Илона Левина

Необратимый тренд

Необратимый тренд
Работа №75. Дисквалификация за отсутствие голосования

Доктор Клэр Морган устало нахмурилась: последний на сегодня пациент опаздывал уже на двенадцать минут. Со вздохом она отвела взгляд от дисплея своего стола – плоскость рабочего места перешла в режим ожидания, и его черная матовая поверхность лишь неярко освещалась полупрозрачными цифрами часов.

Доктор поднялась с эргономичного кресла, разработанного в точности с анатомическими нюансами конституции ее тела, и шагнула к стене. В конце перегруженного трудового дня Клэр хотела немного перевести дух и выпить витаминизированный коктейль. Робкая надежда на то, что пациент передумал и не явится на прием, с каждым мгновением разгоралась все сильнее.

Бесшовная ниша вмонтированного пурифайера едва угадывалась на фоне стены. Доктор Морган автоматическим жестом взмахнула запястьем, проводя вживленным под кожу микрочипом удостоверения личности, и нахмурилась сильнее. Едва заметный индикатор вспыхнул красным, и прямо по гладкой поверхности стены побежали буквы уведомления: «Идет фильтрация воды. Пожалуйста, подождите».

Клэр ждать не могла. Ее свободное время, внезапно образовавшееся в рабочие часы, было слишком хрупко. Доктор вышла в коридор, привычным взмахом надежно заперла кабинет и двинулась в направлении лобби.

Стерильная белизна стен клиники «Бланка Медикэл», подсвеченная скрытыми за вторым уровнем потолка светильниками, разъедала глаза. Поэтому доктор, уронив взгляд под ноги, спешно мерила коридор энергичными шагами. У входа в полукруглый вестибюль Клэр невольно притормозила, заслышав громкую ругань.

- Безобразие! – Возмущенно выкрикнул крупный мужчина и побарабанил пальцами по матовому стеклу стойки. – Это опухоль, всего-то! Но я должен буду провести в койке целую неделю?!

- Процедура такова, что после криозаморозки раковых тканей необходимо наблюдение за процессом заживления… - Очень неубедительно пробормотала новенькая девушка-рецепционист. Ее неуверенность бросилась доктору Морган в глаза, и Клэр отстраненно подумала, что надолго работница здесь не задержится. Впрочем, как и вереница ее предшественниц, сломленных бесконечным напором претензий и завышенных ожиданий избалованных клиентов. Издержки работы в фешенебельной клинике – Клэр покачала головой и незаметной тенью скользнула в фойе.

- Рак, такая мелочь – и на тебе, терять целую неделю! – Скандальный пациент возмущался уже, скорее, по инерции, приободряясь от одного лишь вида бледной перепуганной девушки в сексуальной униформе. – За что я плачу такие баснословные деньги, милочка?

- Возможно, вам будет удобнее перенести процедуру на другое время? – Рецепционист ткнула изящным пальцем с ногтем невиданной длины в сенсор своего стола, и перед ней вспыхнул органайзер с разноцветным графиком записей на месяц. Вернувшись к протоколу ведения диалога, девушка обрела под ногами почву: ее голос окреп и зазвучал увереннее.

- По-твоему, я переноса добиваюсь? – У мужчины будто открылось второе дыхание. – Я пытаюсь донести руководству вашей клиники, чтобы оно грамотно распределяло финансовые потоки! Большая часть оседает в карманах совета директоров, в то время как деньги должны идти на реальные исследования! Прорывы в лечении! На уменьшение времени госпитализации, к примеру…

Дальше Клэр слушать не стала. Часть стены бесшумно отъехала в сторону, образовывая неглубокую нишу со стоящим в ней шероховатым стаканом. Он был доверху полон едва розоватой витаминной водой: концентрация полезных и тонизирующих веществ в пурифайере для посетителей оказалась предельно низкой. Доктор бросила расфокусированный взгляд на поток автомобилей за стеклянной стеной и мелкими глотками принялась пить солоноватый коктейль.

- …к доктору Морган.

Клэр обернулась к стойке, попутно выбрасывая полупустую тару в приоткрывшийся зев приемника. Там стакан из переработанных водорослей будет измельчен, продезинфицирован и вновь спрессован в удобную для использования емкость.

