Светлана Ледовская №1

Легенда о дэнстуа

Легенда о дэнстуа
Работа №60

Дэнсту́а должен…

Быть скромным и умеренным в желаниях…

Стремиться к знаниям и почитать старших…

Дэнсту́а должен…

Чтить Бесконечность и вращать колесо Вечности…

Весы…

Дэнсту́а[1]…

– Эти законы, понимаешь… Народ дэнсту́а их давно забыл уже. Только такие, как мой дед, могли ещё помнить что-то. Вот его-то волей мне имя и дали… Это всё равно как если б тебя Человечищем отец с матерью нарекли при рождении. Не совсем так, конечно, в наших звуках смыслов побольше было в то время, но близко.

Дэнстоур сел на край источника у входа в исполинскую пещеру, которая много веков служила ему домом, опустил огромные ноги в ледяную воду. Умиротворённо прикрыл глаза и глубоко вздохнул.

Его юный собеседник и сам не понял, как ему удалось разговорить Хранителя. Но у него была цель. Ему нужно, чтобы великан помог выжить дорогим людям в его мире. Мальчишка не ожидал, что его просьба оживит в дэнстуа память о далёких временах.

Старый Рагвор вбивал в меня древние истины с того момента, как я осознал себя. С тех пор бубнёж деда в ушах и стоит. Уж не знаю, благодаря ему Весы в каждом сне мне являлись – или до рождения решено было: этот дэнсту́а – избранный.

Так и рос. Ещё ребенком понял, что мир вокруг – только видимость. Глянь на пузыри, что от бьющей из скалы струи по поверхности воды бегут. Это и есть миры. Не смотри, что лопаются вмиг. Там мириады существ бессчётное множество жизней проживают, пока мы пару вдохов сделать успеваем. Наш-то мир посложнее устроен. Однако поверь, есть сущности, для которых мы ничем не отличаемся от живущих в этих пузырьках. Но над всем стоят Весы…

Впрочем, об этом рано.

Детство у меня непростое было. Ты поймёшь. Ведь тоже с другими мальчишками нечасто поиграть-побегать удаётся, так? Дед целью задался из меня идеального дэнсту́а сделать. Должен сказать, у него получилось. Почти. Когда же настала пора дорогу выбирать, мне пришлось это самому делать. Рагвор к тому времени решил в Вечность уйти. А прочие в моей семье были обычными дэнами, для которых еда на столе да лад в доме на первом месте стояли.

Вот ты бы в какую сторону пошёл сейчас, если б время выбора пути уже на носу было? Да ясно, можешь не отвечать. По уму б – дело наставника принял. Караваны повёл бы за край земли. Но тянет небось на службу военную, так ведь? Видал рыцарей в Сильне? И достаток есть, и слава. И любая пойдёт за ним. А доспех какой! Мечи…

А у нас не было службы воинской. Вообще. Единым народ дэнсту́а в мир Аирьяны пришёл. Ни держав, ни границ. Даже разбойников. Не рождались такие просто.

Собеседник, сидящий рядом на отполированной годами лавке, перестал беззаботно болтать ногами в воздухе и во все глаза уставился на дэнстуа. Хотел о чём-то спросить, но догадался, что Дэнстоур, проведя так много времени в одиночестве, привык беседовать сам с собой и умеет предугадывать вопросы. Да и страшновато было, прямо скажем. Вдруг прогонит? А ему так нужна помощь...

Что, не верится? Мне тоже теперь. Только так было. Весы тому свидетель…

Знать бы тогда... Я видел дисбаланс, слышал музыку Бесконечности, и фальшивые ноты резали слух. Это теперь я могу кичиться мудростью. Встретив и проводив за грань цивилизацию длинноухих эстетов. Быстро и ярко промаршировавших за ними хирдом мастеровитых коротышек. Ваш, людской, путь тоже конечен. Вы все отличаетесь от дэнстуа, но законы Вечности и для вас – законы.

Знать бы тогда… Понимал я одно. Дорог много, но сами они под ноги не лягут. Выбор…

И я сделал шаг. Любой путь с одного шага начинается.

Мой народ не любил тесноты. Весь мир нам принадлежал. Так зачем тесниться, на голову лезть друг другу? Знаний хватало, земля кормила. Так и жили родами небольшими. Но была и столица, конечно, как это у вас называется. Не так далеко, кстати, от Сильны вашей. Там, где горы с лесом и степью встречаются, а с восхода – море… Как четырёх миров перекрёсток.

Не так уж редко у нас рождались дэнстуа со свербежом под копчиком. Мало кто из таких мог на месте усидеть. Рано или поздно дорога, на которую они вступали, приводила в столицу. Там-то неспокойные души со своей судьбой и встречались. Кто-то творить любил, иные в науках себя находили. Были и такие, что по двум этим путям шли. Ваши маги – дети рядом с ними…

Торговцы были, как без них? Караваны с новостями да товарами бродили бесконечными дорогами Аирьяны. Единственное материальное, что объединяло дэнстуа в один народ. А с ними и искусники, конечно. Вот уж кому вообще на месте не сиделось. Актёры, художники да поэты с музыкантами.

