Вадим Буйнов №2

Последний полёт

Последний полёт
Работа №95

Не жди, беги. Прошу, Янлис, не надо. Не сейчас, ты же…

Белое мощное крыло дракона вспороло облака.

Он падал. Его сердце прекратило биться прямо во время полёта. Но его наездница не спешила сбегать, не отняла рук. Она крепко обняла мертвое тело и закрыла глаза. Моя милая Янлис не прекращала улыбаться даже в этот момент, словно прощаясь. Ветер ударил в лицо. Паника накрыла мысли.

Енир рванулся вниз, чтобы поймать собрата. Но не успел. Дракон разбился о скалы, превращаясь из величественного белого дракона в красную кашу из внутренностей и костей. В этой груде крови, мяса и шкуры переливались и блестели маленькие чешуйки. Страшно красиво.

Не помня себя, я спрыгнул с дракона и рванул к этой куче останков, окрашенных обильно алым, попутно сдерживая рвотные порывы. Единственная мысль, засевшая в моей голове – это состояние Янлис. Надеюсь, она жива. Хоть это и было сродни сказке, чуду.

— Стой, — огромная когтистая лапа Енира схватила меня за шиворот и оттащила от останков. Я не понимал, почему он не пускает меня к ней. Почему? Янлис! О, Ритрих, почему?!!

— Пусти меня к ней! — мой голос предательски срывался на шёпот, белугой рвался из груди плач.

— Им уже не помочь, остановись, — дракон тяжело вздохнул, прижимая меня к себе, подальше от тел. По щекам заскользили обжигающие слёзы. Почему так? Почему ты не остановила полет, Янлис? Почему выбрала именно этого дракона для патруля? О чём вы говорили перед отлётом? Кто мне теперь ответит? Янлис…

— Кровь драконов, — тихо начал Енир. — Сжигает всё живое. Словно алхимическая кислота, она разъедает плоть и кости, закипая на свежем воздухе. А потом загорается синим пламенем.

В подтверждение его слов кровь дракона зашипела. С громким хлопком тела охватил огонь. Он жадно пожирал останки. Через несколько минут от дракона и девушки не осталось ничего, кроме выжженной земли и талого снега.

— Так мы и умираем, — тихо прогрохотал тяжелый голос Енира в моей голове. — Небо отвергает нас, но и земля не в силах принять наши тела.

— Почему? — я не мог успокоить свои слёзы. Всё это произошло слишком внезапно.

— Мне жаль твою подругу, маг. Но оседлав Белого, она должна была понимать риски. Возможно, девушка была готова к этому.

— Янлис не могла!

— Белый тоже обещал мне минимум десять полётов. Но природа куда сильнее нас. Ты, как маг, должен это осознавать.

— Пора лететь, — сказал дракон, поведя крыльями. — Оплачешь девушку дома. Нам нельзя больше задерживаться.

Я не помню, как мы долетели оставшийся путь. Не помню и собрание магов. Целая неделя выпала из моей жизни. Я словно существовал всё это время. Мысли проносились в моей голове с бесконечной скоростью. Мне было страшно снова жить. Я боялся той жизни, где нет Янлис.

Всё в лагере напоминало мне о ней. Даже подушка всё ещё хранила запах её волос, свежий, как утренний бриз. Слезы уже не текли по щекам, они просто резали кожу солью и болью.

— Крим, — тихо позвал Теос. Его тяжелая, горячая рука легла на плечо. — Янлис оставила мне это перед своим последним отлетом в рейд. Наш батальон выходит сегодня в авангард, поэтому я решил вернуть его тебе сейчас. Возможно, больше не будет шанса.

Теос немного помолчал, так и не дождавшись моей реакции. Товарищ вложил в мои руки толстую тетрадь в кожаном переплёте. Дневник Янлис. Я помню, как она делала там пометки, но никогда не показывала их мне, отшучиваясь. Горько.

— Твой батальон выступит через пять часов. Надеюсь, ты присоединишься к бою.

Теос уже выходил из палатки, когда его нагнал мой тихий голос:

— Удачи, — друг лишь слабо улыбнулся и кивнул.

— Давай вернёмся с поля боя живыми.

Пальцы сжали толстый переплет дневника. Я не решался открыть его. Наверное, это глупо. Смешно, но именно тяжесть этой тетрадки вернула меня в реальность. На негнущихся ногах я вышел из своего убежища и направился к нашему командиру. Нас ждал последний бой. Разве можно сдаться в шаге от того, к чему мы стремились вместе с Янлис? Пусть она не дожила до этого боя, я обязан увидеть победное шествие нашей армии. Ради нашего обещания.