Тучного мужчину у ресепшн сменила только что вошедшая пара: молодой парень, нахально навалившийся на молочно-белое матовое стекло, и женщина средних лет, одновременно выглядящая дорого и невыразительно.

- Пройдемте, пожалуйста, - доктор громко поприветствовала посетителей и гостеприимным жестом велела следовать за ней в кабинет.

Клэр Морган подкатила к столу еще один комфортабельный, но обезличенный стул и предложила парню и женщине располагаться со всеми удобствами. Коснувшись запястьем определенной пиктограммы на столе, она разблокировала его и активировала рабочую поверхность, на которую электронный ассистент тотчас же вывел данные о пациенте: фото, анамнез и основные, заслуживающие внимания детали о состоянии организма.

- Признаться, Томас, я решила, что вы передумали, - Клэр тепло улыбнулась, не позволяя парню ни на йоту усомниться в собственной доброжелательности. Огромный опыт работы с VIP-клиентами научил ее смягчать острые углы в диалогах, вуалировать сарказм в дружескую иронию и всегда держать в приоритете желания пациентов, даже тогда, когда они намеревались вытворить откровенную глупость.

Например, как в этот раз.

- Нет, я просто опоздал. Пробки. Даже пятиуровневая автострада сейчас перегружена, - Томас передернул плечами и поторопил ее, - ну что - приступаем?

- В прошлый раз мы с вами обсудили последовательность действий, Томас, - голос Клэр зазвучал сочувственно. – Боюсь, скорее, чем это определено протоколом, не получится.

- Знаю, - парень отмахнулся, словно давая понять, что его нетерпение – неотъемлемая часть натуры, и ничего с этим не поделать. – Она уже готова?

- Пока лишь завершена стадия трехмерного моделирования. Сегодня у нас по плану этап…

- Вы не могли бы… - внезапно прошелестела женщина на соседнем стуле. Клэр осеклась, вежливо склоняя голову. Сходство лиц говорило о том, что перед ней мать Томаса. – Не могли бы ввести в курс дела и меня? Томми убеждает, что волноваться не о чем, но я все же сомневаюсь…

- Да нечего тут сомневаться! – Ее сын даже подался вперед, стремясь разрушить колебания матери. – Я уже столько объяснял…

- Не проблема, предлагаю проговорить все еще раз с самого начала, - доктор Морган подняла руки ладонями вверх в примиряющем жесте. – На это уйдет не так много времени, к тому же – этот прием у меня на сегодня последний. Можно немного задержаться.

Мать Томаса благодарно кивнула, парень, смиряясь, откинулся на низенькую спинку стула.

- Мой пациент – Томас Апшоу – обратился к нам в клинику по вопросу протезирования, а именно: он желает установить бионический протез верхней конечности, - Клэр бросила взгляд на скрещенные на груди две абсолютно здоровые руки парня. – Устройство изготавливается корпорацией «HealthSolutionInc» индивидуально под каждого пациента и отвечает высочайшим требованиям качества. На нашей первой встрече мы с Томасом заключили контракт на предоставление услуг клиникой «Бланка Медикэл», на второй – провели объемное сканирование конечности в трех проекциях для создания голографической модели…

- Как, уже было и сканирование? – Миссис Апшоу невольно напряглась, выпрямляясь, будто струна.

- Мы приходили вместе с Самантой, - отозвался юноша лениво.

- Верно, - Клэр кивнула, припоминая прошлый прием и молодую парочку. Томас держался непринужденно, бравируя перед подругой. А худощавая девица с кислотно-зелеными винирами – дань последнему писку моды – вела себя высокомерно, и откровенно насмехалась над побледневшим парнем, когда Клэр попросила его сунуть руку в тубус сканера.

- Господи… - едва слышно выдохнула мать пациента.

- Голографическая трехмерная модель необходима для виртуальной примерки, - Клэр торопливо пустилась в объяснения, стараясь отвлечь женщину. – Как раз сегодня мы окончательно убедимся в том, что изделие подойдет Томасу идеально. Следующим этапом будет непосредственное изготовление бионического протеза. Прошу.

Клэр двинулась к противоположной стене и путем несложных манипуляций у панели управления активировала сканер.

