру?

– Эту.

– Я вас не понимаю, Иван Петрович, опять вы загадками говорите.

– Вся наша жизнь – игра, Яков, трогай давай.

– Философствовать изволите, – усмехнулся полицейский и резво стартанул.

Иван принялся рассматривать кожаную обивку двери. Проведя по ней рукой, он внутренне восхитился: такой графики и тактильных ощущений он не встречал ни в одной игре.

– Слушай, Яков, а откуда у тебя фотография убитого? – спросил вдруг Иван.

– Так эксперты-то прибыли на место раньше вас, вот и нафотографировали. А я потом одну фотографию попросил у них, для расследования.

– Это ты молодец, – похвалил напарника Иван. – А можешь мне эту фотографию дать?

– Конечно-конечно.

Автомобиль как раз остановился на светофоре, и Яков достал из-за пазухи фотокарточку. Иван взял её в руки и принялся разглядывать. На карточке был запечатлён лежащий на мокром асфальте мужчина с лужей крови под ним. Вместо лица у него были чёрные пиксели.

«Всё-таки надо было лицензионную версию покупать, – подумал Иван. – Пиратка есть пиратка, в следующий раз буду умнее». Ещё раз взглянув на фотографию, он убрал её во внутренний карман пальто.

Внезапно двигатель чихнул и заглох. Яков попытался вновь завести мотор, но стартер крутился вхолостую. Сзади раздался нетерпеливый звук сигнала.

– Свечи, наверное, намокли, – предположил Яков.

– И что теперь?

– Менять надо, у меня запасные есть. Машинка старая, я к этому уже привык, – ответил Яков и дёрнул ручку открывания капота.

– Надолго затянется замена?

– Минут двадцать.

Сзади снова засигналили. Водитель включил аварийку.

– Далеко нам осталось до места? – поинтересовался Иван Петрович.

– Да нет, совсем немного. Мы чуть-чуть не доехали. Тут до конца улицы направо и сразу будет нужный дом.

– Понятно.

– А может, вы один сходите? – предложил Яков Михайлович. – А я быстренько свечи поменяю и подъеду.

– Может, вместе сходим, а потом вернёмся и починим твою колымагу?

Сзади снова посигналили.

– Не могу я её тут бросить, – ответил Яков.

Иван понял, что игра предлагает дальше действовать одному, и никакие его уговоры не смогут изменить сюжет.

– Ладно, пойду, – произнёс Иван, открыл дверь и вновь оказался под дождём.

Он вышел на тротуар и направился вдоль улицы. Дома были прорисованы плохо, но у них у всех была одна общая черта – они были тёмными и мрачными. Мужчина почувствовал, что ноги у него промокли. «Разработчик, наверное, очень любит дождь, – подумал Иван. – И, видимо, все силы и деньги он пустил на это. Интересно, можно ли простыть в игре? Да нет, бред, конечно. Хотя, с другой стороны, таких тактильных ощущений я не встречал ни в одной игре. Вот будет забавно, если я выйду из игры, сниму шлем и электроды и чихну. Игровая индустрия не стоит на месте – возможно, в скором будущем будут и такие игры».

Иван дошёл до конца улицы и свернул направо. Прямо перед ним показался дом. Дом был с двумя подъездами, в три этажа и в таких же мрачных тонах, как и все другие. Мужчина подошёл к двери подъезда. На двери была табличка «Министерская, 1». «Интересно, в каком подъезде двадцать третья квартира?» – подумал Иван. Он сделал несколько шагов назад и посмотрел вверх. Почти все окна были тёмные. Немудрено, ведь ночь на дворе. Свет горел только в одной квартире второго подъезда. «Значит, мне туда», – решил Иван.

Подъезд встретил его сыростью и полумраком. Выкрашенные в синий цвет стены уже давно облезли и облупились. Одинокая грязная лампочка свисала с потолка. Иван подошёл к дверям и прочитал номера на них. «Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать – значит, нужная мне квартира на третьем», – прикинул в уме Иван.

