Ирис Ленская №1

Неприветливая планета

Неприветливая планета
Работа №73

Эта загадочная планета не была обозначена ни на одной из звёздных карт, мало-мальски значимых областей Вселенной. Да и кто мог предположить, что здесь, на дальней периферии Млечного Пути, в стороне от заезженных магистральных маршрутов может встретиться что-то достойное разумного внимания учёных мужей, включая падких на космическую экзотику путешественников. Космические бродяги всегда обходили этот медвежий угол стороной, в силу его малоперспективности. Так бы и проследовал космический челнок мимо сего захолустья, если бы, внезапно возникшие неполадки в работе маршевого двигателя, не принудили его отклониться от курса. И пока астрофизик Хрос и бортинженер Ксо чинили свою изрядно потрёпанную посудину класса «Шнырок», ботаник Схис углядел в окуляре диковинную планету – третью по счёту от местного светила.

Сказать, что для путешественников это событие стало сколько-либо заметным явлением, значило – ничего не сказать. О! Это могло стать грандиозным открытием за последние пятьдесят космических лет. На планете наличествовала не просто органическая жизнь, а жизнь, проявлявшая себя разумной активностью! Впрочем, это предстояло ещё проверить.

– Везёт же Схису! – позавидовал бортинженер Ксо, испуская из щелястого зоба аромат смыслов с оттенком горького миндаля. – Совершить такое открытие! Теперь твоё имя навечно войдёт в историю!

Надо заметить, что путешествующие инопланетяне (а по всем признакам это были именно они) изъяснялись посредством многосложного сочетания разнообразных запахов, и не использовали для коммуникационного общения примитивные звуковые колебания.

– Да. Редкое везение! Не была бы поломки – не было бы и открытия, – выставил свой зоб астрофизик Хрос, обтирая ветошью щупальца, испачканные машинным маслом. – Предлагаю нанюхать эту планету его именем. Планетой Схис.

Ботаник Схис сконфузился, развесив по сторонам, торчащие на голове усики, что выражало крайнюю степень смущения.

– Да ладно вам! Хватит нюхаться надо мной! Займёмся лучше подготовкой к визиту. Движок починили, теперь можно и навигацией заняться.

Посадка на неведомую ранее таинственную планету прошла в штатном режиме. Шарообразный космический аппарат вошёл в плотные слои атмосферы, и приземлился на солнечной лесной поляне.

Мягкий контакт с почвой планеты слегка встряхнул путешественников и, тем самым, прервал извечный спор между ботаником и астрофизиком. Это был всё тот же, до тошноты надоевший бортинженеру Ксо спор непримиримых друзей. Смешней всего в этих резко пахучих поединках выглядел ботаник – ниспровергатель всеми признанных азбучных истин. Он с маниакальностью, достойной лучшего применения, утверждал, что двуногие динозавры, жившие на их планете пятьдесят миллионов лет назад, были вполне себе разумны и вымерли в результате нахлынувшей на планету радиации. В тот момент, когда их планета лишилась магнитного поля.

Астрофизик же, отмахиваясь щупальцем от полынных аргументов друга, доказывал, что двуногие монстры никак не могли по этой причине погибнуть, что это полная чушь. Ведь только благодаря живительной радиации мы все и живём, и только благодаря постоянному облучению, в результате многочисленных мутаций, наши предки обрели разум. «Это подтверждает и недавнее открытие археологов, – гнул он свою линию. – Они вели раскопки на плато Псет и обнаружили там удивительные артефакты: руины ядерного реактора. Это доказывает, что цивилизация динозавров (подчёркиваю – цивилизация!) крайне нуждалась в радиоактивном облучении и, испытывая её дефицит, пытались искусственно энергию восполнить. Это же неопровержимый исторический факт! Вымершие твари были весьма разумны. Мы же в то время были диким народом». – «Но что же тогда послужило причиной их гибели, Хрос?». Ответ на свой вопрос ботаник не получил – помешала посадка.

– Ну что… угомонились? Закрыли свои зобы? – обратился к спорщикам командир, убрав щупальца с ручек управления. – Нашли время нюхаться! – И посмотрел в иллюминатор.

За стеклом, в радужных лучах восходящего Солнца раскачивались огромные плоские стебли ярко-зелёных растений. Они плотной стеной окружали чужеродный объект, угодивший, как бы ненароком, им в плен – прямиком с небес.

