Эрато Нуар №1

Вечноидущие

Вечноидущие
Работа №68

В самой глубине подсознания щёлкнуло. Что-то не так. Что-то изменилось. Пройдя тысячи раз по одному и тому же маршруту, перестаёшь замечать окрестности. Казалось бы, только что ты входил в этот Парк, а уже через мгновение переходишь шоссе, которое находится в километре от зелёной зоны. Но сегодня этот механизм дал сбой. Почему? Не сбавляя шага, я осмотрелся и нашёл причину. По началу не захотелось верить своим глазам, однако любопытство всё-таки оказалось сильнее разума. Обернувшись, я убедился, что это была не галлюцинация. Она сидела и почти не двигалась прямо на траве, рядом с сотней крестов, под которыми были тысячи людей, погибших от такого же бездействия... Но она была жива, и в этом я не сомневался. Незнакомка наслаждалась созерцанием «вечноидущих», как в шутку называли представителей нашей молодой расы. При этом для других девушка не существовала. Никто не хотел выходить из зоны комфорта. Все отключали мозг, как и советовали врачи, и бездумно шли по своим делам. Ведь совершенно необязательно тратить ресурсы организма, перебираясь из точки А в точку Б. Пройдя спиной еще пару сотен метров, я перестал различать её, развернулся и двинулся дальше, опять отключившись от внешнего мира. Транспорт, несмотря на все обещания правительства, еще не адаптировали, так что идти долго... Но и время бодрствования в сутках возросло до максимума, поэтому торопиться абсолютно некуда.

Вот она и точка Б. Тут уже ничего необычного, да и мозг нужно включать обратно. Работы сегодня планируется много, в бланке очередей по 2 фамилии в каждой строке... Поспорили на ужин с Максом, автомобилей какого цвета сегодня притолкают больше. Я выбрал серый, ведь их и предпочитали в те далекие годы с целью реже тратиться на автомойки, а Макса почему-то потянуло на красный. Вообще мы часто спорили про всякий хлам, который нам сдают. Ненужные вечноидущим автомобили, мопеды, электросамокаты, устаревшие и неудобные при вечном движении стационарные компьютеры, да даже стулья с диванами. Сидеть без движения больше никто не может. (Или все-таки есть исключения?) Наша задачей было всё это принять, осмотреть и выдать небольшое вознаграждение из государственной казны. Деньги были жалкие, но для людей это всё равно лучше, чем бесполезное ржавое корыто во дворе. А времени его пригнать хватало, теперь всем часов было вдоволь.

Однако иногда попадались и интересные вещицы, выбивавшие из ощущения повседневной рутины. Где-то с месяц назад дедушка, который не мог уже даже топтаться на месте (пришлось выдать ему беговую дорожку, предназначенную как раз для таких случаев), принёс металлическую коробочку. По его словам, лет 100 она пылилась в кладовке, поэтому информации, для чего предназначался этот прибор, не сохранилось. Но 6 лет в техническом вузе всё-таки помогли мне ответить на этот вопрос. Коробочка оказалась репитером — устройством, предназначенным для усиления сотового сигнала или сигнала интернета. Опять же несмотря на все обещания самых высокопоставленных лиц, ни то, ни другое еще не вернулось в нашу жизнь после уничтожения всех вышек и ретрансляторов. Но я где-то слышал о «всемирном интернете», который вроде как должен был появиться еще в 2024 году. Ходили байки, что всё правительство сидит в нём и там же координирует свои действия. Поэтому мне и захотелось попробовать сделать усилительную установку прямо у себя дома, на 25 этаже.

Не сказав ничего Максу, я выкупил у дедушки этот аппарат на деньги из своего кармана и спрятал, чтобы унести домой. Несколько дней перелистывания институтских конспектов, десяток длинных алюминиевых труб для принимающей антенны, которую нужно было установить на крыше дома, и пару метров проволоки для её комнатной сестры, которая должна была раздавать сигнал... Готово. Первые пару дней после того, как конструкция была собрана, я безрезультатно пытался поймать хоть что-то, и был уже на грани отчаяния. Но оказалось, что проблема не в расположении антенны, а в плохой припайке проводов к репитеру. Они просто отсоединились... Гениально. Гениально криворуко. После устранения неполадки «эврика» всё-таки свершилась. Да, это был интернет, совершенно новое для меня пространство безграничных размеров. Как я потом узнал, Илон Маск, создавший проект «всемирного интернета», до своего банкротства в 2024 году сумел запустить только три тысячи спутников из планируемых двенадцати. При чём большая часть из них летала на широтах Соединённых Штатов, а над нами оказалось всего около 900 космических аппаратов, что давало интернет на 10 секунд каждую минуту. Не представляю, как бы это ощущалось в 2024, а сейчас, в 2214, это оказалось чудом из чудес. После пары месяцев нелепого блуждания по бесполезным сайтам прошлого, я, наконец, нашел себе цель пребывания в этой сети: узнать, а что же произошло на самом деле? Как жилось раньше и почему сейчас мы живём именно так, а не иначе?

* * *

Всё началось еще в далёком 2009. В то время Парки на самом деле были парками, а не местом массовых захоронений. Людей на планете было в 4-5 раз больше, чем сейчас, но и тогда все тянулись в большие города, поэтому количество жителей мегаполиса изменилось несильно. Именно в тот злополучный год в Калифорнийском университете генетиком Фу был обнаружен ген hDEC2, небольшая мутация которого позволяла 2% населения планеты спать 3-4 часа вместо стандартных 8, и чувствовать себя при этом даже лучше и энергичнее тех людей, у которых не было никаких отклонений. Ученые, правительство, обычные граждане — все загорелись идеей тратить на сон меньше времени. С этого момента началось активное развитие данного направления. В 2015 году состоялись первые удачные опыты на мышах, а через несколько месяцев и на мухах-дрозофилах. Всё больше людей, даже целых стран, начали осознавать, что это реально сделать и с человеком. Стало очевидно, что тот, кто сможет реализовать «неспящего» раньше остальных, получит большое стратегическое и экономическое превосходство. И началась очередная гонка, подобная гонке вооружений, произошедшей после Второй мировой войны. В расчёт не брались единичные человеческие жизни. На просторах интернета я нашёл информацию минимум о десятках неудачных экспериментах над добровольцами в 2020-2021 годах. Думаю, жертв было гораздо больше: многое скрывалось и не доносилось до общественности. Люди мечтали о ежесекундной жизни без восьмичасового окоченения, а получали вечный холод промерзшей земли.

