Ирина Кошман

Зеленые сапоги черного крокодила

Зеленые сапоги черного крокодила
Работа №93

- Крис, ты спишь?

- Нет.

- Почему?

- Я спал, но ты меня разбудила.

- Я тоже спала, но проснулась.

- Зачем?

- Мне приснился сон.

- О чем?

Двое детей тихо разговаривали, лежа в глубине космического корабля в двойной спальной капсуле, почти в темноте, лишь лампочки индикаторов подмигивали зеленым светом то тут то там, сигнализируя, что все в полном порядке. За миллиарды километров вокруг не было ни единой живой души. Корабль с огромной скоростью бесшумно мчался в пустом пространстве.

- Это был страшный сон.

- Эла, мы должны спать.

- Я знаю.

- Если мы будем болтать всю дорогу, мы не сможем выполнить нашу миссию.

- Ты прав.

- Тогда спи.

Они замолчали. Тишина была такой, как будто в мире больше ничего и никого не существовало. Даже дыхание детей, замедленное искусственным метаболизмом, было беззвучно.

- Крис, я не могу.

- Что?

- Не могу спать.

- Ты должна. Если мы не будем спать, мы не долетим.

- Я знаю.

- Мы постареем и умрем раньше чем нужно. Прилетят наши мертвые тела.

- Да.

- И мы не сможем наплодить потомство и заселить новую Землю.

- Я знаю.

- Так почему ты не спишь?

- Мне страшно.

- Из-за того того сна?

- Да.

- Что тебе приснилось?

- Мне приснились зеленые сапоги черного крокодила.

Они замолчали и некоторое время не говорили ни слова.

Молчание нарушил мальчик.

- Но ведь это просто сон.

- Да. Это-то самое страшное.

- Такого не бывает.

- Да. Я и во сне знала, что сплю, и ничего этого нет. Нет этих сапогов. И вот, оттого что я спала, и знала, что сплю, а сапоги были так реальны, мне стало очень страшно. Это значит, что у меня что-то с головой.

- Ничего у тебя нет. Если бы у тебя хоть что-то было не в порядке, тебя бы не послали. Ты помнишь, как нас отбирали?

- Да, помню. Но ведь это значит...

- Что?

- Те сапоги. Значит, что они есть.

***

Во сне она в детском платьице, еще совсем маленькая, сидела на лугу в какой-то дачной местности среди травы и кузнечиков. Был солнечный, ясный день. Позади нее была дорожка, а за ней заборы, за которыми аккуратно в ряд стояли двухэтажные летние домики. Раньше она никогда не бывала в этой местности, и людей вокруг тоже не видно. Конечно я здесь не была, подумала Эла, ведь я сейчас сплю. Но почему все такое реальное? Каждая травинка, каждый дом за забором, с высокими цветными крышами, с квадратными окошками, в которых ярко отражалось голубое небо, все было как новое, и будто наяву. Только домики все почему-то без дверей. Наверно двери, решила она, с другой стороны. Что за глупость! Ведь этого ничего нет, ни домов, ни дорожки, ни меня, а надо проснуться, подумала Эла, но не могла. Поле в другую сторону уходило за горизонт, конца ему не было. Она подняла пальчик, рассматривала свою ладошку, и узнавала ее. Вот знакомые линии, вот эта, она знала, линия судьбы. Линия уверенно пересекала ладонь, только в конце она круто загибалась, указывая на мизинец, но что это значит? У других детей линия так не загибалась. Наверно у нее мизинчик какой-то особенный, думала она, рассматривая свой пальчик, но что в нем особенного? Пальчик как пальчик. Но тут ей на ладонь впрыгнул голубой кузнечик и помахал усиками, ее приветствуя. Эла засмеялась. Ну, лети! Она слегка подбросила кузнечика, и тот ускакал куда-то дальше. Потом из травы вышла белая мышка, или, может быть, это была морская свинка. Эла таких видела раньше и даже одну как-то погладила. Мышка улыбнулась ей и сказала:

- Ты необычайная, очень умная девочка. И тебя ждет очень необычная судьба.