– Мы попали в непроходимые джунгли! – пахну́л астрофизик Хрос. – Надо пойти на разведку, обследовать местность. Что показывают приборы?

– В пробах воздуха двадцать процентов кислорода, семьдесят восемь азота, один процент аргона и три сотых углекислого газа. Практически как у нас. Но в атмосфере катастрофически малая доза радиации. Всего восемь миллирентгенов в час! – грустно развёл усики ботаник Схис.

– Да… досадно! При минимальной потребности наших организмов в двести семьдесят рентген, мы здесь долго не протянем. К сожалению, я вынужден констатировать: планета для заселения колонистов не пригодна. В таких условиях они здесь не выживут, – с горечью заключил бортинженер Ксо. – И покосился на астрофизика: – Доставай защитные костюмы. Пойдём с тобой на разведку. Схис остаётся на борту.

Ботаник Схис скривился и исторг из шейных щелей свой протестный микст, состоящий, преимущественно, из резких и, отчасти, зловонно непристойных ароматов. Что означало: – Это мне-то оставаться?! Опять ты душишь нас своими нелепыми инструкциями! Я тоже муравей, и тоже имею право на отдых. Да если б не я, мы бы ни за что не попали на эту планету. Пойми, наконец, я же ботаник! Бо-та-ник!!! Кому, как не мне заниматься исследованием планеты?!

Астрофизик Хрос нерешительно пошевелил усиками на голове и посмотрел на командира:

– В самом деле! Стоит ли так перестраховываться, шеф? Имея такие средства защиты, нам ничто не грозит.

– А наш корабль? – смрадно дохнул на него Ксо. С нами-то ничего не будет. Но оставить без присмотра корабль…

Хрос запрокинул голову и мелко затряс усиками, что означало смех:

– Что корабль? Да куда он денется! Корабль наш.… Поставим его на гравитационный якорь. Всего делов-то!

Ксо сплёл щупальца на груди, раздумчиво покачал головой из стороны в сторону и, выдержав многозначительную паузу, выдохнул ответ. Что в переводе на человеческий язык, примерно, означало:

– Ладно, хрен с вами! Уговорили! Облачайтесь в защитные костюмы и не забудьте подложить под язык по таблетке стронция. За бортом радиации – ноль. А без неё мы долго не протянем! – Он испустил умиротворяющий запах горных фиалок, как бы, подводя черту под окончательностью принятого решения, и отправился в свою каюту за снаряжением.

Облачившись в лёгкие скафандры, друзья, соблюдая строгую инструкцию по контактам с чужими мирами, последовали в дезинфекционную камеру. В атмосферу не должен был попасть ни единый чужой микроорганизм.

Первым по трапу, с обнажённой головой спустился командир – бортинженер Ксо. Он осторожно ступил на чёрную почву таинственной планеты, быстро огляделся и призывно поманил щупальцем своих товарищей. Их долго упрашивать не пришлось. Они так истомились от длительного пребывания в замкнутом пространстве космической скорлупки, что, едва ступив на землю, принялись скакать и резвиться.

Ксо свежими, промытыми утренней зарёй глазами, влюблённо наблюдал за ними; усики на его голове мелко тряслись от беззвучного смеха.

– Ну, вы прям как дети! Вот расшалились-то… да угомонитесь же, наконец!

Но ароматы его смыслов друзья, как бы ни замечали и продолжали весело резвиться. Командир дал им вволю наскакаться, потом поманил одного из них:

– Включай свои мозги, ботаник! Не ради баловства ты сюда напросился. А ради изучения тайн неведомого мира. Видишь, как много флоры вокруг.

Схис, придя в себя, внимательно оглядел окружающее пространство. И изумился. Вокруг, насколько хватало глаз, росли непроходимые заросли, состоящие преимущественно из гигантских, с жёлтыми подпалинами зелёных остроконечных стеблей, устремлённых в небо. Они медленно раскачивались своими телесами в густом, настоянном на здешних специях воздухе. В просветах растений над парящими облаками багровела разорванная в клочья заря.

А ещё он увидел чудовищных размеров цветы, росшие неподалёку. Сорванная шляпа одного из них, размером в несколько обхватов лежала от него в двух шагах. Ботаник подошёл поближе, дабы исследовать объект. Сердцевина гипертрофированного цветка была в форме выпуклого диска ярко-жёлтого цвета. А из неё по сторонам торчали белоснежные бархатные лепестки, размером с обычную простыню; на одном из лепестков сверкала громадная, приплюснутая водяная капля.

