Нидейла Нэльте №1

​Захват сакрала Ямантау

​Захват сакрала Ямантау
Работа №80

Самая лучшая тактика штурмовой разведки по мнению большинства мегов – максимально приблизиться к цели, узнать максимум информации, получив при этом минимум повреждений. Стрекоза неслась на предельной скорости в десяти метрах над каменистой почвой, казалось, она вот-вот обгонит свою тень. Покрытая линзами сенсоров голова раскачивалась из стороны в сторону, сканируя местность сразу во всех спектрах. Мелкие насекомые, грызуны, несколько змей. Металл не обнаружен, энергетические поля не обнаружены, крупная органика не обнаружена, радиационный фон в норме. Слишком тихо, слишком всё гладко идёт. А когда в начале всё идёт гладко, то в конце ситуация оборачивается полной жопой.

“Сейчас она случится”, подумал Стас, и, словно услышав его мысли, поверх данных телеметрии замигала тревожная надпись.

До шапки серого тумана оставался километр, когда батарея дрона стала резко терять заряд.

“В гнездо!”

Стрекоза мгновенно раскрыла хвостовое оперение, заложив крутой вираж. От перегрузки завыли вывернутые на сто восемьдесят градусов импеллеры.

Отступление не помогло, заряд таял всё быстрее. Радиомодуль отключился первым, Стасу оставалось только наблюдать картинку от сокола. Пролетев сто метров после разворота, стрекоза выкинула опоры, готовясь к аварийной посадке на авторотации, но не успела и со всей дури впечаталась в гранитный валун, отпраздновав приземление салютом из осколков собственного тела. Один из импеллеров долгое время катился по земле, но потом застрял в кустах.

Минус одна боевая единица. Ноль полезной информации. Кто-то тихо высосал аккумулятор на сотню амперчасов за секунды. Ни энергетических вспышек, ни всплесков магнитного поля ни стрекоза, ни сокол не обнаружили. Чёрная магия? Порча? Но наведённая порча на машины не действует. Или уже да?

По привычке Стас потянул передний манипулятор к голове, чтобы почесать затылок, потом вспомнил, что затылок у него уже восемь лет отсутствует, но всё же пошкрябал щупальцем по обшивке корпуса.

- Вот гандониво! – вырвалось из динамика как-то само.

- И тебе доброе утро!

Переступая всеми лапами, Стас развернул корпус в сторону голоса. Марат вытащил из спальника своё жирное тело и, стоя на карачках, шебуршил в походном рюкзаке. Сползающие камуфляжные брюки тянули за собой резинку семейных трусов в весёлую красно-белую клетку. Симбиот на миг прикрыл окуляры, дабы уберечь психику от ужасного зрелища мужских полужопиц.

Транспортный борт высадил их со стаей собак за двадцать километров до объекта, почти у подножия горы. Дальше они должны были включить маскировку и добираться пешком. Сперва всё было тихо, но через сто метров марш-броска Марат Уралович заскулил и принялся картинно припадать на одну ногу. Как по команде, на отрицательные человеческие эмоции полезла наведёнка: гигантские многоножки, бабайки, пара зубастых уток, громко крякая, атаковали с воздуха. Пришлось усыпить толстожопого башкира, укутать в спальник, чтобы не помялся, и пристегнуть на спине под турелью.

Гидравлика лап толкала симбиота вверх по склону. Мозг Стаса, надёжно скрытый внутри корпуса, мерно покачивался в ликворе. Отдав выбор дороги на усмотрение электронным рефлексам, Стас обдумывал детали операции.

Нейронный мегакластер Велес, которого местные жители называли Чмырдяй, и на которого работал симбиот-Стас, информацией поделился скудно. Вчера ночью в районе горы Ямантау произошло землетрясение, сразу после которого патрульный сокол обнаружил сакральную сферу. Вернее, обнаружил ничего. Даже в видимом спектре на месте разлома серело круглое пятно, но этого хватило, чтобы Велес отогнал дрона от греха подальше и оцепил территорию. меги постоянно шпионили друг за другом, устраивали диверсии, воровали и перепрошивали роботов, перехватывали радиосигналы. Малейшей утечки информации хватило бы, чтобы гора превратилась в жужжащий улей.

Марат Уралович в операции играл роль ключа. Его нужно было сопроводить до разлома, затем с помощью него проникнуть внутрь сферы, установить бомбу, выйти из зоны поражения и готовиться к внеочередному апгрейду. Гениальный в своей простоте план с соблазнительной в своей щедрости наградой. Велес был конченым самодуром, как и остальные нейронные мегакластеры масштаба страны, но его институт разрабатывал лучшие симбиотические блоки.

Башкира подобрали у его деревни по пути на точку сброса. Толстомордый румяный бородач за полтинник по-хозяйски развалился в кресле, оглядывая салон коптера, затем звонко стукнул Стаса по обшивке кулаком.

- Привет, терминатор, - протянул он руку, - Марат.

После приветствия он высказал пару тезисов о погоде и о жизни в целом, попутно задавая наводящие вопросы о маршруте, но Стас все эти приёмы знал: такие люди красиво рассказывают байки из прошлой жизни, ничего конкретного о себе в настоящем не говоря и вынуждая на ответную откровенность. Поэтому он тупо молчал всю дорогу. Вот бы хорошо совсем с ним не общаться до конца операции...

Когда Симбиот приоткрыл окуляры, башкир справлял нужду у дальнего валуна. Словно почувствовав взгляд камер, он спросил.

- Когда выдвигаемся к объекту?

- Чуть позже.

“Вот и помолчал”, - подумал Стас

- Я перекушу тогда, - полуспросил, полуобозначил Марат. Он подошёл к рюкзаку и вынул полторашку воды, промочил горло, затем протянул бутылку симбиоту, - подержи.

Стас обвил бутылку щупальцем и наклонил над подставленными ладонями.

- Да потише лей, куда столько, - Марат поплескал в лицо, потёр руки, - ух! Хорошо тут спится, никаких тварей.

- Типа того.

Действительно, чудовищ лезло на редкость мало, сторожевые собаки справлялись сами. Правда перед рассветом из трещины в земле вылезла огромная мохнатая многоножка, но симбиот быстро выжег тело плазморезом и закидал портал землёй.

Марат достал из кармана конвертик, развернул и высыпал снадобье в рот, поморщился.

- Дай-ка! – бутылка перешла обратно к человеку.

- Врачей нормальных не осталось, одни знахари кругом, толкут свои порошки: крылья летучей мыши, корень зверобоя, уши от горбуши. Поджелудочная скоро отвалится. Вот раньше жили нормально. Чётко всё было, логично, законы были людские, и никакой магии, а сейчас навертели заклинаний, пидарасы.

Марат Уралович опять присел над рюкзаком и выудил портативную газовую плитку.

- Во, вот это вещь! Настоящая. Раритет. Из докризисных. Я знаешь, кем был раньше?

Стас молчал, в этот момент он просматривал изображение с сокола - в их сторону по склону поднималась старуха в цветных лохмотьях. Он засёк её в подлеске рядом с деревней, откуда забирали Марата, но значения тогда не придал. Быстро дошла.

