Эрато Нуар №1

​Все не так на самом деле

​Все не так на самом деле
Работа №90

Все не так на самом деле…

Запутавшийся в бесконечных лестницах и коридорах принц Аурелио открыл очередную черную дверь в следующую черную комнату. Двери в Шахматном дворце чередовались: черная-белая, черная-белая, черная-белая… За черной дверью – черная комната, за белой – белая. С одной стороны – черная колонна, с другой – белая. Одна штора черная, другая – белая… Так и с ума сойти недолго!

Еще накануне Аурелио прибыл к старым, насквозь проржавевшим воротам дворца, но штурмовать его решил, конечно, с утра. И вот уже почти полночь, а он бродит тут в поисках непонятно чего. Вполне возможно, что легенда оказалась всего лишь красивой сказкой, и принца здесь никто не ждет. Или Шахматная принцесса давным-давно состарилась и умерла. Или она такая же, как все девушки его круга и увидит только его титул и богатства.

Справедливости ради стоит заметить, что ищет принц не с утра, а только с заката – охранное заклятие оказалось очень сильным, Аурелио еле пробился.

Сначала, пройдя парк и ступив на черно-белую плитку дворца, принц громко позвал его обитательницу. Ответили ему лишь тишина и шорох листьев снаружи. Тогда Аурелио стал методично обходить помещение за помещением, этаж за этажом. Мало-помалу усталость и раздражение овладевали принцем. На третий этаж юноша шел уже с твердым намерением развернуться и уйти, если и тут его постигнет неудача.

Но с этой комнатой принцу повезло. Отворив дверь, Аурелио увидел темный силуэт напротив окна. Принцесса! Склонившись над письменным столом, она что-то строчила пышным черным пером, будто совсем не замечала вошедшего.

Аурелио деликатно кашлянул. Шахматная принцесса не оторвалась от своего занятия. С минуту в комнате царило молчание, затем хозяйка дворца закончила писать.

– Я ждала тебя.

Ее голос был очень необычным. Мелодичный, но довольно низкий для девушки и со странными интонациями. К вящему удивлению принца, девушка не выглядела ни радостной, ни восхищенной… да вообще никакой! Как будто к ней каждый день приходят по сотне принцев на белых конях! Это задело Аурелио.

Принцесса грациозно поднялась со своего места. И она тоже оказалась черно-белой! Белоснежная кожа, черные волосы, черные губы, черные ногти, черная одежда. Кто бы мог подумать, что можно настолько попасть под власть цвета.

Шахматная принцесса, несколько лет занимавшая все его мысли, оказалась совсем не красавицей. Увидев такую девушку на улице, принц решил бы, что она на редкость уродлива… Но эта девушка была такой… необычной, что ему даже в голову не пришло назвать ее некрасивой. Она была такая аристократичная, такая задумчиво – одухотворенная, что Аурелио был ею зачарован. Перед ним стояла та самая легендарная принцесса, вот она. И эта девушка, нет, дева, станет его невестой, а затем женой.

– Кто ты?

Этот вопрос чуть не заставил принца сесть от удивления. Как это – кто? А кого же она ждала?

– Мое имя – Аурелио, принц Дремучих Лесов. Я пришел, чтобы вызволить тебя из заточения, прекрасная дева.

Шахматная принцесса с любопытством разглядывала визитера. Таких, как он, она еще не видела. Золотистые волосы, синие глаза, светлые губы, светлые ногти, а кожа кажется почти черной по сравнению с ее. Все жители Шахматного королевства рождались темноволосыми и темноглазыми.

– Аурелио… Аурелио… – Она повторила незнакомое имя, привыкая к нему. – Ты не первый, кто пытается освободить меня, но никому еще не удавалось проникнуть во дворец. Ты смел и решителен, к тому же сильный маг.

Никакие слова не могли передать радости девушки, и только хорошее воспитание позволило ей не выразить их. Пять тысячелетий принцесса томилась в одиночестве, не старея ни на день. В первые годы было еще терпимо, но только до тех пор, пока не начали умирать другие обитатели дворца. Пока она не осталась в полной изоляции от внешнего мира. Принцесса перечитала все книги в библиотеке, научилась самостоятельно одеваться, делать самые сложные прически. Еще восемьсот лет назад узница шахматной клетки пересчитала все окна и двери, все деревья в парке, а недавно от нечего делать стала считать увядающие травинки… Иногда она читала какой-нибудь отрывок из книги вслух, чтобы не разучиться разговаривать…

Аурелио очень польстила ее похвала, хотя от своих сверстниц в замке он наслушался комплиментов. Может, дело в искренности, с которой принцесса это сказала?