Командир был рад мне. Он быстро ввел меня в курс дела и отправил на построение, готовиться к решающему бою. Боевые маги шли перед батальоном поддержки и выступали уже через три часа. Когда командир авангарда подаст сигнал, маги откроют порталы прямо на поле боя.

Другая сторона придерживалась того же плана, как сообщали разведчики. Но в любой момент всё могло измениться. О, Янлис, как мне не хватает твоей поддержки сейчас, твоей улыбки и заразительного смеха. Вместе мы бы…

Я не успел толком подготовиться, как открылись порталы, и закипел бой. Богиня, забирающая жизни, собрала сегодня неслыханную за последние годы жатву. Горько ли тебе, Ритрих, или же весело наблюдать за чужими смертями? Больно ли тебе, Атрах, смотреть, как тысячи живых и сильных уходят в небытие? Но боги не ответят мне сейчас.

Земля покрылась трупами и алой кровью. Вокруг сверкали взрывы заклятий. Несколько раз я краем взгляда замечал всполохи знакомого до дрожи синего пламени, что сжигало и воинов, находящихся рядом. Да, драконы, даже умирая, страшны в своей смертоносности.

Бой казался бесконечным. Но нельзя было отступить. Сила постепенно утекала из моего тела, ноги подкашивались. Неожиданно на мои плечи легла теплая ладонь. Тело сразу наполнилось новой силой. Я и забыл о магах поддержки. Это было так близко к нашей встрече, Янлис.

Ночь сменила день. Где-то вдалеке заревели рога. Они оповещали о конце боя. Ноги сами по себе подкосились, и я упал в грязь. Мелкий дождь падал на моё лицо, смешиваясь с потом, кровью и копотью. Было уже совсем не важно, победили или нет. Главное, что выжили, да?

Я закрыл глаза, распластавшись на мокрой земле. Воздух вокруг пах гарью и озоном, в носу опасно засвербело. С первыми слезами моё сознание уплыло в небытие. Мир вокруг погрузился в тишину и безмолвие.

***

Боль прорезала моё тело, заставляя резко вскочить, открывая глаза. Это был лазарет. Надо мной склонился друид, рассматривая моё лицо с лёгкой улыбкой. Я совершенно не чувствовал своё тело, только боль.

— Очнулся? Это хорошо. Что-нибудь болит? — голос друида был тихим, как шелест листьев в лесу, но даже это било по голове набатом.

— Всё, — тихо прошептал я не слушающимися губами. В горле до ужаса пересохло, поэтому пришлось тихо взмолиться, жмурясь от боли: — Пить…

— Это хорошо, — улыбнулся старик, поднося к моим пересохшим губам плошку с водой. Моё тело сразу окутала теплая энергия, поглощающая боль. Сразу стало легче. Сознание снова уплыло в сон, но в этот раз здоровый, лечебный. В нём я видел Янлис, она радовалась и поздравляла меня с победой. Так сладко.

Вот и сбылось последнее пророчество о Герое.

Пала последняя Стена.

Как же я хотел вернуться в то время, когда ты была ещё со мной. Но, к сожалению, это никому не подвластно. Жизнь продолжалась, и мне придется идти вперёд, но уже без тебя. Больно.

Через месяц, когда закончились торжества, я вернулся домой. Он был до ужаса пуст. Каждая книга, каждая картина, каждая чашка… Всё это напоминало мне о Янлис. Но я уже не лил слёз. В моих воспоминаниях она всегда улыбалась и смеялась. Её смех был словно сотни маленьких колокольчиков, заполнивших своим эхом далёкие горы.

— Не всегда всё будет так, как ты хочешь, Крим, — шептала Янлис, обнимая мои плечи. — В жизни бывают и взлёты и падения. И каждый из этих поворотов будет прекрасен в своей неудержимости и непохожести.

— Но что мне делать сейчас, когда я потерял всё? — рыдал как мальчишка. Она не смеялась надо мной, только улыбалась и обнимала.

— Ты остался жив, у тебя впереди долгие годы неизведанной жизни! — воскликнула девушка, указывая куда-то за горизонт. — Черт с ним с этим твоим портфелем, плевать, что тебя покинули силы. Ты можешь дышать, ты можешь бежать, твои руки способны делать прекрасные вещи. Всё обязательно наладится. Ты самый удивительный человек, которого я когда-либо встречала, правда. Верь мне.

Внезапно нахлынули воспоминания. Тогда я впервые понял, насколько прекрасна эта девушка. Только благодаря её поддержке всё действительно наладилось. Только с её помощью я не опустил руки и преодолел барьер, смог вернуть магию в свою жизнь.