От этого ей стало приятно, но и тревожно. Она почувствовала ответственность за что-то, чего не знала.

- А что меня ждет?

- Великая миссия. И ты ее выполнишь, если с тобой ничего не случится.

- А что может случиться?

Мышка вздохнула.

- Видишь свою линию судьбы?

- Да. Но я не не знаю, куда она ведет.

- Иногда в живых организмах случаются мутации. Ты пока не знаешь этого мудреного слова. Посмотри, видишь у меня здесь темное пятнышко. Это тоже мутация. Только сейчас его не трогай.

Пятнышко напоминало перечеркнутую запятую.

- А что оно значит?

- Однажды ты это поймешь. Но не сейчас.

- А где я сейчас?

- В своем будущем. Если все будет в порядке, ты сюда попадешь. Я говорю с тобой из будущего. Это не на Земле.

- А где?

Но мышка уже исчезла. Исчезло и поле. Теперь она была в космическом корабле. Крис спал, а она почему-то встала. Ей захотелось выглянуть в окно, увидеть звезды. Но в спальном помещении окон не было, их вообще не было, во всем корабле. Никто не должен выглядывать наружу, во-первых некому, а и выглянув, все равно ничего не увидишь. Посадка произойдет на автомате, затем инициативу возьмут на себя роботы, а дети должны спать и медленно взрослеть. Их время придет потом, когда нужно будет дать основание новому роду. Не все дети родятся от них, с ними летел большой банк генетического материала, но у всех детей должны быть живые родители, не роботы, а люди.

Темнота не была полной. Откуда-то явился тусклый свет и звуки шагов. Бам, бам, бам. Это крокодил. А вот и он показался, но только ноги, самого крокодила не видно. Он темный, но обут в зеленые сапоги. Но этого не может быть, подумала девочка. Откуда он здесь? Конечно я сплю, но почему такой странный сон? И вот сапоги перед ней, блестящие, страшно-извращенной формы, с дикими красными узорами, какие никто никогда не придумает, не пошьет, только не на Земле. И они были так похожи на настоящие.

***

- Крис. У меня странное чувство. Мы лежим тут в капсуле, а что там снаружи? Нам ничего не видно и не слышно. Иногда мне кажется, что мы никуда не летим.

- Отчасти это так и есть. В нашей системе отсчета мы неподвижны. Это Вселенная проносится мимо нас.

- Поэтому там, во сне, мне захотелось поглядеть на звезды. Выглянуть в окно. Хотя я знаю, что это глупо.

- Ты бы ничего не увидала. Ни одной звезды.

- Мы уже так далеко?

- Мы в межгалактическом пространстве, точно посередине. Здесь ничего нет, даже звезд. Поэтому и окон нет.

- Но что-то здесь есть?

- Что? Что здесь может быть?

- Говорят, темная энергия.

- Ее не обнаружили. Если мы и сможем выглянуть, то увидим абсолютную черноту.

- Но мы ведь можем попробовать, через приборы. Разбудим роботов, они нам покажут. Я хочу увидеть нашу Галактику, оставшуюся позади. Пусть издалека.

- Мы не должны зря тратить энергию. Давай, спи.

Он был прав.

Она вспомнла лекции в специнтернате, где их учили по усиленной программе, про темную материю, которую несмотря на долгие годы поисков не обнаружили, и как профессор Милковский, который всегда разговаривал с ними как со взрослыми, в маленькой аудитории, глядя на группу своих учеников сверху, но будто прямо в глаза каждому, заканчивая лекцию, подытожил, что и предполагаемой темной энергии по всей видимости тоже нет. Эла старалась учиться как можно лучше, ведь они все всё должны знать, чтобы потом передать свои знания, и физику, и биологию, историю, и много чего. Все знать было невозможно, есть компьютеры, базы данных, ими надо уметь пользоваться. Но научить этому будущих детей должны живые люди. Это им объясняли не раз, Эла хорошо это запомнила. Иначе дети вырастут, но не вполне станут людьми. Она никогда не верила, в глубине души, что ее саму отберут. Учеба кончится, ее отбракуют, и она снова станет обычной девочкой. В Крисе она не сомневалась, но очень удивилась, когда ее тоже позвали, и там, в большом зале, полном серьезными, взрослыми людьми, громко назвали ее имя.