Естественно, как и у любого течения, у человека неспящего были противники. Однако всё проходило слишком скоротечно, и цель была слишком желанна для того, чтобы данный процесс возможно было остановить. Уже в 2022 году, к разочарованию всех сверхдержав, почти одновременно, каждая из них похвасталась удачными примерами своей работы. Ради престижа стран сложные операции проводились абсолютно бесплатно, и уже к 2023 году добровольно на это подписалось около 10% населения всей планеты. Они получили ровно то, что хотели: минимальная потребность сна или её полное отсутствие, насыщенная ночная жизнь без огромных синяков под глазами на утро и ощущение, что ты прожил эту жизнь на максимум, а не на 2/3. Однако дальше всех ждало много сюрпризов.

* * *

День прошёл незаметно и, конечно же, ужинали в тот вечер мы за счёт Максима. Это был славный парень ростом чуть ниже среднего с длинной тёмной шевелюрой и типично славянскими чертами лица. Как и все в этом новом мире, он не излучал радости, но и грустным был очень редко. Серость — именно это слово характеризует всю жизнь, которую я знал на тот момент, и Макс в неё очень хорошо вписывался.

Разговоры о спорте, погоде, политике... Лишь для того, чтобы не было повода лишний раз отключаться. Ведь еда, как и ходьба, действие автоматическое и не требует усилий от серого вещества. В какой-то момент я не удержался и рассказал об утреннем инциденте. Серые, как и всё вокруг, глаза моего коллеги тут же стали голубыми и смотрели на меня, не моргая. Кокон безразличия спал с него мгновенно, и меня это напугало. Что он за человек? Почему за все годы нашего общения он ни разу не вылезал за рамки безучастности даже на миллиметр, а тут оставил от них только щепки? От страха я замял эту тему как можно быстрее, его глаза снова потускнели, и всё пошло своим чередом. Я выдохнул, вновь ощутив тишину и спокойствие этого мира. Что ещё нужно, если не эта благодать?

Однако в Парке снова и снова сладостное ощущение пропадало. Никто уже не сидел на траве, никто не рассматривал бредущих по своим делам прохожих, но меня не покидало ощущение, что что-то не так. Это место перестало быть обыденным, теперь тут буквально ощущался ветер перемен, который вскоре мог унести меня от привычной жизни. Впрочем, так и произошло. А начались эти перемены всё в том же убежище серости — на работе.

Прошёл примерно месяц после того ужина. Был уже конец рабочего дня, список обрывался на предпоследней строке, и мы негласно договорились с Максом уйти пораньше. Но тут, без записи, в нашу комнатку ворвалась она. Да, именно та девушка из Парка, и теперь я смог хорошенько её разглядеть. Чуть ниже меня, но выше Макса, она поправляла свои длинные и прямые волосы, которые растрепались на сильном осеннем ветру тонкими, словно щепки, пальцами. Из-за них показалось милое, почти что детское личико, на котором можно было разглядеть непривычно много эмоций. Потом она отряхнула обувь и сняла лимонно-жёлтую куртку. Всё это она сопровождала то вздохами облегчения, то бурчанием, то улыбкой пренебрежения, обращённой, насколько можно было судить, прежде всего к самой себе. Именно тогда второй раз я увидел у Макса ярко-голубые глаза. Он тоже ощущал, что это совершенного другой, живой, человек. Как и все, она топталась на месте, так что у меня зародились сомнения, что именно её я видел в Парке, но через несколько минут всё встало на свои места.

Сдавала девушка ноутбук, что тоже нельзя назвать привычным явлением, поскольку им можно было пользоваться на ходу. Однако нас учили не задавать лишних вопросов и принимать любую мелочь с улыбкой и добродушием. Так мы и сделали. Когда Максим пошёл к сейфу доставать жалкие копейки за это устройство, она внезапно остановилась, перестала шагать на месте...

Каждого в школе, а потом и в институте, учат оказывать первую помощь в экстренных ситуациях. А эта, безусловно, таковой и являлась. Я подбежал к девушке и начал трясти её руки, чтобы кровь вновь насытилась кислородом, но она лишь невозмутимо выдернула их, подошла к лежащему на полке ноутбуку и встала рядом. «Успокойся, - красивым мягким голосом произнесла она, - и загляни в папку «Элайв». Простояв так еще с полминуты, что должно было её убить ещё раза 2, девушка без денег и прощаний вышла на улицу.

Я пребывал в глубоком шоке, когда прибежал Максим. Он сильно расстроился из-за такого внезапного ухода этой девушки. Макс побежал за ней, но в тот момент на улице уже никого не было, и след был потерян. Всё-таки смена заканчивалась ночью, когда все развлекаются и уходят прочь от производственных районов. Мы поговорили: я рассказал, как всё произошло, но умолчал про папку «Элайв». Да, это был очень эгоистичный по отношению к Максу поступок. Было очевидно, что для него эта папка могла значить гораздо больше, чем для меня. Но я чувствовал, что не могу по-другому. Иначе есть шанс упустить что-то такое, что может оказать определяющее влияние на мою грядущую жизнь... После этого разговора глаза моего напарника опять стали серыми. И только единожды в дальнейшем я видел их другими.

* * *

Спустя 2 года после первой серии удачных операций, в 2025, почти по всему миру вступили в силу законы, обязующие родителей ребёнка сразу после рождения подвергать его генетической мутации. Естественно, после таких радикальных решений, оппозиция попыталась перейти к активным действиям. Однако её силы всё ещё были малы, ведь подавляющее большинство людей грезили идеей жить всегда, а не 16 часов в сутки. Поэтому все протестные действия ограничивались митингами на несколько сотен человек. Правительство, чтобы не усугублять ситуацию, ничего не запрещало, но параллельно велась беспрецедентная агитационная работа, которая была успешнее любых лозунгов об истинной природе человека лишь потому, что имела под собой поддержку миллионов людей, которые уже были счастливы не спать. Как я понял из иноязычных статей, подобная политика имела место почти везде. Только несколько государствна самом высоком уровне противодействовали операциям. Именно там впоследствии и образовались центры сопротивления. Однако обо всём по порядку.

