Анна Неделина

Лапидемия

Лапидемия
Работа №81

«Земля — колыбель
человечества, но нельзя вечно
оставаться в колыбели».

К.Э. Циолковский

Буря закончилась. По всей видимой поверхности планеты намело высокие барханы, алыми всполохами еще загорался горизонт, медленно затухая и погружая все вокруг в непроглядную темноту. Тишина давила. Смешиваясь с темнотой, она образовывала нечто пугающее и мистическое. Скалы содрогнулись в последний раз, и всё замолкло.

2138 год. Космодром …(бывший «Байконур»).

- Не представляю, чем я могу вам помочь, - удивился Костюков. - Я никогда не занимался подобным профессионально.

- Простите, но это скорее свершившийся факт, чем просьба. Вас выбрали из огромного числа кандидатов. Правда, они, как и Вы, не знали, что идет отбор. Видите ли, это секретно. Ну сами подумайте, к чему огласка? Мы летаем уже три года и… тьфу-тьфу, - собеседник постучал по столу.

«Надо же… суеверный ученый…» - с презрением подумал Костюков. Маленький толстяк ему не понравился сразу: и испарина на лице, и нос картофелиной, и маленькие поросячьи глазки. А тут еще и приказы начал раздавать. Костюков про себя решил – сохранять вежливый нейтралитет, мягко отказываясь, до победного конца.

Толстяк продолжал:

- Нам, знаете ли, тоже Вас выделили…выбирать не приходилось. Решили там наверху, что Вы нам подходите, значится, подходите. Дело вот в чем: очередная наша туристическая группа отправляется через пару дней. Им нужен сопровождающий, но… как бы вам объяснить… он должен быть как бы одним из туристов, так сказать, чтобы не чувствовалось с нашей стороны давления, контроля… все-таки отдых у людей.

- Я – серый кардинал? - осведомился Костюков.

- Если угодно, - нервно хихикнул толстяк. - Моя сегодняшняя задача – ознакомить Вас с маршрутами, возможными проблемами и провести небольшой инструктаж. В первую очередь…

- А если я откажусь? - раздраженно прервал его Костюков.

- Кажется, мы не поняли друг друга, - резко ответил толстяк. В его тоне вдруг появились нотки ответного раздражения и осознания собственной власти: - Вы с этой минуты приступаете к работе. Вернее, приступили пять минут назад, когда начался наш разговор. Впредь, пожалуйста, не перебивайте меня. Ознакомьтесь с брошюрой. Жду вас кабинете через час.

«Уверен в своей власти» - с досадой отметил про себя Костюков и вышел.

***

Текст брошюры был пафосным, героическим и местами очень лживым: «Вот уже более 30 лет из астероидов успешно добывают редкоземельные элементы, японский лифт в космос функционирует уже более 70 лет, американский Феникс заканчивает сбор старых спутников с орбиты Земли, тем самым почти избавив нас от пресловутого космического мусора, российский космический отель принимает трехтысячного, юбилейного гостя, а возможность порулить собственным космическим кораблем всего лишь приевшийся богачам аттракцион. После активного привлечения частных инвесторов для изучения солнечной системы, покорение космоса вышло на новый уровень.

На туристическом шаттле последнего поколения «Протосс» туристы отправляются на Луну, где поселяются в один из отелей на выбор: американский, российский, голландский или японский. По дороге в отель запланировано посещение города из бывших деталей шаттлов. На Луне гости проведут около недели, там пройдет распределение по группам в зависимости от выбранного маршрута. Не забывайте о дополнительных услугах на борту космического корабля: Вы можете пожениться, отпраздновать любое событие, а также развеять прах в открытый космос.

ВНИМАНИЕ! На территории космических отелей Вы можете получить все необходимые гостиничные услуги земного спектра. Для разъяснения информации обращайтесь к администратору на стойке ресепшн».

Далее брошюра предлагала несколько вариантов путешествия:

  • 1.Тур «Смертельный трюк» - путешествие к Меркурию.

Описание: уникальная возможность побывать в землянках на Меркурии, осмотр местных пейзажей, в том числе свинцовых озер, дегустация местной воды, посещение ледников.

ВНИМАНИЕ! Дополнительный костюм оплачивается отдельно, для ношения костюма необходимо пройти инструктаж и подтвердить готовность к повышенной физической нагрузке. В случае несоответствия требованиям Вы можете посмотреть планету с высоты «птичьего полета».

ВНИМАНИЕ! Данный тур входит в группу высокого риска, Вам необходимо подписать документы об отказе от претензий в случае получения травм, в том числе несовместимых с жизнью, при отлете необходимо предоставить завещание.

  • 2.Тур «Негостеприимная хозяйка Венера».

Описание: полет вокруг Венеры, колоритные пейзажи. Облака из серной кислоты, металлический снег, посещение вулкана, интерактивная экскурсия с осмотром последствий недавних извержений. На борту корабля Вас ждет обширная развлекательная программа и бесплатный бар. В стоимость входят сувениры и горстка местного грунта.

  • 3.Тур «Воинственное дружелюбие» .

Описание: полет к Марсу и знакомство с местными аборигенами. посещение памятников Марсоход-2020 и Марсоход–2030, Curiosity. Билет в местный музей «Ошибки человечества: заселение Марса», просмотр архивных фотографий мутаций первых поселенцев и их потомков. Посещение первых подземных жилищ на Марсе. Гид–робот расскажет Вам историю самого крупного реалити-шоу, начатого на Марсе в 2023 году, проведет экскурсию по местному зоопарку, где Вы сможете увидеть представителей местной флоры, фауны и бывших землян-мутантов. В программу входит прогулка к макету «Марс – 250 лет назад», а также 10 минут в капсуле-имитации пыльной бури. Вы сможете пройти часть маршрута первых космонавтов. Лекция: «От лунохода к марсохододу». Посещение базы научных исследований. Возможность увидеть вживую голубые закаты и розовые облака.