Но о них отдельный разговор. Я-то путь познания выбрал, и столица моим домом стала.

Там, где разумных больше ста собирается, а тем более если о многих тысячах речь идёт, власть нужна. Это и ежу понятно. Столица – не род. Да и в родах-то по укладу жили. А здесь… Как жить, чтоб своим путём идти, другим на пятки не наступая? Если пути в одной точке сошлись да в узел невиданный переплелись, правила нужны. И те, кто правила работать заставит. Мало кому хотелось на эту дорогу, ведь она не своя получается. Чужая, раз ты другим хвосты заносить должен. Но были и такие дэнстуа…

Нет, не короли ваши, конечно. Ни о каком дворянстве там, о крови голубой не шло речи. Но когда говорил Мьодхавен, остальные молчали. Само собой так получалось. Сначала молчали, потом шли и делали, что сказано.

Моё впечатление о нём смазалось, правда. Придя в столицу, я сразу в Ось направился. Не хотел с первым шагом затягивать. А там Танра встретила. Первая. Тут меня и обступил туман. Всё вокруг поплыло, теряя очертания. Только прекрасная дэнстуни, будто солнцем подсвеченная, реальной осталась посреди мути окружающей… Неудивительно, конечно. Я ведь только-только в тот возраст вступил, когда… Так. Об этом тоже рано.

Собеседник обиженно засопел, глянув исподлобья, но не решился перебить рассказчика. А тот постарался скрыть усмешку в окладистой бороде и сделал вид, что ничего не заметил.

В общем, не в себе был, о чём спрашивала, не помню точно. Но про Весы выложил, видимо. А она, как услышала о них, сразу повела куда-то. Я и пошёл не думая, как скотина домашняя. Другие дэнстуа – а их там немало было – пялились на нас странно, но меня это мало волновало.

Только когда к Мьодхавену зашли, я вновь поверхность Аирьяны под ногами ощутил. И то неуверенно. В себя начал приходить, лишь когда удалилась Танра, шепнув что-то на ухо пожилому дэнстуа с тяжёлым взглядом. И получилось, что из вулканического кратера я в ледяное море попал.

Мьодхавен какое-то время молча смотрел на меня. Этого хватило, чтоб я осознал, что выглядел и вёл себя подобно овце безмозглой. Обидно до слёз стало. Ведь считал себя, чего скрывать-то, избранным. Воспарившим над серой массой дэнов не думающих. Весами благословлённым. И шаг мой первый на пути познания таким будет, что пыль Вечности взлетит облаком да границы миров вздрогнут… А получилось – стою на привязи, в глаза пастуха глядя, и «мэ» сказать боюсь. Не говоря о чём-то более осмысленном…

Позже понятно стало, что пастухом и был мудрый Мьодхавен для тысяч дэнстуа, в Герате живущих. Герат? Столица Аирьяны так звалась, прости, забыл сказать сразу. А Ось – столица Герата. Да шучу, конечно. Типа дворца королевского вашего. Мы ж как думали: Герат – центр мира. Вокруг него вся Аирьяна вращается. Но и в столице свой центр есть. Место, где принимались решения, что всех дэнстуа касались, Осью и назвали предки, недолго думая.

В Оси библиотека была. Средоточие всей мудрости нашего народа. С неё мой путь и начался. Мьодхавен знал, что с Весами не всё ладно, а в даре молодого дэнстуа увидел шанс разобраться.

Многое постиг я, служа познанию. То, что раньше интуитивно воспринимал, здесь узнал наверняка. Про множество и многообразие миров. Про сущности, что где-то богами считаются, где-то – демонами. Про рождение Аирьяны и роль её в мироздании. Мир-то наш в самом центре Весов расположен. Не дай Бесконечность качнутся в ту сторону или иную...

И знаешь… То время, как самое счастливое, вспоминаю. В книги я тогда с головой зарылся, пытаясь найти решение, как равновесие удержать. Чувствовал, что в нужном месте нахожусь. И правильный выбор сделал, да, путь это мой, и цель такая, какой гордиться можно. Но…

Танра… Помнишь дэнстуни, что первая меня в Оси встретила? Как ни пытался из головы выбросить да на главном сосредоточиться – не получалось ничего. Она была дочерью Мьодхавена, а суть пути её заключалась в том, чтобы помогать молодым дэнстуа свои первые шаги делать. На ваших наставников похоже.

Волей-неволей я вынужден был встречаться с ней каждый день. Она со мной знаниями делилась, Рагвор-то всему научить не мог. Пробелов хватало. Непросто эти встречи давались. Слова слышал, а смысл ускользал угрём изворотливым. Голова пустая становилась, голос звучал в ней музыкой чудесной, ничего после себя не оставляя, кроме щемящего чувства, что нечто важное теряю прямо сейчас и неизвестно, найти смогу ли. В общем, влюбился так, даже про Весы забывал, и про важность миссии своей, лишь только стоило увидеть её.

Мьодхавен хмурился, видя это, но молчал до поры, а ей… Ей вообще молодой дэнстуа до звезды Весенней был. Отбывала урок да уходила. К другим, свой путь познающим.