Глаза Янлис тогда светились сотнями ярких камней. Они, казалось, могли видеть куда больше и дальше. Для меня всегда было загадкой, о чем же она думала.

Я открыл потертый дневник и начал читать. Правда, от первой же страницы мне захотелось захлопнуть и больше не открывать его. Но я пересилил себя и продолжил:

«Здравствуй, Крим,

Как ты? Наверняка снова ничего не ешь. Заперся в своём гнезде и жалеешь себя. Я ведь угадала? Ты совершенно не меняешься.

Этот дневник я написала специально для тебя. Странно звучит, но, надеюсь, ты поймешь. Да, пока ты не начал читать, сходи на кухню. Там должно быть что-то вкусное»

Это немного пугало. Казалось, что она действительно знала всё наперёд. Отложив дневник, я действительно направился на кухню. После недолгих поисков, мной был найден мясной пирог в стазисе. К нему была прикреплена маленькая записка:

« Не забудь разогреть. К нему подойдет чай из синей коробки. Приятного аппетита, Крим»

Янлис. Кулаки сами по себе сжались. Но уже в следующую секунду я радостно смеялся. Это был тот самый пирог, который она купила перед отъездом. Девушка сказала, что это очень важно, и чтобы я даже не порывался откусить кусочек.

Несмотря на то, что в тот момент полным ходом шла война, Янлис всегда находила причину, чтобы не падать духом. Как бы тяжело ей не было. Я всегда поражался этой её стороне.

Чай из синих цветов действительно подошёл к этому наивкуснейшему мясному пирогу. Я сидел на кухне, запрокинув назад голову, и с глупой улыбкой смотрел в деревянный потолок. Мысли мои были далеки. Они блуждали южными ветрами меж старых холмов и юных деревьев. В тех краях жил старый-старый белый кот. Говорили, что он был богом мясных пирогов. Такую сказку мне однажды рассказала Янлис, когда мы впервые гуляли по столице. Нам едва хватило сбережений на такой же мясной пирог, но это было самым теплым воспоминанием той зимы.

« Меня зовут Янлис. Сейчас мне всего пятнадцать. Завтра я переведусь в Институт Магии из западной Башни. Для меня это очень волнительно, ведь именно оттуда начнется наша история.

Я родилась в маленькой деревеньке, где-то на краю хребта Алвио. Там всегда было очень спокойно и красиво. Мне пришлось рано покинуть свой дом, но я об этом совершенно не жалею. Те люди и то место заложили в меня то, кем я являюсь. Пусть не этого они хотели, но это не важно.

Завтра случится что-то совершенно незабываемое. Я с нетерпением жду нашей встречи»

Янлис никогда не рассказывала мне о своём родном городе, отшучиваясь, что это совсем не важно. Казалось, что её совершенно не заботит то, что осталось позади. Что было то прошло.

— Мир вокруг так прекрасен! Вокруг столько всего неизведанного, а ты спрашиваешь о чем-то столь неинтересном и совершенно не весёлом? — девушка смеялась, кружась под тёплым летним дождём. Её голубое платье прилипло к телу, а волосы потеряли яркость от воды, завившись в тысячи маленьких кудряшек. Но в этот момент Янлис сияла ярче, чем сама королева, ярче, чем сокровища тысячи стран.

Ты так стремилась жить, светить. Я так рад, что встретил тебя.

«Первый день в Институте Магии. Это было страшно, но безумно интересно. День был настолько насыщен событиями, что я уснула раньше, чем познакомилась со своей новой соседкой по комнате. Было очень смешно проснуться рано утром и столкнуться с ней лбами у зеркала. Киита оказалась довольно забавной, мы с ней обязательно найдём общий язык»

Да, с соседкой они довольно быстро спелись. Половина института к третьему курсу боялась их появления. Поговаривали, что эти две девушки были страшнее и безудержнее чем горный поток. Хотя, мне ли не знать.

Воспоминания нахлынули на меня потоком ливневых вод. То как я впервые её встретил. Янлис, казалось, сразу узнала меня и бросилась мне на шею с объятиями. Правда, потом она призналась, что таким способом пыталась отвадить нескольких неприятных типов. Парочка инкубов, считавших себя верхом привлекательности, преследовали красивую девушку. Вот только они ещё не знали, с кем связались. Оглядываясь назад, могу сказать, что мне их действительно жаль. Месть Янлис была страшна.

До сих пор помню их обгорелые лица и, потерявшие всю свою красоту и изящество. Драконы очень быстро перешли на сторону златовласой девы.