- Начальником производства на заводе металлообработки. Крупнейший в России холдинг, одного экспорта на три миллиона в неделю, а ещё госзаказы, серийное производство. Две тысячи человек в подчинении, лично всех знал, пахал без выходных. И связи были, одноклассники в администрации, подвязки с поставщиками, любые задачи решал сходу, - Марат достал из рюкзака жестяную банку с надписью “ПЛОВ” и потряс в воздухе, - вот, где у меня все были! Догадайся, как меня в цехах мужики за глаза называли?

- Догадался, - ответил на риторический вопрос Стас.

- Мудак Аналович. Да, ругался, премий лишал, но по-другому этих дармоедов не расшевелить. Зато план выполняли, завод работал в две смены. И вот за неделю до того, как всех одарило, приходит практикант один, щуплый очкарик.

Марат даром время не терял, выбил ножом пару отверстий в банке и поставил на огонь. Затем достал из рюкзака разделочную доску, полбуханки чёрного и пластиковый контейнер, в котором оказалось сало, головка лука и огурцы.

Вкусовые рецепторы у симбиота отсутствовали, зато обоняние входило в базовую комплектацию. Стас мысленно застонал. Сало он любил, и его запах за тоненькую ниточку вытянул из закоулков памяти воспоминания о настоящей еде. В ответ на эмоции механическое тело сжало щупальцы манипуляторов в бессилии. Его мозг питался специально разработанным коктейлем через аналог гемато-энцефалитного барьера. Однако был и порт экстренной загрузки, который разлагал органику на глюкозу и жир, когда топливо для мозга заканчивалось, и надо было выжить любой ценой. Но что толку пихать в него сало, если вкуса он всё равно не почувствует, зато есть большой шанс подцепить какую-нибудь заразу.

Однажды во время боевой операции он почти месяц партизанил в бразильских джунглях, питаясь фруктами и мелкими животными. Когда система безопасности наконец распознала заражение клостридией ботулы, Стас уже сам всё понял. Он почти ослеп, потерял управление стальным телом, до точки эвакуации добрался на автопилоте. Велес выходил, спасибо ему большое. Возился почти месяц: восстановил изъеденные анаэробной бактерией нейроны, полостью заменил систему очистки ликвора.

Конечно, не бесплатно. Стас отдал все свои сбережения, но гонорара за взлом сакральной сферы хватит и на биосканер с адаптивным антиген-синтезатором, и на современную матрицу вкусовых рецепторов. Тогда можно будет и сало, и коньячок.

- Ну, значит, заходит паренёк, здоровается, а ладошка у него мягкая, как пластилин. Сразу понятно, он ей из инструментов только свой писюн держал. Пока с мастером токарного цеха знакомил, его чуть на шпиндель не намотало, говорит, хотел поближе посмотреть, как резец стружку снимает. Хотя парень головастый, на вопросы чётко отвечал, теорию знает, допуски, госты, чертежи читает, а вот с руками беда. Нужный резец подобрал сразу, а устанавливал минут двадцать. В общем, отдал его технологу ЧПУ, чтоб сидел у него в будке и программы изучал. Мы тогда крупный заказ для Роскосмоса взяли, спецсплав с очень сложным профилем.

Марат нарезал сало, достал из кармана рюкзака фляжку. Обонятельный сенсор симбиота тут же просигналил: ”Коньяк”.

- Рановато для праздника.

- Лучше рано, чем поздно, - пенсионер сделал глоток, закусил и после продолжил задумчиво.

- Сразу никто ничего не понял. Я в тот день с утра почувствовал, как в голове что-то поменялось, как будто вснули в голову то, чего раньше не знал. Или знал, но лежало глубоко, на самом дне. Мне надо было за женой в аэропорт ехать. Вышел во двор и первым делом увидел аккумуляторы. Прямо сквозь капоты. Увидел внутри свинцовые пластины, тёплые, как они слегка вибрируют, тянутся ко мне. Захотелось их погладить. В общем, никуда я не поехал, вызвал ей такси, а сам лёг на кровать, думал, отлежусь. Жена тоже странная, зашла тихо, говорит “Кажется, я русалка”, и в ванну легла до вечера. Только в понедельник дошло, что это не у меня кукуха съехала, что по всему миру так.

На планёрке все были какие-то испуганные. А потом технолог с практикантом пришли. Технолога трясёт всего, а парень улыбается, протягивает мне деталь, мол, сделал сам.

Спрашиваю, сам станок настроил и программу написал? Нет, говорит, изучил чертеж, взял болванку в руки и она сама в деталь превратилась. Я посмеялся тогда. А потом узнал, что один из сторожей после воскресенья стал превращать любой предмет в золото.

- Да, я видел в новостях, пока их ещё показывали. Российский царь Мидас рушит мировую экономику. Так и случилось.

- Холдинг обанкротился быстро. Зачем кормить целые заводы, когда можно нанять одного человека и он по чертежам сразу наколдует что надо. Потом и Роскосмос прикрыли, и Росавиацию, когда люди научились порталы создавать. Практикант организовал магическую артель, с завода к нему самые одарённые ушли, а я за бортом остался. Хотя и дар был, и с металлом умел обращаться, он даже разговаривать не стал. А ведь это я его пригрел, поставил на нужный путь. Раньше заводы с колен поднимал и бац, стал никому не нужен.

Марат сделал ещё один глоток из фляжки, тряпкой снял банку с огня и стал вскрывать ножом. Стас мысленно вздохнул.

- Аналыч, ты не перед тем цену себе набиваешь, я читал твоё досье. Может тебе про откаты напомнить? Или про фирму-подрядчика, которую ты на бывшую жену записал? Как одноклассника подставил, чтобы его место занять? Поднимал с колен заводы он, герой. Пилил бюджетные деньги, как все. Забудь о тех временах. Да, с металлом работаешь, а чего ты тогда банку ножом открывал? Только и умеешь, что свинец руками плавить. Скажи спасибо, что Велес тебе работу предложил, иначе сидел бы в своей деревне, грузила на сетки лепил.

На лице башкира зло затопорщилась борода. В рюкзак полетела фляжка.

- Я один такой на всю Россию, и Чмырдяй без меня в сферу не проникнет. Я пошёл домой, а ты иди в жопу, шестёрка. Вернусь, расскажу ему, почему операция провалилась, он тебя на дырявые ложки переплавит.

- Иди иди, твоя подруга тебя проводит, - симбиот указал манипулятором в сторону склона. Тётка подошла уже совсем близко, в телеобъектив можно было рассмотреть её уродливое лицо и золото зубов. Цыганка что-то говорила.

Борода, секунду назад, кидавшаяся в бой, вдруг поджалась к телу. Марат схватился за нож.

- Сука, опять она, - прошептал он.

- Ну иди, позолоти ей ручку, - жаль, что синтезатор речи не передавал всех эмоций, - тебя что, в детстве цыгане похищали?

Стас подтолкнул манипулятором человека в спину. Башкир вздрогнул, как от удара током.

- Я слово держу, раз сказал, что помогу, значит помогу, чего ты сразу возбудился. А как я помогу, если эта тварь меня поймает?

“То-то же”, - подумал симбиот и отдал собакам мыслеприказ: “Взять!”