– Как твое имя? – спросил он, только сейчас вспомнив, что всех девушек, даже сказочных принцесс, как-нибудь зовут.

– Туули.

Это имя прозвучало словно дуновение легкого ветерка. В мыслях Аурелио уже нарек принцессу своей дамой сердца и посвятил ей все свои пока еще не совершенные подвиги.

– Какое прекрасное имя! Я уверен, ты очень понравишься моим родителям. Какую комнату ты бы больше хотела: с балконом или с выходом на море? – он протянул ей руку, уже рисуя себе в голове их триумфальное возвращение в Дремучие Леса. Аурелио хотелось поскорее покончить с этим и вывести девушку из дворца, ведь, переночевав здесь, принц станет пленником этого места так же, как и Туули. Только бессмертия юноше не полагается.

Поэтому, когда Шахматная принцесса с печальной улыбкой покачала головой, принц чуть не упал снова. Неужели он ей не нравится? Неужели он может кому-то не нравиться?

– Но… почему?

– Шахматный дворец – моя тюрьма, но он же защищает меня. Стоит мне выйти во внешний мир, и я стану выглядеть на свой настоящий возраст, то есть не проживу и минуты. Лучше ты оставайся здесь. Скрасишь мне хотя бы полвека, я уже буду рада. Я буду ухаживать за тобой, когда ты состаришься и даже похороню тебя на дворцовом кладбище. Там очень красиво, тебе понравится!

– Черные и белые надгробия? – хмыкнул принц.

– Ты что, уже был там? И когда успел?

Туули разглядывала его с неприкрытым любопытством, как диковинный результат эксперимента.

Тут Аурелио вспомнил, о чем предупреждал его учитель. Много лет назад принцессу обманули, заставив поверить в ложь со старением.

– Но, послушай, тебе же наверняка надоело сидеть здесь круглые сутки! – воскликнул он, тщась ее переубедить.

– Ты знаешь, первую тысячу лет было действительно скучновато. Но потом я научилась занимать себя. Я пишу стихи, шью, рисую. Опять же, поддержание дворца в хорошем состоянии требует больших усилий, так что у меня не остается времени на скуку.

Тут Туули покривила душой. Несмотря на все свои занятия принцесса чувствовала себя тоскливо. И дело даже не в ушедших один за другим домочадцах. Был один житель Шахматного королевства, с которым она не успела попрощаться как следует.

– Оставайся. Ты будешь рассказывать мне про то, что снаружи, так что эти полвека промелькнут как мгновение.

Аурелио совсем не хотел, чтобы его жизнь прошла так быстро. В его голову закралась мысль, что девушка не совсем душевно здорова. С другой стороны, а чего он хотел за пять тысяч лет заточения? Если Аурелио твердо решил жениться на Шахматной принцессе, то ничто не должно останавливать его на пути к счастью.

– Насколько ты уверена, что состаришься и умрешь, как только покинешь дворец? Тебя могли и обмануть, - осторожно начал принц.

Туули словно не слышала. Она подошла к раскрытому настежь окну и, встав спиной к принцу, уставилась в ночную тьму. В лунном свете был едва виден нечеткий силуэт девушки. Туули погрузилась в воспоминания.

Например, тот день, когда она впервые увидела Хаке. Он был актером бродячего цирка, а они с родителями проезжали мимо. Принцессе было всего девять лет, и она уговорила королевскую чету сходить на представление. В тот день ее поразило выступление мальчишки – акробата, и она спросила у хозяина цирка, кто этот паренек и откуда. Услышав, что он сирота, а родные продали его в цирк, юная принцесса была поражена до глубины души. Росшая в любви и заботе, она не сомневалась, что так или почти так живут все дети королевства. И тут выясняется, что далеко не всем так повезло. В тот день маленькая Туули поклялась себе, что в ее правление не будет тех, кто продает детей чужим людям. И несчастных сирот тоже не будет. Откуда ей было знать, что это самое правление так и не наступит – править будет невозможно. А потом и некем.

