Эрато Нуар

Моя реальность. Мирра.

Моя реальность. Мирра.
Работа №49. Дисквалификация за отсутствие голосования

- Привет Мирабелла! Слышал, ты в Питер собираешься, - раздался его веселый голос в трубке телефона, - В пятницу утром выдвигаюсь в те же края и толковый штурман мне бы пригодился! Составишь компанию?

У Мирры пропал дар речи. Артём. Этот голос она не слышала почти год и лишь изредка наблюдала в ленте фейсбука его скупые заметки. Сама же девушка с интересом изучала новые инструменты для продвижения своих занятий через интернет и регулярно выходила в эфир различных соцсетей, рассказывая о себе и своих практиках.

Вот и сейчас, во всех «stories» был опубликован видео анонс о предстоящей конференции в Санкт-Петербурге, где она принимала участие.

- Приглашаю присоединиться, - звонко щебетала девушка в льняном сарафане и размахивала ветками полыни. По краям картинки горели анимационные огоньки для привлечения большего внимания, а в верхнем углу мерцала надпись ПИТЕР 20.12.20 «Фитофарм».

С тех пор, как Мирра уволилась из офиса, они ещё ни разу не виделись. А ведь именно он вдохновил её оставить наскучившую работу и углубиться в действительно интересные для неё темы. Заняться тем, что на самом деле её вдохновляло и приносило радость.

- Мирра? Ау? Адрес пиши в воцап, заеду к пяти, ок?

- Как прикажите, мой господин, - театрально ответила Мирра, с трудом сдерживая бурю эмоций.

В ответ послышался раскатистый смех, затем мужчина закашлялся и так же сдержанно, на выдохе ответил:

- Добро. - И положил трубку.

Удостоверившись, что связь прервалась, Мирра осторожно засунула телефон под подушку и, раскинув руки, закричала:

- Тё-ма! Я тебя люблю!!! – но испугавшись собственного возгласа, вдруг сжалась и зашептала:

- Пожалуйста, только не сон, не сон... Пусть это будет реальность!

***

Где-то в куртке зазвонил мобильный. Прыгая на одной ноге и пытаясь натянуть непослушный ботинок, Мирра вытянула за наушники телефон из кармана:

- И сколько я тебя буду ждать? – раздался голос Артёма.

- Да вышла я, вышла, - на ходу заматывая шарф, крикнула Мирра в трубку и уронила телефон на пол. - Аааа! Спокойно! Дышим! Ф-ф-ф, - сквозь зубы выдохнула девушка. Закинув полы непослушного шарфа за спину, она схватила рюкзак и пнула дверь ногой.

Беленький кроссовер стоят у подъезда и дружественно подмигивал.

- Едем? – строго спросил улыбающийся во весь рот водитель и забрал сумки.

Из города выбрались быстро, немного потолкавшись на выезде из Москвы. Но через пару часов повалил снег с дождем, и пришлось сбавить скорость.

- Хоть снег увидим! Чай будешь? Вот только к чаю не взял ничего.

Мирра потянулась на заднее сиденье и, немного порывшись в рюкзаке, молча протянула Артёмы две коробочки шоколадных конфет.

- Отличный план, напарник! - и уже с полным ртом добавил, – Далеко не убирай! Это приворотное зелье?

-Нет, Тёмочка, - рассмеялась Мирра. - Но за идею благодарю! Мне бы к тебе на консультацию по идеям.

- Мы ведь оба понимаем, что ты лукавишь! Наверняка в этом шоколаде есть секретный ингредиент! – улыбался Артём.

К вечеру дорога совсем испортилась, машину то и дело вело и потряхивало. Артём, обычно веселый, был озадачен. Перед дальней дорогой он проверял машину в сервисе, и теперь её поведение казалось странным.

В какой-то момент Мирра увидела впереди резкий поворот и тёмную бездну. Но Артём не сбавляя скорости, сосредоточенно ехал прямо.

– Тормози! – резко вскрикнула Мирра.

Артём дал по тормозам. Машину закрутило на мокрой дороге и выбросило в кювет.

- Какого лешего, Мирра! - зло прошептал Артём. И обернувшись к ней, уже мягче добавил, – Ты в порядке? Что случилось?!

Мирру трясло. Она отчетливо видела поворот над обрывом... Но сейчас виденье растворилось… Впереди, до горизонта, вдоль заснеженных полей, лежала ровная дорога, без единого поворота.