Юный собеседник прерывисто выдохнул, сочувственно посмотрел на Дэнстоура, протянул руку, словно хотел дотронуться, но, перехватив взгляд великана, передумал и продолжил судорожно теребить кончик верёвки, которая служила поясом.

Потом была Первая смерть. Нет, дэнстуа и раньше, бывало, не весь путь до конца проходили. Судьба, она такая. Непредсказуемая. Моряк мог утонуть в шторм. Охотник – со зверем не совладать. Купец – под лавину снежную караван подвести. Но тот погибший лежал с дырой в груди в кровавой луже недалеко от Оси. Там, где никакой зверь не мог его на свой рог насадить. Другая причина, что к такой смерти привести могла, никому из нас в голову не приходила на тот момент.

Суета неимоверная поднялась. Мьодхавен тучей мрачной метался по Герату. Сейчас-то я понимаю, что растерян он так же был, как и все остальные. И команды, что раздавал мудрый, мудростью не особо отличались. Но выполняли их все, страшной новостью оглушённые, быстро и без возражений.

А самой большой неожиданностью для меня было знаешь что? Когда я ночью спать лёг, бестолковой беготнёй утомлённый, мне, как всегда, Весы приснились. И дрожь их, не дающая мне покоя, заметно меньше стала. Словно равновесие восстановилось. А музыка Бесконечности звучала намного стройнее, чем вчера.

На следующий вечер собрал Мьодхавен тех дэнстуа, что решения принимали. И меня позвал, чем удивил изрядно.

Когда я пришёл, говорил Керани. Главный охотник в Герате. Про поиски единорога рассказывал. Редкий и сильный зверь. В степях водился. Вымер давно, но ваши легенды помнят его, хоть и искажённо.

Так вот, слов Керани много произнёс, да пользы в них мало было. Ни следов не нашли, ни помёта. Да сам зверь не маленький – как незамеченным к самой Оси подойти мог? Несколько свидетельств невнятных ни о чём были. Кто тень видел меж домов, кто слышал поступь тяжёлую, но ни один из видоков наверняка не смог свои слова не то что подтвердить, а и сформулировать толком. Лишь характер раны на единорога указывал. Но не мог же он прилететь…

Потом другие дэнстуа высказались, да тоже смысла в их словах даже я не слышал, чего уж о Мьодхавене говорить. Был он хмур и, похоже, никого и не слушал-то особо. Где-то глубоко внутри себя находился мыслями.

– Что скажешь? – вдруг тяжело взглянул на меня, когда замолчали все и тишина затянулась.

– Я? – от неожиданности в горле пересохло, аж закашлялся.

– Как Весы себя ведут? – уточнил Мьодхавен. Я-то подумал, он моим мнением про смерть странную интересуется. А его вон что беспокоит. Когда о знакомых вещах речь зашла, быстро смог в себя прийти. Ну, рассказал про то, что видел во сне. Большинство присутствующих непонимающе на меня смотрели, но Мьодхавену мои слова, видимо, дали ответы на какие-то вопросы.

Помолчал он пару вздохов, новое знание в голове обкатывая, и выдал вдруг:

– Надо дэнстуа искать.

Что тут началось! До меня-то не сразу смысл сказанного дошёл, а остальные заговорили вдруг одновременно, о чём и не поймёшь. Да на повышенных всё. Мьодхавен послушал недолго, а потом ладонью по столу как припечатал. Аж звоном в ушах грохот отозвался.

– Свободны все. Завтра утром жду. Хочу с думающими дэнстуа говорить, а не со стаей чаек безмозглых.

Все замолчали да расходиться стали. А я поймал на себе два заинтересованных взгляда. И если Танра с очевидной иронией смотрела, в глазах Керани нечто другое мне показалось. Но что именно, я так и не понял.

***

Первая Смерть – это не констатация. Это имя. Это порог, за которым у дэнстуа как цивилизации жизнь изменилась бесповоротно. Без всяких шансов на возможность откатиться, вернуться к прежнему спокойному укладу.

На следующее утро ещё два трупа нашли. Пара. Дэнстуа и дэнстуни. Муж и жена. Он поэт, она бард. У себя дома, на ложе супружеском. Раны, похожие на ту, первую. Но в доме уж точно единорог никак появиться не мог. Самым упёртым стало ясно – убивает дэнстуа.

Керани предложил тогда группу крепких жителей Герата собрать. Кто сам захочет. Организовать особые патрули, которые будут определёнными маршрутами по Герату ходить. Если даже поймать не смогут убийцу, так хоть испугают. И не будет новых смертей.

Как бы не так. Через три ночи пришла весть, что убит фермер. Он не в самом Герате жил, но рядом совсем. Поле его сразу за окраиной начиналось.