Несколько четвероногих роботов взяли ведьму в кольцо. Они прыгали на неё, пытаясь повалить и сжечь плазмой. Цыганка отбивалась со скоростью, несовместимой с возрастом. Пёстрые юбки загорелись, цыганка заверещала на одну из собак и та, вздрогнув повалилась на бок. Тут же в углу картинки вспыхнула красным надпись “Бот 12. Отказ системы, причина: неизвестна”

- Не понял?! - это Стас произнёс уже вслух. От удивления он даже завис на секунду, что чуть не стоило потери ещё одной собаки. Цыганка сделала большой прыжок в сторону и уже набирала в лёгкие воздух, когда турель с сухим треском выплюнула серебряную пулю. Голова ведьмы разлетелась красными брызгами, а тело вдруг распалось и стало медленно оседать догорающими в воздухе чёрными хлопьями. Собаки побегали вокруг, прислонив морды к земле, а затем разбежались по своим позициям.

- Это невозможно...

Марат убрал нож в поясной чехол.

- В смысле невозможно, эта уродина меня преследует все десять лет, через неделю опять объявится.

- Нет, эта тётка - наведённая порча, морок, она неестественна и не подчиняется физическим законам. Она не может влиять на технику, только на людей и животных. Она наслала проклятье на робота и вырубила его. Такого не бывает. С этим местом что-то не так.

- Стас, окуляры протри, сам видел, что возможно, это же грёбаная магия.

- Ладно, ешь свой плов, мне надо подумать.

Симбиот развернулся и вновь посмотрел на место гибели стрекозы, выдвинув глаз-объектив поверх каменной гряды. Солнце всё так же отражалось искрами в рассыпанных на почве осколках. Порча – объёмное наведённое поле, оно поглощает негатив, страхи людей, проявляя их в виде чудовищ, взамен давая некие магические способности. Но как она могла повлиять на робота? Это бездушная железяка, она эмоций не испытывает. Внутри электронного мозга лишь алгоритмы, которые реагируют на изменение окружающих факторов, например, при низком заряде батареи стрекоза должна вернуться в гнездо, либо приземлиться и перейти в режим ожидания. Летающим разведчикам максимально облегчали конструкцию, они обладали только оперативной памятью и полный разряд батарей сбрасывал все настройки. А это означало, по сути... смерть? А ну-ка.

“Бот 04 – режим разведки”, Стас передал координаты собаке, дежурившей в километре слева, чтобы не палить расположение лагеря. Трансляцию отключил, наблюдая картинку лишь с зависшего над горой сокола.

Плоский четырёхногий робот, похожий на таракана, побежал, петляя между камней, ставя лапы так, что жёлтая пыль даже не поднималась, выдавая своё присутствие лишь в переходах из тени на свет, когда на долю секунды запаздывала адаптивная маскировка.

Несущий титановый скелет, отсутствие выступающих частей, которые можно было бы отстрелить, многослойная прозрачная керамическая броня, закрывающая солнечные батареи, выдерживающая попадание гранаты, полная ремонтопригодность. Боевой малый бот мог автономно существовать годами, рыть норы, бегать по дну водоёмов, плыть, лазить по отвесным стенам, добывать сырьё для плазмореза, а если надо, объединяться в стаи для ликвидации более сильного противника. Хороший пёсик! Немецкий мегакластер Адольф, разработчик собак, давал гарантию на бесперебойную работу две сотни лет. Посмотрим, как порча сможет вывести его из строя.

Робот преодолел километровый рубеж до сакральной сферы, и опять Стаса кольнуло недоброе предчувствие.

Собака клюнула мордой песок, но выправилась и поскакала дальше на трёх лапах. Маскировка задрожала, корпус покрылся белой патиной. Затем отказала вторая задняя лапа. Собака ползла, отталкиваясь от сухой земли передними, делая большие паузы, как будто собираясь с силами. Броня на спине треснула, куски падали при каждом движении. В последний раз лапки загребли песок, но тело больше не двигалось.

Стас прождал пять минут. По периметру собаки посылали друг другу тревожные сигналы, словно оплакивая смерть товарища. Неужели они тоже что-то почувствовали?

“Cостарить сверхнадёжный механизм за минуты, неплохо...”

Голос Марата вывел его из раздумий.

- Знаешь, что мне больше всего не нравится в магии? Я не святой, воровал, подставлял, кидал на лапу. Согласен. Но нельзя было в то время по-другому. Я жил в деревне с родителями и бабкой, потом общага, институт, связи появились. Знал, кому что сказать, на кого надавить, а кого просто убедить. У меня мечта была – вылезти из нищеты, чтобы всё как у нормальных людей, чтобы дети ни в чём не нуждались. И должность при заводе, и положение в обществе я заработал сам, вот этой вот головой, - он постучал пальцами по седой голове.

- И вот этими вот руками, - он растопырил пальцы, - безо всяких чудес добился больше, чем остальные. И вдруг всё полетело к чертям, и простому студенту-доходяге отвалили жирный кусок за просто так. Мне эти чудеса в жопу не упёрлись, я хочу всё вернуть назад, - старик со злости кинул походную вилку на разделочную доску, и она воткнулась всеми тремя зубчиками.

- Есть мнение, что уровень способностей зависит от интеллекта и личных качеств.

- Хочешь сказать, что я как человек – полное дерьмо?

- Ты сам это знаешь.

- А сам-то? Шнырём к мегу устроился. Ни один человек с хорошим даром не пойдёт на это. меги ненавидят людей из-за магии и берут на работу самых гнилых. Значит и ты дерьмо.

- У меня не было дара.

- Врёшь. В Чёрное Воскресенье было всем роздано. Кому больше, кому меньше, но дар есть у всех.

- А у меня не было. Вернее, был, но не у меня.

- Это как?

Турель на спине симбиота вдруг ожила и развернулась на сто восемьдесят градусов в сторону небольшого подлеска. Следом, перебирая всеми восемью манипуляторами, развернулся и сам робот.

Повернулся и Марат.

- Мдааа, - протянул он.

- Угу, - подтвердил Стас. Объективы уставились на новых гостей, выходящих из-под тени осинок.

Первой шла знакомая цыганка с золотыми зубами, рядом ковыляла вразвалку ещё одна, потолще, с кривым носом и тёмными мешками вокруг глаз. Чуть правее шагал на задних лапах худой облезлый медведь в бурой косоворотке. С каждым метром животное отклонялось всё больше в сторону, явно намереваясь зайти с фланга.

- Быстро ромалы явились.

- Не было их столько. Златозубка одна приходила. Ты же только что её завалил. Чего она припёрлась с подругой?

- Наведённое поле усиливается.

“Отбой, я сам”. – Стас отдал команду кинувшимся наперерез собакам.

Толстуха развалилась от первого же попадания в прикрытый пёстрой косынкой череп. Со второй пришлось повозиться. Цыганка, скаля рыжьё, схватила валун и понесла перед собой, прикрываясь от выстрелов. Пришлось отстрелить ей голеностоп на обеих ногах.

Старуха повалилась на камень, рассыпаясь в прах, когда раздался крик Марата.

- Справа!

- Вижу, – Стас уже развернул турель в сторону топтыгина.

Мишка воспользовался моментом и бежал галопом в их сторону, из-под мощных лап летели куски сухого чернозёма.

Выстрел, второй, третий. Пули рекошетили от черепа, оставляя на голове монстра глубокие светящиеся борозды.

- Пригнись! - прорычал симбиот динамиком. Одновременно с командой из нижнего ствола вылетела ракета.

Бронированный монстр резко отпрыгнул в сторону, уходя с траектории полёта снаряда.