В подъезде стояла тишина. Иван медленно начал подниматься по грязным ступенькам наверх. На втором этаже свет не горел. Пришлось схватиться за перила. Наконец, поднявшись на третий этаж, мужчина увидел нужную дверь с табличкой «23». Она была приоткрыта.

В такие моменты главные герои достают пистолет, передёргивают затвор и, аккуратно открыв дверь, заходят в квартиру. Но у Ивана пистолета не было. Создатель игры решил оставить его без оружия. Мужчина постоял несколько секунд и толкнул дверь. В квартире было темно, но где-то в глубине горел свет. Иван вошёл в коридор и тут же обо что-то споткнулся. Боль была ощутимая. Иван вспомнил, что в кармане его пальто должна быть зажигалка, от которой он прикуривал в начале игры. Запустив руку в карман, он действительно её нащупал вместе с пачкой сигарет. Он достал её и чиркнул колёсиком. Маленький огонёк немного разорвал темноту. Иван посветил вниз и увидел перед собой гантель. Это именно о неё он отбил ногу. Мужчина, аккуратно переступив через неё пошёл дальше, на свет. Свет исходил из приоткрытой двери. Иван потушил зажигалку и, подойдя к двери, толкнул её. Дверь распахнулась. Перед ним предстала комната с диванчиком, торшером, небольшим шкафчиком, старым чёрно-белым телевизором. В центре кресла стоял стул со спинкой, на котором сидела женщина. Она сидела к Ивану спиной, и он видел лишь тонкий изгиб её тела и длинные светлые волосы. Единственным источником света в комнате был торшер.

– Детектив Ирб, – произнёс он, войдя в комнату. – У вас было открыто, и я вошёл. Я ищу Матильду.

По законам жанра женщина должна была быть убита, и Иван Петрович должен был обнаружить это, только подойдя поближе. Во всех детективных фильмах, книгах и играх используют такие штампы. Но то, что произошло дальше, повергло мужчину в шок.

– Ну здравствуй, Ваня, – произнёс до боли знакомый голос. После чего женщина встала и повернулась.

Иван обомлел. Это была его жена.

– Вот ты меня и нашёл, – улыбнувшись, произнесла она.

– Ма… Ма… Марина? – заикаясь, спросил Иван.

– В жизни Марина, в игре Матильда.

– Подожди, я ничего не понимаю, – растерялся Иван.

– А что ты не понимаешь? Думаешь, только тебе одному можно играть?

– Ты же должна быть на работе?

Марина только рассмеялась в ответ. Иван сел на край дивана, снял с головы мокрую шляпу и, кусая губы, произнёс:

– То есть ты играешь роль проститутки?

– Стриптизёрши.

– Это одно и то же.

– Могу с тобой поспорить. А тебя что-то не устраивает?

– Да, многое. В первую очередь то, что у тебя от меня есть секреты.

– Не волнуйся, сегодня будет ночь откровений.

Иван опустил голову и почесал затылок. Затем, подняв глаза на жену, спросил:

– Так, получается, ты мужика убила?

– Я.

– Зачем?

– Он был очень плохой человек, – нараспев ответила она. – Ты его, кстати, знаешь?

Иван вопросительно поднял брови вверх.

– У тебя же есть его фотография, взгляни на неё ещё раз, – произнесла Марина.

Мужчина запустил руку во внутренний карман пальто и достал фотографию. Он перевернул её нужной стороной и поднёс к глазам. И тут же по его спине пробежал холодок. Там, где раньше были чёрные пиксели, теперь отчётливо было видно лицо. Его, Ивана, лицо.

– Что всё это значит?

– Я тебя убила.

– Я ничего не понимаю, Марина, что происходит?

– Ты слишком много времени уделяешь играм, забывая о том, что вокруг тебя есть другая жизнь, настоящая. В этой настоящей жизни люди хотят внимания, любви и ласки. Когда ты последний раз дарил мне цветы, Ваня? А когда мы с тобой просто разговаривали? Ты приходишь с работы и сразу же спешишь в кресло, чтобы подключиться к системе. Потом я прихожу домой, готовлю ужин, ты на несколько минут возвращаешься в реальность, идёшь на кухню, ешь и снова уходишь. Мне это надоело, я больше не хочу так жить.