  • 4.Тур «Солнечная система в миниатюре или 16 лун Юпитера».

Описание: путешествие вокруг спутников Юпитера – Ио, одного из самых геологически активных тел Солнечной системы. Фотографии лавовых пейзажей входят в стоимость тура. Посещение Европы: погружение под лед, экскурсия по океанологическому музею, прогулка.

ВНИМАНИЕ! Для прогулки по поверхности Европы также необходим дополнительный защитный костюм, на планете очень высок уровень радиации. Оплачивается отдельно. Необходимо предоставить разрешение на ношение костюма. Полет мимо Ганимеда – богатейшего геологическими месторождениями спутника. Высадка на Каллисто, проживание в местном ледяном отеле.

  • 5.Тур «Ледяное молчание».

Описание: путешествие к ледяным спутникам Сатурна. Полет к Титану, осмотр метановых источников, пейзаж планеты со стороны. Полет к Энцеладу: посещение подводного мира, наблюдение за извержениями гейзеров водяного пара.

  • 6.Тур «Большой и добрый великан».

Описание: посещение дрейфующей космической исследовательской базы на территории Урана, знакомство с учеными, лекция, мастер-класс по добыче гелия. Культурно-развлекательная программа: костюмированное шоу, знакомство с «инопланетным разумом». Вам предоставят отдельное время, чтобы сделать фотографии. Только профессиональные актеры и каскадеры.

  • 7.Тур «Удивительные карлики».

Описание: путешествие к поясу Койпера, посещение карликовой планеты –Цереры, осмотр вулканов. Вокруг Плутона: осмотр пейзажей, возможность увидеть последствия углеводородных дождей и азотные водоемы.

  • 8.Тур «О, дивный новый мир?».

Описание: наблюдение за планетами в зоне Златовласки близ звезды Тау Кита. Лекция про экзопланеты с демонстрацией наглядного материала. Возможность почувствовать себя первооткрывателем. Скалистая планета Лапидемия с пресноводными источниками.

***

Инструктаж не вдохновил Костюкова, он снова был в замешательстве, что случалось с ним слишком часто в последнее время. Он искренне думал сменить профессию - все происходящее казалось ему шуткой. Человек с двумя высшими образованиями, ученый с тридцатилетним стажем и десятком значимых научных открытий работает нянькой для стайки зарвавшихся богачей. Еще и актером подрабатывает, чтобы они принимали за своего. В глубине души он сам себе признался – маршруты действительно интересные, возможность прекрасная, полученных наблюдений хватит на долгие годы последующей работы на Земле, но озвучить свои мысли вслух…Нет! Слишком долго он создавал, а теперь с любовью лелеял свой образ – от всего уставшего интеллигента, не заинтересованного в земных делах и стремящегося в звездное небо. Для всех он был молчаливым, закрытым человеком с вечно недовольным лицом и редкими комментариями о несовершенстве мира. Каким он был на самом деле, было загадкой. Даже для него. Он знал точно только одно – группа туристов, вверенная ему, под угрозой: в случае реальной опасности он совершенно ничего не сможет для них сделать.

Костюков заснул только под утро. Обрывочные кошмары мучили его. Он видел, как раскаленный свинец заливается ему под скафандр; как он падает в пропасть; парит в серных облаках вместе с какими-то странными полукузнечиками-полуптицами; и как огромные инопланетные глаза, не моргая, смотрят сквозь него, а в это время чьи-то холодные, длинные, скользкие пальцы потрошат его разлагающееся тело.

***

Всю следующую неделю предстояло провести на Луне. Группу из 43 человек разместили в голландском международном космическом лунном отеле «Цветок лунной пустыни».

Номера сильно обветшали, отель открыли в 2098 году, и ему не помешал бы ремонт. Правда, вид из окон был потрясающий. Количество развлечений заметно увеличилось с прошлого визита Костюкова, но он редко выходил из комнаты, только пару раз в бар, к памятнику лунного вездехода «Нолл-83» (благодаря которому началась колонизация планеты, а также закончились споры о загадочной сущности Луны, наконец, признанной планетой) и в Луна-парк - воплощенную мечту предков. Пару раз он посетил местный ботанический сад, в котором успешно прорастали более сотни земных растений, особенно прекрасны были лунные тюльпаны: свежие, яркие они напоминали о детстве и счастье.

Все свободное время он проводил в библиотеке или спортзале, он чувствовал, что безнадежно устарел: и умом, и телом. Ночами, в комнате, он в полудреме размышлял, почему взяли именно его – теоретика, и как сильно он может всех подвести, но его страхи начальство всерьез не воспринимало. Они были уверены: Костюков справится, как всегда, а неуверенность - от страха. «Страх – двигатель прогресса. Боритесь с ним, и все у вас получится», - давали они Костюкову последние наставления, впрочем, от этих высокопарных речей делалось только хуже.

На пятый день туристов позвали в главное здание, пришло время распределиться по группам. Всех собрали в полукруглом кабинете, вдоль огромного панорамного окна стоял ряд причудливых кресел, перед ними расположился стол с разными пособиями, которые выдавали каждому туристу. Костюков отправлялся с группой в тур «О, дивный новый мир». Этот маршрут был новый, ни разу не испробованный туристами, оттого еще более волнительный.

В группу входило 6 человек: миловидная хрупкая девушка со странным разрезом глаз представилась Оливией; ее спутник - большеголовый и внешне отталкивающий - Хью; долговязый - Герман, все его части тела, казалось, специально вытягивали; девушка с удивительно длинными волосами, которые теперь были огромной редкостью – Лилия; и Вадим, коренастый юноша с залысинами и доброй улыбкой. «Разношерстная компания, зато легко запомнить», - подумал Костюков, и улыбнулся при мысли, что седая борода, высокий морщинистый лоб и многочисленные шрамы позволяют ему не выделяться среди этих странных людей.

- Владимир, - представился Костюков Вадиму, рукопожатие которого выдавало огромную внутреннюю силу, а волевой взгляд дополнял это ощущение.