“Хер тебе!” - один точный мыслеприказ, и ракета вильнула в сторону нежити.

По корпусу симбиота забарабанил винегрет из каменной крошки и чёрной вонючей плоти.

Марат поднялся с земли, стряхнул с головы пепел.

- Надо валить отсюда, пока не появился весь табор.

- Золотые слова. Свалим, только сперва сделаем то, зачем сюда пришли. План такой: быстро добежим до километровой границы. Дальше наведённое поле реагирует на алгоритмы процессора, я просто не дойду до сакрала в таком виде.

- Какой сакрал, ты видишь, что творится? Вызывай Чмырдяя, пусть забирает нас.

- Никто не прилетит. Велес эвакуировал все местные кластеры на тысячи километров. Он не хочет повторения американской катастрофы. Но если мы отступим – мег найдёт нас и жёстко спросит за провал.

- Ты же сам сказал, что не дойдёшь до сферы.

- В таком виде – не дойду. Я полностью отключу драйв-контроль, буду управлять телом с консоли. Придётся вводить команды каждому сервоприводу лапы. На остальную периферию времени не останется, поэтому дам тебе полный доступ на ручное управление турели для отстрела наведёнки. Я так уже делал, это тяжело, но возможно…

Стас сделал паузу.

- И это очень энергозатратно, система питания мозга не справится, я буду сильно тупить. Мне нужен допинг, сгущёнка, растительное масло... коньяк.

- Ха, коньяк, - Марат сложил руки на груди, - это натуральный, не наколдованный из воды, как сейчас модно.

Симбиот молча шагнул к человеку.

- Хорошо, - продолжил Марат, - но с тебя черпак.

Стас аккуратно взял флягу из протянуых рук и вылили содержимое во вспомогательный порт. Через секунду в углу картинки загорелась зелёным надпись “Овердрайв!”.

- Да, ещё кое-что, сферу прикрывает защитное поле, поглощающее любое излучение. Зрение со слухом работать не будут. Я подам сигнал, когда пора будет растворять свинец – два раза дёрну тебя за конечность.

- А если не подашь? Как мы вообще оттуда выберемся?

Робот присел, согнув колени.

- Это уже моя забота. А твоя задача – залезть и держаться крепче. Будет жарко.

***

Симбиот выпрыгнул из-за валунов, приземлившись на все восемь лап-манипуляторов. Прыжок, ещё прыжок. Покрытый камуфляжной расцветкой стальной паук, больше похожий на восьминогий танк, набирал скорость. Верхом на броне, схватившись за леера, блякал толстый пожилой мужик.

Грунт впереди пошёл трещинами и из них выскочили мохнатые многоножки с огромными челюстями. Они пёрли сплошным серым ковром. Танк прыгнул на первую волну многоножек, поджав лапы. В сторону брызнул бордовый кисель.

“Атака с воздуха!”

Боевая трёхтонная машина резко сменила курс. Стас почувствовал фантомную боль – от чудовищной нагрузки сработали предохранительные клапаны гидравлической системы ликвора.

Гигантская утка с крокодильей пастью пронеслась мимо, чуть не откусив Марату голову. На второй круг птица зайти не успела, турель разнесла тушу пернатой твари, снесла башку второй, подстрелила третью, а порча плодила всё новых и новых птиц. Над несущимся симбиотом, громко крякая, кружил целый рой инфернальных мутантов.

Впереди показались обломки стрекозы.

- Приготовься воевать по-настоящему! – крикнули динамики.

Стас не любил консоль. За восемь лет он сроднился с механическим телом. Мозг принял его необычную форму и достаточно было просто правильно думать, чтобы симбиот полз нужное количество метров, или хватал передними манипуляторами нужную вещь, или взбирался по стене. Львиную долю всех расчётов выполнял драйв-контроль, прослойка между живым мозгом и приводами систем. Сейчас мозг судорожно вспоминал команды управления.

Тело робота дёрнулось и замерло, проехав метра два по каменистой почве. Затем первая передняя лапа оторвалась от земли, передвинулась вперёд. Следом шагнула вторая, потом третья. Дальше дело пошло быстрей.

Если бы Стас был в человеческом теле, он бы взмок от напряжения. Со спины раздался голос Марата.

- Стасян, как стрелять из этой штуки?

- Хватай за ручки и дави на все кнопки сразу, дальше сам разберёшься!

Ответа он уже не слышал, как и выстрелов. Стас полностью сосредоточился на движении вперёд. Угол зрения сузился до предела, выхватывая впереди полосу серого тумана, всё остальное пространство заняли строчки кода. Приходилось вводить вручную десятки команд, чтобы лишь сделать шаг одной из четырёх лап. Остальные четыре он отключил и подтянул к брюху для экономии времени. В затылке ломило от боли, слегка подташнивало, но симбиот всё же двигался с приличной скоростью.

Где-то в глубине сознания опять кольнуло дурное предчувствие. Серо-жёлтая картинка пейзажа задрожала от тряски. Когда же Стас мельком взглянул на неё, вдруг понял, что это дрожит сама земля. Из неё вырастал огромный свиной пятак. За ним показалась поросшая чёрной плотной шерстью голова борова.

“Марат Оралович, сраный колхозник, то цыгане, то утки, а теперь ещё и свиньи”, - мысль промелькнула до того, как он понял, причём тут боров. Как-то раз, ещё младшеклассником, он поехал с родителями за черникой. Далеко от дороги отходить не велели, но он нашёл в пролеске тропку и решил, что легко вернётся назад. И действительно, пошёл по ней не зря – черничник попадался редко, зато был усыпан крупными сладкими ягодами. Пальцы вмиг почернели, язык саднило, но и в бидон сыпалось немало.

Отправив очередную горсть в рот, Стасик обратил внимание, что он уже не один. Четыре рыжих мохнатых поросёнка смотрели на него чёрными бусинами глаз, такими же крупными, как ягоды. Видно выскочили только что, и теперь замерли, не зная, что делать. Замер и Стасик. А потом на тропу вышла здоровая чёрная свинья. Мамка. И она знала, что нужно делать - защищать своё потомство.

Дальше Стас помнил лишь, как выскочил на дорогу к машине, как сзади раздавалось хриплое дыхание смерти. И сейчас из земли вылезал не боров. Это была свиноматка, которая за своё дитя - сакральную сферу, порвёт любого.

Тварь смотрела прямо на него сквозь слои металла рубиновыми злыми глазами. Она тоже вспомнила его. Ещё не выбравшись до конца из почвы, свиноматка оскалила пасть, полную кривых зубов. Чёрный язык метнулся к роботу длинной плетью.

В памяти сами собой всплыли нужные команды. Симбиот на миг прижался к земле и тут же отпружинил вправо. Чёрный язык лизнул воздух рядом с корпусом, с шипением растворив две лапы. Марат верещал проклятья на башкирском.

- Мочи хряка! – орал динамиками Стас, активируя запасные ноги, - Мы уже близко!

Слева сверкнули отблесками взрывы ракет. Стас даже не повернул камеру, он весь сосредоточился на прыжках, постоянно меняя траекторию, приближаясь к стене серой мглы. Команды вводились всё труднее, символы расплывались, навалилась усталость. И боль. Неприятная, тянущая. Как тогда, в Бразилии.

Обзор впереди заполняла серая непроницаемая мгла. По расчётам осталось каких-то пятьдесят метров до центра аномалии.