- Трехмерная модель анатомического среза вашей руки уже скопирована в память устройства, - пояснила она, надевая VR-очки и сенсорную перчатку. – Пожалуйста, поместите в сканер правую руку.

- Правую? – Ужаснулась мать Томаса со своего места.

- Я ведь правша, - юноша равнодушно пожал плечами в ответ на замечание и уже без былого опасения положил конечность в полость медицинского оборудования.

- Посмотрим, - Доктор Морган теперь могла видеть будто сквозь сканер. Пальцами, затянутыми в тонкий латекс, она взяла висящую в воздухе голограмму и сопоставила с рукой пациента. Модель вписалась идеально, в точности совпадая по размеру, по расположению сосудов и…

- Хм… - Клэр нахмурилась. Предплечье на первый взгляд казалось подогнанным безукоризненно, однако красные отметки на местах несоответствий в лучевой кости привлекли ее внимание. – Возможно, на этапе сканирования вы вздрогнули, пошевелились… Впрочем, не беда. Я укажу проблемные участки, и после исправления погрешностей трехмерная модель станет безупречной.

Томас довольно улыбнулся. Доктор быстрыми движениями создала маркировки несовпадений, дополнительно указала в файле голограммы их размеры в долях миллиметра, и сняла очки.

- Руку можно убирать, - она дежурно улыбнулась пациенту, задержалась у оборудования, отправляя данные изготовителю, и вновь поспешила к молчаливо ожидающим Апшоу.

- Как видите, - она понизила голос, говоря, словно слегка извиняясь, - все практически готово к созданию индивидуального устройства. Обычно на этапе виртуальной примерки помимо исправлений в голограмме я обязана выслать подписанный контракт. В нем юридически закрепляется информация о том, что пациент ознакомлен со всеми рисками и внес предоплату в размере трети суммы…

- Вопрос финансов – это моя забота, - голос матери Томаса внезапно ужесточился, - но лично я до сих пор не ознакомлена с процедурой в подробностях.

- Это легко исправить, - промурлыкала Клэр, вынимая из ниши стола ультратонкий планшет. – Сейчас я попрошу вашего сына ответить на несколько вопросов касательно будущего протеза, и попутно же постараюсь объяснить непонятные моменты…

Она быстрыми жестами подготовила планшет к работе: экран гаджета, а также часть стены за спиной доктора демонстрировали врачу и пациенту стандартную форму опросника. С дисплея стола Клэр небрежно смахнула на планшет пиктограмму, символизирующую Томаса, и автозаполнение тотчас же вписало информацию в пустые графы и расставило галочки в нужных частях анкеты.

- Как видите, вопросов осталось не так много, - Клэр вновь вежливо улыбнулась. – Итак, Томас, вы выбираете модель из супер облегченного титана, которая будет тяжелее вашей собственной руки в 1,38 раза.

- Верно, - важно кивнул юноша.

- Один сустав, - Клэр установила галочку в нужном месте.

- Почему не два?.. – Задумчиво протянул Томас, примеряя на себя новый вариант.

- Локтевой не задет, не имеет смысла, - доктор отозвалась довольно резко и поспешила реабилитироваться. – Модель с двумя суставами включает в себя тот же набор функций. Но стоит дороже.

- Хорошо, - парень признал ее правоту.

- Приложите палец к этому полю, - Морган развернула планшет к Томасу. – Своим отпечатком вы закрепляете наше дальнейшее сотрудничество «доктор-пациент» и согласны с тем, что именно я буду вас оперировать.

- Многие из моих подруг советовали хирурга Бена Диккенса, - внезапно вклинилась в разговор миссис Апшоу. Палец ее сына завис над дисплеем. – Я хотела бы узнать – можно ли провести протезирование у него?..

- К большому сожалению, нельзя, - Клэр была само добродушие, – доктор Диккенс – абдоминальный пластический хирург. Проще говоря - он специализируется на создании идеальных животов и талий.

- О, - женщина задумчиво кивнула. Томас, досадуя на мать, недовольно поджал губы и ткнул пальцем в экран.

- Как быстро я смогу вернуться домой? – словно спохватившись, выпалил парень. Складывалось впечатление, что он прикидывает в уме свой график.