«Был отвратительно тоскливый осенний день. За мной увязались два неприятных типчика. Так и хотелось помочь им проредить беленькие зубки. Что я умела всегда, так это влипать в истории. И это, наверняка одна из них. Усугубляло ситуацию то, что я честно пообещала вести себя сдержанно и мило до крайности. Мне очень нравилось здесь учиться и совершенно не хотелось терять такую возможность из-за своей горячности.

Единственное, что меня радовало в этой ситуации, так это предстоящая встреча. Едва заметив издалека синий жилет и смешную шляпу, я на всех парах помчалась вперед. Это был определенно именно ты. Мальчик из моих снов. Мой Крим.

Я так долго ждала нашей встречи, что чуть не перепугала тебя до полусмерти. Спасибо, что встретился на моём пути сегодня»

Янлис никогда не говорила о своих снах, ссылаясь, что на это у неё совершенно нет времени. Девушка постоянно что-то делала. На сон у неё совсем не оставалась времени. Так я считал. Но было ли это действительно так?

Мне всегда была непонятна её страсть к пророчествам, предсказаниям и подобному. Янлис была боевым огненным магом. Ей было совершенно ни к чему изучение таких вещей. Но девушка всегда шутила на этот счет, мол, никогда не знаешь, что и где тебе пригодится.

— Крим, ну не будь занудой. Это же так интересно! — Янлис потрясла передо мной томиком пророчеств. От такого варварского отношения из книги вылетело несколько рукописных листов. Кажется, кто-то решил выписать себе несколько пророчеств.

— Эти слова так странно записаны, тут можно вычитать столько скрытых смыслов! — Полная энтузиазма она чуть ли не танцевала на месте. Да, возможно, мне этого не понять. Слова для меня тогда был лишь словами. Я стал понимать их смысл довольно поздно. Слишком поздно.

«Сегодня был прекрасный день! Вспомнишь ли ты тот день, когда впервые взял мою руку? Тот день, когда я впервые поцеловала тебя? Да, ты определённо не сможешь это забыть. Такой невинный.

Единственное, что портило этот день, так это боль, стягивающая солнечное сплетение. Мне очень не нравится это ощущение. Оно напоминает мне об одном не очень приятном сне.

У нас ещё есть время. Если сон сбудется, будешь ли ты плакать, Крим?»

Да, я определенно помню этот день. Ты изучила базовое заклинание левитации и позвала меня «гулять по облакам». Это было забавно. Помню, как твоё заклинание резко рассеялось, тогда мне пришлось ловить тебя как принцессу. Жаль только, что твоё неожиданное нападение на мои губы, разрушило и моё заклинание. От чего мы с радостным визгом упали на воздушную подушку.

Ты смеялась, даже когда тебе было больно. Почему никогда не рассказывала об этом? Почему ты всегда жалела меня? Или не хотела, чтобы кто-то переживал за тебя, так?

О, Янлис, я всегда был столь эгоистичен. Прости. Моя дорогая, милая Янлис…

В голове сработал сигнал охранной сети, а через пару секунд передо мной открылся портал. Из него вышли Самтир и Киита. У них были странные лица.

— Мне пришло сообщение от Восточных границ, — сказал Самтир. — Драконы встали на крыло и ушли со своих территорий. Их гнёзда пусты. Не осталось и чешуйки.

— Нас собирает Теос, — кивнула Киита. — Он догадывается, что могло произойти, поэтому зовет нас всех. Нужно поторопиться, Крим.

Драконы столетиями не меняют своих гнездовых территорий. Обычно они снимаются с места, если что-то должно произойти. А так как война уже закончилась, их поведение было весьма странным. Недолго думая, я вскочил с кресла и бросился собираться в путь.

Что же могло заставить целую стаю драконов Восточных границ покинуть гнездо? О, Янлис, дай мне сил.
***

«Сегодня я еле встала с кровати. Голова ужасно болела. Но я знала, что ты ждешь меня, поэтому всё же встала. Сколько же раз за последние два года мне пришлось бросать себе вызов? Крим, ты не знаешь, но я не сдалась только потому, что ещё нужна тебе.

Помнишь этот день? День, когда ты потерпел поражение, потерял силы? Я так переживала за тебя. Спросишь, почему не остановила тебя? Всё просто, ты бы не смог стать тем, кем ты стал без преодоления этой беды. Мы пройдём этот тяжелый путь вместе, мой милый мальчик из снов.

В этот день я дала тебе первое обещание. Всего их будет пять. И к этому моменту только последнее ещё не исполнится. Но это ненадолго».