- Тоже летите один? Это мой второй полет, первый был всего месяц. Сейчас будет сложнее…почти 4 месяца в этой коробке, - сказал Вадим.

- Да, но закрытое пространство – не проблема, главное, чтобы коллектив был хороший, - улыбнулся в ответ Костюков.

***

Яркость усилилась до рези в глазах. Все стало настолько ослепительно белым, что становилось страшно – надвигалась слепота. Грохот, с каждой секундой стремительно приближавшийся, бросал в дрожь. Животный страх сковал всё вокруг. Со всех сторон приближалось нечто необъятное, мощное. Скалы, казалось, начали сближаться, образуя капкан. Постепенно небо стало обретать совсем земные краски, на их фоне вырисовывались все более зловещие картины.

Многоразовый космический корабль «Финида» был чем-то средним между британским и российским аэрокосмическими самолетами. Модель авиационно-космической системы с беспилотным управлением совместными усилиями ведущих туроператоров теперь активно использовалась для перевозки туристов. Черный литой корпус корабля смотрелся в лучших традициях фантастических фильмов, его зеркальная поверхность и вытянутая цилиндрическая форма придавали ему сходство с астероидом. Нос корабля выглядел как типичный самолет гражданской авиации, но дополнительные крылья, расположенные в самом низу, как у крылатых орбитеров, выдавали его космическое предназначение. Внутри корабль был разделен на множество отсеков, весь второй этаж был в распоряжении туристов и обслуживающего их персонала.

Шестерых туристов обслуживали администраторы, бармены, горничные, повара, всего около 20 человек, не считая ведущих мероприятий, библиотекарей, певцов и танцоров, всех кто занимался развлечением отдыхающих. Также на 2 этаже проживал медицинский персонал: психолог, терапевты, хирурги, медсестры, фармацевты. Часто с первого этажа приходили космонавты - основной целью кораблей были научные экспедиции. Туристы были балластом, но так как этот балласт приносил деньги, его терпели.

Пролетела неделя полета. Костюков очередной раз проводил вечер в баре, в полном одиночестве.

- Знаете, мой прадед был космонавтом , - Костюков оглянулся, перед ним стояла Лилия и загадочно улыбалась, она продолжила , - в наши дни это не редкость, сейчас каждый может попробовать, но он много трудился, чтобы попасть сюда. Она замолчала, и, казалось, забыла про собеседника. Они сидели в тесной кабине бара и в узкое окошко смотрели на проплывающую мимо волшебную тьму.

- Не стоит даже сравнивать нас, туристов, и настоящих космонавтов. Они были героями, первопроходцами, а мы – всего лишь кошельки, но, возможно, наши деньги идут на воспитание новых героев, на открытие новых горизонтов, - поддержал беседу Костюков.

- Спасибо. В космосе страшно одиноко. Не понять – пока не полетишь сам, я и не думала. Спасибо за разговор, мне нужно было хотя бы пару слов, пусть даже банальных, - она так и не повернулась, но в отражении он увидел довольное лицо в копне вороных волос.

***

Корабль и впрямь был пугающе огромный, непотопляемый. Он усыплял бдительность, придавал мнимое чувство безопасности. Группа потихоньку начинала скучать. Впереди было три месяца полета, развлечения на корабле приелись за прошедшие три недели. Костюков находил отдушину в местной библиотеке. Часто он встречал там Лилию. Она читала исключительно мировых классиков, но пару раз он видел в ее руках книгу «История освоения космоса». Иногда она поднимала глаза поверх страниц, кивала ему, улыбалась, снова погружаясь в чтение.

Костюков читал преимущественно научную литературу о космосе: об истории астрономии, об эволюции знаний о солнечной системе, о физике космоса, о межзвездной среде, о звездных фотосферах, о колонизации космоса и возможном будущем ракетостроения. Вечерами он взапой читал вечного классика Хокинга и его «Краткую историю времени».

С Вадимом они часто встречались в тренажерном зале. Практически всегда на беговой дорожке или велосипеде можно было увидеть Германа, как будто он поставил целью путешествия – стать профессиональным бегуном. Костюков никогда не слышал от него ни слова. После тренировок они, с Вадимом, прогуливались по коридорам корабля, иногда встречая космонавтов.

Космонавты делились на три лагеря: одни были рады компании, они не считали, что туристы мешают экспедиции, наоборот, с удовольствием рассказывали об открытиях, о своей жизни, о семьях; приверженцы второго лагеря не обращали внимания на вынужденных соседей; третий лагерь буквально ненавидел непрошенных гостей. Особенно выделялся Войнович - уважаемый в научном сообществе человек с множеством работ, описанных наблюдений и экспериментов, получивший колоссальное количество наград, для Костюкова было неприятным открытием – агрессия и необъяснимая ненависть Войновича ко всему окружающему. Тот презрительно шипел: «Туристики..», часто вступал в конфликты по пустякам, и даже пару раз пытался начать драку. К сожалению, он был слишком важным членом экипажа, поэтому строгих мер применить не могли, только выговоры.

***

Однажды, поздним вечером, в дверь к Костюкову постучали.

- Скажите, Вы давно видели, пару молодоженов, - взволнованно спросила администратор.

- Девушка, кажется, Оливия, и ее муж?...Мы несколько раз встречались с ними на лекциях… это было пару дней назад. Что-то случилось? - но девушка уже стучала в другие номера, в поисках более осведомленных туристов. Потянулись долгие часы беготни, шума, криков, попытки докричаться, достучаться. Взломав дверь, их обнаружили мирно спавшими, на столе – две бутылочки из под снотворного. Типичные для таких случаев записки: «Никого просим не винить». Романтическая смерть среди звезд. Потянулись бесконечные процедуры оформления, вызов докторов, констатация смерти.