Схис не выдержал и, послав подальше всяческие предписания, припал к капле губами, и всё пил и пил живительную влагу, не в силах оторвать иссохшую душу от сего целебного источника. Мгновенным солнечным лучом, отразившемся в росинке в голове мелькнула догадка: «Да это же ромашка! Но до чего же она…».

Ботаник обернулся, поискал глазами друзей и увидел их, ковыряющихся в земле. Они брали пробы почвы. Схис подбежал к ним, потешно размахивая щупальцами. Глаза его горели.

– Оставьте ваши пробирки! Идите сюда!

Он постучал щупальцем по торчащему из земли стеблю, потом постучал по другому, и устремил на командира ликующий взгляд.

– Знаете, друзья, что это? Ах, вы не знаете! Ну, так я вас просвещу. Это трава. Да-да! Обыкновенная трава. Только гигантских размеров. А вот это (он притронулся к стволу другого растения) – простая, заурядная ромашка. Здесь всё гигантских размеров: и трава и цветы и кустарники. И эти горы вдали, что упираются вершинами в облака – вовсе не горы, а чудовищных размеров деревья. Унюхали?

– Действительно, – только и смог выдохнуть астрофизик. – Действительно… кто бы мог подумать! Растения-монстры! – И умоляюще посмотрел на бортинженера: – А не стоит ли нам, командир, немного углубиться в заросли? Меня очень интересует вон тот объект (Он указал щупальцем на что-то белеющее вдали, напоминающее круглую, пузатую башню).

– А не боишься повстречаться с неведомой тварью? Животные тут, судя по всему, тоже должны быть не малого роста. Не ровен час, проглотит тебя какая-нибудь местная мышь.

– Издеваешься командир? Это с нашей-то суперзащитой?! Ох! Не смеши меня…

– Ну, хорошо. Будем считать, что ты меня убедил. Надо только трап убрать. А то объявится какой-нибудь, не в меру любознательный абориген, и выкуривай его потом из жилища.

Ксо нажал на одну из кнопок, расположенных на груди комбинезона, в результате чего – трап поднялся и люк захлопнулся. Друзья отправились в путь.

По пути к объекту, путешественники большей частью молчали, изредка обмениваясь однозначными ароматами смыслов, касаемо встречающихся местных диковин.

Бортинженер шёл впереди – прокладывал дорогу. Шёл он осторожно, внимательно исследуя выпуклыми глазами пространство перед собой; за ним следовал астрофизик Хрос. Он тупо таращился по сторонам и постоянно натыкался на спину командира. Замыкал процессию худощавый ботаник с веточкой в щупальце, помахивая ею в такт движения.

Поравнявшись с белесой пузатой колонной, бортинженер задрал вверх голову и увидел, нахлобученную на неё громадную, мясистую шапку.

– Да это же гриб! – исторг он восторг из зоба. – Громадный белый гриб! Вот так везение!

– Нам этого деликатеса до конца путешествия хватит! – обрадовался астрофизик. И добавил: – Может, оставим его до следующего утра? Пусть немножко подрастёт.

– Это неразумная идея, Хрос, – всплеснул щупальцами ботаник. – Раз тут растут грибы, значит, есть и те, кто ими питается. Таков закон природы. Гриб надо доставить на корабль сегодня же!

– Схис прав. В течение местного дня, надо доставить гриб на корабль, – поддержал ботаника Ксо… и осёкся.

Из-за ствола гриба показалось голое, родственное существо. Увидев незнакомцев, существо принюхалось и разъяло челюсти.

– Да это же наш собрат муравей! – радостно затряс усиками ботаник. – Местный житель. Посмотрите: у него такое же строение тела, как у нас. И как у нас восемь конечностей. Но, сдаётся мне, он совсем дикий.

«Местный житель», между тем, привстал на задние конечности, поднял кверху голову, и методично ударял челюстями по стволу гриба.

– Что он там изображает? – поинтересовался астрофизик, опасливо косясь на беснующегося аборигена.

– Что ты для него чужак и изгой, – пояснил ботаник. – По-моему, его действия означают одно: «Тревога!».