- Протез оборудован автоматической подачей обезболивающего, поэтому уже через сутки обладатель бионической конечности выписывается, однако остается под наблюдением еще месяц. Вы получите регулярные дозы лекарства вплоть до полного заживления. Поначалу возможно будет беспокоить чувство дискомфорта и легкое онемение, но постепенно неприятные ощущения сойдут на нет.

- Скажите, а наркоз во время операции – он опасен? – Миссис Апшоу невидящим взглядом перебегала со строки на строку опросника.

- Операция длится всего час с небольшим, и современные методы погружения в медикаментозную кому гораздо более щадящие чем… скажем, десять лет назад, - доктор тепло улыбнулась, будто пыталась подбодрить и развеять страхи.

- Я выйду из комы киборгом! - Проговорив эту фразу несколько раз на все лады, молодой пациент озарился счастливой улыбкой. – Пожалуй, так и озаглавлю первый же пост в…

- И, наконец, несколько слов о том, что послужило причиной протезирования. Ответ не обязательно должен быть развернутым, годится и пара предложений, - Клэр вновь бросила взгляд на правую руку парня и едва сумела сдержать печальный вздох.

- Я клавишник в рок-группе, - важно отозвался Томас, раздуваясь от личного достижения. – Но у меня, как у блестящего студента популярного университета, нет времени на бесконечные репетиции. Пусть за меня играет моя новая рука!

Записывая слова пациента в точности, доктор кивнула – к подобному ответу она привыкла. Мораторий на удаление здоровых органов и конечностей был негласно отменен тогда, когда высокотехнологичные протезы стали все сильнее напоминать продвинутые гаджеты.

В этот же период графики медицинской статистики по инвалидности и даже смертности неумолимо поползли вверх. Очереди на изготовление индивидуального гаджета исчислялись месяцами, и бионические протезы больше не были доступны тем, кто не мог предъявить культю руки или ноги в качестве неопровержимого аргумента. Стремясь обосновать необходимость установки протеза, все больше и больше людей шли на риск и удаляли руки или ноги с помощью расплодившихся новоявленных «специалистов».

Однако такие ампутации в нестерильных условиях наспех оборудованных «операционных» в заброшенных складских помещениях зачастую приводили совсем не к протезированию. Присоединение инфекции и развивающийся на этом фоне сепсис далеко не всегда удавалось купировать и обратить вспять. Обычно драгоценное время оказывалось упущено, и даже медицинские препараты последнего поколения оставались бессильными. В итоге люди, добровольно планирующие чуть-чуть искалечить себя, и вовсе лишались жизни.

Но калечиться было ради чего.

Двенадцать лет назад рынок высоких технологий потрясли новейшие образцы бионических конечностей, и за это время они успели усовершенствоваться до немыслимого ранее уровня. И по сей день острое желание стать обладателем протеза-гаджета толкало потребителей на безрассудное перекраивание биологического тела.

Когда-то давно в отрасли протезирования революцией стала технология «чтения мыслей», при которой сохранившиеся нервные окончания «транслировали» протезу намерения, и он с успехом заменял родную руку. Медленно, без изящества, но вполне продуктивно. Теперь же технология развилась настолько, что свои собственные импульсы транслирует уже устройство.

В последние модели бионических гаджетов заложено множество специализированных функций. К примеру, обладателю протеза не нужно оттачивать мастерство шеф-повара. Достаточно провести титановой ладонью над доской для нарезки, чтобы устройство отсканировало размеры и места расположения предметов, и бионическая рука плавными движениями с миллиметровой точностью превратит любой овощ или фрукт в горку аккуратных слайсов.

Сложная кропотливая работа больше не требует нервного напряжения. К примеру, в случае с ювелирным делом, мастер разгружен, имея все необходимые инструменты непосредственно внутри собственных пальцев. Модели протезов разнятся комплектацией и всегда отвечают индивидуальным требованиям заказчика.

Современные синтезаторы легко синхронизируются с бионическим гаджетом, и обладатель протеза нового поколения – как в случае с Томасом – больше не разучивает новые композиции, репетируя часами. Титановая рука порхает над клавишами уверенно и безошибочно, транслируя импульсы по нервным волокнам в мозг обладателя, который управляет движениями биологической конечности.