Смерть добавила будничности в межпланетный перелет. Все ударились в воспоминания и ностальгию по прошедшей жизни. С самого начала путешествия, Костюков вел записи, теперь они приобрели философский оттенок. Он размышлял, почему даже миллиарды бессмертных звезд не могут заглушить тоску перед смертью. Он писал: « Всем известно как мелки и ничтожны становятся житейские проблемы, как только побываешь в космосе, поймешь какую крохотную часть мы составляем в безграничном космосе…это ясно и без меня. Мне же интересен феномен забывания людьми всех важных выводов, как только они сталкиваются со смертью. Мы как будто превращаемся в детей, весь опыт обнуляется и мы летим, сломя голову, с обрыва. В космосе, страх смерти увеличивается, так как приходит осознание как мелки любые земные начинания. Возможно, это прописные истины, но ко мне они приходят только сейчас, и хоть я часто слышал об этом, окончательное осознание душит меня в этой кабине».

Проходили дни, весь коллектив корабля погрузился в апатию, но это же удивительным образом сблизило их. Лилия, Вадим и Герман часто собирались вечером вместе, звали Костюкова, и, сидя в «Зале изучения» рассматривали космические пейзажи. Герман рассказал, что почти 10 лет копил на эту поездку и как долго он ждал возможности уединения, молчания с самим собой, познания.

- Я всегда прекрасно обходился один, и только сейчас понял, как нуждаюсь в простом человеческом общении. Космос из всех нас сделал романтиков.

- Или нытиков, - засмеялась Лилия.

***

- Дорогие путешественники! Просим зайти Вас в «Экскурсионный зал» для получения дальнейших указаний, - неслось из рупоров.

Осталось 2 дня до приземления, уже приходили новости с других туристических кораблей. Некоторые из них уже возвращались к земле. Туры на Меркурий, и Марс должны были приземлиться тоже через пару дней, потому что их вылет был отложен по ряду причин. Туристы долгое время провели на Луне. Хотя турфирмы вышли на космический уровень, ошибки они совершали вполне типичные. Из-за полной зависимости от расписания космонавтов туры организация туров всё время страдала. Часто экспедиции переносились и туристам приходилось ждать, тем не менее скандалов разгоралось мало, так как отдых был экзотичным. Турфирмы предупреждали сразу: необходимо подписать договор о неразглашении, документ об ознакомлении с возможным перечнем несчастных случаев, иметь с собой действующее завещание, а также советовали перед полетом закончить основные земные дела. Подобные приготовления добавляли адреналина, усиливая нервное возбуждение путешественников до максимума.

Стены экскурсионного зала украшали фотографии счастливых путешественников. В центре зала переливалась голограмма планеты Лапидемия: ее многочисленные горы, скальные наросты, камни по всей поверхности напоминали шипы, как будто планета оскалилась в злобной гримасе, распахнув хищную пасть.

Вокруг голограммы стояло два десятка стульев, космонавты уже расходились. Войнович не упустил случая отпустить пару язвительных комментариев, и специально задел Германа плечом, выходя из зала. Герман весь сжался, привычная вежливая улыбка сменилась гримасой боли, но он, как всегда, промолчал. Костюков с Вадимом переглянулись. Они давно планировали поставить на место выскочку Войновича, и ждали подходящего случая. «Не исключено, что он может встретиться с инопланетянами, и тогда ему не поздоровится», - приговаривал, потирая кулаки, Вадим.

Лектор прокашлялся и начал:

- История колонизации солнечной системы – тема давно не новая. Думаю, все кто выбрал этот тур хотят увидеть по истине непознанную планету. Пока туда летали только 2 раза. Как вы понимаете Лапидемия для нас загадка и у вас есть уникальная возможность открывать ее вместе с нами. Вы пройдете по маршруту первых двух экспедиций, может быть вам удастся увидеть что-то незамеченное нами. Впервые земляне проведут на Лапидемии целых 8 земных дней, что уже вполовину более того, что ранее. Вы присутствуете при важнейших открытиях: наслаждайтесь, впитывайте эмоции, познавайте.

Итак, Лапидемия находится в галактике NCG-6538, она похожа на наш родной Млечный путь. Интересно, что по соседству находится галактика со сверхмассивной черной дырой в центре, пока неизученная. У Лапидемии есть 3 спутника. Разреженная атмосфера, и, из-за отдаленности от солнца безумно холодные ночи. Мы не успеем побывать там ночью, не волнуйтесь. Осадки могут содержать в себе примесь серной кислоты, костюмы выдержат это, но, пожалуйста, прячьтесь под каменными навесами во время осадков. Благо там таких много. Гиды все покажут вам на месте. Пещеры и гроты, что будут вам встречаться – исследованы не только роботами, но и нашими учеными.

Ветер на Лапидемии не страшен, так как практически отсутствуют открытые пространства. Гравитация также практически отсутствует. Пока на пройденных маршрутах не было обнаружено воды или льда, но мы точно знаем, на планете есть пресноводные источники, давайте найдем их вместе.

Мы приземлимся на планету в светлое время. Наши 8 дней – 2 часа на Лапидемии. Пока максимально там проводили 1 час. Перед нашими космонавтами стоит задача – продвинуться вглубь планеты и обследовать закрытые пещеры и естественные шахты в поисках резервных источников энергии и ископаемых. Грунт уже был взят на исследование в прошлые визиты. К сожалению, большего о задачах миссии я рассказать вам не могу. Через 46 часов – начало путешествия. В 8 утра вы должны подойти к спуску во втором отсеке. Ориентируйтесь по часам в ваших номерах. Удачи!

Последующий инструктаж о ношении костюма, запрете сходить с тропы и других нюансах еще более восхитили путешественников. Все они были в волнительном ожидании, и практически никто не сомкнул глаз всю ночь.

На следующий день проверяли здоровье, исполняли последние формальности и испытывали туристов на прочность и выносливость. Тренера сверяли индивидуальные планы, выданные в начале путешествия с полученными результатами. Герман даже перевыполнил норму занятий. Все были подготовлены к выходу на Лапидемию лучше, чем в начале полета. За несколько месяцев они стали проворнее, выносливее и физически, и морально. Один из тестов был посвящен знанию литературы о космосе, выданной им в начале полета. Здесь отличился Костюков, прочитавший помимо необходимого, большую часть местной библиотеки.