В итоге государственной политики, общей для многих развитых стран, к 2045 году примерно 85% населения планеты Земля стали неспящими. Настала эра процветания. Продуктивность труда увеличилась, по разным оценкам, в 2-4 раза. А люди, любившие свою профессию, могли трудиться и по 14-16 часов в день. При этом они имели возможность отвлечься, отдохнуть, чтобы в следующие сутки работать ещё усерднее Именно это послужило причиной невероятно быстрого развития экономики и, главное, науки. Были придуманы лекарства от ВИЧ, сахарного диабета и других неизлечимых, казалось бы, заболеваний. Возможности человека также были улучшены за счёт специальных препаратов, принимая которые в течение жизни, уменьшалась ломкость костей и повышался мышечный тонус. Так как человеческий организм не смог полностью приспособиться к новому образу жизни, данные препараты были просто необходимы в то время и остаются таковыми до сих пор. Также из парочки жёлтых изданий того времени я узнал, что были разработаны лекарства, помогающие людям даже без какого-либо изменения генов безболезненно не спать месяцами. Судя по громким заголовкам — спонсированием подобных исследований занималась оппозиция.

Пик развития человечества сказался и на духовной жизни. Серости, о которой я упоминал выше, не было и в помине. В интернете нашлась гора статей, подкастов, блогов, каждый их которых можно было бы назвать произведением искусства. Также, прочитав несколько романов того времени, я был поражён разнообразием чувств, которые их пронизывали. За всю жизнь человек вечноидущий не испытывал столько эмоций, сколько было описано в каждой из глав данных произведений. Казалось, со страниц именно этих романов и сошла моя новая знакомая, с которой мне только ещё предстояло познакомиться поближе.

* * *

В наши обязанности входила чистка компьютеров и ноутбуков от информационного мусора, оставленного прежними владельцами. Однако обычно делалось это максимально просто и быстро: форматированием дисков или, чаще всего, полным сносом системы с помощью старого доброго GParted. В чужие файлы заглядывать обычно было просто некогда, да и не очень то и хотелось. Зачем узнавать чужую жизнь, если они она почти не отличается от твоей?

На сей раз обстоятельства были иные. Максим вскоре после необычной посетительницы начал собираться домой, а я решил остаться сверхурочно под предлогом следующего внезапного гостя. Если бы Человек вечноидущий мог удивляться по пустякам, то именно эта эмоция была бы на лице у моего коллеги в связи с моим внезапным рвением поработать. Однако он просто ушёл, вежливо кивнув на прощание.

Полчаса я наводил порядок на рабочем месте, постоянно косясь на злополучный ноутбук. Это был лишь предлог, чтобы подольше не заглядывать в неизвестность. Мне хотелось как можно дольше оттягивать момент, но вечно это продолжаться не могло. Раскрыв створки ноутбука, прежде всего я удивился тому, что он оказался заряженным. Такое очень редко случается с ненужными вещами, которые сдают через несколько лет после последнего включения. Значит, на компьютере работали, и это было совсем недавно. Незаметно для себя самого придумав, как бы еще оттянуть неизбежное, я начал смотреть характеристики и информацию об устройстве. 2019 год выпуска, сентябрь, процессор Intel Core i7… Что!? 2019? Компьютеру почти 200 лет? И он до сих пор в рабочем состоянии? Я не мог поверить своим глазам: эти данные собственноручно изменить практически невозможно. Ноутбук был не менее удивителен, чем его предыдущий владелец… Однако я опять лишь ищу отговорки. Пора переходить к главному, к папке «Элайв». Оказалось, что на рабочем столе около сотни папок, так что задача была не из лёгких. Тем более, что после тяжелого рабочего дня я не сразу сообразил, что стоит искать буквы латинского алфавита, а не привычную кириллицу.

Вот она: «Alive», что значит «живой»… Какое простое и в то же время неоднозначное слово… Просверлив глазами экран еще две минуты (как же всё-таки было страшно), я-таки открыл этот ящик Пандоры. На первый взгляд папка была почти что пустой: один документ Word и одна картинка Jpeg, оба с непримечательными названиями «1». Естественно, начал я с изображения, и тут же открыл рот от удивления. Это было фото, на котором я иду спиной вперёд. Тот самый день, когда мы встретились впервые. Как? У неё не было фотоаппарата, или… Присмотревшись повнимательнее, можно было понять, что фото было приближено в несколько раз. А с учётом небольших размеров современных камер, легко верилось в то, что я просто не заметил этого аппарата.

Но всё-таки документ был еще интереснее. Открыв его и прочитав текст, я погрузился в прострацию минут на 10. Это было не то отключение мозга, которое преследует нашу расу на ходу или во время еды. Наоборот, серое вещество работало активнее, чем когда-либо. И кроме пресловутого топтания на месте, организм не получал ни одной команды из черепной коробки. К сожалению, мне не хватит ни сил, ни эмоций даже просто процитировать этот текст. Но я точно могу сказать, что все те романы, что были прочитаны мной до этого (не побоюсь этого слова) произведения, померкли и показались мне пустышкой. Описание жизни человека разумного среди вечноидущих было пронизано эмоциями отчаяния и счастья, великой депрессией и не менее великим торжеством. Но почему это всё открылось именно мне? В конце было объяснение, и вот оно врезалось мне в память на всю оставшуюся жизнь: «Я увидела в тебе то, чего нет ни в одном человеке в этом полумёртвом мире: желание понять, что мы потеряли на самом деле. И мне хочется тебе это показать. Приходи в Парк в любую из ночей. Если судьба позволит, то в это же время буду там и я. До встречи!».

Хотелось в этот же момент побежать туда, но я не смог. Мне мешал привычный образ жизни, который невозможно разрушить за одно мгновение. Да, спать ночью теперь невозможно, но традиция отдыхать в это время суток досталась нам от предков. Я отдыхал, проводя время в интернете, как делали многие люди 150-200 лет назад. Именно в тот день необходимо было закончить картину исчезнувшего мира. Этим я и занялся, в паузах обдумывая прочитанное поздним вечером и вновь трясясь от неконтролируемого страха неизвестности.