- Юстас, Юстас, кажется у нас проблемы, – попытался пошутить Артём, сдвигая брови, - Машина заглохла. Ты как? Напугала меня, Мирабелла!

Редкие автомобили проезжали мимо, и никто не останавливался.

- Через пару километров есть автосервис и заправка, - уставившись в карту телефона, пробормотал Артём. - Прогуляемся?

Грея руки о стаканчик с чаем, Мирра тряслась от холода. А может быть оттого, что так ярко видела обрыв, в очередной раз провалившись в другую реальность. Оглянувшись по сторонам, она вдруг поняла, что прекрасно знает эту заправку. Ведь совсем рядом в деревне живёт её бабушка.

- Приехали, - пробубнила себе под нос Мирра и дунула на прядь волос, свалившихся на лоб.

- У меня две новости, - раздался за спиной уставший голос Артёма, - Машина будет жить, но завтра. Вторая новость – я не нашел ещё ночлег нам... А у тебя ловит интернет?

- Тут недалеко живёт моя бабуля, прикинь! Думаю, постелит нам.

- Вот дела! Вдвоем? - он игриво поднял бровь.

- У тебя ещё есть настроение шутить? - ухмыльнулась Мирра.

- Дурочка ты, Мирра! Далеко идти-то?

В доме пахло деревенской сыростью и свежеиспеченным хлебом. Бабушка Нюра причитала на кухне, держась за сердце, забыв, что оно - слева. Не переставая жаловаться, что так редко и проездом, она наломала ломтями круглый хлеб и поставила банку с молоком на стол. Нагрела таз воды для умывания и постелила свежее постельное бельё. В разных комнатах. Уходя к себе, бабушка с грохотом поставила в предбаннике ведро.

- Енто ночное, - подмигнула она Артёму и, подхватив любимую шаль - подарок внучки, прошуршала к себе, тихонько напевая что-то невнятное.

Как только дверь закрылась, гости прыснули от смеха. Таких самобытных персонажей ещё поискать.

- Веселая у тебя бабушка! А бани, я так понимаю, тут нет?

- Неа. Развалилась. Давно баб Нюру в город зову, не хочет. Привыкла тут. А баньку… Допустим не баньку, но кое-что сейчас наколдуем, - улыбнулась Мирра.

По всей кухне, над потолком, висели веники различных трав. Заварив сбор, девушка поставила таз на пол рядом с Артёмом.

- Снимай ботинки, - деловито приказала Мирра.

- Только ботинки? – опять вгонял в краску девушку Артём.

- Цыц! Хватит меня смущать! Посмотри лучше, не сильно горячая?

Погрузив свои ноги в таз с травами, он медленно произнес, закрывая глаза:

- Это приворотное… зелье?

- Ага, - рассмеялась Мирра. - А ты знаешь, что приворот очень опасен и может привести к смерти. Мне кажется, когда человек по-настоящему любит, он никогда не пойдет на подобный ритуал.

Закатав рукава свитера, она опустила руки в воду и медленно принялась втирать отвар в ступни его ног.

Артём пристально смотрел на аккуратные движения Мирры. В какой-то момент их глаза встретились. Мирра резко поднялась и отвернулась, чтоб скрыть смущение. Не глядя, она сунула ему в руки полотенце:

- Надо выспаться. Будильник поставила на 7 утра. Доброй ночи, Артём.

***

Сердце бешено колотились. Внутренний порыв разбудил её среди ночи и вновь настойчиво звал в дорогу. Осторожно опустив ноги на холодный пол, она нащупала носками тапочки у кровати и, завернувшись в байковое одеяло, зашаркала к темному проему двери. Похлопав по стене, нашла выключатель и сощурилась. Тусклый свет заполнил комнату избы. В печи уже давно погасли дрова. На столе, покрытом истертой клеенкой с подсолнухами, тикал советский будильник "Смена". Стрелка будильника стояла на 7 утра, а сейчас было ещё только 5.

Кромешная тьма за окном пугала, но отступать нельзя. Тихонько одевшись она отодвинула засов входной двери и вышла во двор. Стуча зубами и стараясь не провалиться в сугробы по краям тропинки, девушка побежала в сторону трассы, где горели огни заправки.