Глубокой ночью Костюков вышел из комнаты, чтобы пройтись и успокоиться. В коридоре он столкнулся с Лилией, еще долго вместе они прогуливались по палубе, обсуждая страхи, ожидания, мечты и планы.

- Давайте встретимся за час до высадки, чтобы вместе посмотреть как корабль приземлится, - предложила Лилия.

***

Спиралевидный желоб опустился на поверхность планеты. Автоматические сверла пробуравили небольшие выемки в скалистой площадке внизу корабля, благодаря специальным зажимам, воронка закрепилась на поверхности. Все это было похоже на якорь: несмотря на то, что он держался крепко, корабль оставался маневренным, и, в случае опасности откреплялся от желоба и мог улететь. По желобу проходил туннель для лифта. В нижней части второго отсека открыли проход, через который по узкой лестнице нужно было по одному спускаться в лифт. Спуск был чудовищно сложным, все имитаторы перегрузок показались Костюкову шуткой по сравнению с этим. Все что он прочел о возможном самочувствии человека, попавшего в черную дыру, казалось, воплотилось в жизнь. Наконец, по одному, все спустились. Лилия – бледная, на полусогнутых ногах, выползла из капсулы лифта. Вадим подхватил её, и они с Костюковым долго хлопотали вокруг, пока ей не стало лучше.

В плане было повторить путь первых двух экспедиций: каждая занимала по четыре дня. Два в один конец (полчаса местного времени), и два на возвращение. За это время космонавты должны были уйти по другому маршруту: глубже, чем обычно: четыря дня (1 час местного времени) в один конец, и четыре на возвращение. Космический транспорт использовать было невозможно из-за особенностей ландшафта.

Туристов распределили: первым шел Герман, за ним Лилия, дальше - Костюков, замыкал Вадим. С ними шли четыре гида, по одному на каждого туриста. В случае опасности они должны были защищать своего подопечного. Длинная процессия отправилась.

Многочисленные возвышенности не позволяли охватить взглядом горизонт, поэтому каждый поворот, каждый подъем открывал только следующие несколько десятков метров пути. Лилия оглядывалась на Костюкова, и в ее глазах горел задорный огонек, она светилась счастьем, восторгом и нетерпением. Костюкову было приятно, что эта милая девушка делится своей радостью именно с ним. Микрофоны в скафандрах передавали звук сразу всей команде, поэтому личные разговоры пока откладывались. Вокруг медленно проплывали камни самых оригинальных форм. Вадим показал несколько камней, издали напоминающих земных животных.

Скалы извивались в замысловатые дуги, образовывая арки и фантастические переломы, похожие на порталы. Пещеры добавляли колорита, казалось, сейчас оттуда выскочит стайка инопланетных детишек, знакомиться с пришельцами. Пастельные цвета скал сливались в красочную гамму, и, при подъеме на более высокие пригорки открывался пестрый ковер, как будто декорации к фильму, но было в этом внешне миролюбивом пейзаже нечто враждебное, необъяснимое, напоминавшее, что они – гости. Костюков поделился со всеми как тревожно видеть вокруг столько закрытых пространств, в которых может скрываться что угодно. Поделился и сразу пожалел. Он понял, что невольно озвучил общую, гнетущую мысль. Увидел, как напряглись лица идущих позади, почувствовал холодок страха от спин впереди.

Они шли уже около шести земных часов. Негде было отдохнуть взгляду: ни привычной зелени, ни цветов. Весь горизонт был затянут легкой дымкой, как туманом, только более плотным. Буквально на десяток метров выше их голов мгла так сильно сгущалась, что, казалось, придавливала их к поверхности. Скальные плато сменились острыми пиками. Серые кинжалы уходили в белое покрывало неба.

- Внимание! Впереди сложный участок. Держитесь ближе друг к другу. После него будет привал, - предупредил один из гидов.

Вжавшись в скалы, туристы медленно ползли по узенькой тропинке. Хотя высота была небольшая, падение на острые шпили означало моментальную смерть. Пелена вокруг становилось плотнее. Как слепые, путники водили руками перед собой, на ощупь находя скалу, прижимались к ней и гуськом медленно шли вперед, иногда натыкаясь друг на друга. Благодаря веревке, прикрепленной к поясам скафандров, они не растерялись и не рухнули в пропасть. Впереди замаячил просвет. Перед пещерой находилась небольшая ровная площадка – идеальная для привала. Пилотируемый модуль спустился к ним ровно по расписанию, зайдя внутрь, они с облегчением сняли шлемы. Конструкция модуля позволяла разместиться десятерым людям. Напоминавший крупную квартиру-студию, он вмещал длинный стол, несколько шкафов и 10 капсул искусственного сна. У путников даже не было сил на разговоры, наспех подкрепившись, они моментально заснули.

***

Отдохнувшие, они продолжили путь, ландшафт вокруг немного изменился, внизу была небольшая поляна, вся испещренная узорами небольших кратеров. Лилия снова повернулась к Костюкову с игривой улыбкой, вдруг выражение её лица резко изменилось.

- Скала исчезла! – закричала она. Вопль оглушил всех путников, один из гидов возмущенно покрутил пальцем у виска.

- Я клянусь, что видела! - не утихала Лиля.

- Знаешь, милая, девушкам с такими нервами не место в космосе. Я тебе, как женщина могу сказать , - заявила одна из гидов. Но никто не услышал шутки – все наблюдали, как плавно из только что гладкого участка, недавно бывшего их ночлегом, вырастала новая скала.