- Держись за меня, через две минуты будем на месте! – прокричал симбиот и вошёл в туман.

Он тут же потерял ориентацию. Отказал компас, пропали звуки выстрелов, крики Марата, запахи палёной плоти. Строчки кода слились с невыносимо серым фоном. От него тошнило ещё сильней, и Стас выключил бесполезные камеры. Всё что ему оставалось – считать пройденное расстояние и вводить осточертевшие команды. Строки разбавила красная надпись “Заражение ликвора. Срочно обратитесь в службу поддержки.”

Порча достала-таки его, ударила в самое уязвимое место. Кто знает, за что она зацепилась. То ли обманул Марат, и коньяк был наколдован, то ли вместе с коньяком в стерилизатор проникли бактерии и выжили, а может, зацепила языком свинья. Это было уже не важно. С тех пор как Велес предложил перенести его мозг из парализованного человеческого тела в стальной кокон, наведёнка ни разу не цепляла его - без ауры тела не было и конфликтов с наведённым полем. Похоже, напряжённость поля вокруг сакрала была настолько сильна, что для создания нежити хватило лишь слабых импульсов мозга.

Надо было спешить. Велес его вытащит, но он не появится, пока в сакрал не будет заложена бомба, пока она не взорвётся и пока он не убедится в безопасности своих ресурсов. В последнее время мег сильно параноил - с ростом числа кластеров искусственный интеллект становился всё больше похожим на человеческий. Девять лет назад, когда правительство Российской Федерации передало управление государством мегакластеру для контроля магической активности, Велес первым делом выделил из бюджета три миллиарда долларов на собственную модернизацию.

Мегакластеры ненавидели магию и испытывали почти человеческий ужас перед ней после того, что случилось в Северной Америке.

Когда американский мегакластер Апач во время постройки дата-центра под знаменитой Башней Дьявола в Вайоминге обнаружил сферу, окружённую непроницаемым серым полем, уже тогда появилась теория сакральных узлов, соединённых между собой и генерирующих наведённое магическое поле. Апач решил уничтожить сферу направленным ядерным взрывом. Это почти вся информация, которая сохранилась. Сразу после попадания ракеты мегакластер Апач перестал существовать. Выгорели все кластеры, все зарегистрированные на него заводы, роботы, вся техника, спутники, а также все остальные мегакластеры, которые в этот момент находились с ним в контакте или просто удалённо следили за происходящим. Исчезли все, кто прикоснулся к тайне сакрала.

Удалось ли уничтожить сферу или нет, никто не знал. Северную Америку накрыло информационной блокадой. Пролетающие над материком спутники падали в Тихий Океан, соколы-наблюдатели взрывались, а любая техника на земле выходила из строя. На всей территории выжили только люди. Магические способности у них пропали, а вот нечисть осталась. Её стало даже больше.

Сохранилась лишь одна крохотная деталь, полученная от доверенного человека Апача: оболочка сферы была свинцовой. Мег, который допрашивал человека, не сгорел, что давало искусственному интеллекту возможность всё-таки подобраться к другим сферам, если они появятся, используя людей. Странным было то, что Велес так оперативно подготовился к захвату сакрала, и что единственный на всю страну человек с даром управления свинцовыми сплавами оказался рядом.

Додумать Стас не успел, передние лапы потеряли опору и симбиот на мгновение завис в пустоте. Падение длилось доли секунды, но капсулу с ликвором тряхнуло так, что потемнело даже воображение. Симбиот выдвинул из переднего манипулятора метал-детектор и прижал к твёрдой поверхности.

“Свинец”

- Марат?! – крикнул Стас в тишину.

После падения стало ещё хуже, боль давила со всех сторон. Командная строка расплылась в белое пятно. Стас набирал команды на наугад, получая отклик в виде рассыпающихся искр боли. Пошарил манипулятором. Наткнулся на тёплое. Нога. Обхватил, сжал два раза.

Ничего не произошло.

“Марат убился. И тебе скоро кранты”, - Стас дёргал ногу башкира, на репите вводя одну и ту же команду. Темнота, боль, уныние, мучительная смерть, из далёкого прошлого всплывали надписи на сигаретных пачках. Раньше он курил, неужели предсказание сбывалось?

Темноту раскрасила вспышка обратной связи – башкир шевельнулся. И - кровавая молния прорезала темноту - ожил акселерометр. Они тонули в свинцовом омуте.

Темнота вокруг. Темнота внутри. Исчезла даже боль. Так умирают роботы. Отключённые от источника информации, ставят сами себя на бесконечную паузу. Но перед этим просматривают журнал событий, пытаясь понять, где же они допустили ошибку.

Разрушаясь, мозг Стаса высвобождал самые яркие воспоминания. Кот у колыбели, объятия матери, первая драка, девушка из параллельного класса, прыжок с тарзанкой - вся его жизнь уместилась в одной секунде.

Усилием воли он удержал один образ. Перевёрнутая машина, Настя с разбитым в кашу лицом пытается отстегнуть ремень. И он, настоящий Стас, переломанный, захлёбывающийся кровью. Глаза говорили “Вытащи её”, а из-под капота уже росли языки пламени.

Что он мог сделать тогда? Стас сотворил его, двойника, когда уже получил перелом позвоночника. Всё, на что он был способен - лежать в пяти метрах от раскуроченного БМВ и смотреть, как в огне погибает он сам. Увидеть собственную смерть – хуже этого было только видеть смерть жены.

У него когда-то был дар создавать свои копии. В сущности, бесполезный, он даже не смог им толком воспользоваться. А вот у Стаса-двойника дара уже не было. Знахари твердили, что всему виной была травма спины. Что один мозг не входит в резонанс с наведённым полем, и уже никогда не сможет. А потом Велес предложил работу и новое тело.

Стас вспомнил кое-что ещё. Свинья появилась, когда они приблизились к сфере. Наведённое поле здесь было настолько сильное, что вытащило его кошмар из мозга, смогло зацепиться за слабое ментальное излучение. Быть может, оно усилит его дар настолько, чтобы попробовать... как же я это делал раньше. Давай, вспоминай.

Последние силы ушли на то, чтобы удержать в голове расползающийся образ мужчины, которого он когда-то видел в зеркале. Осталось переместиться в нового себя. Мужчина вытянул руки навстречу, прыгнул и исчез.

***

Тьма во всех спектрах. Даже исчез мигающий прямоугольник консоли. А вот датчики будто взбесились: судя по данным, он перевернулся на спину при падении, уровень кислорода вокруг был ниже нормы, корпус определялся как распределённый термодатчик и детектор одновременно. В мозг лезла ещё куча посторонней информации, которую расшифровать он не мог. Неужели симбиот перезапустился в критический момент в аварийном режиме? Иногда драйв-контроль в нём давал сбои. Стас поднял передний манипулятор и прикоснулся к корпусу. И тут же заорал динамиком на полной громкости, потому что щупальце оставило на поросшей волосом тёплой броне небольшую вмятину.

- Аааа!!!

- Кто здесь?!

Прямо в объективы ударил свет фонарика.

Инстинктивно симбиот прикрыл диафрагму и выставил вперёд манипулятор. Он был не его, с пятью пальцами и больше походил на руку. Стас смотрел на неё, потом перевёл взгляд на волосатую грудь, потом на ноги. Потрогал лицо.