Путешественники чуткими усиками уловили едкий запах муравьиной кислоты. Её выделял, бьющийся в истерике абориген.

– А вот и его собратья появились, – очертил пред собой дугу Ксо. – Это муравьи-воины!

– Сквозь нашу силовую защиту они, конечно же, пробиться не смогут, – встрял ботаник. – Но хорошо бы аборигенов как-то успокоить. Ведь не враги же мы им!

– Наши увещевания на них не подействуют. Судя по всему, у них крайне ограничен набор феромонов – запас смысловых маркеров. Он сводится к простейшим инстинктивным действиям: с добыванием пищи, размножением, ухаживанием за потомством, защитой своей колонии… и не более того. Эти дикие муравьи, по сути – наши предки. Они находятся на самой ранней стадии развития, в самом начале эволюционного пути. Прискорбно то, что они развиваются в крайне неблагоприятной среде – в условиях полного отсутствия радиации. А потому и не могут эволюционировать. Смотрите, что они вытворяют!

Между тем, к стоящему у гриба муравью, со всех сторон сбегались его озабоченные собратья. Каждый воин, возбуждая другого, тряс головой и ударял ею сверху вниз по голове встречного. И вновь прибывшие воины, в боевом экстазе, тоже начинали трясти головами: «Тревога! Чужаки!».

Муравьи окружили путешественников и, устрашающе клацая челюстями, сомкнутыми рядами пошли в наступление. Воины вплотную приблизились к своим предполагаемым жертвам, но добраться до их вожделенных тел не позволяло защитное поле. Муравьи с разбегу прыгали на своих супостатов, и тут же отскакивали, как теннисные мячики от стенки.

Поначалу, исследователей это забавляло. Астрофизик и бортинженер разражались беззвучным смехом, тряся усиками, наблюдая за тщетными попытками «врагов» их расчленить. Хрос, призывно размахивая щупальцами, шутливо вызывал соперников на поединок, возбуждая в них, лютую ярость. Впрочем, так продолжалось недолго. Ботанику эта бодяга стала надоедать. Он призвал друзей к спокойствию, в присущей ему деликатно-ландышевой манере:

– Друзья! Вы обратили внимание на их основной отличительный запах? Это запах их матки. Нам нужно срочно облачиться в этот аромат. Тогда они нас примут за своих родственников. И конец войне!

– Не зря мы тебя, ботаник, пригласили на прогулку, – потрепал Схиса щупальцем по голове бортинженер. И перевёл лукавый взгляд на астрофизика: – Хрос, проанализируй их феромонный состав. Надеюсь, тебе это по силам? (это была не очень удачная шутка. Сделать мгновенный букетный анализ любого индивида было по силам даже ребёнку).

Спустя малое время, в рядах алчущих вражьей крови муравьёв, возникло смятение. Их агрессивное поведение сменилось игриво дружелюбным расположением духа. Воины сомкнули челюсти и пытались прикоснуться своими усиками к головам новоявленных родственников.

– Защиту не отключать! Никаких объятий с аборигенами! Они могут быть заразными, – предупредил товарищей Ксо.

– Да мы и не собирались отключать. Мы строго придерживаемся инструкции, предупреждающей об опасности инфицирования, – попытался успокоить его астрофизик.

Но командира в данный момент беспокоило не это.

– Вы замечаете вибрацию почвы под собой? – резко пахну́л он из зоба. – Вибрация постоянно нарастает. На землетрясение это не похоже. У меня такое ощущение… не знаю, как объяснить. Но, похоже, к нам приближается какое-то огромное по массе чудовище. Эти ритмично чередующие толчки напоминают движение живого существа.

Командир окинул взглядом ботаника и продолжил: – Схис, ты из нас самый ловкий. Взберись-ка по этому стеблю наверх и огляди окрестности.

Ботаник, как опытный альпинист быстро вскарапкался по стеблю травинки, и уселся на её согбенную макушку.

– Вижу громадного двуногого динозавра! А рядом с ним другой – помельче. Возможно его детёныш. Улавливаю запах. Они движутся в нашу сторону. Спускаюсь!

Расположившись под грибом, друзья обменялись смыслами. Первым пунктом стоял вопрос безопасности лесных братьев. Но, как предупредить аборигенов о надвигающейся опасности? При отсутствии с ними коммуникации. Всех устроил аргумент ботаника, что дикари давно приспособились к подобным происшествиям, и лесные чудища вряд ли могут им угрожать.