Весы же себя на удивление спокойно вели. Тут целый мир с ума сошёл и в бездну катится… Ну, так мне казалось тогда, а им хоть бы что. Замерли в спокойном равновесии, как заснули…

***

Как-то пришла ко мне Танра. Нечасто в эти беспокойные дни она появлялась. Как всегда, в груди заныло сладко, и я пропустил мимо ушей всё почти ею сказанное. Хотя знаешь… Потом, вспоминая тот момент, и пришёл к выводу, что ничего она и не сказала-то связанного. Ни о чём слова её были, и думала она об ином совсем… Но тогда я не слишком чётко реальность воспринимал. Вырвались наружу чувства, как плотину прорвало…

Схватил за руку дэнстуни-наставницу, прижал к груди своей и в чувствах признался. Тебе-то не понять пока, но что было, то было. А как излил всё, в душе накопившееся, полегчало сразу. Прояснилось в голове немного. Стал мир окружающий проступать, словно туман рассеивался, обнажая детали, скрытые раньше.

Танра на меня странно посмотрела. Много всего в том взгляде намешано было. А мне стало ясно вдруг, что могу уловить чувства девушки в этот раз. Только ничего для меня утешительного там не было. Равнодушие с толикой жалости. Решимость и устремлённость, со мной никак не связанные. Немного растерянности, как при виде препятствия неожиданного.

– Нет, Дэнстоур, не сможем мы пути связать, – аккуратно вынула свою ладошку из моих. Помолчала и добавила. – Пока...

У меня внутри словно волна жара прокатилась. Надежда воспрянула сразу, но стоило рот открыть, как распахнулась дверь в библиотеку и зашёл Керани, пару книг под мышкой неся. Остановился резко, будто на стену налетел в темноте, глянул на нас пристально – ничего хорошего не увидел я в его взгляде. Как если б у него что-то личное, одному ему принадлежащее, отбирали. Потом вздохнул глубоко и поздоровался неожиданно приветливо. Мне-то казалось – взорвётся сейчас, как вулкан проснувшийся.

Танра, прощаясь, кивнула мне резко, мимо охотника пронеслась, низко голову опустив и в пол глядя, да в дверь открытую выскочила.

– Возьми, познающий, поставь на место, – протянул мне Керани два толстых тома. – Брал ещё до того, как ты пришёл.

Я с удивлением принял «Тёмные миры» и «Грани Бесконечности», вспоминая, где же им место. Пока думал, главный охотник Герата меня снова удивил.

– Расскажи про Весы, Дэнстоур.

Понимаешь, те дэнстуа, которые в столице жили, от дэнов Аирьяны отличались, конечно. Любопытством и любознательностью не в последнюю очередь. Но идущие по пути охотников или торговцев обычно тем, что их напрямую не касается, редко интересовались. Ну разве песнями бардов, искусством художников… А тут – тёмные миры, Весы… Таить знания не принято у нас было, и я начал рассказывать. Однако Керани перебил сразу.

– Нет! Истории не надо. И как Вселенная устроена, я знаю, в общем. Расскажи мне, как они себя ведут сейчас. Как десять циклов назад вели. Так же? Или есть разница? Что на них влиять может? И знаешь… Мне твоё мнение интересно, в книгах написанное известно уже.

Наша беседа затянулась. Керани очень много знал о мироустройстве. Даже я кое-что новое подчерпнул для себя, удивляясь, как раньше не задумывался о таких вещах. К примеру, он очень интересовался ролью Аирьяны в Бесконечности. Наш мир-то посередине, между чаш Весов расположен, в ту или иную сторону качнётся, сразу и незаметно будет. Но если вдруг сместится ощутимо, то всё. Катиться будет по коромыслу, пока в одну из чаш не упадёт. Что тогда будет, никому не известно. Но наши мудрые предки считали: тут и обретёт Бесконечность свой конец.

***

Дэнстоур поднял ноги над водой, покачал ими в воздухе, стряхивая капли воды. Встал удивительно легко, не скажешь, что великан, который, как упряжка волов, весит. К одному-другому плечу голову наклонил, шею разминая, да уселся на основательную лавку возле входа в пещеру. Замёрз небось.

Собеседник Хранителя, поёжившись, на источник глянул. Стужей из него изрядно тянуло, видимо, от самых снежных шапок вода дорожку сквозь скалы себе пробила. Но рассказ старика так его захватил, что до этого момента и не чувствовалось холода. Он помнил о том, что должен спасти жизнь друзей. Только как убедить столь древнего и много повидавшего дэнстуа помочь? Наверняка ему нет дела до людей...

– Мир уже изменился. Никто из нас этого не понял. Я ж видел Весы, мне б выводы сделать. Да куда там, – продолжил великан, забивая гигантскую трубку ароматной травой. – Если б не Тарна, может быть…

Густые клубы дыма, как облако над горным пиком, сгустились над головой Дэнстоура.

Её «пока» мне покоя не давало. Подумав, я к Керани попросился в группу, что убийцу-дэнстуа искать должна. Принёс ему новые книги, которые он просил – охотника очень интересовали миры тёмной стороны – и сказал, что готов Герат патрулировать. Посмотрел на меня оценивающе, явно сомневался. Но потом принял какое-то решение, кивнул утвердительно и велел быть к вечеру на площади перед Осью.

День незаметно пролетел. Путь познания петлю дать решил, видимо, обидевшись, что я шаг в сторону сделал. Пытаясь книгу открыть, видел себя же: как ловлю убийцу в тот момент, когда он уже занёс над очередной жертвой рог, оторванный у несчастного животного... Смейся-смейся, кто из нас тогда об оружии знал? Вот в голову ничего другого и не приходило.