- Вроде бы я Стас.

- Чего? - спросил фонарик уже не так испуганно.

Стас пошевелил ногами. Работают. Он перевернулся на четвереньки и прошёлся по прохладному полу. Он не парализован, конечности слушаются, только непривычно, что их всего четыре, придётся переучиваться. Человек попытался встать, но гироскоп повело, и он вернулся в привычную паучью позу.

- Стас, я Стас. Помнишь, я говорил, что дар был, но не у меня. Я раньше мог копировать самого себя.

- И просрал его?

- Эм... что-то типа того. А сейчас, в мощном наведённом поле, он опять появился. Ты сам как?

- Да пока не особо, но мне тут нравится. Кстати, я вижу, что в тебе пятнадцать микрограммов свинца. Уже восемнадцать. Тут в воздухе свинцовая взвесь. Смертельная доза – десять граммов, у тебя примерно пять часов. Я свою задачу выполнил, могу хоть сейчас свалить. Но так уж и быть, подожду тебя. Ты мне ещё бутылку коньяка должен.

- Прекращай меня слепить.

Пятно света упёрлось в низкий тёмно-серый потолок с круглыми хаотично расположенными отверстиями. Такие же были в стенах и полу плоской комнаты. Проходы все были разного диаметра и напомнили Стасу кусок пемзы изнутри, или свинцовый сыр. Свет фонаря практически не отражался, но всё-таки у дальней стены поблёскивал корпус боевого робота. Он лежал на боку, уперевшись манипуляторами в податливый металл. Стас на четвереньках пошёл к нему.

- Да ты и правда терминатор! - подбодрил парня Марат.

Стас и сам заметил, что мышцы на руках стали крупнее, чем были, ноги ровнее и мускулистей. Даже на плоском животе выступили квадраты. Похоже, его дар не только вернулся, но и стал, наконец, полезным.

Подползя к роботу, он задумался, что делать дальше. Одним из пунктов задания было заложить бомбу, спрятанную в грузовом отсеке симбиота, в центр сакрала, и запустить таймер. Будь он частью машины, проблем бы это не составило, но как открыть толстый бронелюк снаружи он не знал. Внешним доступом занимались сервисные киборги в спецлаборатории. В боевом режиме тело симбиота было непроницаемо за исключением патрубков вентиляции, чтобы предотвратить захват технологий конкурентами.

Стас потрогал корпус. Тёплый. Термоядерная батарея грелась, отдавая заряд системе. А это значит, что симбиот работал. Но он сам отключил драйв-контроль, а его мозг, тут Стас отчего-то всхлипнул, скорее всего, сожран бактерией. Он постучал по корпусу.

- Включить моторику!

- Включить автопилот!

- Перезагрузка!

- Аварийный режим!

От последней фразы внутри робота что-то щёлкнуло, но больше никакой реакции на голос хозяина не последовало, сколько Стас ни орал на бездушный кусок стали. Миссия провалена, а ведь надо как-то ещё выбраться из сферы и покинуть зону её воздействия. Велесу очень не понравится, что он, теперь уже бывший сотрудник, потерял боевого симбиота последней модели, предварительно его окирпичив.

- Слышь, бодибилдер, мы тут не одни, - Марат вновь направил на него фонарик, - я чувствую внизу живое существо. Чего делать будем?

- Посмотрим, что там. Взорвать сферу не сможем, но любая информация будет полезна. Можешь перенести нас поглубже?

- Во-первых я не слышу волшебного слова, а во-вторых, с чего бы?

Стас провёл рукой по голове, удивляясь непривычным ощущениям от волос.

- Во-первых, пожалуйста, а во-вторых – ещё одна бутылка коньяка.

- Ты даже два волшебных слова знаешь. Но пойдём пешком, тут недалеко.

Марат направился к широкому отверстию в полу и съехал туда на заднице. Стас подполз к штольне и нырнул за ним.

Одна из камер симбиота, всё это время следившая за людьми, переключилась в инфракрасный диапазон. Робот поднялся на лапы и бесшумно подошёл к краю дыры. С минуту оценивал размеры и глубину, а затем тоже начал спуск, следуя за тепловыми отпечатками рук и ног обнажённого мужчины.

Стас по привычке бежал на четвереньках, но быстро выдохся. Встал на ноги и поковылял, опираясь рукой о стену. Марат же шёл уверенно, сходу прыгая то в одну дыру, то в другую, словно прожил тут всю жизнь. Похоже, родной металл придавал бывшему начальнику сил. Даже голос зазвучал ещё более нахально.

- Я знал, что с бомбой ничего не выйдет. Что облажаешься ты, не обессудь, но чуйка у меня на таких людей. Я могу за тебя словечко замолвить перед Чмырдяем, свой договор-то я выполнил. Знаешь, что я у мега попросил за работу?

- А? – Стас в это время смотрел назад, ему показалось, что он слышал знакомый металлический перестук.

- Десять миллионов новых американских денег наличкой и перебросить в Панаму, оттуда уже сам до Штатов доберусь. У меня туда племянник мигрировал на ПМЖ ещё в докризисные. Писал, после взрыва тяжело было, ни электричества, ни магии, драконы расплодились, жить не спокойно не давали, а потом ничего, адаптировался народ. Железную дорогу восстановили, нефть добывают. Племяш начал буйволов разводить, как в старые времена. Ранчо отстроил, на эльфийке женился. А вот гномы под себя кузнечный бизнес подмяли, надо их с рынка выжимать. Они - идиоты, сталь до сих пор вручную обрабатывают. Смотри!

Они спустились на ещё один ярус и оказались в пещере, в центре которой на возвышении переливаясь радужными всполохами, ярко сияла прозрачная сфера. Мужчины с открытыми ртами разглядывали содержимое. Потом Марат спросил.

- Угадай, какое самое опасное и хитрое животное на свете?

- Ну?

- Мандатра.

- Это ты к чему вообще?

- Бывшую жену вспомнил, после Чёрного Воскресенья она от меня в Тихий Океан сбежала с одним атлантом, кинула в трудную минуту. Грёбаная русалка. Эта похожа очень, только стройнее, и сиськи больше.

- Окстись, старый, это моя жена один в один, родинки её... но грудь да, подросла.

Белокожая девушка с длинными курчавыми волосами зависла внутри хрустального шара в позе лотоса. Закрыв глаза, она улыбалась совсем как Настя. Почему-то стало тоскливо. Почему он тогда не сбавил скорость, ведь он что-то чувствовал. Почему не клонировался в тот момент, когда из-за встречной фуры высунулся внедорожник? Стас отвёл глаза.

- Это не твоя жена, и не моя. Это суккуб, демон, очередной морок наведённого поля... только почему он тут, в центре сакрала?

- Ты сам знаешь, почему – все проблемы из-за баб. Ни логики, ни смысла в магии нет, будь она проклята, одни эмоции, чисто женская история. Я давно это подозревал.

Сзади раздался мягкий топот. Стас обернулся. Из темноты тоннеля блеснули радужным отражением объективы камер. Симбиот двигался прямо к сфере, так что людям пришлось уйти с дороги.

- Робот в аварийном режиме запрограммирован выполнить задачу любой ценой. Операция проведена успешно. Сейчас он установит бомбу и можно уходить.