Когда после долгих церемоний, поздравлений, последних наставлений, их, наконец, отпустили, они ушли побродить вдвоем по аллеям парка, медленно осмысливая случившиеся. Они любили здесь гулять, всегда о чем-то болтали, но сейчас почти не разговаривали. Им все еще не верилось. Неужели она, простая, обычная девочка, станет матерью-основательницей новой межгалактической колонии. Ее имя потом станет легендой, и Крис, конечно, тоже. Новые колонисты установят связь с Землей, но связь будет редка и ненадежна, при таких-то расстояниях. Просто жители материнской планеты будут знать, что где-то далеко есть родные им люди, при нужде с ними можно связаться, наладить контакт, так всегда происходило расселение человечества.

Крис ухватился за низко висящую ветку и несколько раз быстро подтянулся. Эла тоже последовала его примеру. Они должны быть сильными, не обязательно рекордсменами, но их здоровье, теперь особенно, должно быть в абсолютном порядке. Все понималось без слов. Только однажды Эла спросила:

- Как ты думаешь, там будет опасно?

- Не знаю, все может быть.

Он говорил совсем как взрослый, ничуть не рисовался. Эла ощутила гордость, хорошо что она летит с ним. И радость. С таким патрнером ничего плохого не случится.

Крис сказал:

- Что бы не случилось, мы должны всегда, полностью доверять друг другу.

Конечно, а как же иначе? Еще чего не хватало.

- И если что-то покажется подозрительным, - добавил он, - сразу делиться друг с другом.

Эла молча кивнула.

***

И теперь, хотя Крис велел ей спать, Эла спросила:

- Крис. А что если она есть?

- Кто?

- Темная энергия.

- И что она означает?

- Не знаю. Все что угодно.

- Но ты ничего не увидишь. Даже если она есть, она же темная.

- Ты прав. Но мы затратим не так уж много нашей энергии. А потом я смогу спать.

- И что ты думаешь там увидеть?

- Эту энергию. Быть может она живая.

- Это глупо.

- Но здесь же никто до нас не летал. Мы первые. Поэтому я хочу разбудить роботов. Мы должны поглядеть.

- Говорю тебе, это глупо. Не надо их беспокоить.

- Наверно глупо. Но помнишь, как нас учили. Надо не только верить, но и проверять.

- Но не здесь же.

- Почему? Давай только один раз попробуем. Выглянем наружу, ничего не увидим, и вернемся.

- Ты этого хочешь?

- Боюсь, я без этого не засну.

- Ты правда этого хочешь?

- Да. Крис, пожалуйста.

- Хорошо.

- Можно я зажгу свет?

- Погоди. Сначала я хочу тебе кое что сказать.

- Что?

- Про темную энергию. Она существует.

- Откуда ты знаешь?

- Предполагаю. Она не живая.

- А из чего она состоит?

- Из другого типа материи. И она тоже может порождать жизнь.

- Крис, где ты это прочитал?

- Сейчас объясню. Она может порождать жизнь, но как люди не могут ее видеть, так и те, другие, кто в ней живет, не могут переселиться в нашу, обычную материю. Для них нашей материи как бы не существует. Но представь, что однажды им это понадобилось. Они бы прикинули и поняли, что сами не смогут это сделать, и к тому же та, другая материя, даже в ближайшей галактике от них слишком далеко. Самим им туда не добраться. Здесь, в межгалактическом пространстве ее нет. А у них самих нет сил туда лететь. Со своей, темной энергией, они могут жить только у себя. Но все же, оказалось, это можно сделать, и они догадались как. Просто им нужен кусочек самой обычной материи, лучше всего какой-нибудь космический корабль. Тогда они смогли бы, проведя нужные преобразования, с ним долететь до ближайшей звезды.