Однако дьявол кроется в деталях, и доктор Клэр Морган была обязана уведомить пациента об еще одной особенности сделки.

- Миссис Апшоу, Томас, я так же вынуждена просить вас подписать форму о согласии на регулярное сервисное обслуживание и дозаправку.

- Я в курсе, - сын кивнул. – Мам, можешь подписать.

- Минуту, - его мать нахмурила брови, вчитываясь в сложный юридический текст на стене. – Дозаправка?..

- Верно, - грустно подтвердила Клэр, с тоской понимая, что решившийся на подобную операцию пациент отныне и впредь будет неразрывно связан с компанией «HSInc», «подсаживаясь на иглу» расходного материала своей дорогой игрушки. – Речь идет о сверхпроводящем геле, который должен регулярно циркулировать в месте соединения протеза и конечности, чтобы нервные окончания руки оставались… живыми.

- Но что, если не заправить протез вовремя? – Мать Томаса хмурилась все сильнее.

- Запас времени есть, - успокоила ее доктор, - Но после нервные волокна пересохнут и отомрут, а этот процесс, увы, необратим. Гаджет примет оптимальное положение и зафиксируется навсегда.

- Как часто необходимо доливать этот гель? – На лице женщины был написан ужас.

- Ежегодно. Но первая дозаправка необходима раньше, потому как перед установкой гаджет заправляется частично гелем, частично – жидким анестетиком, - доктор Морган скорбно поджала губы и хотела добавить что-то еще, но ее перебил пациент.

- Ма, зачем снова и снова обсуждать одно и то же?! – В негодовании воскликнул Томас. – Отец в курсе, он обещал, что заложит регулярные отчисления в компанию ЭйчЭс в графу необходимых трат. Мы с ним уже обо всем договорились, подписывай!

Словно сдавшись под напором сына, миссис Апшоу устало приложила палец к прохладной гладкой поверхности планшета.

Тончайший Y-образный надрез расчертил внутреннюю сторону предплечья Томаса Апшоу. Хирург Морган сосредоточено и сфокусировано орудовала скальпелем. С гораздо большим удовольствием она заняла бы место в операторском кресле автоматического хирургического оборудования, но в данном случае привычные манипуляторы к использованию не годились. Обожженные запредельной температурой лазера нервные волокна теряли отзывчивость, и это шло вразрез с целями операции протезирования: нервы во что бы то ни стало следовало сохранить живыми.

- Вскрыть кожный покров.

Тонкие щупальца ассистирующего оборудования, оканчивающиеся пинцетами, ловко захватили края раны и потянули в стороны, обнажая бордовое нутро.

- Просушить!

Тот час же из нового манипулятора АвтоАса вырвалась струя аэрозоля, мгновенно свертывая капиллярное кровотечение.

Клэр оценила фронт работ и наклонилась чуть ближе. Быстрыми и безошибочными движениями она перерезала вены, и автоматический хирург в ту же секунду наложил зажимы. После циркуляция крови в этой конечности будет зациклена: титановой игрушке снабжение кислородом ни к чему.

Нервы и сухожилия доктор Морган перерезала, оставляя небольшой запас. Проекция будущей руки, голограммой накладывающаяся прямо сверху на операционный стол указывала, какой длины должны быть волокна, пригодные для соединения.

Мышцы легонько сократились в тот момент, когда их в жесткие тиски взяли манипуляторы оборудования. Они дрогнули, словно трогательно и беззащитно предчувствуя неладное. Запас мышечных тканей был без надобности, поэтому Клэр вновь сделала точнейший опоясывающий надрез, посекундно сверяясь с голограммой. Обнажив, наконец, две крепкие линии лучевой кости, хирург, не отрывая от виртуальной схемы взгляда, потянулась к щупальцу с миниатюрной циркулярной пилой.

Визг пилы наполнил операционную. Костная пыль моментально всасывалась очередным отростком автоматического ассистента, похожим на пылесос, но запах жженой костной муки все равно пробивался сквозь толстый респиратор. Облачка коагулянта, то и дело просушивающего оперируемую конечность, ухудшали обзор. Клэр отклонилась немного левее и приложила последнее усилие: беззвучно и мягко, как отделяется ножом кусок подтаявшего масла, от тела пациента отделилась бесполезная – на его взгляд – кисть правой руки.