***

Теос сидел на дубовом стуле, облокотившись на тяжёлый стол. В его глазах плескалась усталость и сомнение. Кулаки героя медленно сжимали белый хлопковый платок с синей вышивкой. За плечом стояла его младшая сестра. Девушка выглядела печально и хмуро. В этой войне они потеряли отца и брата. Их осталось двое. Но это было сейчас не столь важно.

— По последним отчетам, — тихо начал Теос. — Драконы двигаются к Великому Лесу. К старой его части. Эльфы перестали выходить на связь несколько часов назад.

— Так же, были замечены и другие представители древних рас, которые направлялись в том же направлении.

— О, псы Ритрих, я совершенно не понимаю, что происходит, — герой схватился за волосы. Я никогда не видел его столь подавленным, даже перед последней битвой он был более уверен. — Король и собрание магов тоже разводят руками. В пророчествах об этом нет ничего. Что делать, я не знаю.

— Нужно отправиться туда, — раздался решительный голос девушки, что вошла в дом Героя в этот момент. Кажется, её родовое имя было Маклил. Говорили, что она была влюблена в брата Тео.

— Эрил говорит правду, — бледный мужчина из рода крылатых поддержал эльфийскую деву. — Сбон как-то сказал, что если ты не знаешь, что делать, взгляни на ситуацию своим глазами. Думаю, сейчас именно тот момент.

— Тео, — подала голос сестра героя. Но он её остановил жестом, уставившись на новоприбывших магов.

— Я вас понял, выдвигаемся.

— Он не погиб, — прошептала Эрил, введя всех в ступор. Прошло уже так много времени, неужели ты всё ещё ждешь его возвращения?

— Ему была поручена важная миссия. Никто не вернулся. От него пришла последняя весточка три месяца назад. В нем было всего одно слово: «прости».

***

«Вот и началась война. Под началом Героя у нас есть все шансы победить. Мы обязательно справимся. Я знаю.

Многие не вернутся с поля брани. Молодые, юные, старые, сильные и слабые, красивые и израненные жизнью, друзья или враги, родственники или друзья. Все мы не досчитаемся рядом с собой лиц.

Сегодня я пообещала тебе, что кое-что покажу тебе после войны. Это будет очень красиво. Даю честное слово, ты никогда не забудешь этот чудесный момент. Поэтому, не покидай героя.

Помнишь, на втором курсе я занялась изучением пророчеств? Там есть не только образные и высокопарные слова, но и совсем буквальные понятия. Например: «когда падёт последняя Стена, в дом героя войдет дочь Леса». Можно сказать, что она станет его женой. Но есть вероятность и того, что дочь Леса буквально войдет в дом героя. Не в семью, а просто в место, где живёт Теос. Забавно, да?

Почему я об этом вспомнила сейчас? Сегодня мне приснился сон. Это была свадьба Героя, и ты был там. Вот только невеста была отнюдь не из лесного народа.

Я люблю тебя, Крим, помни, что ты - моя жизнь»

***

Открыв порталы на поляну перед старой частью Великого леса, мы перенеслись туда. Зрелище, открывшееся нам в этот момент, поражало своей масштабностью. Три стаи драконов, дварфы, крылатые, эльфы, северные эльфы, гномы, друиды и феи, а так же остальные представители рас мира стояли перед барьером. По его прозрачной поверхности проходили волны, он точно дрожал.

Краем глаза я заметил в первом ряду нескольких богов. Ритрих и Атраха я узнал сразу. Однако, девушку, что стояла рядом с ними я узнать н мог. Она напоминала Плетущую Узоры, но казалась более отстраненной. Её рука блуждала по поверхности барьера, а взгляд казался печальным и полным нетерпения.

Янлис, это ли ты хотела мне показать?

Неожиданно раздался громкий треск. Барьер лопнул, точно мыльный пузырь. Все погрузились в тишину.

По ту сторону стоял рогатый мужчина. Его ладонь соприкасалась с ладонью неизвестной мне богини. Никто не успел током что-то понять. Только драконы и другие древние начали медленно опускаться на колени, словно приветствуя. А сзади раздался яростный крик, полный удивления:

— Сбон! — голос Эрил не успел опуститься на поле, как девушка уже рванула вперед к барьеру. За Рогатым богом стоял до боли знакомый нам парень. Так он выжил?

— Брат…— тихо прошептал Теос, падая на колени. Его сестра топталась в нерешительности на месте, но в итоге бросилась за Эрил, к павшему барьеру.

— Ты всё же посмел явить своё лицо? — громом раздался голос неизвестной богини.

— Я никогда и не прятался, Ийерас, — ответствовал Рогатый мужчина.