На следующий день Шахматная принцесса собрала все свои сбережения и поехала к тому месту, где стоял шатер. Предложив хозяину все свои небольшие накопления, девочка пожелала выкупить юного акробата. Только потом Туули поняла, что на эту сумму она могла без проблем купить весь цирк. Но это уже не имело значения. За того, кто станет другом на всю жизнь, никаких денег не жалко.

Мысли принцессы часто возвращались к Хаке. Пытался ли он проникнуть во дворец? Пытался ли спасти ее? Забыл ли после, оставил ли надежду? Завел ли семью, детей? До скольки лет дожил? Умер быстро или в мучениях?

Видя, что Туули не реагирует на его слова, Аурелио осторожно тронул ее за плечо. Девушка вздрогнула и испуганно глянула на принца.

– Эй, ты в порядке?

– Да, просто задумалась. Не обращай внимания. У меня такое бывает.

Причем все чаще. Туули это очень беспокоило. Не значит ли это, что она скоро превратится в эфемерное существо, зацикленное на прошлом, как кукла, у которой кончился завод?

– О чем ты говорил?

– Я спросил, насколько ты уверена, что состаришься и умрешь, покинув дворец.

– Не так уж уверена, на самом деле. Но проверять на себе не очень-то хочется. Я услышала чужой разговор. Случайно. Тот, кто меня проклял, говорил еще с кем-то, я не рассмотрела лица.

Это было описано в легенде, которую читал Аурелио и которую потом дополнил его странноватый учитель. В этом был коварный план колдуна, проклявшего принцессу. Он специально показал ей тот разговор в дворцовом магическом шаре. Беседуя с несуществующим визитером, колдун говорил, что Туули не состарится только в Шахматном дворце и у него в замке. Это было сделано, чтобы заставить ее сдаться. Осталось убедить саму принцессу, что ее обвели вокруг пальца.

Принцесса долго смотрела на Аурелио своими серьезными черными глазами.

– Дай мне время подумать. А лучше и вовсе уходи. Не хочу, чтобы другие люди страдали из-за моего решения.

– А как же ты? Ну уж нет, решайся скорее! Я буду ждать сколько потребуется, но за час до рассвета я уйду, не хочу застревать здесь навечно.

Отвернувшись от окна, Шахматная принцесса проплыла мимо Аурелио и вышла из комнаты. Оставшись в одиночестве, принц погрузился в невеселые думы. Какое решение примет эта необычная девушка, столь отличная от всех прочих? Чем она так привлекла его? А если откажется, что тогда? Он женится на той, на которую укажут родители, и все его усилия пойдут прахом? Аурелио помнил их лица, когда он сказал, что нашел достойную девушку. «Достойную? Да ты отверг всех принцесс, которые есть в этом мире!» - сказал тогда отец. А когда принц сказал, что хочет жениться на сказочной принцессе из легенд, лица родителей сначала вытянулись, а затем тронный зал сотряс громогласный хохот. Поддержал Аурелио только его учитель, носящий странный псевдоним Мистер Арлекино. Именно с ним принц разработал детальный план освобождения Туули.

Да, совсем не так он представлял себе эту встречу. Во-первых, в легенде ничего не было о внешности принцессы. Поэтому Аурелио по умолчанию представил ее воздушной златовласой девушкой, которая сразу же бросится принцу на шею, ведь он пришел ее спасти. Сомнения появились только во дворце. А во- вторых, хоть его и предупреждали, Аурелио оказался совершенно не готов к тому, что Туули откажется идти с ним. Все заранее заготовленные аргументы вылетели у принца из головы, и он блеял перед этой задумчивой девой, как полный идиот.

Вскоре до Аурелио донеслись далекие звуки рояля и голос Туули, звучавший, как тронутые чьей-то рукой колокольчики…

Шахматная принцесса сидела за инструментом и с закрытыми глазами выводила сочиненные ими с Хаке мелодии. Они, да еще воспоминания, да еще одна вещица – вот и все, что осталось ей от некогда самого близкого человека на земле. Туули думала о том, как он приводил ее сюда с завязанными глазами каждый год на день рождения. Каждый год, кроме последнего, подарок Хаке оставался неизменным – друг приводил ее сюда и играл свою новую композицию. Но часто они с Хаке приходили сюда и просто так – поиграть на рояле, попеть, потанцевать. Принцесса мечтала, что когда-нибудь они смогут вальсировать открыто, на балу, среди всех, но уже тогда понимала, что это вряд ли осуществится. И все же ей так этого хотелось!