– И поэтому ты решила сама залезть в игру?

– Да, но только на один раз.

– Но зачем?

– Зачем? – спросила женщина и рассмеялась. Она поправила рукой прядь волос и произнесла: – Ты уже давно сам запутался, где реальность, а где игра. Грани стёрлись. Раз тебе нравится этот мир, так оставайся в нём навсегда.

Справа от Ивана послышались шаги. Он повернул голову и увидел перед собой Якова.

– Пётр Иванович, что здесь происходит? – спросил он.

Иван не знал, что ответить.

– Ты так ничего и не понял? – спросила Марина, взглянув в лицо Ивану Петровичу.

Иван отрицательно замотал головой.

– Мы сейчас с тобой пойдём в тот переулок, где ты был в начале игры. Я тебя там убью, и игра закончится. Единственное, что для тебя она закончится навсегда.

– Так, мне это всё надоело, – произнёс Иван. – Система, выход из игры!

– В действии отказано, – донёсся компьютерный голос.

– Что, чёрт возьми, происходит?! – закричал Иван с нотками паники в голосе. – Система, выход из игры!

– В действии отказано.

– Пойдём, Ваня, не заставляй меня долго ждать. Мне ещё домой возвращаться, – улыбнувшись, произнесла Марина. – Система тебе больше не подчиняется.

– Этого не может быть!

– Может, я поменяла пользовательское соглашение. После прохождения определённой точки игры система слушается только меня.

– Но… Но ты ведь всё равно не сможешь меня убить. Это же всё не по-настоящему. Это игра.

– Твой мозг воспринимает это всё по-настоящему, таковы основы компьютерной реальности. Ты же чувствуешь здесь вкус, холод и тепло. Умрёшь здесь – твой мозг умрёт в реальности.

– Такого не бывает.

– Бывает, Ваня, бывает. Компьютерные игры за семьдесят лет проделали огромный путь от «тетриса» до виртуальной реальности. Теперь в играх можно умереть и по-настоящему.

– Но такие игры никогда бы не пошли в массовую серию. Общественность просто не разрешила бы их.

– А с чего ты взял, что серия массовая? – усмехнулась Марина. – Эта игра сделана специально для тебя.

– Но это же стоит бешеных денег!

– Павел всё оплатил.

– Кто такой Павел?

– Мой любовник. В отличие от тебя, он живёт не в вымышленном, а в настоящем мире. Ты давно нам мешал. Не правда ли, оригинальный способ избавиться от тебя?

Иван молчал, не зная, что сказать.

– Пойдём же, время идёт. Мне ещё надо успеть домой и найти в кресле твоё мёртвое тело. Пойдём, закончим игру.

– Я никуда не пойду.

– Пойдёмте, Иван Петрович, видите: женщина просит, – произнёс Яков Михайлович.

Иван повернул голову и увидел направленный на себя пистолет.

– Яков? – удивлённо произнёс мужчина.

– Нет, Павел.

– А-а-а, и ты здесь, – зло улыбнулся Иван. Он принялся озираться по сторонам. В поисках чего-нибудь тяжелого, чем можно было ударить оппонента.

– Не стоит, Иван Петрович.

– Да пошёл ты! – крикнул Иван и бросился на Павла.

Раздался выстрел. Иван закричал от боли и упал на пол, держась за колено. Крови не было, но боль, боль была адская.

– Как вам боль? – поинтересовался Павел. – Лучшие программисты работали над нею. Наш мозг – удивительная штука. По факту это большой компьютер, только живой. Воздействуя на ваш мозг, можно причинять боль вашему телу, не воздействуя на него физически.

– Сука, – произнёс Иван сквозь зубы.

– Пойдёмте. Не заставляйте меня стрелять ещё раз.

Сжав зубы, Иван Петрович встал с пола.