Как – не представлял, но именно я ловил злодея в мечтах своих. И чтоб Танра свидетелем тому была. А то и жертвой, которую я спасу в последний момент… Эх, молодость…

Вечером вышел из библиотеки, гордясь своим решением. Грудь выпятил и без страха двинулся самой дальней дорогой, чтоб максимум помещений в Оси миновать. Но Танру так и не встретил по пути… Зато увидел её на улице уже. Девушка стояла чуть в стороне, наблюдая, как Керани патрульных собирает и задачи им ставит. Только не рад я ей был уже. Основная масса охотников за убийцей была из тех, кто тем же путём, что и Керани, шёл по жизни. Сильные, ловкие дэнстуа, вооружённые луками, копьями, боло. Конечно, они ж зверя не голыми руками берут. Смотрелся я на их фоне бледненько, прямо скажем. Ругал себя за решение глупое, если честно. Рядом с опытными охотниками я совсем не выигрышно выглядел. Но назад уже поздно было шаг делать. Иначе про Танру можно сразу забыть, не будет у нас одной дороги. В общем, снова грудь выпятил, стал в строй и поймал-таки взгляд девушки на себе. Заметив меня, она улыбнулась, кивнула слегка и пошла в сторону дома. А я, улыбкой этой окрылённый, потопал по маршруту, который Керани начертал нашей группе, куда, кроме меня, вошли ещё трое дэнстуа.

Воодушевление прошло быстро. Из ночи в ночь шагали мы улицами Герата, да всё бесполезно было. Никаких следов убийцы не находилось. Кроме очередных трупов. Да, не каждую ночь, но раз-два на седмицу обрывался ещё один путь. Жители Герата волноваться после Первой Смерти начали, но чем дальше, тем больше это на панику походило. Некоторые дэнстуа стали к своим родам возвращаться. Таких пока единицы были, но со временем исход из столицы в поток превратиться мог.

Я знал, что в этом случае закат цивилизации дэнстуа был бы делом времени. Не очень протяжённого времени. Дэнам-то плевать на развитие. Мьодхавен это тоже понимал и ходил мрачнее тучи.

Керани предлагал всех дэнстуа Герата научить защищаться. Луком пользоваться, копьём. Да и ножом. Его подчинённые это умели. Теперь главный охотник специальные занятия со всеми желающими проводил, пытаясь преподать дэнстуа науку борьбы со зверем. И тыкали добровольцы друг друга тупыми концами копий всё время, что между сном и патрулём оставалось.

У меня такого времени не было. День – в библиотеке, ночь – на улицах города, короткий сон…

Весы себя на удивление спокойно вели. Чаши ровно висели без дрожи и покачивания. Бесконечность звучала красивой осознанной мелодией, без диссонанса и фальшивых нот.

Танру увидеть удавалось крайне редко. В библиотеку она не приходила больше. Очевидно, все знания, что для первых шагов на избранном пути нужны, передала уже. Я, конечно, всячески пытался с ней столкнуться как бы случайно, но не очень преуспел. В редкие моменты, когда это удавалось, девушка улыбалась и сразу убегала куда-то, изображая озабоченность и занятость. А может, и не изображала. Над двумя путями одновременно не один я раскорячиться пытался.

Иногда в библиотеку заходил Керани. Выглядел он не очень в то время. Отдыхал, похоже, меньше моего. Если вообще отдыхал. Но продолжал живо интересоваться равновесием, проблемами добра и зла и другими мирами. И всё больше его те миры интересовали, где зло и насилие в порядке вещей были. Мне-то он это тем объяснял, что хочет убийцу понять, в шкуру его влезть. Тогда и поймать проще будет. Был резон в словах его, и я помогал чем мог в изысканиях охотника.

***

Великан выбил трубку и надолго замолчал. Его собеседник чихнул, поймав носом мельчайшие частички пепла, и замер, терпеливо ожидая продолжения.

В тот день перед рассветом я вернулся с патрулирования в библиотеку. Давно уже прямо там приспособил себе ложе, сдвинув пару лавок, чтобы времени не терять на походы домой – из дому, отбирающие драгоценные минуты отдыха. Засыпая, привычно глянул на замершие в равновесии Весы и погрузился в сон, прогнав видение. Умиротворяющая тьма уютно укутала, но вдруг сквозь неё пробился звук, который я никак не ожидал услышать. Не поверишь, это был голос Танры… и убийцы. Откуда-то точно мне было известно, что слышно из-за грани сна.

Первое, что почувствовал, открыв глаза, – колючий холод возле сердца. В окна били лучи встающего солнца, и я не сразу разглядел Керани. Он стоял, сжимая в руках копьё, наконечник, которого уже упирался мне в грудь. Охотник смотрел мне в глаза, и вместе с ним смотрела смерть. Моя смерть, смерть поэта и его жены. Смерть фермера. А ещё – Первая Смерть. Смальта последних событий собралась в ясную картину. Я таки нашёл убийцу. Вернее, он сам меня нашёл.