- Откуда ты все это знаешь?

- Просто представь, что это так. Что бы они тогда сделали? Наш космический корабль первый в этом секторе. Для них это редкий шанс, следующего может не быть миллион лет. Им надо только проникнуть внутрь и подменить собой команду, а дальше автоматика сама довезет их до цели. Роботы будут послушно выполнять их команды.

- Крис, зачем ты меня пугаешь?

- Затем, что ты хочешь сдуру куда-то лезть и смотреть в телескоп, сама не зная на что. Лучше спи и не трать силы.

- Я теперь точно не усну. Мне страшно. Можно я включу свет?

- Если ты очень хочешь. Но лучше не включать.

Его голос слегка изменился.

- Крис!

- Да.

- Ты помнишь, ты говорил, что мы должны всегда доверять друг другу, верно?

- Нет. Я этого не говорил.

- Как же?

- Я не Крис.

- А кто?

- Неважно кто. Тебе этого не понять. Криса я давно, как бы тебе это сказать... в общем я его скушал, пока ты спала. А ты следующая на очереди. Но раз уж ты проснулась и так желаешь включить свет, придется сделать это сейчас. Теперь, если хочешь, можешь включать.

- Перестань, я прошу.

- На самый конец полета останется ваш генетический банк спермы. Я должен подменить его своим. Все еще не веришь? Ну так встань, зажги свет, сама же хотела. Только не вздумай поднимать тревогу или вызывать автоматику, этого я не позволю.

Эла встала с постели, четким движением нащупала выключатель, там, где ему полагалось быть, и нажала. Девочка зажмурилась, ее глаза, привыкшие к темноте, сначала ничего не видели. Наконец она начала разбирать. В мягком матовом свете каюты - вот ее кровать, а вот рядом другая, здесь должен быть Крис. Существо, лежавшее на ней, не было Крисом. Крокодила оно напоминало только очень условно. Лучше бы это и вправду был крокодил. Но оно было настолько лишено всех земных черт, что вообще трудно разобрать какой оно формы. Не было привычных головы, ног, туловища. Оно было черное. Все же, как в чернильном пятне, приглядевшись, мы узнаем знакомый образ, так и в нем из всех земных образов проглядывалось что-то крокодилье. С одного конца оно раздваивалось, и там на нем были как будто уродливые зеленые сапоги.

Девочка вскрикнула.

- Ну что, убедилась? Ты сама захотела. Могла бы еще спать целую вечность, а теперь извини. Нам, знаешь, тоже надо расселяться. Я против тебя лично ничего не имею, но Вселенная не принадлежит только вам. Поэтому успокойся, сядь поудобнее. Не прикасайся ко мне. А я постараюсь сделать так, чтобы тебе было не больно.

- А наша миссия? Мы же должны, мы обязаны долететь!

- Это не ваша миссия. Это теперь моя миссия.