Вторым пунктом было предложение астрофизика вернуться на корабль и сфотографировать динозавров на бреющем полёте. Такие кадры для учёных их планеты были бы бесценны. Предложение Хроса было поддержано всеми. Пункт о взятие на борт одного из диких сородичей, они обсудить не успели.

Внезапно гриб и всё окружающее пространство покрыла густая тень. Путешественники чуткими усиками уловили смрадное дыхание дикого зверя, исходящее с небес. Над их головами блеснула длинная стальная полоса и с размаху врезалась в сочную мякоть гриба. Гриб, подхваченный за шляпу чудовищными щупальцами, стремительно стартовал вверх, и исчез, на глазах изумлённых путешественников.

– Ну, всё! Плакал наш стратегический запас! – потеряно махнул щупальцем астрофизик.

– Тебе бы всё о жратве думать, Хрос! – надул свой зоб ботаник. – Подумал бы лучше о наших братьях. Этот монстр давит их своими чудовищными ступнями! Видишь?

– Ты что… предлагаешь мне отдать им свою защиту? Так её, всё равно, на всех не хватит…

– Довольно нюхаться! Заткните свои зобы! – оборвал спор командир. – Всем принять по полтаблетки стронция и бегом к челноку!

В окружающем пространстве прокатилась низкая звуковая вибрация, щекочущая усики. Ей вто́рила другая вибрация – частотой повыше. Это ревели динозавры. Гуманоиды, в силу особенностей своих организмов, не могли ни слышать, ни понимать значений этих звуков. Они воспринимали звуковые волны, исходящие из пастей чудовищ, как нстинктивную угрозу окружающему миру. Знали бы космические путешественники, что означают эти звуки! Что воздушные колебания могут быть наполнены смыслом.

А звучало следующее:

– Смотри, внучка, какой я гриб нашёл. Белый! Ты таких грибов ещё не видела…

– А я, дедушка, тут в траве мячик нашла. Такой красивый, со стеклянными окошечками. Смотри, как они светятся!

Лесник подошёл к девочке поближе, взял в руки округлый предмет и внимательно осмотрел его со всех сторон.

– Занятная игрушка! Я таких ещё не видал. Кто-то её тут, наверное, забыл. Везёт же тебе, Настя!

– Такой красивой игрушки, в нашем городе, ни в одном магазине нет! – щебетала Настя. – Можно её взять с собой?

– Конечно можно, – улыбнулся дед. – Это тебе от лесной феи подарок. О! Смотри-ка! Да она к чему-то привязана…

Лесник дёрнул за шар, но космический челнок, удерживаемый гравитационным якорем, прочно держался на привязи. Тогда он дёрнул сильней.

Путешественники были уже на полпути к кораблю, как вдруг уловили резкое вибрирующее тремоло рассекаемого воздуха. Это просвистел оборванный якорный трос. Падая с огромной скоростью на землю он, точно бритва, срезал на своём пути ромашку и зацепил концом, проходившего мимо цветка ботаника.

Удар пришёлся Схису по корпусу, в результате чего, тот был отброшен далеко в сторону. Если бы не защитное поле, его бы рассекло надвое. Силовая защита сработала безупречно. Позднее он, грешным делом, думал: «Лучше бы она не сработала!». Но это было потом. А в данный момент в рядах космических скитальцев владычествовал ужас, граничащий с отчаянием. Их родной корабль – единственное во враждебном мире пристанище, похитили динозавры. Эти мерзкие твари лишили их надежды возвращения на родную планету.

– Как же так, – теребил усики ботаник. – Гравитационный якорь! Такая надёжная, испытанная система!

– Якорь остался на месте. Оборвался трос, – развёл щупальца Ксо. – Кто из разработчиков мог предположить, что корабль столкнётся со столь чудовищным воздействием?! Эти динозавры обладают невероятной силой…

– Зачем им наш корабль, – недоумевал астрофизик. – В пищу, он не годится. Ни на вкус, ни на цвет… во всех смыслах. Может им присуще любопытство?

– Хватит нюни разводить! – клацнул челюстью командир. – Теперь надо думать, как его возвращать. Какие будут предложения?

Ботаник уныло почесал щупальцем затылок: – Да какие тут могут быть предложения… Мы можем отправиться по следам динозавров до их логова, по запаху. Правда это может занять много дней… но, другого выхода я не вижу.