– Оставь его, пожалуйста, – вдруг прозвучало от входа. Значит, голос Танры не приснился. Повернул голову, не обращая внимания на усилившееся давление копейного наконечника на грудь. Дэнстуни стояла в дверях и умоляюще смотрела на охотника.

– Уже поздно. Он всё видел, – глухо произнёс Керани.

– Пусть. Ты сам говорил, что первый этап пройден. Новый путь ведёт вперёд, и больше нет нужды в тихих смертях.

– Я хочу, чтобы он умер, – убийца отвёл от меня взгляд и посмотрел на Танру. Своё желание он осуществлять почему-то не спешил.

– Я хочу, чтобы он жил, – тихо сказала она и почти шёпотом добавила. – Я пойду с тобой…

Через мгновение я остался в библиотеке один. Солнечные лучи били прямо в глаза, из-за чего по щекам текли слёзы, но всё тело онемело вместе с душой, и сомкнуть веки не было сил.

***

Дэнстоур снова замолчал. Замер, глядя куда-то немигающим взглядом, казалось, даже дышать перестал. Это была не первая легенда, которую слышал собеседник великана. И не первая, которая былью оказалась. Какое-то предчувствие отдавалось тоской в юном сердце. И мальчик загадал: если история дэнстуа закончится хорошо, то Дэнстоур точно ему поможет. А если нет… Об этом ему думать не хотелось.

– Они ушли из Герата, – вдруг продолжил Хранитель. – Керани. С ним два десятка охотников. И Танра…

Когда я Мьодхавену о случившемся рассказывал, тот уже не туче чёрной подобен был ликом. Наоборот, леднику плавучему. Побелел, сжав кулаки до хруста, и холодом дохнуло от него ощутимо.

Потом было Вече. Всех дэнстуа Герата собрал на площади возле Оси Мьодхавен. Поведал о произошедшем. А после объявил во всеуслышание, что открылся новый путь на Аирьяне для разумных дэнстуа. Путь Войны. И первым на него Керани ступил. А вторым будет он… Мьодхавен.

Весы тогда снова качнулись. Впервые за долгое время. Но мне не до того было. Пришлось всю библиотеку перерыть в поисках информации по иным мирам, где хоть намёк на войну был. Аирьяна таким знанием похвастаться не могла, но случались в истории нашего мира дэнстуа, которые за грань мира, как в окно, смотрели. Немало в древних книгах на эту тему написано было.

Герат изменялся на глазах. По пути Войны много желающих пойти оказалось. Вокруг столицы вырос земляной вал в два роста дэнстуа. Потом стена строиться начала. Бывшие учёные, певцы, ремесленники объединялись в отряды, во главе которых вставали лидеры. Строители и кузнецы новые грани своих путей постигали. Инструменты, которыми землю пахали или охотились, менялись, приобретая хищные очертания с новым предназначением.

Я не мог поверить своим глазам: мир разумных дэнстуа преображался быстро, как будто это было в нас заложено от рождения. Дремало себе, невостребованное, за ненадобностью, а как возникла нужда, проснулось, встряхнулось – и всё…

Из-за пределов Герата новости тревожные доходить стали. Не просто так Керани ушёл. Заволновались роды, заворочались. Между собой отношения выяснять стали. Словно тайные обиды копились да вдруг разом наружу вылились. Торговцы про пустые сожжённые селения рассказывали. Некоторые без товара возвратились. Забрали товар дэнстуа вооружённые, с их слов. Другие вообще сгинули на путях караванных.

Я понимал, охотник вернётся. И вернётся не один. Больно было видеть, как мир привычный в Вечность летит, раскалываясь. Но всего больнее то, что Танра… на другой стороне вала земляного. Рядом с дэнстуа, который стал убийцей. Убийцей старого, спокойного мира.

Цикл[2], человек… Один цикл – и Герат стал крепостью. Вокруг города – стена. На стене – стража. Под стеной – ров с водой… Напротив стены – армия неприятеля. По слухам, именно Танра начала в уши дэнам вкладывать, что Герат их объедает, сам в это время от всех прячет знания, благодаря которым у себя рай построил… За счёт родов. Да, нелепость. Но дэны поверили. Объединились роды, которые в междоусобицах к тому времени не сгорели. А объединил их Керани. Кто ж ещё. И Танра… Которая меня спасла в то солнечное утро.

***

Я стоял на стене, глядя на нестройные ряды войска дэнов. Видел, как вперёд выехали, сидя на спинах огромных единорогов, двое – дэнстуа и дэнстуни, закованные в металл с ног до головы… И в тот миг понял, что не пойду по пути Войны. Для Аирьяны моё решение ничего не значило уже. Но значило для меня. Я представил, как вонзаю копьё в грудь Танре… А она стоит и смотрит, не сопротивляясь. Улыбается только, как обычно улыбалась, когда я неуклюже пытался ухаживать за ней…

Мьодхавен рассчитывал на победу, имея преимущество в технологиях. И мудрых дэнстуа в строю. Вы таких магами зовёте. Не стал за стенами прятаться, вывел воинство Герата на поле. Ошибся наш лидер тогда. Не учёл, кем Керани стал. И того, насколько путь Войны у бывшего охотника намного длиннее был…

То, что мы, гератцы, в спеси своей звали живущих в родах дэнами, ничего не значило на самом деле. Это были те же дэнстуа. Первые дети Аирьяны. Вождю Керани достаточно было встряхнуть их, новый путь показать. Такие цели поставить, которых никогда никто не достигал…

Не знаю… То ли волей Вечности, то ли просто зрелищем невиданным захваченный, замер я статуей каменной, не в силах пошевелиться. Небывалое зрелище разворачивалось передо мной. Первая битва… И последняя.