– Спускайтесь вниз, – махнув пистолетом, произнёс Павел. – А ты, Мариша, накинь плащ, там дождь льёт, как настоящий.

Иван Петрович, морщась от боли, взял с дивана шляпу и заковылял по направлению к подъезду. Почему он взял шляпу? Он и сам не знал. Скорее всего, это действие было машинальным и безотчётным. Хотелось подумать о сложившейся ситуации, попробовать найти из неё выход, но Иван не мог никак сосредоточиться. Он привык думать в тишине и спокойствии, а тут ему мешала боль в колене и направленное в спину дуло пистолета. «Неужели это правда со мной происходит?» – думал Иван. Боль в колене подтверждала, что на самом деле. Он вышел в подъезд и, бросив взгляд на Павла, принялся спускаться по ступенькам. За ним, держа пистолет наготове, шёл Павел. Завершала процессию Марина.

Улица встретила всё тем же холодным и нудным дождём и всё той же непроглядной тьмой. Возле подъезда стоял чёрный автомобиль.

– Я так понимаю, он не ломался? – спросил Иван.

– Правильно понимаешь, – ответил Павел. – Садись давай назад и не вздумай дурить.

Иван дохромал до машины и, открыв тяжёлую дверь, сел на мягкое сиденье.

– Будь осторожна, – сказал Павел Марине, затем отдал ей свой пистолет и поцеловал её в губы.

Иван Петрович от злости и бессилия крепко сжал в руках шляпу. Марина и Павел сели в автомобиль. Двигатель взревел, истерично заработали дворники, и машина поехала.

– Скажи, – произнёс Иван, обращаясь к жене и глядя на чёрное дуло направленного на него пистолета, – а к чему весь этот цирк, к чему такие сложности, почему бы просто со мной не развестись?

Марина истерично рассмеялась, а потом жёстко произнесла:

– Месть.

– Месть? За что?

– За то, что не сделал меня счастливой.

– Ты мстишь человеку, которому клялась в вечной любви?

– Я ошибалась.

– Думаешь, ты с ним будешь счастлива? – спросил Иван, кивнув головой на водителя.

Женщина ничего не ответила.

– Дэна, продавца в магазине, вы тоже подкупили? – решил продолжить расспрашивать Иван.

– Это была самая лёгкая часть плана и самая дешёвая, – подал голос с водительского сиденья Павел.

Иван потёр колено, оно уже не так сильно болело, но достаточно ощутимо ныло. На душе у него было пусто, а на сердце очень тяжело. Отвернувшись от жены, он принялся смотреть в окно, в темноту.

Как так получилось, что игра сломала ему жизнь? Нет, наверное, не надо во всём винить игры. Но кто-то же виноват в случившемся? Наверное, он сам. Ведь никто его не заставлял насильно раз за разом входить в систему. Жизнь проходит, а он меняет драгоценные мгновения на вымышленную реальность. Здесь, в игре, хорошо, нет земных проблем, всё красочно и красиво, и, только вернувшись в реальность, понимаешь, что убил кучу времени своей жизни. Понимаешь, но вновь входишь в игру. И так раз за разом. Сейчас в игре он может умереть, но смерть его будет настоящая. Ивана уже не волновало, как это может произойти, каким образом компьютерные технологии дошли до этого, в душе была лишь пустота. Чёрная пустота. У него даже не было ненависти к жене, все эмоции куда-то вдруг ушли. В голове крутился один лишь вопрос: смог ли бы он всё изменить, если бы судьба дала ему второй шанс?

– Приехали, – произнесла Марина, вырвав Ивана из потока мыслей.

– Выходи, – подхватил Павел.

Иван Петрович открыл дверь автомобиля и вышел навстречу чёрной ночи и холодному дождю. Колено тут же отозвалось болью.

– Вперёд, – скомандовала Марина.

Иван пошёл, прихрамывая на одну ногу и держа в руках шляпу. Головной убор надевать он не стал. Дождевые капли лупили по лицу. Сейчас прятаться от дождя не хотелось. Потоки воды как будто очищали его, заставляя взглянуть на свою жизнь по-новому.