– Вот именно! Быстро мы к ним не доберёмся. У нас стронция осталось на двое суток. А твоё предложение, Хрос?

– Идти по их следам – значит идти на верную смерть. На третьи сутки мы выбьемся из сил и распрощаемся с жизнью. Я предлагаю подкараулить динозавра на его тропе и, когда он вновь появится, незаметно взобраться на него. И он сам принесёт нас в своё логово.

– Да, других способов вернуть челнок, похоже, нет, – заключил Ксо. – Будем использовать оба варианта. Схис отправится по следу этих тварей, а мы с Хросом зависнем над тропой, вон на том кусте, под которым рос гриб.

Такой план устроил всех, и путешественники, не мешкая, приступили к его реализации. Наскоро простившись, ботаник отправился по следам динозавра, в надежде отыскать его логово. Учитывая сложность предстоящего похода и, связанные с ним энергозатраты, Схиса дополнительно снабдили двумя таблетками стронция.

Бортинженер и астрофизик забрались на куст, и устроили на ветке наблюдательный пункт. В тягостном ожидании прошёл день; пали на землю сумерки. Потянулась томительная, гнетущая ночь. Лёжа на ветке, друзья избегали общения, дабы не расстраивать друг друга и думали о Схисе. Представляли, как он сейчас, преодолевая усталость, упрямо склонив голову к земле, бежит по ночной тропе. Он сделает всё для достижения поставленной цели. В этом друзья были уверены.

Утром, приняв по полтаблетки стронция (снадобье надлежало экономить) и, испив живительной росы, друзья продолжили наблюдение. Ближе к полудню, вдали от тропы, проследовал выводок динозавров, в количестве трёх особей. Они несли какие-то странные, плетённые из толстых стволов лоханки, в которых лежали грибы.

– Похоже, эти монстры травоядные. Вполне себе миролюбивые, – отметил астрофизик.

– Да уж! Не посягали бы на чужое имущество – цены бы им не было! – скрипнул челюстями бортинженер и вдруг насторожился. Он уловил знакомый запах вчерашнего похитителя.

Не доходя до куста, динозавр остановился и поворошил траву. Потом нагнулся, поднял якорный трос и стал внимательно его разглядывать. И даже понюхал. Затем накрутил на конечность и попытался вырвать из земли. Все его попытки оказались тщетными, и монстр бросил трос.

– Ксо! Сам он к нам не подойдёт! Надо его чем-то приманить, – взволнованно зажестикулировал астрофизик. И, спустя мгновение, выпустил из зоба мощную струю грибного аромата.

Динозавр покрутил головой, принюхался и направился к кусту, где его поджидали страдальцы. Они, не мешкая, быстро попрыгали на спину чудовища и намертво вцепились щупальцами в ворсинки его шкуры.

– Какая странная кожа у этой твари, – брезгливо поморщился астрофизик. – Она отделяется от тела и колышется на ветру.

– Не привлекай его ароматом, Схис! Закрой зоб! И держись покрепче, – процедил Ксо.

Вдали показалось бревенчатое логово динозавра. Перед его входом, на толстых столбах, лежала, выделанная из гигантского дерева плоская доска. На ней, болтая нижними конечностями, сидел кудрявый динозаврик. А рядом с ним (о, радость!) притулился их космический корабль класса «Шнырок».

Воздух сотрясла низкая, протяжная вибрация. Это взревел динозавр. Гуманоиды содрогнулись и попрыгали на землю. Что означал этот устрашающий рёв, – понять им было не дано. А означал он следующее:

– Ну, что, внученька? Небось, проголодалась? Ничего! Сейчас будем ужинать.

Динозавр последовал в своё логово; детёныш продолжал сидеть, болтая в воздухе нижними конечностями, не достающими до земли. От пояса до колен, свисала его омерзительная, шевелящаяся на ветру красная кожа в белых горошинах. Друзья, оставаясь незамеченными, быстро вскарабкались по шершавому столбу, ступили на гладкую поверхность доски, и сразу же устремились к кораблю.

Они бежали, обуянные страхом, боясь повернуть голову и узреть вблизи чудище. Оно могло в любой момент преградить им путь к спасению – просто смахнуть на землю. Надо было спешить! Из пасти детёныша стали исходить весьма подозрительные звуковые вибрации, угрожающего характера. Но гуманоиды волновались зря. Эти вибрации были наполнены вполне миролюбивым смыслом:

– Ой! Ко мне в гости мурашки пришли! Милые мурашки! Ах, вы мои хорошие!