— Не ты ли отрёкся от имени, чтобы избежать смерти от рук сына? Не ты ли бросил женщину, что понесла от тебя дитя? Не ты ли пропал на столько веков? — слова богини били кнутом по лицу собеседника.

— Я никогда не бросал её, — он слабо улыбнулся, протягивая руку к лицу богини в нежном жесте. — Тебе ли не знать, что я никогда не откажусь от своих слов и обещаний. Мой сын, Ойен, он рос у меня на глазах.

— Ты оставил Нас! — богиня с криком отстранилась. По её белым щекам текли слёзы.

— Я никогда бы не оставил тебя, — Рогатый бог подходил всё ближе к ней, протягивая руки для объятий. — Всё это время, ждал, пока рухнет барьер. Я не мог его покинуть. Ты же знаешь. Сколько слов ты сама записала в книгу. И так и не поняла их смысл?

Кажется, я начал понимать, что происходит. Да, это невозможно забыть, Янлис. Так перед нашими глазами разворачивалась сцена, которая полностью переворачивала все старые предания. Точка, в которой сходятся все пророчества прошлого.

***

«Удивительное зрелище, не правда ли? Первый полёт на Белом был бесподобен. Дракон тогда спросил, не боюсь ли я того, что он болен и стар. Но это было не страшно, ведь и моё здоровье угасало. Жизнь из наших тел вытекала с равной скоростью, точно вода из грозовых туч.

Белый рассмеялся и сказал, что будет моим партнером до последнего. Мы обязательно увидим рассвет победы. И он не обманет. Я знаю.

Ты не одобрил моего выбора. Но так нужно. Поверь мне, милый. Обещаю, после войны, через месяц после победы, ты увидишь, как делает первые шаги наш новый мир»

***

Сбон положил руку на плечо Рогатого бога и что-то сказал ему на ухо. Все замерли и чего-то ждали. Дрожь пронзила каждого на поле по эту сторону разрушенного барьера.

— Все твои слова имеют свойство исполняться, — горько улыбнувшись, сказал рогатый мужчина. — Все твои пророчества исполнены.

— Но ведь я...— Богиня отступила назад, с испуганным взглядом. Слёзы не прекращали течь по её щекам. — Ты ведь должен…

— Всё так, — рогатый бог обнял девушку крепко, словно в первый и последний раз. К моменту, когда он резко оттолкнул её, за спиной уже никого не было. На губах была слабая печальная улыбка человека, который уже всё для себя решил. Он поднял руки и постепенно начал возобновляться барьер. Стена, что скрывала старую часть Великого Леса на протяжении последних нескольких веков. Богиня хотела рвануться вперед, но её удержали Ритрих и Атрах, положив свои ладони на обманчиво хрупкие плечи.

— Здесь и сейчас, — голос Рогатого бога был тих, но, казалось, он резал пространство, разносясь по всей равнине. — Умирает старый, и рождается новый Бог. Слово Ийерас было сказано, оно было исполнено. Что произойти должно – то произойдёт, так сказала ты однажды. Мой милый Ойэн, ввергни же непонимание в небытие. А ты, родная, прощай.

Слова его ещё не тронули сердца, как барьер захлопнулся снова. Только теперь от него исходила другая энергия. Богиня, Говорящая среди Ветров, Ийерас, бросилась к нему, но не в силах была пробить его.

— Почему? — девушка кричала, разбивая кулаки о невидимую преграду. — Почему ты не остановился? Даже у моих Слов есть лазейка, ты же мог…

Отчаяние, с которым Говорящая среди Ветров билась в истерике, было мне до ужаса знакомо. Точно так же я смотрел, как сгорает то кровавое месиво, что осталось после тебя и Белого, Янлис. Точно так же я спрашивал неизвестно у кого причину твоей смерти. Но никто не мог ответить мне. Сейчас я уже понимаю, что у тебя не было другого выхода. Иначе было бы не интересно. Хах. О, Янлис, как же ты прекрасна в своём полёте.

Когда плач Ийерас почти стих, перед ней явился мужчина. Его аура заставила сесть на колени всех, даже богов. Он без слов взял за руку Сбона и богиню и исчез вместе с ними за барьером. Время, казалось, остановилось. Но через пару минут они вернулись. Говорящая среди Ветров держала в руках дитя с маленькими белыми рожками.

— Здесь и сейчас родился новый бог Озер и Лесов. И Имя ему: Эонра!