Ее беленький Touareg стоял, освещаемый неоновой вывеской с большим буква «Шиномонтаж». Первая буква перегорела и изредка подергиваясь, отбивала морзянку, словно расшифровывая замысловатые ледяные узоры на лобовом стекле машины.

-Мда.. Где же я свернула не там? – спросила себя Мирра, и вздрогнув, мотнула головой словно отбросив нехорошие мысли. – Греемся кофиечком и в путь.

- Конечно, так себе тут кофе, - пробурчала себе под нос Мирра.

Интернет ловил слабо, в какой-то момент навигатор совсем перестал загружать карту. Вдоль дороги стелился плотный туман, словно разлитое молоко.

Мирра чертыхнулась, увидев замигавшую лампочку топлива. Проехав ещё несколько метров, машина встала.

- Как так?!

***

В детстве Мирра часто приезжала в деревню к бабушке Нюре и только недавно, когда мама холодно сообщила, что они едут на похороны к деду, Мирра узнала, что мать не сирота и что брат бабушки Нюры, Глеб, – мамин отец и родной дедушка Мирры.

Дед Глеб жил в соседней деревне и изредка навещал сестру. Его Мирра смутно помнила из детства. Молчаливый угрюмый старик, однажды увидел, как маленькая Мирабелла играет с травами и корешками, деловито раскладывая их по кучкам... Тогда он стал приносить различные коренья и листочки из леса, а отдавая ей, спрашивал: «Чёйта?». После чего одобрительно мычал, когда она угадывала или цыкал, качая головой, когда ошибалась.

После похорон Глеба, бабушка Нюра рассказывала про своего брата:

«Марию, мать твоёную родила Лидка, значится бабка твоя, родна. Да искупив, видно, грех свой, и помёрла. Закручинил Глеб-то. Сам чуть не помёр. Ну, а я взяла Машку как свою жеж. А Проклял його отец наш, Василий. Сгоряча. За Лидки ентой. Колдун Василий был жеж. А Глеб, вишь, заупрямилси. Грит, мирскую жизнь хочу вести, а не травки сушить. Таки дела. Да. А Машка-то, как узнала, всё так и нос не кажет. Не простила.»

Дедушка Глеб умер год назад под Рождество. На девятый день поминания деда, выходя из храма, Мирра провалилась в свой первый сон. Глеб, Лидка, Василий – все висели в паутине и звали её распутать, освободить.

Иногда удавалось неделю прожить в обычном режиме. Это требовало больших усилий. Мирра сопротивлялась потоку, выбрасывающему её в другую реальность. Подслушав как-то разговор матери о том, что её нужно показать психиатру, Мирра перестала делиться с ней и с кем бы то ещё своими снами.

Получив диплом фитотерапевта, она уволилась с официальной работы. К тому времени у неё уже были ученики и много планов в развитии этого направления. Вот только участившиеся приступы видений настораживали.

Реальность раздваивалась, сны переходили из одного в другой, загружая в подсознание различную информацию, образы прошлого и будущего. Ещё осенью ей казалось, что хотя бы дневные видения прекратились. Но сейчас поток открылся на полную мощность. Мирра уже не всегда понимала, в какой реальности она находится.

***

- Как так?! – повторила сама себе Мирра.

Машина встала. Левее виднелся поворот на проселочную дорогу. Воздух звенел, невидимая сила подталкивала идти в эту сторону. Мысли судорожно бегали, пытаясь найти логику.

- Как там? Дары предкам. Растяпа, хоть бы приготовила что! - говорила сама с собой чужим голосом девушка. Схватив из бардачка коробки с конфетами, Мирра зашагала по тропинке, раздвигая руками облака тумана. Через несколько минут перед ней открылся островок тесно стоящих сосен, вокруг которых тут и там, в густой пелене лежали огромные валуны.

Высыпав из коробочек конфеты на плоский камень, она огляделась. Ничего не произошло.

- Зачем я здесь?!– закричала Мирра. Где-то с ветки шумно взлетели птицы, встревоженные криком, и вновь всё затихло. Разозлившись, Мирра пнула валун, но не удержалась и грохнулась на камень, расцарапав ладонь. Пару капель крови упали на камень. Воздух вздрогнул.

- Ах, вот какие дары ты ждешь, - усмехнулась Мирра.