Совершенная тишина нагнетала атмосферу ужаса и всеобщей потерянности. На других планетах земляне лишались возможности ориентироваться на слух. Безвоздушное пространство отнимало одно из органов чувств. Поверхность под ними лишь чуть вздрагивала. Все предпочли думать, что глаза обманывают их, отсутствие звука помогало верить в это. За те минуты, что путники стояли, опешив, толчки усилились. Один из них сбил Вадима с ног, началась паника. На этот раз веревка, вчера спасшая жизни, привнесла хаос. Гиды запретили снимать карабины, строго воспрещалось отделяться от группы.

- Отходите подальше от пещер и скал. Не входить в укрытия! Возможны обвалы! - кричала женщина, только что подтрунившая над Лилей. Она схватила за руку Германа, пытаясь успокоить его. Ведущий и замыкающий гиды, выхватив кирки, вбивали крепления в только что возникшую скалу. Расчет оказался верным - резко всю группу потянуло вниз. Скала рухнула, оставив после себя зияющий провал. Туристы повисли на двух точках опоры, как жемчужинки на нитке. Костюков оказался в самом низу «ожерелья», сильно ударившись он отлетел от скалы и снова врезался в нее. Оглушительная боль прокатилась от ног по всему телу, замерла в зубах, начав медленно звенеть.

- Главное успокоиться, - шептал Костюков. Он начал медленно дышать, звук со свистом вылетал из груди, сквозь крепко сжатые зубы.

- Куда исчез туман? - услышал он издалека приглушенный голос Вадима.

Туман поднялся выше на десятки метров, кристально чистая лежала перед ними Лапидемия. Высокая точка позволяла им рассмотреть несколько километров вокруг. То тут, то там продолжали скользить вниз скалы, сразу же слева и справа от этого места поднимались две новых скалы. Костюкову такая картинка показалась знакомой. Сквозь отупляющую боль, и глухой стук в голове, к нему пришло воспоминание, он видел этот сон, с детства, несколько раз. Один и тот же повторяющийся сон.

- Зубы! Жернова! Они будут молоть! - закричал он. Звук собственного голоса не долетал до него. Он не знал, не заметил крохотной дырочки на шлеме скафандра, не представлял, что каждый крик приближает его к смерти, заставляя вдыхать чуть больше отравленного воздуха Лапидемии.

***

Вызвать модуль не удалось. Необходимо было спуститься и двигаться в сторону высадки. Гид, приставленный защищать Германа, оказался самым решительным. Негласно руководство было передано ему. Изменив координаты местонахождения группы, он отправил закольцованный сигнал к модулю. Возможно, хоть одно сообщение прорвется, решил он.

- Внимание! Все вы проходили инструктаж как использовать альпинистское снаряжение. Надеюсь, что тренировки были полезны, теперь они могут спасти вам жизнь. Пожалуйста, по одному, каждый закрепляет крюк, таким же образом. Вы видите, два крюка сейчас держат 8 человек, не бойтесь. Правильно, Вадим. Теперь Вам нужно перетянуть узлом веревки крепление, надо чтобы под спиной была петля, как люлька. Петля-восьмерка, это третья петля, о которой вам рассказывали на подготовке. Весь вес уйдет туда. Открепитесь от соседей. По одному! Лилия, я знаю как тебе страшно, но ты сможешь, нельзя потянуть за собой остальных. Выпрямляй ноги…не прыгать! По маленькому шажочку, нужно идти вниз по скале. Даже маленькие прыжки запрещены. Одна нога всегда должна быть на опоре! Сходим вниз, по одному.

Костюков не мог спорить, силы его были на исходе, микрофон сломался, а в крике не было смысла, он дрожащими руками исполнял указание. Гид дал Костюкову команду спускать первым, так как он находился ниже всех. Именно это спасло Костюкова, за пару метров от поверхности, он совсем ослаб, сознание стало обрывочным, он безжизненно повис и замер.

***

Войнович поднес ближе экран видео-рации, в глубине пещеры был кромешный мрак, пульсации под ногами все усиливались. Наконец, сквозь помехи проявилось изображение: маленький толстяк обхватил руками голову.

- Войнович, - начал он, не поднимая глаз , - у нас проблема. Только что звонил Гарлицкий, с модуля, они приняли сигнал, все туристы в опасности. Пока ничего критичного, я послал с ними человека из Роскосмоса, для помощи. Сказали, что кто-то в критическом состоянии, из-за него вся группа медлит, не уточняют кто, но пока там Костюков можно не волноваться. Он всех спасет…он всех спасет…он, - толстяк стал раскачиваться сильнее, - Войнович! Все рухнуло - при полете к Марсу – активная и слишком мощная вспышка на солнце, облучение более 85 бэр. Скажи для чего на Марсе эта чертова капсула с пылью, в нее вложили миллионы, но нынешним туристам особо повезло – весь Марс стал для них такой капсулой, смертельной капсулой!! Да и черт с ней, с пылью…такая доза облучения…наверное так даже лучше…- бормотал он, постепенно переходя на крик, - стоит ли говорить о туристах на Меркурии! Что ж зато они сэкономили на кремации, - толстяк посмотрел на космонавта.

Войнович отпрянул от экрана: на него уставились глаза обезумевшего от горя человека, раздавленного грузом вины. Огонек ненависти и неконтролируемой злобы заалел в них, и тут же погас.

Войнович ухмыльнулся: « Наконец космос научит вас уважать себя. Решили, что вам все принадлежит, все покупается и продается? Может такие законы действуют на Земле, но здесь, свои правила и с ними нужно считаться. Другие планеты – не место для игр. Со стихиями не играют, ты не знал?». Войнович помахал толстяку и отключил рацию.

***

Скалы неслись на встречу друг другу. Сталкивались, опять расходились, перемалывая все на своем пути. Среди них змейкой петляла группа людей.

Вадим и один из гидов тащили под руки Костюкова. От прошлой стоянки они бежали больше получаса, но пока отдыха не предвиделось. Замыкал процессию Герман, он повредил ногу при спуске. Лилия и ее сопровождающая пытались не убегать от него слишком далеко, но это было крайне сложно, страх подгонял их.

- Они наверху, - Герман радостно замахал приближающемуся модулю.