***

«Сегодня наш последний полёт с Белым. Мы это оба знаем. Он спросил меня, готова ли я оставить этот мир без сожалений. Его пристальный взгляд пронзал меня, заглядывал в душу. Но я была готова отправиться в этот путь. Болезнь уже почти сожгла меня. Мне оставалось всего несколько дней. Но лучше в полёте и огне, чем так…

Это последние строчки в этом дневнике, Крим. Мир рождается и открывается перед тобой в новом свете. Именно сегодня, когда ты читаешь эти строки, произошло нечто новое. Умер древний Бог. Но тут же родился новый. Это ни за что нельзя было пропустить. Я видела это во сне в свои пять лет.

Хочу сказать тебе на прощанье, Крим: будь счастлив сейчас. С моей смертью мир не умер, не разрушился и не померк. Он шагнул в свою новую стадию. Впереди тебя ждет ещё очень много событий, которые ни за что нельзя пропустить.

Ты ведь назовёшь моим именем дочь? Полюби её, так же как и меня. У неё прекрасная улыбка и твои глаза.

Мой мальчик из снов, доброго тебе пути в новой жизни. В мире, где меня больше нет.

Единственный плюс дара предвиденья – знать, что случится потом.

В серой таверне не отказывайся от синей розы.

С любовью, твоя Янлис»

-1
22:11
284
17:25 (отредактировано)
+1
Не буду ставить ни плюса, ни минуса. Тут надо уж сильно любить сеттинг маги-драконы-институты магии, чтобы заценить. Мне он кажется банальным.
В плане языка написано хорошо, текст читается вполне прилично.
Из минусов — помимо сеттинга, для меня сюжет… Почти весь рассказ герой страдает по погибшей девушке, вспоминая разные моменты из их с ней прошлого. При этом концентрация внимания идет не на событиях, а на эмоциях и просто картинках.

В общем, знаю, есть любители такого… Но для меня самым интересным в рассказе показался бог мясных пирогов! laughБлин, хочу про него отдельный рассказ.
17:33
+4
Оценки гномов-лаборантов НИИ Биологического оружия имени Енира П.С.

Трэш – think
Угар – pitchup
Юмор – sad
Внезапные повороты – wonder
Ересь – devil
Тлен – sad
Безысходность – sorry
Розовые сопли – kissing
Информативность – unknown
Фантастичность – sick
Коты – 1 шт yahoo
Боги – 4 шт
Дневники – 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 3/0
Температура горения драконьего мяса – 1200 градусов по Фаренгейту

— Яйца Исильдура, да их миллиарды! – орал полуголый дварф, с ног до головы покрытый кровю врагов. В его суровой бороде застряла чья-то берцовая кость. Молотами в обеих руках он крушил головы атакующих орков, а топором, привязанным к правой толчковой ноге разбивал ползущим гоблинам коленные чашечки на мелкие осколки.
— Да, да, яйца мои яйца! – орал Исильдур, сжимая остатки промежности в мускулистом кулаке, свободной рукой вырывая кадыки нападающим с неба гарпиям.

Позади раздался рёв Белого Дракона.
— А ну пригнись, кхе кхе!
Остатки взвода “Южные Ветра” ринулись на камни древнего бастиона в тот самый миг, когда Белый изверг из пасти тугой поток плазмы на группу некросов-канибалов. Приспешники Зла смешно дёргались, запекаясь заживо в своих доспехах, как вдруг дракон закашлялся и пустил огненного шептуна прямо в Исильдура.
— Грёбаный бронхит, — в гневе процедил дракон, обнюхивая останки боевого товарища, — знай, твоя смерть была не напрасной, друг!

Группа дварфов с обгорелыми бакенбардами переглянулись: “C таким соратником мы профукаем высоту в прямом смысле слова, кто додумался взять старого пердуна в авангард?”
Седой гном по кличке Дубочёс поскрёб в районе мотни и тихо сказал, поглядывая на Белого Поджигателя.
— Я слышал, что плоть дракона неплохо взрывается…

Примерно вот так надо описывать фэнтезийные баталии, а не жевать сопли над тетрадкой самоубийцы. Больше конкретики. Мало того, что акцент этого куска текста смещён в сторону внутренних переживаний, так ещё и лишних персонажей насыпал, которые толком участия в сюжете не принимают, а появляются просто внезапно в эпизодических ролях. Что за рогатый мужик, что за неизвестная богиня, у кого они украли ребёнка? Почему предводителя все называют Героем, если они ни разу не проявил героизм? Согласен с Евгенией Кинер, рассказ – говно. Ну и для примера несколько ляпов.

Енир рванулся вниз, чтобы поймать собрата. Но не успел. Дракон разбился о скалы, превращаясь из величественного белого дракона в красную кашу из внутренностей и костей. В этой груде крови, мяса и шкуры переливались и блестели маленькие чешуйки. Страшно красиво.