Родители были очень недовольны, когда узнали, что их дочь выкупила из цирка бродяжку. Недовольны – это еще мягко сказано. В таком гневе Туули их не видела ни до, ни после этого случая. Две недели она провела под домашним арестом. Но когда принцесса наконец вышла из своей комнаты, выяснилось, что освобожденный ею мальчишка недоволен тоже! Получивший место придворного шута, он считал Туули просто капризной девчонкой, захотевшей новую игрушку. И он был почти прав. Почти. Будь он благодарен за спасение, принцесса помнила бы о мальчике только как о доказательстве ее милосердия, и только. Здоровалась бы при встрече, улыбалась бы, вспоминая свой добрый поступок. А столь отрицательное отношение к ее персоне подогрело интерес девочки.

Только спустя год им удалось подружиться. Они были не разлей вода, везде ходили вместе, читали одни и те же книги, вместе учились (Туули настояла), играли, ездили на охоту. Кстати, как оказалось, Хаке довольно хорошо знал придворный этикет, умел читать и писать. В ответ на расспросы принцессы он нехотя выдал, что происходит из знатной семьи. Туули предлагала ему найти родственников, но Хаке отказался.

Но новый друг оказывал на девочку не только благотворное влияние. Прежде всегда послушная принцесса теперь могла сбежать с уроков на рыбалку или прогуляться ночью по крыше, не говоря уже о более мелких шалостях вроде воровства пирожков с кухни. Сейчас Туули вспоминала все это с грустной улыбкой.

Да, умом принцесса понимала, что тот, с кем она провела половин детства и всю юность, не может быть жив, но как же хотелось в это верить! В спорных ситуациях она часто вела мысленный диалог с Хаке. Иногда Туули казалось, что она увидела за поворотом полу его плаща или что эхо отразило его тихий смех… Принцесса заворачивала за угол, осматривалась по сторонам, но Хаке, конечно же, там не было. Вот и сейчас, играя на рояле, она слышала, как ей вторит скрипка друга, как сам Хаке глухо подпевает. Туули знала, что волшебство разрушится, стоит ей замолчать, и продолжала. Она понимала, что надо торопиться, но не могла уйти, не попрощавшись с этим местом, не подарив ему свою последнюю песнь…

Да, она решилась на побег, хотя это стоило больших усилий. С одной стороны, Туули чувствовала себя предательницей, покидая дворец, оставляя его разрушаться и постепенно стираться с лица земли. Принцесса чувствовала, что она предает Хаке, бросая место, в котором было прожито столько счастливых моментов.

С другой стороны, она ничего не обещала этому принцу и вовсе не обязана выходить за него замуж, как он, похоже, думает. Да и Хаке был ей только другом, он бы порадовался, знай, что она освободилась от древнего проклятия. К тому же, попав на волю, Туули сможет найти хоть какие-то крупицы сведений о нем. Да, прошло очень много времени, но Хаке вряд ли вел жизнь простого крестьянина. Наверняка он стал великим человеком, в этом принцесса почти не сомневалась.

Забывшись, Туули вскочила с места, продолжая петь. Рояль играл сам по себе. Это было несложное заклинание, выученное ею еще с детства. Принцесса вальсировала с невидимым партнером, представляя за окном солнечный день и надежного друга рядом. Она все так же не открывала глаз, иначе вся мистика этой ночи испарилась бы.

Но надо торопиться, придется разомкнуть веки и пробудиться от чарующих воспоминаний. Аурелио ждет, и он, в отличие от нее, чем-то еще рискует.

Замолк рояль, и Туули вновь оказалась в пустом холодном зале. Медленно, еле справляясь с тяжелым чувством, что делает что-то неверно, она двинулась к своим покоям.