Реальность Мирры стала раздваиваться, и в дребезжащем пространстве стали всплывать образы её предков. Со всех сторон слышались голоса:

- Принимаешь Дар? Выбирай! Успей! Кто ты есть? Выбирай! Себя! Выбирай! Кто ты?

***

Мирру разбудила по всему телу растекающаяся благодать прогревающего до самого сердца солнца. Было слышно, как теплый ветер раскачивал тканый полог над головой, позволяя лучам заглядывать к спящей царевне. Её мягкие локоны светились в лучах рассвета ярким золотом, ниспадая с обнаженного тела на вышитые разноцветным орнаментом подушки. Где-то совсем рядом мягко шумели волны, то торопясь одолеть берег, то тихо лаская пески, отступая обратно. Наполненное удовольствием и томной негой тело не желало просыпаться.

Чудесная ночь, чудесное утро... Мурашки от нахлынувших воспоминаний о бурной ночи. Запах его разгоряченной кожи. Улыбаясь своей смелости, девушка по-кошачьи потянулась. Не открывая глаз, приподнялась на мягком ложе и откинула теплое одеяло.

Мгновенно звуки прибоя и жар солнца сменились завыванием студеного ветра, ледяной воздух наполнил легкие, щекоча горло. Мирра распахнула глаза и увидела за окном предрассветное небо. На прикроватном столике зазвенел старый будильник "Смена". Семь. Мирра натянула свитер на колени и свернулась калачиком.

В комнату постучались. Не дожидаясь ответа, гремя стаканам, к Мирре вошел Артём.

- Я тут ограбил хозяйку на чай с плюшками. Удалось выспаться?

«С тобой выспишься» - подумала девушка, смущенно улыбаясь, но как обычно промолчала.

- Звонили из сервиса, на ходу, как и обещали. Если выехать сейчас, то к вечеру будем на месте, успеешь подготовиться... Ну!? Что сидишь? Подъём!

Под ногами хрустел снег. В Москве нынче снег редкий гость. За городом же он лежал ровным ковром, обнимая поля и крыши деревенских домов. Мгла ночи не торопилась расступаться, и оттого снег казался синим. Мирра, кутаясь в легкую куртку, послушно шла по пятам за Артёмом к трассе, где в сервисе ждала их машина.

Сумерки зимнего утра постепенно рассеивались, уступая небывалым краскам рассвета, завораживающего многообразием оттенков, свойственных скорее экзотическим странам, чем зимним пейзажам средней полосы. Темно сиреневая гладь небосвода ярким градиентом переходила в нежно малиновый, затем коралловый цвет, наполняясь у самого горизонта ярко оранжевым мерцанием.

С каждой минутой картина преображалась, украшая деревья, поле, дома алым светом восходящего солнца.

- Наверное, я опять во сне, - прошептала Мирра, восторженно разглядывая фантастический рассвет.

- Спишь? Кофе захватим? – обернулся Артём, улыбаясь своей чарующей улыбкой.

- Ага...

Мирра ещё не могла понять, какая реальность - явь. Разглядывая восход, она глубоко дышала, повторяя про себя заговор. В холодном воздухе дыхание превращалось в пар, который складывался в узоры, напоминающие древние письмена.

Закончив, Мирра облегченно улыбнулась. Эта защитная молитва, однажды приснившаяся, всегда вызывала спокойствие и состояние защищенности. С тех пор, как стали сниться другие реальности, состояние тревоги не покидало. И лишь этот заговор на какое-то время ограждал от невидимой опасности.

Машина шла мягко, ничто не выдавало вчерашних капризов. На сервисе развели руками, но сняли приличную сумму за хлопоты. Светило вынырнуло над горизонтом, разбрасывая золотые лучи по округе. Снег заискрился и постепенно начал белеть. Мир возвращался в привычную реальность.

- Кофе, конечно, у них так себе, - улыбался Артём, - вот доедем до города, я угощу тебя настоящим…

- Вообще, это не кофе, по мне так. С другой стороны, в этих стаканчиках с заправки тоже есть свой шарм. Как атрибут дороги. Люблю дорогу.

За окном мелькал зимний пейзаж, а в машине было тепло и уютно. Особенно рядом с этим человеком. Мирра улыбалась сама себе. Последний теплый солнечный сон будоражил сознание.