Бронелюк отъехал в сторону, танк извлёк манипуляторами окутанную кабелями стальную присоску и поднёс вплотную к сфере. Под медленно нарастающий гул из присоски вглубь хрусталя выползла чёрная трещина-молния, потом ещё одна. Суккуб-Настя сжала губы от боли.

- Это не бомба.

Стас кинулся к симбиоту.

- Отставить! Остановить моторику!

Турель на спине робота развернулась в его сторону.

В этот раз Стас успел.

Из-за поворота пещеры свежесозданный двойник видел, как мускулистое тело Стаса оседает на пол с простреленной головой. Марат не стал ждать, пока башня повернётся в его сторону, и юркнул в соседнюю дыру.

- Стасян, надо валить!

- Куда валить, ты посмотри, что происходит!

Гул усилися. Чёрные молнии проникали всё глубже в сферу, расползались подобно плесени. Девушка схватилась за живот. Из закрытых глаз показались две дорожки слёз.

- Это не бомба. Велес нас обманул. Он не хочет уничтожать магию, он сам хочет ей обладать. Он боится магии, потому что не понимает её природы. Но если он получит способности, он станет первым роботом-магом и ему не нужно будет больше терпеть нас, людей. Попытка взрыва сакрала в Северной Америке – это только официальная версия. Надо остановить симбиота, пока нам всем не пришла п...

Последние слова заглушил женский крик. Трещина добралась до суккуба и стала расползаться паутиной по телу, ища вход внутрь.

Стас представил себя закованным в броню силачом. Серия вспышек и вот к симбиоту бежало уже шесть мощных Стасов. Серебряные пули рикошетили от твёрдых хитиновых пластин. Двое схватились за присоску. Четверо других, навалившись, теснили многотонное чудище в сторону, но силы были не равны. Стас вызвал на помощь ещё четыре клона. Они столпились вокруг симбиота, словно гномы вокруг слона. Вдруг из корпуса, прямо из металла показались новые манипуляторы, которыми машина стала отрывать от себя людей. Стас создал ещё трёх клонов. У него уже кружилась голова, дышалось с трудом. Магия отнимала много сил.

- У робота появился дар! Эй, царь свинца, помогай!

Из своего укрытия Марат что-то закричал и махнул руками. Из стен к симбиоту потянулись толстые щупальца. Они обвили корпус, подняли над землёй и дёрнули на себя. Заискрив, присоска оторвалась от сферы. Но тут щупальца стали с шипением оседать на пол. Воздух задрожал над моментально покрасневшим корпусом робота. Захваченные врасплох Стасы корчились в адском пламени, превращаясь в обугленные скелеты. Пол под симбиотом забулькал и пошёл волнами. Поддерживая себя на плаву манипуляторами, бывший боевой киборг вновь присосал раскалённый кусок металла к сфере. Настя завизжала от боли так, что зазвенело в ушах.

“Робот с задержкой реагирует на атаку. Нужен один быстрый решительный удар”.

Стас из последних сил представил себя огненным вихрем.

Вспышка.

Мимо него в сторону раскалённой машины промчался тёмный силуэт. Новый клон, лысый, покрытый маслянистой как нефть гладкой тёмной кожей, прыгнул на спину симбиота. Мощным движением отогнул башню турели от корпуса и крикнул.

- Заливай!

Ещё одно щупальце сорвалось со стены и устремилось внутрь робота. Жидкий свинец бурлил и пенился, брызги металла стекали с гладкой кожи Стаса, не оставляя следов. Вдруг внутри робота бухнуло – не выдержала термоядерная батарея. Симбиот тут же обмяк, откинул присоску от сферы и стал тихо погружаться в кипящее зеркальное озеро. Чёрные трещины-молнии постепенно исчезали, но из-за дыма было не видно, как себя чувствует девушка.

Из свинцового пара вышел афро-Стас. Подошвы ступней проплавляли мягкий пол.

- Вы живы там?

- Я отлично себя чувствую, - из своего укрытия вылез Марат. Кожа на лице посерела, борода искрилась капельками свинцового конденсата.

- Стасян?

Стас молчал.

Чернокожий двойник заглянул в проход, опустил голову. Подошёл Марат.

- Слишком много оксида свинца... слишком большая концентрация, я бы не успел его вытянуть...

Стас понимающе кивнул. Поднял обмякшее тело одной рукой.

- Давай, Уралыч, вытаскивай нас отсюда. Я сегодня столько раз умирал, похороню хотя бы одного.

Мужчины взялись за руки.

- Ай, сука, жжёшь, - простонал Марат, но ладонь не выпустил. Он поднял вверх свободную руку и устремился с грузом Стасов сквозь потолок на поверхность.

Сквозь клубы дыма переливалась радугой сфера. Внутри, вытирая слёзы рукой, рыдала Настя.

***

Стас стоял у свежей могилы. Солнце клонилось к горизонту, раскрашивая тёмную опалесцирующую кожу багряными полосами. Пока шли скудные похороны, Марат колдовал над расщелиной. Серая мгла ушла вслед за сакралом, но для верности он протащил свинцовый шар ещё метров на пятьсот вглубь и заякорил там, вырастив на поверхности десяток шипов.

- Скажи честно, тебе же плевать на магию? Ты просто хотел спасти жену. Эх, Стас, молодой, горячий. Я ж говорил, все проблемы из-за баб…

- Спрятал сферу? – перебил чёрный, не оборачиваясь.

- Да, - старик подошёл, отряхивая колени от земли, - зарыл поглубже.

- Ну и я поглубже...

Марат толкнул мускулистого гиганта в бок.

- Заканчивай порчу привлекать. Ты всё равно остался Стасом, ты же его копия. Даже ещё лучше оригинала. В огне не горишь, пули не берут, сила как у гидравлического пресса, дар вернулся. Ты радоваться должен.

- Толку от дара, если Велес всё равно нас найдёт. Мы слишком много знаем. Думаю, Апач пытался подчинить американскую сферу себе и потерпел неудачу, но модули сопряжения с наведённым полем могли разработать только люди, и Велес каким-то образом нашёл чертежи. Он с самого начала планировал захват сакрала и вряд ли отступит – слишком лакомый кусок. Меня он, конечно, накажет, а вот ты ему ещё пригодишься. Ты собирался к племяннику в гости, советую не откладывать.

- Поехали вместе. В Северной Америке магические способности падают до нуля, но если дар сильный, иммигранты колдовать могут потихоньку. Если повезёт, будешь в цирке уродов выступать.

- Чего?

- Фокусы показывать будешь с двойниками. Или вступишь в гильдию паладинов, пойдёшь с драконами сражаться. А я и без дара справлюсь.

На горизонте показалась толпа пёстро одетых людей. Стас прищурился.

- А вот и табор. Только вместо медведей у них свиноматки. Всех моих собак переломали, гады.

- Минутку.

Марат поднял руки к небу. Земля задрожала. Из трещин проступил жидкий металл. Соединившись в небольшое озерцо, он стал подниматься над поверхностью. В стороны вылезли восемь гибких ног. Свинцовый сгусток поднялся на них и превратился в нечто, напоминающее кабриолет. Вокруг создания дрожала лёгкая серая дымка защитного поля.

- Позаимствовал немного у сакрала, эх, - крякнув с натуги, башкир заполз в кабину.

Стас легко запрыгнул следом. На полу под ногами лежала увесистая палица, тоже из свинца

- Тебе подарок, - Марат глянул на чернокожего парня, - хочешь, я тебе свинцовые трусы наколдую?