Вот колонна, за которой принцесса часто пряталась в детстве. Вот та самая лестница, с которой Туули упала, гоняясь за Хаке по всему дворцу. Она тогда сильно расквасила нос. А вот двери отцовского кабинета, которые так сильно пугали раньше. После смерти Шахматного короля принцесса обшарила там каждый уголок, и теперь это место навевало только скорбь и сожаление. Вот библиотека, где они с Хаке порой засиживались допоздна, где друг порой находил самые любопытные произведения и зачитывал отрывки вслух. А вот то самое окно, из которого они всегда выбирались на крышу. Не чтобы смотреть на звезды, хотя и для этого тоже. В основном ради пьянящего чувства полной свободы, возникающего на коньке крыши. Да, ты можешь сорваться в любой миг, но именно это и обостряет все эмоции до предела. Как-то раз их с Хаке, помнится, застали там. Отец был жутко зол. Сначала им прочитали множество нотаций в том самом кабинете, а потом принцессу заперли в ее покоях на месяц, а Хаке… Он так и не сказал, что с ним сделали, но по тому, как он морщился, Туули решила, что его высекли. Хаке ненавидел проигрывать. Это была первая серьезная размолвка принцессы с родителями за много лет. Последний раз подобное было, когда она только выкупила друга из цирка. А вот здесь они… Ох, как давно это было! Но если принц узнает, жениться расхочет наверняка, если он не любитель сомнительных древних ритуалов.

Как призрак Туули вплыла в свою комнату. Стоявший спиной Аурелио вздрогнул, когда за спиной у него прошелестело:

– Я согласна. Только возьму кое-что.

Прошуршав юбками, Шахматная принцесса взяла с манекена белую полумаску с мелкими кисточками и пышным черным плюмажем. Эту вещь ей подарил Хаке на ее последний день рождения. Туули помнила то весеннее утро во всех подробностях. Именно тогда юная принцесса собиралась признаться Хаке, что испытывает к нему нечто большее, чем дружеские чувства. В честь совершеннолетия Туули должны были устроить грандиозное торжество, бал, которого еще не бывало в Шахматном королевстве. Поэтому, когда друг спросил, во сколько принцесса хочет получить свой подарок, она назначила пять часов утра.

Туули ожидала, что Хаке, как всегда, завяжет ей глаза и поведет показывать свое новое творение. Но произошло совсем не так. Пока принцесса ждала друга у окна (через дверь тот появлялся крайне редко), он подошел сзади и закрепил что-то у нее на голове. Туули не сразу поняла, что это такое. Потом, конечно, догадалась, и Хаке с легким смущением поздравил ее и признался, что маску сделал сам.

Туули была в полном восторге от искусно сделанной вещи и уже собиралась наконец сказать другу о своих чувствах, но тот огорошил ее печальным известием: сегодня он должен отбыть из дворца на пару дней. Под шквалом вопросов Хаке сконфуженно выдал, что потратил все свои деньги на материалы для маски ти теперь, чтобы дожить до конца месяца, взялся за не очень законную подработку. На это Туули разразилась горестно-гневными возражениями. Во дворце его кормят и поят – уж худо-бедно можно дотерпеть. Можно было найти работу, которая не требует уезжать именно сегодня. В крайнем случае мог у нее занять! Она не хотела его отпускать. Только не сегодня.

Успокоив ее, Хаке собрался уже уходить и в этот момент Туули воскликнула дрожащим голосом:

– Я же без тебя засну на этой проклятой церемонии!

– Эй, ты все равно не сможешь даже словом со мной перемолвиться, - возражал придворный шут, говоря с ней, как с ребенком.

– Ну и что! Ты всегда можешь поднять мне настроение! – упрямо твердила Туули. Это была правда. На людях принцесса не могла открыто общаться с шутом, поэтому друзья придумали целую систему условных знаков для важных приемов и скучных церемоний и вели непрерывный безмолвный диалог. Со временем они научились делать это так незаметно, что их переговоры укрывались даже от бдительного взора Шахматной королевы.

Сделанного не воротишь: он кому-то что-то обещал, а значит, должен выполнить.

Это был первый за долгое время за долгое время день рождения без Хаке. Весь день до вечера принцессу наряжали и прихорашивали к балу. К всеобщему удивлению, маску Туули снять отказалась и гнев матери не смог ее переубедить. Уговоры тоже. Если она не сможет увидеть Хаке на своем празднике, то хоть подарок его будет носить. Кто же знал, что утром принцесса виделась с другом в последний раз?