– Пришли, – сказал Павел.

Иван Петрович огляделся. Да, это было именно то место, где он впервые увидел убитого человека. Как позже оказалось, себя самого. «И получается, что я расследовал убийство самого себя, – посетила вдруг Ивана мысль. – Такое ощущение, что игра повторяет один и тот же цикл».

– Твоё последнее желание, – раздался голос Марины.

Иван повернулся и увидел перед собой чёрное дуло пистолета.

– Что? – произнёс он, пытаясь потянуть время и додумать предыдущую мысль.

– Твоё последнее желание, – повторила женщина.

– Ручку и листок бумаги.

– Завещание хочешь написать? – рассмеялся Павел.

– Да, – ответил Иван, стараясь не показывать волнение, от внезапно возникшей в его голове идеи.

– Ну что ж, держи, – сказал Павел, достав из внутреннего кармана сюртука маленькую записную книжку и ручку.

Иван открыл книжку на первом попавшемся чистом листе и принялся торопливо писать. После чего вырвал лист и спрятал его в карман. Вернув Павлу блокнот и ручку, он надел на голову шляпу и, повернувшись к Марине, произнёс:

– Стреляй уже. Игру давно пора закончить.

Раздался звук выстрела, и наступила темнота.

***

Иван оказался на тёмной улице. Он был одет в длинное чёрное пальто, которое уже достаточно намокло от нудного и противного дождя. Водяные капли стремительно падали с неба и, ударяясь об асфальт, весело отскакивали от него. «Хм… Неплохая графика», – произнёс Иван. Подняв глаза, он увидел чёрное ночное небо и края шляпы. «Надо же, с одеждой разработчики заморочились как!» Засунув руку в карман, мужчина нащупал там пачку сигарет, зажигалку и какой-то листок бумаги. Он тут же достал пачку, извлёк из неё сигарету, вставил в рот и прикурил. Сделав затяжку, Иван ощутил во рту горький и едкий дым с примесью никотина. «Вкусовые эффекты хорошие», – подумал Иван и сделал ещё одну затяжку.

«А что там за листок?» – подумал Иван и достал его из кармана Бумага тут же начала намокать под каплями дождя. «Эта игра – бесконечный цикл. Выходи сразу».

«Странная какая записка, – подумал Иван и, вглядевшись в неё ещё раз, с изумлением узнал свой почерк. – Что бы это значило?»

– Иван Петрович, вот вы где! Наконец-то вы прибыли! – раздался голос сзади.

И тут Иван всё вспомнил.

– Система, выход из игры! – громко произнёс он.

В глазах возникла темнота, тело свела лёгкая судорога.

– Получилось! – прокричал Иван, срывая с себя шлем и электроды. Он сидел в кресле в своей комнате, и сердце его бешено колотилось. На экране монитора светилась надпись: «Игра окончена. Вы победили. Количество циклов – 4».

В коридоре раздался звук открывания входной двери. Мужчина вскочил и побежал туда. На пороге стояла Марина с пакетом продуктов в руках.

– Привет, – улыбнувшись, произнесла она, увидев Ивана. – Опять играл?

– А где Павел? – спросил он грозно, борясь с желанием придушить жену тут же.

– Какой Павел?

– Твой любовник.

– Какой любовник, Ваня? С тобой всё в порядке?

– Не знаю, – ответил он. – А сколько времени?

– Восьмой час уже.

Иван подошёл и молча обнял жену.

– Ты чего? – удивлённо спросила она. – Что-то случилось?

– Всё хорошо, – тихо ответил он. Потом, отстранившись, произнёс: – Извини, мне нужно кое-что доделать.

Войдя в комнату, Иван произнёс: «Система, дать объявление в сеть. Текст: продаю систему компьютерной реальности «НФ 2040». Срочно. Дёшево».

***

Утренний телефонный звонок разбудил Марину. Муж ещё спал, и она, взяв в руки мобильник, вышла из комнаты на кухню.

– Алло, – ответила женщина на звонок.