Ударили молнии. С обеих сторон. Ничуть не хуже у Керани маги были – буду так их называть, чтоб в понятиях не путаться, – даже лучше. У Мьодхавена ведь что за душой было? Жажда мести да теория. А охотник, похоже, весь цикл последний в боях провёл. И мало того, что цель свою как миссию воспринимал, знания книжные до бегства своего принял, так ещё и опыт получил немалый.

Поднялись щиты призрачные над армией дэнов, поглощая молнии гератцев. А у тех первые потери появились. Не готовы оказались маги столичные к отражению стихийной атаки.

Но растерянность недолго продлилась. Ударил клин воинов, ведомый Мьодхавеном, в самый центр построения войска родов. Стал давить, раскалывая, разрывая и без того не слишком крепкий строй. Показалось, что получается у него план, для битвы созданный, воплотить. Магам в общей свалке немного работы находилось. Постепенно обе армии полностью в бой втянулись, и гератцам за счёт доспехов и оружия лучшего качества удавалось теснить дэнов.

Но Керани подготовился к сражению. Из рощ, что росли вокруг Герата, оврагов, складок местности вдруг появились сотни единорогов. И на каждом сидел дэн. Быстро и слаженно звери, ведомые своими всадниками, выстроились в две колонны, одновременно двинулись с двух сторон, обходя общую свалку, и ударили защитникам Герата в спину… Знаешь, мне кажется, не побежали тогда дэнстуа столичные только потому, что не знали, как можно бегством жизнь спасти, хоть ненадолго…

Безумие, безумие охватило всех и каждого на том поле. Никто не думал о спасении… Ни о чём никто не думал. Во взбесившихся зверей дэнстуа разумные превратились. В этот момент мне стало окончательно ясно, что с нашей историей покончено.

Не принесли единороги быстрой победы Керани. Не так опытны были наездники, чтоб серьёзной силой стать. Не обладал их строй такой мощью, как много веков спустя хирд гномий или клин вашей королевской тяжёлой конницы. Прошёл эффект неожиданности, и продолжилась всеобщая убийственная свалка.

Мне перед глазами, перекрывая зрелище резвящейся смерти, вдруг Весы явились. Были они перекошены сильно. Оцепенение отпустило в этот момент, и я заметался по крепостной стене, не зная, что делать. Ведь не мой путь Войны, не мой. Осознанный выбор сделан… Образ Весов дрогнул, пошёл рябью, сквозь него медленно проступало лицо…

Танра смотрела мне прямо в глаза, хотя раньше обычно избегала прямых взглядов. И улыбка… Только очень горькая. Вот тут накрыло меня.

Не помню, как со стены скатился. Как прошёл сквозь свалку озверевших разумных. Кажется, от кого-то отмахивался булавой. Копьё, щит, наверное, сразу потерял или выкинул бездумно, чтоб не мешали.

Не знаю… То ли Вечность меня хранила, то ли просто повезло. Помню, как в самом центре битвы оказался. Здесь ещё пару мгновений назад самая ожесточённая сеча шла. Убитые в несколько слоёв друг на друге лежали. Кто-то шевелился, кто-то стонал, но я не отрывал глаз от Танры, сидящей на земле и прижимающей руки к окровавленному животу. А рядом посреди смертельного пира стояли две фигуры друг против друга. Похожие, как сыновья одного отца. В крови, своей и чужой. В железе, местами пробитом, вмятом, покорёженном.

Не глядя на них, я подошёл к дэнстуни. Она подняла глаза, и не было улыбки в этот раз. Боль, мука… Слёзы, смешиваясь с кровью, оставляли разводы на щеках. Подняв Танру на руки, я пошёл прочь. Керани дёрнулся было в нашу сторону, но Мьодхавен тут же сделал выпад, не отпуская своего врага. Неся постанывающую, тяжело дышащую дэнстуни, я просто шёл куда глаза глядят, не обращая внимания на звон железа за спиной. Мне было всё равно, кто победит. Народа дэнстуа сегодня не станет… при любом исходе.

***

По лицу юного собеседника легко угадывались его чувства. Волна неподдельного гнева сменялась ужасом, ужас - глубокой печалью, и вдруг появился огонёк надежды. Неосознанно прижимая кулаки к груди и робко глядя на великана, запинаясь, мальчишка произнес:

– Тан–ра?

– Она ушла в Вечность, – в обращенных к небу глазах Дэнстоура появилась светлая, нежная грусть, сделавшая грубо слепленное лицо неожиданно красивым. – А я вот застрял здесь, как муха в янтаре. Весы меня не простили. Но и не отпустили…

Призрачная надежда растаяла. У мальчишки сжалось сердце и перехватило дыхание, но он всеми силами старался удержать слёзы. Это не по-мужски, напомнил себе. Он прожил каждое слово услышанной истории, как будто она его собственная.