Туули ожидала от этого вечера чего угодно: постных лиц родителей, придворных-подхалимов, множество вежливых поздравлений, бесполезных подарков. Но совсем не того, что за ними последовало. По традиции королевская чета дарила подарок последней. В честь совершеннолетия дочери они … заключили брачный контракт, так что выходило, что именинный бал был еще в честь ее помолвки.

Конечно, принцесса понимала, что рано или поздно ее выдадут замуж, но не думала, что это случится так скоро и совсем без ее ведома. Родители любили ее и объясняли все свои решения, в которых сомневалась их дочь. А тут… продали, как скот!

Жених оказался колдуном. Богатым, знатным, почти нестарым, известным своими чарами на весь мир. Увидев его, Туули поняла, на что надеялись король с королевой. Этот брак решил бы множество вопросов. Шахматное королевство заручилось бы поддержкой могущественного колдуна, казна изрядно пополнилась бы. Да и мягкой, в общем послушной дочери он наверняка бы понравился спустя какое-то время. Как говорится, стерпится – слюбится.

Но принцесса не собиралась ни с чем мириться. Утренний отъезд Хаке только укрепил ее чувства. Весь день Туули беспокоилась о друге и не могла думать почти ни о чем другом.

На фоне этих переживаний внезапно возникший жених совершенно выбил принцессу из колеи. Предупреди ее родители заранее, подготовь они ее к предстоящей помолвке – и все вышло бы по их воле. Да, Туули поплакала бы, поспорила бы, но в конце концов уступила бы. А сейчас эмоции взяли верх над здравомыслием девушки. Маска Хаке словно жгла ей лицо. Туули рассмеялась колдуну в лицо и отказала.

Все были шокированы: ее мать потеряла сознание, а отец покраснел от гнева. Оправившись от удивления, колдун пришел в ярость. Он весь налился злобой. С перекошенным лицом он стал читать страшное проклятие. Опять Туули почувствовала, как маска давит ей на лоб, словно пытаясь стать частью лица принцессы.

Теперь она была заточена во дворце вечно, а остальные его обитатели – пожизненно. А спасти Туули мог только человек, полный решимости и столь же богатый, как и Шахматное королевство.

Как выяснилось, маска защитила принцессу от части злых чар. Сам колдун вылетел из залы, как пробка из бутылки и больше не мог вернуться.

Зато магический шар дворца преподнес его жителям неприятный сюрприз. Раньше он использовался для связи между правящими династиями. Теперь же его замкнуло на доме колдуна. Так много лет спустя принцесса и узнала о том, что состарится, как только выйдет наружу. Однажды она в очередной раз включила шар, уже просто от скуки. Но увидела не обычную глумливую физиономию своего мучителя, а его спину. Да у колдуна гости! И он так отвлекся, что даже не замечает ее присутствия.

– Если ты все еще хочешь выйти отсюда, лучше поторопиться! – голос Аурелио выдернул ее из воспоминаний.

Странная все-таки эта принцесса. Как в воду опущенная. То и дело отвлекается, задумывается… А нужна ли ему вообще такая невеста? Может, зря поторопился? С другой стороны, пять тысяч лет в изоляции явно не способствует укреплению здоровья. Чего он хотел, интересно? К тому же, какой его сверстник может похвастаться браком с легендарной принцессой, которую спас сам? Да и поздно уже сомневаться. Осторожно держа руку принца, Туули вела его к выходу. Удивительно было ее прикосновение – так обычно держат ядовитую змею.

Вот они уже в парке, и медленно светлеющее небо все еще сияет звездами. Слегка замедлив шаг, принцесса в последний раз оглядывает свой дом и свое узилище. Все ее лицо, даже скрытое под полумаской, отражает внутреннюю борьбу. Всколыхнулись старые страхи, усилились сомнения.

– Пойдем, ты же хотела, – Аурелио несильно потянул Туули за руку. Когда принцесса не шелохнулась, он тихо добавил:

– Идем, ведь второго шанса может не быть.

Она медленно обернулась и посмотрела на него с такой душевной мукой, что принцу стало тяжело дышать. Испытывал ли он когда-нибудь что-нибудь подобное? Вряд ли. Но у него и не было пяти тысяч лет в запасе.