- Подать протез.

Ящик из медицинской стали плавно подъехал к хирургу, оставив пустое отверстие в основании автоматического ассистента. Клэр Морган сорвала пломбу: контейнер считал информацию из датчика, вживленного в ее запястье, и индикатор замка загорелся зеленым. В случае несанкционированного доступа компания HSмгновенно получила бы уведомление, продублированное и на пульт охраны клиники.

Доктор вынула из амортизирующей подушки аккуратный гаджет, запаянный в прозрачный полипропилен. Вакуумная упаковка предохраняла сверхдорогое изделие до самого протезирования.

Скальпель взрезал пластик, и упаковка с шумом втянула воздух. Хирург осторожно извлекла протез - дизайнерские пластины полированного титана сверкнули чистейшими искрами в свете ламп операционной.

Самозатягивающиеся гайки автоматически навинтились на идеально совпавшую по размерам лучевую кость, оставляя в ней борозды резьбы. Это, а также специальный состав, покрывающий внутренние части протеза, воспрепятствуют окостенению металлических сочленений, что увеличит срок службы устройства в разы.

Теперь поработать настала очередь автоассистента. Сосудистая микрохирургия давалась запрограммированному оборудованию лучше и быстрее, исключая человеческий фактор. Клэр следила за действиями помощника через электронный микроскоп, то и дело раздавая АвтоАсу команды, касающиеся соединения сосудов, прокладывания нервных магистралей, зацикливанию циркуляции крови. Манипуляторы помощника справлялись ювелирно точно и молниеносно. Наконец, заправив кожный покров под специальную юбку протеза, хирург перешла к тестированию вживленного в тело гаджета.

Слабые импульсы тока, подаваемые на мышцу, заставили пальцы бионической конечности послушно сгибаться и разгибаться. Первую часть испытаний протез выдержал блестяще.

Чуть сложнее дело обстояло с обратной совместимостью. Для этого доктор Морган запустила на дисплее АвтоАса специальное программное обеспечение, имитирующее заложенную в память устройства деятельность. Компьютер передал на гаджет данные по беспроводной сети, и протез принялся воспроизводить движения пианиста, пальцы которого виртуозно перебегали с клавиши на клавишу невидимого синтезатора. Предплечье, а затем и плечо постепенно вовлеклись в действие, и хирург убедилась, что новое устройство способно передавать импульсы в мозг, подчиняя своим движениям всю конечность.

Клэр расслабленно выдохнула и позволила себе улыбку. Работу она выполнила безукоризненно.

***

- Разреши? – В щель дверного проема просунулась голова полноватой женщины средних лет в стандартной униформе клиники. – Клэр, ты не занята?

- Проходи, Карла, - доктор Морган оторвала рассеянный взгляд от дисплея стола.

Медицинский статистик Карла Донован юрко скользнула в кабинет и бесшумно прикрыла за собой дверь.

- Клэр, дорогая, для нового отчета мне понадобятся данные всех пациентов, которые заключили контракты с корпорацией Хэлс Солюшн, - Карла задумчиво повела бровью и добавила, - пожалуй, и те, кто планировал воспользоваться их услугами в ближайшей перспективе, тоже пригодятся… Открой мне доступ к их медицинским картам.

- Минутку, - рассеянно пробормотала доктор, ее рука вспорхнула над рабочей поверхностью. Настроив фильтрацию по ключевому слову, она объединила пиктограммы пациентов и отправила коллеге Донован разрешение на обработку персональной информации. – Карла, очередной скучный отчет по прибыли?

- Не совсем, - медстатистик покачала головой, и Клэр подняла на нее удивленный взгляд. – Ты разве не слышала? ЭйчЭс недавно оказались замешаны в громком скандале. Что-то насчет использования детского труда на производстве расходных материалов.

- Вот как? – Клэр не сдержалась и фыркнула. – Не помогла даже космическая взятка?

- На этот раз все серьезнее, - лицо медицинского статистика оставалось хмурым и озабоченным. – Похоже, что из этого скандала им сухими из воды не выйти. Замешан топ-менеджмент…

- Это лидер рынка бионических протезов, - словно не слыша собеседницу, пробормотала Клэр. – Как тогда быть пациентам?