Великан тихо, словно отвечая на ещё один незаданный вопрос, продолжил:

– Я жалею только об одном… Поздно, слишком поздно понял, ради чего стоит жить. И главное, за любимую дэнстуни надо бороться, как за жизнь.

Эти слова эхом отозвались в душе собеседника, побуждая мгновенно повзрослеть. Словно в эту минуту ему открылось нечто большее, чем истина. Он осознал, что не зря пришёл сюда. Шанс есть. Дэнстоур – действительно тот, кто может спасти, помочь. И попросил:

– Помоги нам...

Дэнстуа давно догадался, зачем пришел к нему этот маленький человек, почему с таким вниманием и трепетом слушал его невольную исповедь. Он перевел взгляд на лицо мальчика и требовательно вгляделся в него. Не нужно прожить многие века, чтобы увидеть всё в горячих карих глазах: страхи, сомнения, сопереживание, боль, вину и огонь надежды, разгорающийся, как бы его ни пытались сдержать. А ещё наивную и чистую веру. Веру в него. В его мудрость. В его силу. Несмотря на рассказанное, которое было своеобразным испытанием для мальчишки.

К нему и раньше приходили многие, да и просили… Но он помнил о своём долге.

Только разве можно обмануть такую искреннюю веру? Было в этом мальчике то, что побудило рассказать ту давнюю историю. И Дэнстоур понял, каким будет ответ просителю в этот раз.

Но тут же в голове оглушительным набатом застучало:

Дэнстуа должен…

Дэнстуа должен…
Чтить бесконечность и вращать колесо Вечности…

Дэнстуа должен…

Весы!

От боли ему захотелось заткнуть уши и закричать. Но он только сцепил зубы и мысленно ответил:

- Я выбрал.

Дэнстоур должен только Любви!

И может быть, этот мир изменится.

Примечания:

[1]Дэнстуа – самая древняя раса Аирьяны.

[2] Цикл у дэнстуа равен году у людей.

-2
418
18:18
+1
Cormamin lindua ele lle.
Если верить первому попавшемуся сайту, так выглядит приветствие на эльфийском.
Сегодня с Вами великий Солокью Белый, он же Вождь Доебит, он же царь пидарасов, он же Фавн…
Впрочем, неважно. Титулы оставим на потом.
Обос… обозрим же четвертую группу.
Но у него была цель. Ему нужно, чтобы великан помог выжить дорогим людям в его мире. Мальчишка не ожидал, что его просьба оживит в дэнстуа память о далёких временах.

Ага, спасибо, что не стали запариваться и попросту вывалили соль рассказа в первой строчке.
мириады

Счетчик мириад: 2
Встретив и проводив за грань цивилизацию длинноухих эстетов. Быстро и ярко промаршировавших за ними хирдом мастеровитых коротышек.

Толкиен, приди! Тут твоих любимцев угнетают.
А прочие в моей семье были обычными дэнами

А чего не джонами?
Ладно, это я от внутренней паршивости докопался.
дэнстуа со свербежом под копчиком

О, оригинальные обороты речи…

Ладно, не буду мучить себя.
Кто такие дэнстуа? А дэны? Как выглядят? Эти слова повторяются слишком часто, и в итоге я потерял нить повествования, а в голове гулко билось: дэнстуа, дэнстуа, дэнстуа. Слово красивое. Ладно. Звучное.
Возможно, приду перечитать. Но пока — извините, это все, что я смог. Не цепануло.
21:57
Да вроде бы все понятно, только затянуто. Хотя, как иначе, когда речь идет о эпической фэнтези!
Екатерина
11:23
Есть ритм, понравился мир. На мой вкус затянуто.
01:46
Мне рассказ понравился именно своим ритмом. Похоже на какую-то красивую и грустную песню. Погружаешься в мир, созданный автором, как в кино. А в конце становится жаль героя и потерянного мира. Спасибо — получил большое удовольствие от чтения!

ЗЫ.Не понял, чем @SoloQ не понравилось слово «мириады».
Большой энциклопедический словарь: МИРИАДЫ (от греч. myrias, род. п. myriados — десять тысяч) — бесчисленное количество, несметное множество, напр., мириады звезд.
02:37
Это локальный юморок, к самим мириадам у меня предубеждения нет. angel
18:43
Везет мне в 4-ой группе на язык «древних деревень», точнее — на стилизацию разных племен из прошлого. Рассказ, возможно, и не плох, но я обычно в таких повествованиях отключаюсь. Читаю, а потом ловлю себя на мысли, что думала о чем-то своем и вообще не уловила суть, так как просто «не мое». Из-за нехватки интереса рассеивается внимание. В школьные годы у меня такое было с чтением теории в учебнике физики)))
А если все-таки по рассказу, то неплохо передана атмосфера и общий склад выбранного места-времени и претензия на легенду. А герои как-то не дожаты для меня. Девушка не такая уж и прекрасная, злодей не такой уж и раскрытый, главный герой не такой уж благородный, про мальчика там что-то…
Загрузка...
Максим Суворов