Наконец принцесса сдвинулась с места и поплыла к воротам. Они казались ржавыми, еле державшимися на петлях, но и Туули, и Аурелио знали, что за ними их ждет настоящий ад.

– Я первый, – мягко сказал принц и, крепко взяв девушку за руку, открыл створку. Всего одну, но этого оказалось достаточно, чтобы их чуть не снесло ураганом, несущимся снаружи. Сколько раз принцесса пыталась преодолеть охранную магию! Сначала не верила в реальность происходящего, потом надеялась, что проклятие ослабло со временем. Все без толку. Как гора, непоколебимая, почти не стареющая, так окружил Шахматный дворец непробиваемый купол из гроз и ветров.

Но теперь, с появлением принца, ветер и буря вроде ослабли. По крайней мере, становилось возможно поверить в то, что эту преграду реально преодолеть. Маска опять словно слилась с кожей Туули, давя на лоб.

Крепко вцепившись в руку Аурелио, принцесса зажмурила глаза. Ей казалось, прошла целая вечность в борьбе с ураганом. Поэтому, когда весь ужас вокруг прекратился, Туули сначала не поверила. Она открыла один глаз. Затем другой. Увидев над головой высоко стоящее солнце, принцесса еле удержалась от вздоха облегчения. Неужели получилось?

– Да, получилось, – Аурелио сиял, как начищенная монета. Туули поняла, что последнюю фразу произнесла вслух.

Принцесса стала оглядывать то, что осталось от ее родного города. Осталось немного, почти ничего. Бывшая столица Шахматного королевства превратилась в руины, а скоро станет лесом. Видимо, от полного разрушения ее уберегло только проклятие, распространившее свои флюиды на город. Скорее всего, уже через неделю тут будут только развалины дворца посреди леса, а потом и они зарастут.

На месте парадной аллеи до сих пор можно было разглядеть черную и белую плитку под слоем земли, пыли и опавших листьев. Дерево уцелело только одно, по крайней мере, в пределах видимости. К нему был привязан белый конь в сбруе. Видимо, скакун принца. Когда они подошли ближе, шальная мысль мелькнула у Туули в голове. А не то ли это дерево, на котором Хаке когда-то вырезал ножом глумливого шута? Помнится, принцесса тогда отговаривала друга. Кажется, это произошло, когда они только познакомились. Интересно, сохранилась ли на дереве карикатура?

Под удивленным взглядом принца девушка обошла ствол кругом, пригнувшись. Все верно, вот же он, шут. Дерево состарилось, и изображение тоже. Теперь у шута были узловатые конечности, сморщенное лицо, помятый костюм. Туули уже жалела, что нашла рисунок.

–Учитель дал мне артефакт, который перенесет нас в мой замок, – сказал Аурелио, вновь отрывая ее от размышлений.

Эта новость порадовала принцессу. Не очень-то приятно очутиться на развалинах родного королевства, да еще и вынужденно топать по его территории несколько недель. Туули вновь осторожно ухватилась за руку Аурелио. Тот взял коня под уздцы, повернул крупный драгоценный камень в своем перстне, и… ничего не произошло. На лице принца смешались удивление и досада. Он тряхнул рукой, за которую держалась принцесса, и… и они резко провалились в пустоту. Туули вновь закрыла глаза, а когда открыла их, увидела, что они в одном из коридоров замка: стены из грубого камня, чадящие факелы… Уж не в тюрьму ли ее привели?

– На кольце стоит заклинание оповещения, так что, думаю, родители и учитель уже знают, что я вернулся… – Принц словно говорил сам с собой. – Но сейчас у них очередной совет, судя по голосам изнутри. – Наконец он обернулся к растерянной принцессе. – Сейчас я представлю тебя. Мистер Арлекино, мой учитель, может показаться тебе немного странным, но он надежный человек. Я доверяю ему как себе.

Туули молча кивнула. В этот момент она была похожа на теленка, идущего на бойню. Аурелио испытал бесконечную нежность, граничащую с жалостью, к этой бедной девушке, резко вырванной из привычного окружения. Но одновременно принц ощущал и прилив раздражения: вот чего она стоит столбом? Ее только что спасли из векового заточения, а она… Хоть бы спасибо сказала!