Тем временем путешественники достигли корабля и остановились. Ксо лихорадочно нащупал кнопку на груди, и из недр корабля выдвинулся трап. Друзья, задыхаясь, взбежали по спасительному трапу наверх и захлопнули за собой люк.

– Ой, дедушка! Мурашки по лесенке в мою игрушку забрались! И за ними дверца закрылась! – захлопала девочка в ладошки.

Спустя мгновение, космический челнок взмыл в небо.

Из лесной сторожки вышел обеспокоенный лесник.

– Чего шумишь, красавица? Кто там к тебе забрался?

– Да не ко мне, дедушка! Две мурашки забрались в мою игрушку… и вот… улетели…

– Ах ты, фантазёрка! Пошли в дом, шалунья, – ужинать будем. Игрушку-то куда спрятала?

– Я же тебе говорю, дедушка, – она улетела! Вместе с муравьями…

Между тем, космические путешественники, в упоении одержанной победы, весело барражировали над бескрайними лесными просторами. Восторгу их не было предела! Увести из-под носа динозавров корабль, выскользнуть, можно сказать, из их пасти, расценивалось друзьями, как невероятное везение – сродни чуду. Им было чем гордиться!

Схиса они запеленговали практически сразу, в процессе облёта прилегающей территории, и оповестили его о благополучном завершении операции. Ботаник встретил корабль и выходящих из него друзей, безумно радостными прыжками, с присущим, исключительно ему, ландышевым ароматом. (Ведь в переводе на земной язык, имя Схис означало: ландыш). Все были безмерно счастливы.

Командир придирчиво осмотрел челнок снаружи, и обнаружил в месте обрыва якорного троса, спёкшуюся кровь. «Динозавр поранился, – смекнул он. – Надо взять пробу на анализ». – Были так же взяты многочисленные пробы почвы, фрагменты различных растений и несколько луговых опят для праздничных банкетов.

Посовещавшись, гуманоиды заманили на борт одного из аборигенов. Ему отвели отдельную каюту и нарекли Смоксом. Умом Смокс не блистал; в своей деятельности руководствовался исключительно инстинктами, впрочем, располагал весёлым нравом и умел считать до десяти.

К затее друзей приручить дикаря, ботаник отнёсся скептически. Он считал, что шансы, мало-мальски, окультурить Смокса, равны нулю. Хотя, идею доставить дикого предка на планету (на предмет изучения ведущими генетиками), в научном смысле, поддержал.

И вот путешественники снова в открытом космосе. Корабль движется в направлении милого сердцу созвездия, на встречу с родной планетой по имени Ирга. На борту «Шнырка» жизнь постепенно входит в привычную колею. Всё так же яростно спорят астрофизик с ботаником. Кстати последнего, намедни, посетила сумасбродная идея написать фантастическую повесть, что добавило ещё одну щепотку перца в остропахучую полемику друзей.

На этот раз они сцепились по поводу разных подходов в предоставлении практической помощи диким собратьям. Хрос выдвигал идею зарождения разума принудительным методом радиоактивного воздействия на планету. И с заселением её волонтёрами-колонистами. Ботаник же отстаивал точку зрения, связанную с ликвидацией магнитного поля, отводящего радиоактивные лучи местного светила от поверхности планеты.

Разгоревшуюся не на шутку дискуссию прервал, вышедший из лаборатории командир. Подойдя к пульту управления, он включил на полную мощность вентиляционную систему (напустили тут смыслов, вонючки!) и обратился к сослуживцам:

– Принюхайтесь ко мне, друзья! Я вынужден внести ясность в ваш извечный спор и поставить в нём точку! Сейчас я провёл повторный анализ крови нашего динозавра и убедился, что все хромосомные структуры в образцах полностью разрушены. И знаете почему? Их сгубила радиация! Теперь вам понятно, отчего вымерли динозавры на нашей планете?

– Что значит сгубила? Что ты несёшь, Ксо! – возмутился астрофизик. – Ведь радиация – это источник жизни! Только благодаря живительной радиации, в результате многочисленных мутаций, наши предки обрели разум. Посмотри, хотя бы, на нашего Смока. Как благотворно она на него действует!