* * *

Процветание длилось всего около трёх поколений, то есть порядка 80 лет. Почему я начал мерить время именно поколениями? Потому что у детей неспящих проявились первые побочные мутации. Начиналось всё с мелочей, выражающихся в небольшом, но систематическом, отклонении в параметрах крови, отвечающих за доставку кислорода к её клеткам. Никто не придал этому значения. В конце концов, период активности у человека увеличился, и врачи считали данные симптомы лишь адаптацией организма к новому образу жизни. Этих людей по традиции фильмов про зомби назвали «нулевыми пациентами». Человечество продолжало жить, и родились неспящие в третьем поколении. Вот они были уже обречены, хотя и не могли этого знать.

Первые, типичные для последующих лет, смерти были задокументированы, что символично, в 2100 году. Несколько пожилых «нулевых пациентов» скончалось у себя дома, сидя в кресле и смотря очередную передачу по новому спутниковому телевидению, которое, кстати, работает до сих пор. Системы в этом тогда не обнаружили, хотя после вскрытия у всех жертв в свидетельствах о смерти была указана одна и та же причина: апластическая анемия. Из научных статей я узнал, что из-за этой болезни падает гемоглобин и начинается гипоксия, то есть тот самый недостаток кислорода в клетках крови. Вскоре этот диагноз станет настоящим кошмаром для миллионов людей.

В это время бунтари, создавшие по сути свою нацию, которая не признавала состоятельность ни одной другой, переселялись в страны, где операции по изменению человеческих генов были запрещены. Началась подготовка к самой безрассудной и бессмысленной войне в истории человечества. Технологии продвинутых стран шагнули так далеко, что соревноваться с ними было безумием, но оппозиция на то и существует, чтобы попытаться. Вскоре выяснится, что единственным шансом всех подобных государств был Координатор, чьё настоящее имя невозможно было узнать даже с помощью интернета. Уже в то время он курировал все оппозиционные группировки и ждал. Смерть нескольких стариков еще не была достаточным поводом спустить курок.

* * *

Что такое судьба? Стечение обстоятельств или путь, который выбираешь ты сам? Что имела в виду девушка и что подразумевал тогда под этим понятием я? Оказывается, именно это и предстояло мне выяснить в ближайшие несколько недель.

На следующий день после ночных поисков в интернете я всё же пошёл в Парк в назначенное время, однако никого необычного там так и не встретил. Прогуливались наивные парочки, безнадёжно мечтающие об уединении на ночном кладбище, да группка совсем молодых парней, пытавшихся поймать хоть капельку адреналина от этого места. Они, в отличие от взрослых, хотели чувствовать… Однако, к сожалению для них и к счастью для всех остальных, трупы тогда так и не встали со своих привычных мест.

Сдаваться было уже поздно, да и сколько-то важные дела закончились, поэтому я начал ходить в Парк каждую ночь. Из страшных прогулок, подразумевающих неизвестность, это занятие выросло во что-то большее. Я полюбил Парк, полюбил людей вокруг, ведь именно в это время суток почти все ходили тут осознанно, не вводя себя в искусственный транс. В течение одной из таких незамысловатых прогулок первый раз, мимолётом, в голове пронеслась невероятная для человека вечноидущего мысль: «А хорошо бы остановиться, хотя бы на минуточку». Однако инстинкт самосохранения очень быстро выгнал вредоносную идею из черепной коробки.

Уже давно моей целью не было кого-то встретить, но судьба, о которой говорила та девушка, позволила мне измениться. Хотя нет: это я захотел, чтобы всё было именно так, моё участие здесь более значимо. Можно было бы не приходить, как только изначальная цель провалилась, но я, и только я, решил сделать иначе.

Однако иногда, в виде благодарности за старания, судьба и сама преподносит сюрпризы. И одним из таких оказалась девушка, которая всё же пришла в один из дней. Она предстала совершенно другой. Будто за эти несколько недель повзрослела на десять, а то и двадцать лет. Черты лица стали более выразительными, взгляд — уверенней и немного спокойнее, движения — уже не столь воздушны. Но своего обаяния она не потеряла, скорее наоборот, новый образ лишь подчеркивал его. Подойдя ко мне, девушка напрыгнула, крепко обняв. Как оказалось, внешние изменения никак не сказались на том характере, который был при первых наших встречах. Безрассудство и самовольство — такие слова первыми приходили на ум, однако чуть позже приходило понимание, что в этом для неё и есть счастье, и этим она отличается от всех нас, угрюмых вечноидущих.

В какой-то момент я испугался, что могу остановиться от такого толчка, но девушка была слишком легкой. Провисев несколько секунд, она наконец назвала своё имя. София, или просто Соня. Как много имён я успел перебрать за время ежедневных прогулок... Популярные ныне Афродиты, Венеры и Биатрисы отлетали сразу же. Ей они не подходили: она была не из нашего времени. Однако и стандартные 200 лет назад Кати, Маши, Саши были ей не к лицу: слишком банально. Но София... Как можно было забыть о таком имени? Именно оно лучше всего подходило этой загадочной и нестандартной особе. Задумавшись, я не услышал логичный вопрос, который она спрашивала уже несколько раз подряд. Моё имя... Это лёгкое, казалось бы, задание заставило меня снова впасть в ступор. Как мне теперь ответить? Неужели я должен называться старым именем? Нет. Вместо этого я решил спросить её: «А сама как думаешь?». Поразмыслив несколько секунд, София ответила: «Тебе бы подошло Остап. Как Бендер. Он тоже не хотел быть рядовым человеком». Я с радостью согласился и стал для неё Остапом до конца своих дней.

Эта ночь пролетела быстрее остальных. Мы гуляли и разговаривали. То о чём-то действительно важном: об истории, о разности между расами. То обсуждали совершенно бесполезные вещи по типу телевизионных шоу и сдаваемой в мою приёмку техники. Утром с потрясающим настроением я пришел на работу, но тут же на голову вылился ушат с холодной водой. Максим уволился. Теперь какое-то время мне придётся работать одному... Ещё тоскливее, чем раньше.

* * *

Судьба преподносит не только приятные сюрпризы. Один из таких получили на своё рождение дети «нулевых пациентов». Они не стремились приблизить свою смерть, однако с самого начала она неслась к ним со скоростью космического корабля.