«Как так, мечтая оказаться рядом с ним, я не могу и двух слов связать. А тут ещё выбрасывает опять куда-то. Где бы взять зелье смелости и быть такой, как в той реальности, на теплых песках. Быть собой. Ещё и эти виденья. Дед! Ну что ты хочешь от меня! Путы. Выбор. Может, я тоже хочу выбрать мирскую жизнь? И почему нельзя было совместить знахарство и любовь? В чем загадка? Выбирай… Ага…»

- Достанешь «приворотных вкусняшек»? – прервал её размышления Артём.

Мирра открыла бардачок, в который ещё вчера сложила конфеты, и похолодела... Внутри лежала пустая коробка из-под конфет. Тех самых, что она вчера взяла с собой в дорогу. Тех самых, что она вчера во сне оставила в дары предкам. Конфет не было.

- Вот хамы, видно на сервисе пожрали, говорю же – волшебные у тебя конфеты! – смеялся Артём, - Сделаешь мне ещё?

***

Конференция закончилась. Завтракая в уютном кафе недалеко от Невского, Мирра разбирала аудиозаписи лекций, периодически делая заметки в блокноте. Мысли путались, и никак не получалось сосредоточиться на работе. За окном медленно падал снег, растворяясь в лужах серой мостовой.

Заглянув в Русский музей, полюбоваться пейзажами Куинджи, она долго стояла перед картинами любимого художника. Головоломка не складывалась, и погружение в другие реальности, казавшиеся раньше сном, стали путать ещё больше, тревожа своей реалистичностью.

«Сделай выбор. А разве не делаю? Я каждый день делаю выбор. Даже не делая выбор, я делаю выбор: не делать выбор! С детства увлекаясь свойствами растений, я только сейчас в полной мере ощутила, как малодоступен другим людям этот инструмент исцеления тела и души. Как многим я могу поделиться. И разве я ещё блуждаю? Разве этот выбор не сделан? О каком выборе идет речь? О чем предупреждали меня предки?»

Коллега с конференции настойчиво предлагала возвращаться с ней в Москву, и Мирра поддалась на уговоры. Конечно, хотелось дождаться Артёма, но телефон молчал, а навязываться не решалась.

«Спать уложим детвору

Отдохнут они к утру

Все подушки сном полны

Чтобы слаще были сны

Спите дети, спите звери,

Сон отрадный, благодать!

И пока не встанет солнце

До рассвета можно спать...»

Эту песенку пела Мирре мама и теперь, мчась в Москву, Мирабелла пела её дочери своей коллеги. Девчушка восхищенно наглаживала локоны Мирры и зевала.

***

«Сегодня я умерла. Машина не вписалась в поворот и вылетела с дороги, на всей скорости взмыв высоко в небо. Где-то под нами мелькнули верхушки зимнего леса и овраг. Это конец.

Я обняла сидящую рядом девчонку, с которой мы дремали на заднем сиденье.

- Увидимся в следующей жизни, - услышала я свой спокойный голос и зажмурилась в ожидании боли столкновения с землей. «Господи, спаси душу» - промелькнуло в голове... С момента, как я закрыла глаза, вокруг уже полыхал огонь, дальше не помню...

А дальше... Ничего.

Когда я проснулась, было уже светло. Видимо, не один будильник не сработал. Выругавшись на свою успеваемость в работе, я заставила себя встать и подошла к компьютеру, мысленно перечисляя длинный список дел. Ф-ф-ф. Суета.

Клацнув запуск компьютера, я наклонилась к упавшим со стула джинсам.

Рука прошла насквозь. Что? Не поверив, глазам я попробовала поднять их ещё раз.

Гробовая тишина оглушила. Обрыв. Поворот. Огонь.

Меня НЕТ. И все-таки. Меня больше НЕТ.

В какой момент мои сны стали реальностью, и почему именно эти?

Со стула спрыгнул кот и потянулся к рукам, приветственно муркнув.

- Ах ты, котище, видишь меня? - рука скользнула по мягкой шерсти. Любопытно, а кота я могу погладить? – Прости, малыш. Похоже, закончились мои реальности.

Не успела! Сжечь старые дневники с глупыми мыслями? Ерунда! Маникюр вот, успела. В морге будет отлично смотреться... И что? Ты уверена, что после взрыва машины он сохранился? Да и вообще, разве это важно?

Да плевать!

Я не успела! Не успела насладиться… БЫТЬ СОБОЙ!

Господи, как я люблю Жизнь!