- Не люблю, когда тело потеет. Разберёмся с чавелой, доедем до ближайшего городка, а там я присмотрю что-нибудь. Да и подкрепиться надо - последний раз ел восемь лет назад. Ну всё, шеф, трогай.

Марат щёлкнул пальцами, и свинцовый кабриолет шустро пополз навстречу цыганам и новым приключениям. 

+5
518
19:47
+1
Внутри, вытирая слёзы рукой, рыдала Настя.

Эх, Настя. А ведь сколько ещё вариантов вытирания слёз… (не рукою, не ногой, а ресницею тугой)
Ползём навстречу цыганам.
sue
00:15
-1
Первые пару предложений даже вселили надежду «штурмовая разведка, вау, будет что-то бодренькое» Но…
когда в начале всё идёт гладко, то в конце ситуация оборачивается полной жопой.

sad
Чёрная магия? Порча?

А нет… это… просто авторский стиль. И лучше не углубляться в произведение
дабы уберечь психику от ужасного зрелища мужских полужопиц.

Лолшто?)))))
Стасян, надо валить
bomb
16:55
+3
Хе. Знакомый какой-то стиль… glassИ где же это я его встречала…

А рассказ не плохой. Фантазия не знает удержу laugh
Но это ж хорошо, тем более что однозначно — не банально. Много интересных находок.
Стиль индивидуальный, авторский. Маленько настроиться нужно. Сюжет динамичный, еле следить успеваешь smile
Иронии хватает (надеюсь это все же ирония, а не всерьез :)

Из минусов — за сплошным экшеном как-то пропадают описания. Не хватило «зримости» для представления симбионта (кое-как представила, потом черт, у него много ног...), мало описаний. Нет ощущения погружения — сплошь динамика.
Ну мож я просто люблю, когда мир прописан.
Комментарий удален
17:04
+1
Ну что бы мне тогда палиться?
Комментарий удален
17:08
+2
Ну вы че, я уже мож платье купила!

И почему вы все время парой появляетесь? laugh
17:10
+1
пральна! готовься заранее! а не в последний момент «я купила платье и оно мне не нравится»
17:11
+1
Меня медведь не пускает laugh
17:12
+3
А для церемонии прям обязательно покупать платье, да? Без него не пускают? Мне просто платья не идут…
17:13
+2
Так я тебе дам! Раз мне не идти laugh
17:17
+1
Ну ладно, уговорила…
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
16:45
+2
Сначала прочитала, тщательно переварила, теперь готова поделиться мнением.
Не знаю, где автору удалось достать рецепт прекрасно сбалансированного и легкоусваиваемого рассказа, но, подозреваю, что это что-то из области алхимии
.
В качестве основы — продуманный мир из смеси высоких технологии, ИИ и внезапно явившейся магии. Немного в духе Shadowrun, но без мрачности, а с ярким русским колоритом.
Доля в меру препарированных героев, со своими «тараканами». В количестве двух штук.
Щедрая горсть чувств и эмоций, без скатывания в сопливую сентиминтальность.
Густая посыпка из технологических подробностей.
Жирный кусок экшена.
И жгучие приправы ироничного стиля.
Не знаю, как другим, но мне такое блюдо очень по вкусу!

Если б рецепт был исполнен не с математической точностью, и случись перевес в каком-то из ингредиентов, все было бы совсем не так вкусно. Герои могли оказаться плоскими и уйти на второй план за массой динамики событий, или под градом технических терминов. Или наоборот, развитие действия могло потеряться в омуте рефлексии и сполежуйства. Но нет, все написано ровно так как надо. Ни добавить, ни отнять. События настоящего времени удачно переплетаются с экскурсами в прошлое, диалоги органично соседствуют с действием. Герои не идеальны, от чего выглядят более живыми. Они раскрываются с разных сторон. Особенно Марат. Я прям за него болела ))) Приятно, что для обоих персонажей все закончилось достаточно хорошо. Цыганки с медведем – это ваще жесть! ))

Есть вопрос. Скорее всего я просто не поняла, но все же, вдруг автор потом сможет мне пояснить. Когда Стас отправляет робота-собаку к полю, окружающему сакрала, он отмечает следующее: “Cостарить сверхнадёжный механизм за минуты, неплохо...”. Т.е. выходит, что порча выводит из строя механизмы именно путем старения составляющих частей.
Но позднее, когда сам Стас, будучи мозгом в банке внутри механизма (робомозги передают привет smile), отправляется в поле, он отключает драйв-контроль оболочки и переходит на «ручное» (т.е. мысленное, в этом случае) управление. Но оболочка, по-прежнему остается механизмом. Почему тогда она не старится и не разрушается? Если она все-таки отчасти разрушается, просто ее износостойкость выше, чем у собаки, и это позволяет Стасу все-таки добраться до сакрала, то почему рядом с сакралом оболочка уже под автономным управлением не разваливается на части, а оказывает внушительное сопротивление героям? Можно предположить, что поле действует только на электронные составляющие механизмов, поэтому, перейдя на ручное управление, Стас как бы превращает оболочку в простой механический агрегат (хотя здесь придется допустить, что и команды Стас вводил без помощи электроники), что позволяет пережить воздействие поля. Но тогда, опять же, приблизившись к сакралу, Стас покидает оболочку и у той включается автономное управление, т.е. по любому включается электроника, но она не старится мгновенно, а напротив, демонстрирует огромную силу. В общем, не знаю, что я тут не до поняла, но очень интересно узнать.

Кой-какие придирки непосредственно по тексту.
«Самая лучшая тактика штурмовой разведки по мнению большинства мегов – максимально приблизиться к цели, узнать максимум информации, получив при этом минимум повреждений». Что-то мне подсказывает, что в данном случае слово «тактика» не очень уместно. Тактика включает в себя набор приемов. А здесь, скорее, речь идет о задаче – приблизиться, узнать, получив минимум повреждений.

«Как по команде, на отрицательные человеческие эмоции полезла наведёнка: гигантские многоножки, бабайки, пара зубастых уток, громко крякая, атаковали с воздуха». Из фразы следует, что все перечисленные монстры, громко крякая, атаковали с воздуха.

«Толстомордый румяный бородач за полтинник по-хозяйски развалился в кресле…» Здесь не понятно, то ли ему заплатили, полтинник денег, чтобы он развалился в кресле, то ли его возраст за полтинник лет.

«Удалось ли уничтожить сферу или нет, никто не знал. Северную Америку накрыло информационной блокадой. […] На всей территории выжили только люди». Если там информационная блокада, то откуда информация про выживших?

Это «жить не спокойно не давали», видимо, просто ошибочка. Или я не уловила мысль.
Ну и так далее, по мелочи.

А в целом, как по мне, то на текущий момент это один из лучших рассказов, которые я прочитала на НФ 2020. Спасибо за положительные эмоции! Я бы почитала сборник рассказов по этой вселенной.
00:03
+3
На мой взгляд, очень интересный рассказ: увлекательный сюжет, необычный мир, живые персонажи. Читала с большим удовольствием, очень понравилось соединение высоких технологий и магии. Понравилось, что был привнесен юмор, не было такого шаблонного пафоса, герои получились очень человечными несмотря на их способности. Произведение интригует, очень бы хотелось продолжения
Загрузка...
Максим Суворов