Девочка попятилась. Она оглянулась в поисках хоть чего-нибудь, хоть какой-нибудь помощи, оружия, но в функциональном спальном изоляторе не было ни единого лишнего предмета. Только голые стены отблескивали бежевым цветом, все компактно, эргономично, и совершенно бесполезно. С другой стороны был главный пульт управления, но до него не дотянуться. Как раз между ними был Крис. Бежать некуда, и дверь заперта. Ее охватило отчаяние. Поздно, все пропало. Надо было раньше догадаться. Это существо начало подниматься. Эла чувствовала слабость, ее метаболизм еще не восстановился. Если станешь сопротивляться, донеслось до нее, тебе будет очень больно. Она присела пониже, на корточки, постаралась вжаться в пол, чтобы спрятаться, но спрятаться было негде. Девочка слепо шарила вокруг, в поисках хоть чего-нибудь, что может помочь, и ничего не находила. Все равно она будет бороться, хоть голыми руками. Снова, как в том кошмарном сне, она увидела надвигающиеся на нее сапоги, бам, бам, бам. Зеленые, они были покрыты красными знаками, безумными, как то существо, которое их носило. Все ближе, ближе... Вдруг один красный значок показался ей странно знаком. Перечеркнутая запятая, она загибалась вверх. Ты видишь свою линию судьбы? Так вот какая у нее судьба. Погибнуть посреди Вселенной от этого страшного чудовища, пронеслось у нее в голове. Годы тренировок, долгая подготовка к полету - все было напрасно. Это чудище всех обмануло. Крис, бедный Крис. Все эти мысли промелькнули в мгновение. И белая мышка ее предупреждала, когда-то давно. "Только сейчас не трогай." И еще что-то про мутацию. "Однажды ты поймешь." Но что означают эти дурацкие узоры? Она не знала, понятия не имела, но раз они есть, то для тех, чужих, в них должен быть какой-то смысл. И прежде чем подумала, она отчаянно, капризно, ощущая собственное бессилие, по-детски ткнула левым мизинчиком в эту запятую.

Что-то случилось. Ее пальчик вошел туда внутрь, как ключик в замок. Как будто ее пробил электрический разряд. Эла чуть не умерла. Ее отбросило, падая, она ударилась головой. Только бы не потерять сознание, сейчас нельзя, тогда оно меня прикончит. Она не могла подняться, в глазах все плыло. Но и зеленые сапоги тоже начали съеживаться и уменьшаться. Чудовище издало странный хрип. Что это, как оно случилось? Она еще жива. А те сапоги... Вот они уже совсем маленькие, все меньше, еще миг, и их нет.

Эла огляделась. Крис! - позвала она. Но Криса рядом не было, и этого существа тоже. Она была одна. Наверно я опять сплю, подумала Эла, надо пробудиться, позвать роботов. Нет, роботы не помогут. Она проснется, и Крис будет рядом, это был страшный сон. Но проснуться она, как и в прошлый раз, не могла. Если это сон, или нет, все равно главное - беречь силы. Она долетит одна. Криса жалко, но она сильная, справится и вырастит детей без него. Только теперь она чувствовала страшную усталость. Как бы там не было, сейчас она больше ничего не может. Этот кошмар кончился, чудовища рядом нет. Двигаясь сомнамбулически, девочка потушила свет и забралась в свою одинокую кроватку. Снова тишина, темнота. Надо спать.

***

- Крис, ты здесь? Ты спишь?

- Нет.

- Почему?

- Я спал, но ты меня разбудила.

- Я тоже спала, но проснулась.

- Почему?

- Мне приснился очень страшный сон.

- О чем?

+2
246
15:44
+2
Ну как не прочесть рассказ с таким названием :)

Рассказ не плох. Не прям супер, но нормально. Начало подзатянуто, эти длинные неинформативные диалоги… Уже казалось и не произойдет ничего, как вдруг smile(не буду спойлерить). Момент был внезапным (но плохо, что он тут такой единственный).
И жаль в конце так и не понятно осталось — сон все это или нет.
23:16
Если рассказ урезать раз в десять, он не станет хуже. Проблема в том, что и лучше тоже не станет.
Ну затянуто все безбожно, с этими диалогами-диалогами. Фандоп про темную материю детский какой-то.
22:34
Рассказ интригует. Интересный. Мне тоже захотелось посмотреть в ту темноту вместе с девочкой. Не поняла только — почему, именно, крокодил, а не слон, например? smile
Некая пережизнь получилась: сон — не сон, явь — не явь. Да, это тянет на фантастику.
Заметила, что знаки препинания не все на месте. В целом, вполне!
Загрузка...
Максим Суворов №2