Первыми пострадали люди, пренебрегавшие занятиями спортом. Их организм просто не знал, что делать с густой бескислородной кровью. Как следствие, в 30-40 лет, при минимальном износе кровеносной системы, человек загибался буквально за несколько дней. Диагноз был всё тот же: апластическая анемия. В 45-50 лет (при средней продолжительности жизни предыдущих поколений 70-80 лет) проблемы начинали испытывать уже и спортсмены. При минимальном снижении нагрузок их состояние ухудшалось. Многие успевали обратиться в больницу, но помочь им уже всё равно не могли. Именно эти годы, то есть 2120-ые, учёные и обозначили как Начало эпидемии.

Следующее поколение оказалось еще менее приспособленным к жизни. В течение 15 лет после Начала погибла треть населения планеты. Человек мог просто остановиться, чтобы завязать шнурок, а через минуту уже лежал на земле со стеклянными глазами. Всё, что смогли придумать учёные — это рекомендация постоянно находиться в движении, которая впоследствии стала образом нашей жизни. При физических нагрузках кровь дополнительно насыщается кислородом, что нейтрализует его недостаток, возникший вследствие генетических мутаций. Однако в те годы мир еще совсем не был готов к таким переменам. Ничего не было адаптировано к новому образу жизни.

В итоге, иногда на конечную приезжали целые автобусы свежих трупов, а количество людей, умерших в туалетных комнатах, счёту и вовсе не поддаётся. Также не хватало и мест для захоронений. Именно тогда появились Парки. Трупы просто скидывали в огромные, выкопанные экскаватором, ямы. Закапывали и ставили сверху кресты, иногда писали имена и сажали деревья, чтобы был хоть какой-то шанс в будущем отвлечься от скопления неряшливых надгробий.

Конечно, начался хаос. Выжившие были в панике. Многие производства, еще не успевшие окончательно перейти на автоматизированный принцип работы, встали, вследствие чего начались голод и дефицит. Армии тоже редели и не могли сдерживать появившиеся вследствие эпидемии бунты. Главы государств менялись как перчатки. Каждый из них видел выход из ситуации, но никто не мог довести дело до конца из-за своей скоропостижной смерти во время очередного совещания или диалога с избирателями.

Людей, которые могли жить как раньше, почти не осталось. Последними оплотами привычной жизни стали государства-бунтари, которые до этого момента казались вечноидущим лишь призраками: детскими страшилками, в которые не верят, начиная лет с 10. Но именно этого Координатор и добивался, и теперь время показать себя, наконец, пришло.

* * *

Нового напарника мне так и не дали. Часы на работе тянулись так медленно, что, мне кажется, я успевал увидеть каждую секунду, которая не убегала, а лишь уползала прочь. По-настоящему жил я в Парке, а счастлив был только с Софией. Наши встречи не были регулярны, и от того были ещё более приятными. Оказалось, что в детстве она тоже была вечноидущей, точнее её заставляли так думать. Но в какой-то момент София вырвалась из-под опеки и первое, что она сделала — остановилась. Смерти моя новая подруга не боялась ни тогда, ни сейчас. Однако вместо забвения, она получила лёгкое (возможно надуманное) головокружение и, что важнее, свободу. Ту, о которой некоторые из вечноидущих уже даже перестали мечтать.

А сколько таких людей на планете? Сколько из нас только лишь думает, что не может остановиться? На этот вопрос мне так и не суждено было получить ответ. Но он будоражил и не оставлял в покое до самого конца. Конечно же, прежде всего я думал о себе. Мысль о попытке остановиться сверлила меня изнутри, но только начавшая жизнь мешала этой мысли перерасти во что-то стоящее. Не хотелось рисковать потерять то, что приобрёл совсем недавно и от чего стал по-настоящему счастлив.

Была целая россыпь незабываемых моментов в тот период, но больше всего мне запомнилась прогулка, которая случилась примерно через пару месяцев после первой встречи. На работе, наконец, дали выходной, и мы с Софией решили выйти за город. Вообще Длинные Прогулки становились тогда всё более модными. Кто-то Гулял несколько недель по Европе, не пользуясь никаким транспортом, а кто-то, по слухам, на больших паромах, где спокойно можно было не останавливаться неделями, переплывал океан и Гулял даже по Америке и Бразилии. Мы начали с малого. Но и это было для меня огромным потрясением. После Парков и каменных джунглей, за городом был абсолютно другой мир. София рассказывала, что Гуляла и намного дальше, была и в Европе, очень много говорила про Исландию. Я почти не слушал. Все мои рецепторы были в шоке. Столько неизвестных запахов, звуков, даже цветов... Больше всего мне запомнился сладковатый и абсолютно новый для меня аромат. Он был едва уловим, и мне стало чертовски интересно найти его источник. Однако в этот момент София потянула меня за руку и мы побежали, гулко смеясь, в пустоту леса. И запах исчез также быстро, как и появился.
Через час или два, идя по еле видной тропинке, я, как никогда раньше, хотел просто остановиться и насладиться этим моментом. София это понимала и периодически шутливо грозилась встать у меня на пути. Но нет, слишком страшно всё потерять. Опять история как с ноутбуком… В прошлый раз я переступил через опасения и сорвал джекпот, но ставки только растут, и нужно время, чтобы в очередной раз всё обдумать. А в тот момент больше всего на свете я хотел слиться с природой, забыть о серости будней, не рискуя при этом собственной жизнью. Тем более рядом шёл человек, который, несмотря ни на что, был мне дорог даже больше, чем новая жизнь. Казалось, лучше уже быть просто не может. Но я ошибался.

* * *

Координатор, или Кей (как тогда его стали называть), начал с малого. Внедрение нескольких агентов в группировки вечноидущих, бунтующих от отчаяния, саботажи остального населения — всё это было лишь фундаментом для вооружённого вторжения. Надо отдать Кею должное, он действительно продумал почти всё: с помощью коренного населения, не привлекая к себе лишнего внимания, уничтожил большинство вышек сотовой связи в мегаполисах, переманил часть военнослужащих под знамёна оппозиции, стравил влиятельные страны между собой. Причём всё это было обнаружено только после войны. Изначально никто не мог найти в подобных акциях какую-то систему, да и времени на эти поиски не было.

В 2145 году Кей обрушил накопленные вооружённые силы на стратегически важные объекты сверхдержав. Расчёт был на внезапность и помощь оставшегося в живых населения, настроенного против собственного правительства. Однако с самого начала что-то пошло не так. Эра процветания оставила весомые следы в военной отрасли: функционал человека при обороне каких-либо объектов был снижен до минимума. А люди, которые могли переключить управление в ручной режим, — давно умерли.