- Теперь нужно найти гладкое место, модуль не будет садиться. По одному будем загружаться в него, по тросу. Я рассчитала: крупные скалы опускаются с периодичностью в 10 минут, те, что поменьше раз в 2-3 минуты. Самые опасные – острые скалы, они занимают маленькую площадь и выстреливают молниеносно, как-будто ножи , - кричала спутница Лилии. Она удивленно посмотрела на Германа, тот прыгнул и сбил Лилию с ног, отбросив в сторону. Через долю секунды острый шпиль пронзил костюм Германа, прошел насквозь через его тело, и устремился ввысь. Смертельное острие замерло, Герман прошептал: «Мы сошли с тропы. Бегите», и тут же десятки каменных лезвий начали выскакивать и плясать на поверхности, все выше подпрыгивало мертвое тело Германа. Туристы с гидами бросились врассыпную.

- Прости, старик, - крикнул Вадим, бросая Костюкова, чтобы бежать быстрее.

Модуль крутился между жалящими скалами, его пилот - Гарлицкий молниеносно реагировал и выполнял сложнейшие развороты. Было решено грузиться на ходу, сложно и опасно, но это виделось гидам единственным решением.

Наконец, все было кончено. Модуль взмыл на вышину, но Гарлицкий разглядел внизу, среди бушующего каменного моря, крошечную фигурку. Снова, лавируя между капканами скал, Гарлицкий опустил модуль, выкинул трос. Через несколько минут в люке появилось напряженное лицо Войновича, кряхтя он поднялся на борт модуля, через люк втянул Костюкова.

- Простите, туристики, второго было не спасти, - сказал он ошарашенным Вадиму и Лилии, и крикнул Гарлицкому. - Надо быстрее лететь на корабль, мы все разошлись к началу всего…этого, разделились, чтобы больше пещер изучить, нужно узнать, где остальная команда.

***

Костюков приходил в себя. Обрывочные воспоминания постепенно восстанавливали события: спуск с горы, спор гидов, крики, сменяющиеся картинки пейзажа, острую боль, смерть Германа, приближение Войновича, спасение, радостный поцелуй Лилии, воссоединение команды, присоединение модуля, возвращение слуха и голоса. Все крутилось перед его глазами калейдоскопом ярких картинок.

- Он очнулся! - услышал он такой родной женский голос. Костюков огляделся, вокруг него в несколько рядов стояли люди: космонавты, друзья – туристы, повара, девушка из библиотеки, бармен, горничные.

- Мы так рады, - сказала Лилия, с нежностью гладя его по волосам. - Вы не приходили в себя три месяца. Здесь столько всего произошло, мы выпускали ловца астероидов. Мне так много нужно Вам рассказать, - защебетала она.

Костюков улыбнулся, он твердо решил начать писать мемуары по возвращению на землю и теперь он знал, как их начать: «Только улетев от дома на миллионы световых лет, я осознал, как важен для меня этот дом, и все кто его населяет. Познание космоса – в первую очередь это акт человеколюбия и жертвенности. Колонизация космоса начинается с доверия: к себе самому, к природе, к команде. Момент осознания себя частицей космоса – точка отсчета новой, зрелой жизни».

Предрассветный туман поглотил все вокруг. Войнович верил, что сквозь эту белесую дымку вот-вот начнут проявляться силуэты родных мест. Наконец, он мог отдохнуть. Совсем скоро они будут дома. 

+2
233
17:18
Итак, наконец-то, я дочитала этот рассказ.
Я читала его три дня, несколько раз бросала, но в итоге упорство победило.
Все мое впечатление можно описать одним словом «Зачем?». Я не понимаю для чего это было написано. Честно.

С самого же начала текста утыкаешься в непоследовательность.
Когда ГГ сообщают о миссии, мы узнаем, что: «Вас выбрали из огромного числа кандидатов.» И почти тут же: «Нам, знаете ли, тоже Вас выделили…выбирать не приходилось.»
Милый автор, ну зачем же так противоречить самому себе?
Тут же, ГГ перед опасным путешествием в космос предлагают: "… провести небольшой инструктаж", который заключается в: «Ознакомьтесь с брошюрой. Жду вас кабинете через час.»
А после прочтения брошюры: «Инструктаж не вдохновил Костюкова...»
Нет, ну честно? Это инструктаж? Прочитать рекламный буклет?

К буклету тоже много вопросов.
«туристы отправляются на Луну, где поселяются в один из отелей на выбор...» Поселяются?! это как?

«Вы можете пожениться, отпраздновать любое событие, а также развеять прах в открытый космос.» Блин, я отказываюсь комментировать это предложение.

Довольно большая часть рассказа отведена описанию экскурсионных программ. Для чего? Показать, что автор умеет пользоваться Википедией? Не слишком удачно.
«полет вокруг Венеры, колоритные пейзажи.»
Объясните, мне туповатой, каким образом технически осуществляется полет «вокруг» Венеры. На космическом корабле? Тогда как оттуда можно разглядеть колоритные пейзажи?
Если это полет над поверхностью, то он, наверное, все-таки не «вокруг» а «над».
И тогда встает вопрос — а как же " Облака из серной кислоты"? Из чего должен быть транспорт, чтобы такое пережить?
Дальше даже вчитываться не стала в этот поток космических топонимов.
Учитывая, что это рекламная брошюра — написана она совсем не привлекательно. Я бы на такую рекламу не купилась.
Предупреждающие вставки, прямым текстом сообщающие о возможных травмах и смерти. Это такая попытка подражать ироничному стилю Fallout? Не зашло.

Оговорюсь сразу — я привожу только незначительную часть, того, что стоило бы отметить. Но в противном случае коммент вышел бы длиннее рассказа.
Идем дальше.
«работает нянькой для стайки зарвавшихся богачей.» Откуда такое мнение о туристах? Где до этого в тексте показано, что они зарвавшиеся богачи? Без пруфа — это звучит как штамп.