- Скорее всего, ЭйчЭс одним штрафом не отделаются. Я слышала – из надежных источников – что процедура банкротства уже запущена. Слишком велико количество судебных исков, которыми завалят компанию «благодарные» клиенты.

- И как им быть дальше? – Изумленно покачала головой доктор Морган. – Люди, лишившиеся конечностей, заключили пожизненные контракты.

- Слово «пожизненный» в контексте этого скандала теперь стоит употреблять разве что в сочетании с «тюремный срок», - язвительно хмыкнула Карла и вновь посерьезнела, - часть пациентов с новейшими моделями перейдет под протекцию конкурентов ЭйчЭс – те уже вовсю занимаются разработкой программного обеспечения для синхронизации, но все мы понимаем, насколько они отстают.

- А остальные клиенты с гаджетами попроще? – Доктор ощутила легкий холодок, пробежавший вдоль позвоночника. Ей сложно было даже представить ситуацию, в которой оказались пациенты, наивно считающие, что электронные буквы контракта обеспечат им железобетонную гарантию вечной работы устройств. – Как же осуществление технической поддержки, контроль работы микропроцессоров, обновления прошивок, в конце концов - обеспечение безболезненного заживления, контроль проводимости нервных волокон?

- Протезы, потерявшие связь с нейронами мозга, все равно останутся протезами, - коллега пожала плечами. – Возможно, кто-то решится на повторную операцию, на установку дополнительного сустава, хотя кто же теперь выпустит для них новую модель?..

Обе женщины печально замолчали. Вглядываясь в панорамное окно на клубящиеся закатные облака, Клэр задумалась так глубоко, что даже не заметила, как осталась в кабинете в полном одиночестве.

Она ощущала горечь несовершенства мира. Острую несправедливость от того, что прорыв коснулся технологий, медицины, науки, но обошел стороной социальную составляющую. Люди остались прежними. Они нарушали законодательство в угоду сиюминутному, вынуждая годами расплачиваться за это других членов общества.

Доктор посетовала на глупое стремление соответствовать моде, на желание пойти наперерез природе, чтобы какое-то – непродолжительное – время покрасоваться на вершине тренда.

Вздохнув напоследок, доктор Клэр Морган вернулась к работе.

Другие работы:
-2
21:39
636
11:00
+4
Изи, командир! Чё у нас тут по трендам?
А у нас тут неплохая история. Я — гуманитарий, ни в медицине, ни в протезировании ничего не смыслю, поэтому читал с интересом, ведь техническая информация подана достаточно живо и ненавязчиво.
обезличенный стул

Лично у меня вызвал смех. Я понимаю, что сказать хотели, но вышло корявенько. Остальные ляпсусы — их немного — выделять поленился, с телефона неудобно это, да и не столь они серьёзны.)
До финала летел на крыльях повести. Но финала не нашёл. Структура, ау! Ты где? Где арки персонажей, логика, деликатность подачи идеи? Нельзя же просто ни к селу ни к городу пихнуть мораль, мол, коррупция — плохо. Обоснуй в трех строчках до финала тоже выглядит притянутым за уши.
Это, пожалуй, все вопросы. В целом рассказ понравился.
nik
10:16
+4
Хотел написать сразу, что рассказ плохой, да потом понял, что это не рассказ вовсе. Это эссе на тему футуризма. Здесь нет истории, нет персонажей, которые что-делают, нет развязки, нет финала. Это сложно оценивать. Идея подается в лоб последними тремя предложениями — так делать нельзя в художественном произведении. Читать кучу подробностей про то, какие теперь бывают технологии не интересно, абсолютно лишнее подробное описание операции. ЗАЧЕМ? Все это без привязки к истории, которой нет — не работает, не интересно, вторично, скучно. Как эссе на тему фуруризма — ок, как рассказ — очень плохо
12:11
+1
Я назвала это «Один скучный эпизод из врачебной практики» jokingly
11:39 (отредактировано)
+1
Интересный мир, в котором столько всего можно придумать.
Но в самом рассказе — это самое «придумать» не сработало. Сюжет вторичен — герои существуют только как иллюстрация придуманного сетинга. Читается никак. Нет особых проблем с текстом нет. Но и легкости тоже — ровный текст.