– Здравствуйте, Марина, – произнёс жизнерадостный голос на том конце. – Вас беспокоят из фирмы по борьбе с игровой зависимостью. Меня зовут Денис. Не могли бы вы ответить на пару вопросов?

– Да-да, конечно.

– Скажите, вы довольны результатом нашей работы?

– Да, очень довольна.

– Порекомендуете ли вы наши услуги своим знакомым?

– Непременно.

– Что ж, Марина, спасибо. Счастливой вам семейной жизни и удачного дня.

+4
454
20:47
+1
Дисковод в 2040. Второй второй шанс.
14:47
Самый короткий обзор.
Диск.
А за ним — палец для оплаты.
До свидания…
15:38
+3
Здравствуйте, Автор. Дабы слегка расширить короткие комментарии, пояснить ситуацию и удовлетворить свою тягу к занудству:

Технологии оказывают комплексное влияние.

Уже сегодня, когда виртуальные технологии остаются на довольно приземлённом уровне, большая часть взрослых, половозрелых мужчин-геймеров с жёнами и без предпочитают покупать и/или скачивать пиратские копии игр с торрентов. Это даже не нужно придумывать.

Ход с дисководом, а затем со сканером пальца для оплаты сразу же выдаёт, что автор не в теме и даже не пытается собрать из исходных данных цельный мир. Никто не поверит, что в мире, где средний по достатку человек может позволить себе систему виртуальной реальности, остались магазины с дисками. Хотя нет, такой расклад возможен, но только если герой убеждённый ретроград. Но это нужно задавать.

Всё, что происходит дальше, отдаёт вечерними сериалами с «России-1»: бутерброды с кофе, жена, желающая проучить мужа. Финт в самой игре выглядит как натуральная издёвка, и будь выписан тщательнее даже сошёл бы за стилизацию. Вот только герой, выбравшись из игры, должен выложить Марине, что её план — полная туфта. Потому что в чём заключается терапия? Иван выходит из игры, обманув систему (при том довольно топорно). Прежде, чем верить игре и продавать свою горячо любимую систему, он может: а) загуглить что это за игра и разработчики (и скорее всего выйдет на фирму, в которую обратилась Марина); б) отправиться к Дэну в магазин и вытрясти правду у него; в) задать Марине хотя бы пару вопросов, рассказать, что с ним случилось и взглянуть на её реакцию. Но вместо этого герой, почему-то, перевоспитывается.

Автор, вы поднимаете интересную тему об игровой зависимости, но даже не пытаетесь взглянуть на него. Почему люди предпочитают игры реальной жизни? Из-за глубокого несоответствия действительности своим ожиданиям. Ну, так может быть Иван великовозрастный инфантил, которого нужно подтолкнуть к принятию взрослых решений? Или он бежит от детской травмы и проблема куда глубже банального «плохие разработчики делают уникальные игры, чтобы воровать души игроков».

Отдельным абзацем не могу не упомянуть техническое исполнение. Я не знаю, что вы читаете, но если то, как пишете вы похоже на то, что вы читаете, настоятельно советую сменить литературу на класс выше. Подробное описание закуривания простым перечисление действий — это буквально сигнал, но текст нужно шлифовать наждачкой с крупным зерном (весь необходимый корпус движений укладывается в одно слово — «закурил»).

Не хватайтесь за лёгкие ответы на поверхности, старайтесь заглянуть глубже, разобрать в сути проблемы, которую поднимаете и о которой пишете (в том числе, область решений этой проблемы). Технику же письма оттачивать систематическим трудом и чтением хорошо написанной литературы. Не расстраивайтесь. Простите за лишнюю едкость. Спасибо за работу.
07:38
Насчёт «закурил» могу попытаться оправдать автора тем, что герой находится в игре и производит все эти действия осознанно, чтобы испытать симуляцию.
09:01
+1
Подумал что да, был бы неплохой приём показать продвинутость игры через воспроизведение всех деталей такого действия, как «закурил», но это же и описать нужно как-то… не знаю, с отношением, типа: «Вау, и пачка похрустывает? И колёсико прямо чиркает? И всё-всё-всё?!». Здесь такого не увидел.