Старые, изготовленные ещё в 20 веке, танки, ракеты и самолёты не справлялись с Системами Противодействия (СП), которые были расположены на границе всех стратегически важных объектов. Изначально СП были запрограммированы на 2 цели: во-первых, не допускать вторжения, и во-вторых, не допускать собственного уничтожения. Первый пункт заметно прорежал армию Кея, заходившую со стороны государств-бунтарей. Второй же убивал толпы, которые стремились помочь, нападая изнутри. Однако всё-таки Кей был слеп из-за своей ярости: его целью были не захват власти или революция — он хотел полного истребления вечноидущих, любой ценой. Его мечтой был возврат мира к старым временам, где господствовал человек разумный. И поэтому наступление продолжалось, гибли миллионы людей по всему миру: уже не от эпидемии, а от пуль, ядовитых газов и смертельных электромагнитных волн.

Всё шло к полному уничтожению человечества. Реки, питающие водой крупные города, отливали красным из-за количества крови, скопившейся в грунтовых водах. Трупы перестали закапывать, потому что слишком много сил уходило на войну. В итоге на границах стратегически важных объектов стоял убийственный сладковатый смрад, который грозился добить тех, кто ещё выжил. Но в этот момент случилось чудо, которое человечество своими действиями не заслужило: Координатор погиб. По официальной версии это был несчастный случай. Обстоятельства назывались разные, так что единую версию предоставить невозможно до сих пор, но новость об инциденте разлетелась по всей планете за считанные часы. И это послужило сигналом людям: призывом отступить и прекратить бесполезную и бессмысленную войну. Ведь толпе всегда нужен лидер, а без него каждый начинает мыслить самостоятельно и, что ещё важнее, более критично.

Впереди были годы, даже десятилетия «Генеральной уборки». Рабочей силы осталось мало, а осколков безжалостной войны — безграничное количество. С начала 22 века, за 50 лет, умерло 70-75% населения планеты. Да, классические апокалипсисы описываются по-другому: умирают все или почти все, причём в кратчайшие сроки. Однако то, что случилось на самом деле, привело к ещё более ужасающим последствиям: почти каждый выживший почувствовал на себе вину за вымирание большей части человечества. Даже когда всё наладилось настолько, насколько могло, число самоубийств осталось невероятно большим. По статистике, каждый 10-ый человек заканчивал существование на Земле по собственной инициативе. Кто этого сделать не мог — стремился закрыться от внешнего мира. Некоторые уходили в бесконечный запой или искусственно веселились в клубах дни и ночи напролёт. Большинство же просто отгородилось от всех чувств, прогрызающих изнутри каждую минуту бодрствования, которое продолжало заполнять весь день, все 24 часа. Так и образовалась та самая серость. Всеобъемлющая и почти беспросветная. Жить по-настоящему было незачем. Все умерли. Всё умерло.

Единственное, что могло выжить — это, как ни странно, Координатор, а точнее его идеи. Даже в 2200-ых ходили слухи о подпольной деятельности, организованной последователями первого лидера оппозиции, называвшими себя тоже исключительно Кеями. Действительно, периодически в новостях мелькала информация о подрывах новых научных лабораторий или о несанкционированных сносах вновь отстроенных вышек связи. Но, что на мой взгляд более важно, люди при этом никогда не погибали. Это был почерк кого угодно, но не Кея, ведь его целью всегда было обратное. Хотя... Зачем кого-то убивать, если, по сути, и так уже все мертвы?

* * *

Прошла еще пара месяцев. Всё оставалось по-прежнему. Скучные рабочие будни сменялись счастливыми моментами Прогулок с Софией. С каждым разом мы уходили все дальше и дальше, и вскоре нам захотелось чего-то большего. И тут Соня вновь начала рассказывать об Исландии, а конкретно о водопаде со сложным названием Сельяландсфосс. Она была там однажды, и мечтала вернуться как можно скорее. Однако эта Прогулка должна была занять несколько недель, а то и месяцев. Такого я просто не мог себе позволить, ведь напарника, который мог бы подменить меня, так и не появилось.

Но рассказы Сони были столь манящие, столь завораживающие… Что моё терпение лопнуло. Единственным выходом было увольнение. И вслед за Максимом, правда, гораздо позже, я написал заявление. Была уверенность, что найти работу с моим образованием и опытом не составит большого труда. Только надо ещё захотеть этого после Исландии…

И вот, примерно полтора месяца назад мы вышли из нашего любимого Парка и отправились в Данию, в Хиртсхальс, чтобы отплыть оттуда на сказочный остров. Путь был долгим, изматывающим даже для поддерживаемых специальными таблетками организмов, но от этого становилось лишь интереснее. Девственная природа и полумёртвые города, разнообразие живности и толпы одинаковый «серых» людей, которые также Прогуливались на своих выходных. Почему они не видят всего великолепия дороги, по которой идут? Как можно оставаться безразличными в такой обстановке? Именно эти вопросы будоражили меня на протяжении всего нашем пути. Много раз хотелось закричать: «Да оглянитесь же вы!». Но понимание бесполезности затеи каждый раз останавливало, ведь все оставались закрыты для внешнего мира, и виноваты в этом были уже только сами. Сколько лет уже прошло с войны? Пора очнуться. Но нет, генетическую память обмануть очень сложно.

Соня была опытнее меня в таких прогулках, поэтому спокойнее реагировала как на прелести пути, так и на кислые лица прохожих. То тут, то там она указывала мне на что-то необычное. Видя, как каждая новинка приводит меня в восторг, София несколько раз причитала, что при подобном поведении у водопада моё сердце может просто-напросто остановиться. И каждый раз эта шутка оказывалась такой же смешной, словно была рассказана впервые.

Спустя примерно 2700 километров и 35 дней пути мы наконец-то дошли до паромной переправы. Плыть было сравнительно долго: около полутора суток. Но это время как раз было нам необходимо для отдыха после месячной Прогулки. Море стало для меня ещё одним открытием. Такое большое, спокойное, но при этом грозное. Оно само решало: оставаться гладким словно зеркало или стать угольно чёрным и показать тебе всю свою мощь. Попав в небольшой шторм, мы с Софией ощутили, насколько ничтожны по сравнению с ним. Ситуация была под контролем, но было очевидно, что если море решит повеселиться всерьёз, то даже не заметит паром и погребёт его под толщей воды так же легко, как мы топим в реке маленькие камешки.