– Радиация живительна для муравьёв, – прикоснулся к нему щупальцем Ксо. – Для нас – это источник жизни, а для динозавров – погибель! Такой вот парадокс, Хрос. И с этим не поспоришь!

На следующий астрологический день, к ботанику, затеявшему в своей каюте генеральную уборку, заглянул астрофизик. Было видно, что проигрыш в споре с приятелем, задел его за живое. Хрос пришёл взять реванш.

– Эй, писатель! Хочешь, сюжет для новой повести подброшу? – испустил он из зоба хитро составленный букет из лукаво-саркастических благоуханий. – Так нюхай! Сюжет такой:

Динозавры, на открытой тобой планете, достигли уровня высокоразвитой цивилизации. И, вместе с тем, они наблюдают, что параллельно с ними формируется другая, более перспективная, разумная раса. Но этой молодой, подающей большие надежды муравьиной цивилизации, не дают развиваться природные условия. И тогда благородные динозавры добровольно жертвуют собой. Они насыщают планету живительной радиацией и уступают новой цивилизации дорогу. Как тебе сюжет?

– Ну, это ты загнул, Хрос! Самоуничтожение одних, ради процветания других… Утопия! Хотя думаю, что Смоксу бы идея понравилась.  

+6
736
11:50
+1
Приветствую тебя, Галактический Сверхразум!
Я — капитан Солокью-Первый с планеты Озирон-16. Я прилетел сюда, чтобы пояснить за базар.
И понять, откуда у твоего рассказа взялся необоснованный минус.
Скотти, в транспортаторную!
инопланетяне

Повествование ведётся от лица не-землян. Посему инопланетянами для них будут как раз земляне.
Предлагаю нанюхать эту планету его именем.

Почему нанюхать? Если речь космических братьев по разуму построена на обмене запахами, это все равно — речь. То, что для нас — кишечные газы, для них — рядовое общение между заводскими работягами.
Нет, Семь Светил, мне смешно. «Не нюхайтесь надо мной». Я понимаю, что пытался передать автор, но это просто нелепо! laugh
Я даже читаю с трудом из-за этих нюхов и вдохов.
Кстати последнего, намедни, посетила сумасбродная идея написать фантастическую повесть

А чего ж не нанюхать?

В общем, рассказ забавный. Моментами. Скорее всего, автор неопытный, с другой стороны — конкурс-то для новичков (по крайней мере, номинальное). Поработайте над индивидуальным стилем, и будет вам счастье. Фантазия-то работает.)
14:11
+1
Впечатление приятное. Читала легко и с удовольствием.
Ничего супер оригинального, кончено, не увидела, но в целом недурно. Милая атмосфера. Импонирует тема радиации как двигателя эволюции.
Есть ряд вопросов к логике. Например, почему в экипаже космического корабля всего три члена — бортинженер, астрофизик и ботаник? Какая странная подборка. Ни кого, кто должен осуществлять управление самим кораблем. И почему именно эти трое составили десантную группу? Все разом. Чем астрофизик, например, может быть полезен при изучении поверхности планеты? Куда как разумней было бы привлечь боевых муравьев с бластерами, чтобы охранять ботаника, изучающего местную флору.
С предыдущим комментатором соглашусь по поводу глагола «нюхать». Муравьи воспринимают феромоны посредством усиков, а не носов, т.е. фактически они не нюхаю. Кроме того, заменять этим словом абсолютно все глаголы отвечающие за речевые функции и часть мыслительных процессов — это через чур. При том, что остальная речь муравьев переведена с использованием корректных слов русской речи.
Не понятно, кто для читателя переводит эту речь с муравьиного на человечий и обратно, поскольку в тексте муравьи людей не понимают, и наоборот. Т.е. все объяснения и переводы подаются нам просто как факт. Во всяком случае, я присутствия фигуры рассказчика, на которого возложена роль объясняющего, не ощутила.
Но в целом, мне понравилось. Спасибо! Удачи!
nik
16:19
Очень приятный, легкий рассказ.
Присутствует путаница в собственном мире, а также ломается четвертая стена, однако это не мешает воспринимать историю. Композиция соблюдена, есть идея, есть развитие. Написано живо, язык хороший, чувствуется опытная рука.
Хорошо.
18:12
мне тоже очень понравилось. Легко и непринужденно!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1