Хотя отвечаю вам уже много позже прочитанного рассказа, так что может так это и обыграно.
15:56 (отредактировано)
Занятный рассказец. Мне вообще по фиг — чего там правдоподобно, а где — ляпы, которые профессионально расписал Филдпике выше. Когда не знаешь этой подноготной — интересней читать. Если разбирать по частям фильм «Иван Васильевич меняет профессию», — то там тоже много ляпов (кстати, это тоже фантастика), — чего только стоит вид машины времени… Я бы поставил «четыре с плюсом» по пятибалке и палец кверху вдогонку.
07:40
+1
Вот только «Иван Васильевич...» — сатира и вообще сон собаки лаборанта, экспериментирующий на тему «что будет, если посадить властолюбивого человека в непривычные для него условия».
12:51
+1
Рассказ понравился, поэтому решила высказать несколько замечаний.
Главный герой, как мне показалось, не убедителен в финальной сцене. Он достаточно умен чтобы разобраться в том, что происходит, и предупредить самого себя, но не проверяет жену, хотя бы прикинувшись мертвым.
Продажа компьютера тоже выглядит не серьезно. Ведь его можно использовать и по назначению.
И главное, зависимость от компьютерных игр, это лишь последствие сложных отношений в семье. Отберете игрушку, и муж начнет пить, или заниматься еще каким ни будь непотребством. В любой проблеме виноваты обе стороны, и если и вторая не изменится, все вернется на круги своя. Вот, к примеру, если б супруга в сцене примирения достала две путевки на горнолыжный курорт, напомнив, о том, как он когда-то любил лыжи. Тот бы ответил, что бросили из-за нее. В ответ – «Дай мне второй шанс». Стало бы ясно, что дело пошло на поправку.
08:34
Вот ты какой, ретро-футуризм по-русски! Пиратские игры на болванках без этикеток (видел такие примерно полраза, у нас они отличались от лицензии только большей доступностью и отсутствием StarForce) и победные экраны от игрушек на Денди вместе с NFC-чипами в пальцах и системами виртуальной реальности, симулирующими все чувства.

Твист с циклом, с одной стороны, неплох, но у меня он основательно рвёт канву сюжета. К сожалению, не могу объяснить, в чём проблема. Какая-то противоестественность видится в дальнейшем развитии событий. Я уж не говорю о том, что игромания не возникает сама по себе на ровном месте — про это уже только ленивый рассказ не пнул. Зато можно похвалить автора, что он не демонизирует при этом игры сами по себе:
Нет, наверное, не надо во всём винить игры. Но кто-то же виноват в случившемся? Наверное, он сам. Ведь никто его не заставлял насильно раз за разом входить в систему.


– Месть.
– Месть? За что?
– За то, что не сделал меня счастливой.


На этом месте потянуло такой фальшью, что я даже задумался о том, что в рассказе дыра размером с мотивацию персонажа. Оказалось, что дыра размером с мотивацию персонажа действительно есть, но не у самого повествования, а у вложенного сюжета. Как и на моменте, когда Иван с (виртуально) простреленным коленом спокойно поднимается и идёт (ладно, ковыляет, но это всё равно активней, чем реальный человек с реальной дырой в колене мог бы). Потом выясняется, что летальность игры сильно преувеличена, но выглядит это, как ляп автора, а не тонкий намёк на то, что всё не то, чем кажется — никто из героев не принимает это во внимание (включая, кстати, стрелявших).

– Пётр Иванович, что здесь происходит? – спросил он.
Иван не знал, что ответить.


Я б тоже не знал — он же к Петру Ивановичу какому-то обращался, хотя тот, вроде, только что Иваном Петровичем был.

Хотя сама идея «терапевтических» игр неплоха. Из похожего могу припомнить теорию по серии роликов-игр Kaizo Trap (к сожалению, после одного из обновлений YouTube стали непроходимы, но «основной» сюжет находится в первом ролике).
Загрузка...
Светлана Ледовская №1