И немного по зацепкам, что тормозили чтение.
— «и его черная матовая поверхность лишь неярко освещалась полупрозрачными цифрами часов» — более уместно – светилась. Во-первых, страдательный залог всегда проигрывает. Во-вторых, «освещалась» — предполагает независимый источник света.
«взмахнула запястьем» — наверное все-таки кистью, да? Или даже рукой. Это как «махнула суставом», «махнула сочленением». Бррр
«уронив взгляд под ноги» — просто очень забавно.
«Ее неуверенность бросилась доктору Морган в глаза» — и это тоже.
«нахально навалившийся» — эмоциональная оценка действия это тоже забавно. Нет, одно дело «нахально улыбнулся», но навалился? А может не нахально а уставши, или еще как-то? Кстати нахальность героя больше никак не выражалась.
(как и суперпрофессионализм доктора в плане общения с клиентами)
«Пройдемте, пожалуйста, — доктор громко поприветствовала « — пойдемте – это не приветствие. Слова автора и реплику стоит поменять местами.
«парню и женщине» — а можно сказать.
«посетителям», «пациентам».
«Коснувшись запястьем определенной пиктограммы на столе» — а) слишком много внимания столу.
Б) оставьте уже запястье в покое – мы поняли, как тут работает управление.
В) какая пиктограма если были только часы?
Как удачно с пациентом пришла мать, а? Иначе как бы еще автор смог объяснить читателю, что происходит? (Не надо так пожалуйста)
«чистейшими искрами» — это как? Какой цвет у чистейших искр? Чем отличаются чистейшие от не чистейших? Почему в операционной вообще искры? Это пожароопасно.
11:54
+1
Ее неуверенность бросилась доктору Морган в глаза» — и это тоже
А что тут не так? Вам неуверенность в глаза не бросается? Насчёт остальных доебитов у меня вопросов нет…
А, нет, есть
«нахально навалившийся — бывает и такое. Каноны в искусстве — это как пиратский Кодекс, руководство, а не приказ. Если получается органично нарушить канон, то как бы че и нет?
Нахально навалившийся лично мне легко представляется. Я таких по работе вижу по пяти на день.
Как удачно с пациентом пришла мать, а? Иначе как бы еще автор смог объяснить читателю, что происходит? (Не надо так пожалуйста)
А как надо? Я известный придираст, знаете, но здесь свою корону готов вам дать подержать.
13:10
давайте — никогда не откажусь подержать чужую корону )

Окей, я перечитала отрывок с неуверенностью и признаю, что я лох.

16:11
С трудом дочитала до конца. Вначале даже не поняла — где происходит действие, Думала, что речь идет о межгаллактическом корабле. Потом оказалось, в клиники или институте будущего. Так и не поняла, что это было. Ну а некоторые фразу сильно удивлил. Например.

«в точности с анатомическими нюансами конституции ее тела» — это что значит? Настолько запутаннео выражение… или вот еще «Рецепционист ткнула изящным пальцем с ногтем невиданной длины в сенсор своего стола, и перед ней вспыхнул органайзер с разноцветным графиком записей на месяц.»

А вот это выражение: «Хирург Морган сосредоточено и сфокусировано орудовала скальпелем. С гораздо большим удовольствием она заняла бы место в операторском кресле автоматического хирургического оборудования, но в данном случае привычные манипуляторы к использованию не годились» Как можно сфокусировано орудовать скальпелем7. Но все побыл вот этот перл: «наперерез природе, чтобы какое-то – непродолжительное – время покрасоваться на вершине тренда.» Объясните, это как — наперерез природе?
11:04
Хочу заметить, что история (идея) сама по себе отличная. Подкачала реализация, и вот почему: история мальчика отходит на задний план рассуждений врача. Выкинуть мальчика, оставив только мысли врача, и все, что хотел сказать автор, останется. А это не есть хорошо. Думаю, для художественного произведения история, сюжет должны быть на первом плане, а мораль нужно аккуратнее вплетать в канву.
Но за что хочу сказать отдельное спасибо автору, так это за описание операции — будто сама присутствовала — классно!
Илона Левина