После шторма мне опять невыносимо захотелось остановиться, перестать постоянно шагать. Море как будто предлагало мне это сделать, показывало на своём примере... Но как я мог рискнуть упустить шанс увидеть цель нашего путешествия? Испортить Прогулку Софии? Эти причины в очередной раз остановили меня от, возможно, последнего решения в моей жизни.

Причалив, мы сразу двинулись дальше. До цели оставалось всего 50 км или около 10 часов пути соответственно. Мы могли бы пройти это даже за один день, но решили разбить на два, оставив на второй меньшую часть маршрута, чтобы успеть насладиться водопадом и вернуться к ближайшему населённому пункту.

На острове всё было иначе. Природа и рельеф отличались от материковых. Всё казалось утрированным: горы — выше, цвета — ярче, вода в озёрах — прозрачнее. Ощущение попадания в сказку преследовало нас всю дорогу. Подумать только, еще полгода назад я не представлял, что когда-либо выберусь из собственного города, а тут очутился на острове, который казался пришельцем с другой планеты... И как же иногда поворачивается жизнь. А сколько еще впереди таких открытий? Ведь Земля практически безгранична, особенно если пытаться обойти её пешком.

Пришли к Сельяландсфоссу мы всё равно под вечер, благополучно ошибившись с оценкой скорости своей ходьбы по горной местности. Но это была самая восхитительная ошибка в моей жизни. В красных лучах заходящего солнца перед нами предстала скала метров 60 в высоту, нависающая над нами, словно мама, убаюкивающая ребёнка. И с самой её вершины лились тонны бурлящей воды, каждая капля которой преломляла падающий свет, окрашивая водопад во все цвета радуги, постоянно переливавшиеся из одного в другой. Всем своим видом Сельяландсфосс давал понять, что в этом месте стоит задержаться надолго.

Мы прошли в отступ позади водопада. Солнце светило прямо на нас, просвечивая через потоки воды. Открылся потрясающий вид на ярко-зеленую равнину, где-то далеко-далеко ограниченную высокими пиками гор, устремленными в красное вечернее небо. От такого зрелища действительно захватывало дух. Мне кажется, именно этот момент можно назвать самым счастливым в моей жизни. Всё еще перетаптываясь на месте, я искренне наслаждался каждой секундой, проведённой за Сельяландсфоссом.

Запах свежести, исходивший от воды, перебивал почти все остальные ароматы: затерялись запахи травы и полевых цветов, которые неустанно сопровождали нас на пути к этому месту. Даже запах пота, проявившийся после долгой Прогулки по гористой местности, растаял в нём абсолютно бесследно. И только один аромат, совсем слабо, но при этом отчётливо, ощущался помимо превалирующего. Это был тот самый странный сладковатый запах, от источника которого София оттащила меня во время нашей первой Прогулки. Соня… Как можно было забыть про неё? Я повернул голову и посмотрел на свою подругу: она стояла, совсем не шевелясь и, прикрыв глаза, дышала так спокойно и сладко, как не может ни один вечноидущий.

«Всё, больше я так не могу» - заорал я, перекрикивая водопад, и остановился. Первыми отреагировали ноги, пытаясь завестись обратно, однако усилием воли я сумел этого избежать. И тут закружилась голова... «Конечно, организм не привык к спокойствию, нужно потерпеть» — подумал я. Но уже спустя несколько секунд больше не мог стоять на ногах и мешком рухнул на холодную землю. Еще и упал так, что взглядом пронизывал лишь скалу. Водопад остался позади.

Всё тело кололо, и я понял, что скорее всего это конец. Соня, видимо, настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила моего падения. Вглядевшись вдаль в поисках хоть какого-нибудь чудесного спасения, я увидел две голубые точки, прячущиеся среди ярко-зелёной травы. Присмотревшись, понял. Это были глаза. Глаза, которые я не мог спутать ни с какими другими. Глаза моего товарища и напарника, Максима. Они уже помутнели, но было отчётливо видно, что в последние секунды своей жизни Макс был счастлив. Теперь всё вставало на места со сладким запахом. То, что я чувствовал, оказалось лишь смрадом разложения. Значит, и раньше рядом со мной были трупы?

София, наконец, очнулась и наклонилась ко мне, перед этим обойдя так, чтобы я мог её видеть. «С тобой было приятно работать» - крикнула она мне в ухо. Что? Работать? Ты о чём, Соня??? «Не многие доходят до этого места, но вы с Максом очень любили жизнь. И это было вашей ошибкой. Жизнь — для человека разумного, а не для вечноидущих». После этого она лёгким движением руки достала из-под массивного камня огромную трубу спутникового телефона и набрала кому-то. Я слышал всё хуже, поэтому мог лишь догадываться по движениям губ о том, что говорит Соня. Однако казалось, что обращается она к Мистеру Кею. Паззл окончательно сложился. Жаль, что так поздно. Да и какая теперь разница?..

И вот, лёжа на холодной и мокрой скале, дёргаясь в последних предсмертных конвульсиях, я вспомнил свою жизнь, начиная с первой встречи с девушкой, сидящей в Парке. Куда делись остальные годы? Почему не всплыли родители, школа, университет? Потому что это была лишь иллюзия жизни, которую каждый вечноидущий принимает как должное. Настоящие эмоции: счастье, горе, любовь — я почувствовал только в последние полгода. И было уже абсолютно неважно, что София оказалась обманом. Я им не был, и это главное.

Однако тут же у меня в голове созрел вопрос, на который я так и не успел найти хоть сколько-то вразумительный ответ... А стоило ли оно того?.. Стоило ли терять всё ради короткого, но столь сладкого, периода счастливой Жизни?.. 