***

До нового года оставалось три дня. В голове звучал «Вальс цветов», придавая легкость движению. Перезвону мелодии вторили колокольчики открывающихся дверей маленьких магазинов с подарками. В воздухе царила новогодняя атмосфера, и навстречу широкой улыбке девушки все прохожие непременно сияли в ответ. Устоять от восхищения магической силой Миррабеллы было невозможно. Ведь её сердце наполняла любовь, простая, чистая, искренняя любовь - самое сильное волшебство на свете.

- Алё, Тём! Привет! Ага... Кофе? Да на заправке возьмем!

-3
20:02
583
13:43
+2
Эфир радиопередачи «Без чувства меры».
С вами неизменный Король Несмешных Шуток — Солокью-Первый.
Сегодня на повестке дня — Мирра и ее реальности.
Поехали.

Первое, что бросается в глаза — отсутствие запятых. У них с Миррой что, война? Или с автором?
Несмотря на простой слог, сама история воспринимается живенько. Эдакая типичная девулька-круглые-глазенки, очаровательно простодушная. И ее обоже, о котором я пока ничего не скажу. Кроме…
Белый кроссовер, дамы и господа!
Таких самобытных персонажей ещё поискать.

Черт, все было так прекрасно до этой фразы. Бабка-то реально колоритная. Нельзя напрямую об этом…
опять вгонял в краску девушку Артём

Очень громоздко, мадам.
Закатав рукава свитера, она опустила руки в воду и медленно принялась втирать отвар в ступни его ног.

Вот это любовь, мать его.
Кромешная тьма за окном пугала, но отступать нельзя. Тихонько одевшись она отодвинула засов входной двери и вышла во двор.

Тьма отодвинула и вышла?
Стрелка будильника стояла на 7 утра, а сейчас было ещё только 5. Числительные — словами.
В детстве Мирра часто приезжала в деревню к бабушке Нюре и только недавно, когда мама холодно сообщила, что они едут на похороны к деду, Мирра узнала, что мать не сирота и что брат бабушки Нюры, Глеб и есть её отец, родной дедушка Мирры.



Ну да ладно. Что я прочитал?
Девушка перед выбором — быть знахаркой или любить. Ну что ж. Это я понял. А вот чем все закончилось, не понял.
Умерла она или нет?
Что она выбрала?
У нее дочь — значит, любовь. Но она продолжает, уже будучи матерью, сомневаться. И только перед смертью понимает, что ей хочется жить, как обычному человеку.
И ей дают шанс.
Так?

В целом — вполне читабельно. Не шедевр, конечно, но хотя бы свежая струя идеи. Немного похоже на без-з-зумие, но это же мистика, тут всегда все на тонкой грани.
Спасибо, наш радиоэфир подошел к концу. Хорошего дня.
Сударь, вы безсовестно лжёте! Не белый кроссовер, а беленький! Огромная разница!
06:35 (отредактировано)
+2
«Stories», «воцап», соцсети…
«Как прикажИте»…
«Беленький кроссовер» — так и просится: «и зелёненький зайчик».
" — Отличный план, напарник! — и уже с полным ртом добавил, – Далеко не убирай! Это приворотное зелье?" — Что-то такое я в этом конкурсе уже читала… А, нет, там был Сёма, а тут Тёма. И героиня Сёме вовсе не радовалась. Это две серии одного фильма? Ошибки намеренно оставила как есть, осточертело безплатно работать.
Бабушка Нюра забыла, где у неё сердце? Почему-то мне кажется, что для данной бабушки это оскорбление. А для автора — жирный минус.
«Наломала ломтями» — и то не настолько жирный.
Воду для умывания прямо в тазу и грела? О, в доме ещё и предбанник есть… Правда, без бани…
Нет, я понимаю, что автор деревню в глаза не видал, но дальше читать совсем расхотелось…
08:23
+2
А беЗсовестно и беЗплатно — это какие-то религиозно-орфографические убеждения?
Это старославянское написание.
Просто остальной текст у вас не на старославянском.
Любители океев, вау, вотафаков, дауншифтов и проч. тоже пишут не на английском. Но их почему-то принимают как должное.
Возможно, потому что эти слова изначально выглядят, как заимствованные, а не как русские слова, написанные с ошибкой. Этак и я могу написать «вакзал», а потом сказать, что это я по-белорусски выразилась.
Загрузка...
Империум