Аурелио громко постучал в дверь, а затем резко распахнул ее. Как он и думал, проходил совет. Восемь пар глаз уставились на вошедших. Принц почти физически почувствовал дискомфорт своей спутницы. Конь всхрапнул у них за спиной. Все присутствующие вздрогнули.

Вновь глянув в сторону своей невесты (он уже не сомневался, что они поженятся), принц заметил, что взгляд ее прикован к кому-то из советников. Как оказалось, к Мистеру Арлекино, насчет которого Аурелио ее предупреждал. Принцесса смотрела на его учителя, как мышь смотрит на удава перед тем, как ее проглотят. Но самое странное, что и сам Мистер Арлекино выглядел… остолбеневшим и растерявшимся! Такого выражения Аурелио еще не видел на этом холодном и надменном лице.

– Прошу всех покинуть помещение мы продолжим позже, – сдавленно произнесла королева. – Мистер Арлекино, останьтесь, пожалуйста.

– И уведите, кто-нибудь, этого коня, а то он тут все засрет! – рявкнул король. Да, изяществом речи он никогда не страдал.

Вскоре остались только пятеро: король, королева, принц, принцесса и учитель. Мать Аурелио наконец позволила себе улыбнуться во весь рот, глаза ее засияли.

– Наконец-то ты вернулся, сынок! – воскликнула она.

– А то мы уже стали бояться, что ты из-за этой несуществующей бабы сгинул где-нибудь у черта на рогах. Ну, выполнил обещание – уважаю! – Несмотря на показную небрежность, в голосе короля проскальзывало волнение, и принц это заметил. Он онялся с матерью, пожал руку отцу.

– Познакомься, Туули, это – леди Элсбет и лорд Седрик, их величества король и королева Дремучих Лесов. А это – леди Туули, больше известная, как Шахматная…

Тут Аурелио обернулся со вскинутой рукой и увидел, что на том месте, куда он указывал, никакой принцессы нет. Принц пошарил по помещению глазами и чуть не сел прямо на каменный пол. Туули исчезла, а вместе с ней и Мистер Арлекино. А была ли она вообще?

Другие работы:
+5
462
04:31
Интересная сказка, спасибо.
16:48
Мрачной атмосферой готики и декаданса наполнены стены Шахматного дворца; судьбы проклятой принцессы и настойчивого принца по-своему трогательны и волнуют… Но все это сказочное очарование на мельчайшие осколки разбивается просторечивой банальностью последних нескольких абзацев… А жаль…
13:54
+1
Я буду ждать сколько потребуется, но за час до рассвета я уйду

Какие прекрасные слова.

Когда впервые прозвучало имя Мистера Арлекино, я все понял. Это своеобразный талант, закинуть спойлер так рано)
А так… Ну, сказочка. Ребёнку на ночь можно прочитать. Это не минус, в общем-то. Свою аудиторию автор найдёт.
22:50
Отличная сказка.
05:05
Прочитала.
В начале немного отпугивала наивность и вычурность (одно имя Аурелио чего стоит). Но текст написан хорошо, затянул. Читается плавно и держит за счет необычного антуража и деталей. Часть, где описаны отношения принцессы и Хаке, описана очень живо.
Да, рассказ так и остался почти классической сказкой, но все равно довольно приятной.

Одно не объяснили, принцесса была заколдована, но как Хаке не помер за пять тысяч лет?? (текст подразумевает, что он стал колдуном и видимо, так и сохранился, но это приходиться додумывать).
И почему он сам не пошел ее спасать? Он про нее знал и помнил, рассказывал принцу, готовил его в поход, дал специальное кольцо… Но сам за те же пять тысяч лет не пошел. Если бы я писала, то наверное, вставила бы часть со стороны Хаке, хотя бы от имени принца, чтоб показать, как он становился колдуном, разрабатывал план, пытался ее спасти, создал кольцо… Тогда и конец во время их встречи был бы более напряженным.

Но в целом, конец меня не так уж напряг. Разве что, последняя фраза (не люблю вопросы в конце).
13:31
Скорее всего дело в проклятии «такой же богатый...» (кажется так по тексту) он использовал принца, дерзкий расчет, и почти никакого мошенничества)))
Атман
16:02
Не плохо, будет теперь нашь Российский Льюис Керрол.
Загрузка...
Марго Генер