+2
429
15:26
Какая прелесть. Радует меня ваша группа бесконечно.
С большим интересом читал. Мелкие шероховатости не мешали. Интересная история, правда, кажется, я где-то уже слышал о чем-то подобном — ну и пусть. Ничто не ново под луной.)
Спасибо, удовольствие доставили.
23:10
Философия в финале неплохая, но я бы порекомендовал поинтересоваться геологией: кровь в грунтовых водах — абсурд.
Где диалоги???
00:00
А это обязательное условие?)
Так я ж как читатель, не как критик.
Перед прочтением всегда проверяю рассказ на диалоги smile
Без них у меня появляется подозрение, что чтиво будет скучным.
Специально придётся этот рассказ теперь читать, чтобы проверить.
18:38
+1
Ну да, зашло даже и без диалогов.
В каждом правиле бывают исключения.
Хороший рассказ.
15:16
+2
Зачем здесь сразу три способа уничтожить человечество: эпидемия, вызванная генными мутациями, мировая война и массовый суицид на фоне раскаяния?
Это чтоб наверняка? Так, видимо, не вышло. Человечество-то выжило.

Вообще к рассказу очень много вопросов. Пока затрону только одну из тем. Самую, как мне показалось, бессмысленную.
Интернет. Я не поняла, зачем он вообще нужен в рассказе? Всю туже информацию можно было подать аналоговым способом, через Софию, например.
Проще и без технических подробностей. Или как раз в подробностях и суть? Тогда давайте разберемся.

Немного дат и фактов из рассказа.
Единственный упоминаемый ноутбук из начала 21-го века (2019 год, если точнее).
Спутники «всемирного интернета» запущены в 2024 году.
Репитеру, для усиления сигнала примерно 100 лет.
На момент рассказа 2214 год и про интернет обитатели Земли знаю только из баек.

ГГ из 2214 года, смог запустить столетний репитер, из подручных средств построить спутниковую антенну и подключится к сети. А знаете почему? Потому что он учился в техническом вузе.
Т.е. в мире, где изрядно давно не существует интернета, в вузах зачем-то учат как его наладить.
Ну, а собрать антенну и поймать сигнал от спутника – это, вообще, как два пальца… Ну допустим, поверю. У нас ведь и сейчас на техничсеких факультетах учат как отремонтировать и наладить машину Бэббиджа. Наверное… Нет?
И с 2024 года, спутники, конечно, ничуть не вышли из строя, и все также прекрасно работают.
Это сейчас инженеры-лошары их меняют по износу раз в 15-20 лет, а в 24-м их научатся делать без срока годности.
Ладно, допустим, я поверила, что спутники все еще работаю и гениальный ГГ смог подключиться к ним.
Но вот вопрос — а что он подключал? Я не увидела упоминания какого-либо устройства, которым пользовался ГГ.
Он что ментально к спутнику подключился?
Ладно, далее упоминается чужой ноут из 2019-го года (серьезно? 195 лет? Господа, это Вам не Фоллаут).
Сам факт существования ноутбуков ГГ воспринимает нормально, значит в их мире они по-прежнему есть.
Мы можем допустить (хотя в тексте этого не сказано), что у героя тоже было некий компьютер/планшет/телефон, в общем какое-то устройство, которое он и использовал.
Но, если это современное устройство, то совершенно очевидно, что в нем нет ни технического (начиная с банальной сетевой карты), ни программного оснащения для работы с сетью интернет.
А почему? Потому что — нафига совать в технику непонятное железо и софт, которые ты даже использовать по назначению не можешь?
Развитие техники не терпит рудиментов, а прощается с ним. Так канули в лету флоповоды и много другое (у меня, к слову, рабочая 5-и дюймовка есть, но прикрутить ее не к чему — вот).
Я реально не могу взять в толк, каким образом ГГ смог выйти в сеть.
Дальше больше, автор пытается нас заставить поверить, что спустя уйму лет после крушения сети, какие-то самоотверженные энтузиасты (в тексте об это не сказано ни слова) продолжают поддерживать (обслуживать, чинить, питать энергией) сервера и дата-центры по всему миру, чтобы обеспечивать доступ в интернет, в который доступ получить нельзя. Иначе как объяснить, что ГГ смог подключиться?
И не просто подключиться, а прошариться по старым довоенным сайтам и получить инфу аж с начала 21-го века.
Т.е. наши таинственные технари-альтруисты, поддерживающие сеть, еще и хранят всю эту помойку с «бесполезными сайтам прошлого», что требует не малых ресурсов. Для чего? Чтобы автор мог похвастаться псевдо-техно-знаниями?
На самом деле, я гуманитарий и слабо разбираюсь в технике. Если кто-то грамотный сможет логически объяснить все выше обозначенное, буду благодарна за ликбез.
10:13
+1
тут нет логики, а есть авторский фандом! Не надо копаться так глубоко laughменя больше смутил поход пешком ГГ пешком за две тысячи километров… это как в парк прогуляться laugh
11:35
+1
Да как же не надо копаться? laugh
Автор сам, добровольно вывалил на читателя кучу технической информации с датами, цифрами и фактами. Т.е. хотел показать, что в теме разбирается. Причем тема-то не фантастическая — интернет, спутники, компы, все как сейчас. А еще, тема эта в сюжете роли не играет, т.е. без нее вообще можно было обойтись. Но автору очень хотелось показать какой он умный. Вот пусть теперь и отвечает devil
13:18
+1
Но если автор будет отвечать, придётся писать ещё один рассказ… Готова ли ты читать ещё один раз? jokingly
13:23
+1
Черт! crazy
Вот тут я конкретно просчиталась.
Ваша взяла! Мне одного раза хватило laugh
22:48
-1
Не хочу никого учить общению в интернете, но такие ехидные шутки даже со стороны читать неприятно.
09:43
Позвольте! О каком ехидстве речь? Каждый из нас должен прочитать минимум 15 рассказов и составить столько же отзывов. Я к своей задаче подхожу со всей ответственностью и пишу очень подробные разборы. То, что Вы прочитали выше — в лучшем случает треть. Так какое Вы имеете право обвинять меня в нежелании проделывать лишнюю работу?
nik
07:58
Уже думал, эта группа не подарит ничего стоящего.
Рассказ получился, хотя без минусов не обошлось. Если это не дневник, то диалоги нужны. Они оживляют и подгоняют повествование. Несколько покоробило допущение о подключении к интернету через спутники. А сайты и информация, что тоже в спутниках зашита? Интернет это несколько более сложная штука. Ну, ладно, пусть будет условностью. Взамен имеем крепкую историю, продуманный мир, отлично выписанную атмосферу. Меня увлекло, и я даже потерял счет времени — это показатель хорошей работы.
По итогу — хорошо
Загрузка...
Xen Kras №2