«Слишком долго он создавал, а теперь с любовью лелеял свой образ – от всего уставшего интеллигента, не заинтересованного в земных делах и стремящегося в звездное небо. Для всех он был молчаливым, закрытым человеком с вечно недовольным лицом и редкими комментариями о несовершенстве мира. Каким он был на самом деле, было загадкой.»
Блин, вот это раскрытие героя! Вроде сказано много — а не понятно ничего. Похоже, кто такой на самом деле ГГ загадка даже для автора (Спойлер! В итоге так и вышло — герой вообще никакой).

Следующая фраза повергла меня в ступор: «закончились споры о загадочной сущности Луны, наконец, признанной планетой». Как? Кто? Зачем?

Здесь я бросила читать в первый раз. Потом собралась с силами и вернулась, решив больше не цитировать, чтобы все по быстрее закончилось.
Стоп! Это что — описание персонажей?!
«В группу входило 6 человек: миловидная хрупкая девушка со странным разрезом глаз представилась Оливией; ее спутник — большеголовый и внешне отталкивающий — Хью; долговязый — Герман, все его части тела, казалось, специально вытягивали; девушка с удивительно длинными волосами, которые теперь были огромной редкостью – Лилия; и Вадим, коренастый юноша с залысинами и доброй улыбкой.»
Ну так же нельзя. Мы что, сейчас должны были их запомнить? Или зафиксировать какие-то отличительные черты? Я хочу сказать, что до конца рассказа так и не научилась их друг от друга отличать. (Спойлер! Да и не зачем).

Текст воспринимается какой-то кашей.
Вместо важных и нужных описаний, мы получаем целый абзац с перечнем книг, которые во время полета читает ГГ. Зачем? Как это должно повлиять на сюжет?
Помимо прочего, на читателя вываливают скомканные обрывки ничего не значащих действий, происходивших на корабле.
Очень много обобщений, например: «Космонавты делились на три лагеря...» и далее идет пространное описание людей, сгруппированных по их отношению к туристам.
Если это разделение действительно имеет хоть какое-то значение для сюжета, стоило ввести какие-то конфликтные эпизоды, подтверждающие это отношение. Вместо того, чтобы просто вываливать все это на читателя.

«Смерть добавила будничности в межпланетный перелет.» Я в ступоре. И часто перед Вами на буднях люди мрут?

На читателя вываливаются неожиданные откровения, в виде дневника ГГ или случайной фразы:
«Я всегда прекрасно обходился один, и только сейчас понял, как нуждаюсь в простом человеческом общении. Космос из всех нас сделал романтиков.»
Серьезно? Где это показано? В этой цитате три голословных утверждения.

«почувствовал холодок страха от спин впереди». Похоже впереди шли белые ходоки.

Прошло 2/3 рассказа и туристы, наконец-то, спустились на планету, озаглавившую рассказ.
Описание прогулки по планете призвано, судя по всему, донести мысль, что персонажам не комфортно и не приятно тут находиться.
Постойте, но они сами ввязались в эту авантюру, заплатив солидную сумму за такую возможность. Где логика?
Если Вам нужно было засунуть персонажей в чужеродную враждебную среду — обоснуйте их нахождение здесь чем-то более адекватным.

Поражает также эпизод с появляющимися и исчезающими скалами. Туристы в шоке, гиды в шоке. Нежданчик.
Ну т.е. некая контора организует туры на другую планету (!), но даже не удосужилась эту самую планету предварительно изучить?
Я, конечно, понимаю, что во всем может быть доля разгильдяйства, но в данном случае — это уже граничит с дегенерацией.
А давайте-ка мы притащим на неисследованный кусок камня туристов? Может стоит проверить, нет ли там чего опасного? Нееее. Только время тратить. Туристов привезем — вот и проверим.

Дальше больше. ГГ, призванный защищать туристов тактично слился, получив пробоину в скафандре.
Удобно, кстати. Пусть другие меня потаскают, по опасным скалам. Я ж герой. Не геройское это дело — ноги топтать. А вдруг опасность какая? Как же я — Герой — доживу до финала?
И вы не поверите, проведя не мало времени без кислорода, он действительно выжил — о чудо!

Хэппи энд? Не тут-то было.
Внезапно нам сообщают о некой вспышке на солнце, которая то ли собиралась, то ли уже спалила туристов на Марсе и Меркурии. Зачем это здесь? Я что попала в другой рассказ?
А, я поняла зачем. Чтобы один из персонажей… ПОЗЛАРАДСТВОВАЛ (?!) на эту тему. Моему недоумению нет предела.

И вишенка на торте — финальная речь ГГ с попыткой нагнать философии и морали. Уважаемый автор, заключительные выводы должны проистекать из каких-то причин. Где они в тексте?

Текст не вычитан, зачастую не логичен. Много повторов.
Не согласованность времен, например: «Спиралевидный желоб опустился на поверхность планеты. Автоматические сверла пробуравили небольшие выемки в скалистой площадке внизу корабля, благодаря специальным зажимам, воронка закрепилась на поверхности. „
Засилье “воды». Первую половину рассказа можно было безболезненно заменить парой-тройкой абзацев, и ничего бы не изменилось. (Спойлер! Хотя можно было так сделать со всем рассказом)
Сам сюжет описывается в двух предложениях. ГГ отправили замаскироваться под туриста, чтобы обеспечить безопасность группы. По прилете на планету произошло что-то не предвиденное, ГГ отрубился, группа спаслась сама, кто-то умер, ГГ выжил.
Остальной текст — огромная, бессмысленная, беспощадная куча информационного мусора.
Персонажи просто никакие. Есть попытки поднять какие-то проблемы, но крайне вялые, ничем не обоснованные и умирающие в зародыше.

Минус ставить не буду. Но и положительных сторон найти не смогла. Жаль.
17:32
«Вы можете пожениться, отпраздновать любое событие, а также развеять прах в открытый космос.» Блин, я отказываюсь комментировать это предложение.

Тамада-баян-услуги laugh
Загрузка...
Xen Kras №2