Единственный нормальный абзац, написанный в классическом жанре фэнтези. Всё остальное можно смело удалять. А почему чешуя дракона вдруг стала маленькой, как у горбуши?

— Кровь драконов, — тихо начал Енир. — Сжигает всё живое. Словно алхимическая кислота, она разъедает плоть и кости, закипая на свежем воздухе. А потом загорается синим пламенем.

Тихо начал Енир объяснение для читателей, потому что Крим сам катается на драконах не первый год и прекрасно знает об их феномене.

Всё в лагере напоминало мне о ней. Даже подушка всё ещё хранила запах её волос, свежий, как утренний бриз. Слезы уже не текли по щекам, они просто резали кожу солью и болью.

Путь грусти ведёт к минусам – старинная эльфийская поговорка. Нормально, когда ГГ страдает и в конце одерживает верх над внутренними демонами, но у тебя их слишком много. Половину размышлений заменить на ядрёный чёрный юмор – и будет необходимый контраст для сопереживания Криму.

Я не успел толком подготовиться, как открылись порталы, и закипел бой. Богиня, забирающая жизни, собрала сегодня неслыханную за последние годы жатву.

И следующие пять абзацев — самое нелепое описание кровавой битвы за всю историю конкурсов НФ. Ни одного противника так и не было показано. Только трупы непонятно кого валяются тут и там. С кем они воюют, из-за чего? Похоже, они сами не в курсе.

Ты можешь дышать, ты можешь бежать, твои руки способны делать прекрасные вещи. Всё обязательно наладится. Ты самый удивительный человек, которого я когда-либо встречала, правда. Верь мне.

За всё время рассказа Крим ни разу не проявил себя самым удивительным человеком. Это говорит о том, что Янлис мало что видела в своей жизни.

Это был тот самый пирог, который она купила перед отъездом. Девушка сказала, что это очень важно, и чтобы я даже не порывался откусить кусочек.

Перед отъездом в отпуск что ли? Может быть перед последней вылазкой на драконах?

В тех краях жил старый-старый белый кот. Говорили, что он был богом мясных пирогов.

Слава Триптиху, живой кот в рассказе! Маленький плюсик ты себе намотал на карму. Надеюсь, кот был действительно богом пирогов, а не их начинкой.

В голове сработал сигнал охранной сети, а через пару секунд передо мной открылся портал. Из него вышли Самтир и Киита. У них были странные лица.
— Мне пришло сообщение от Восточных границ, — сказал Самтир. — Драконы встали на крыло и ушли со своих территорий. Их гнёзда пусты. Не осталось и чешуйки.


Выше написано, что маги на битву шли первыми чтобы открыть порталы. Хорошо, портал открывается в точке прибытия, а сейчас два колдуна открыли его в точке входа, почему? И зачем драконам было пылесосить в гнёздах?

— О, псы Ритрих, я совершенно не понимаю, что происходит, — герой схватился за волосы. Я никогда не видел его столь подавленным, даже перед последней битвой он был более уверен. — Король и собрание магов тоже разводят руками. В пророчествах об этом нет ничего. Что делать, я не знаю.

Надо было сразу отправить на место разведчиков с порталами, чтобы выяснить причину, а не сидеть орлом на троне и терять время.

Сегодня я пообещала тебе, что кое-что покажу тебе после войны. Это будет очень красиво. Даю честное слово, ты никогда не забудешь этот чудесный момент. Поэтому, не покидай героя.

На самом деле Крим итак бы увидел рогатого мужика, они же всей толпой попёрлись на него смотреть.

Почему я об этом вспомнила сейчас? Сегодня мне приснился сон. Это была свадьба Героя, и ты был там. Вот только невеста была отнюдь не из лесного народа.

Надо было написать вот так: Сегодня мне приснился сон. Это была свадьба Героя, только невеста была отнюдь не из лесного народа. Ты был его невестой.

Вот бы Крим очканул, да? Но куда деваться, пророчество.

Открыв порталы на поляну перед старой частью Великого леса, мы перенеслись туда.

И зачем тогда маги топали в бой первыми, если порталы можно было открыть удалённо?

Краем глаза я заметил в первом ряду нескольких богов. Ритрих и Атраха я узнал сразу. Однако, девушку, что стояла рядом с ними я узнать н мог. Она напоминала Плетущую Узоры, но казалась более отстраненной. Её рука блуждала по поверхности барьера, а взгляд казался печальным и полным нетерпения.

С этого момента я прекратил анализировать текст, ибо Плетущие узоры, Сбоны, рогатые мужики, трогающие запястья неизвестных богинь… ну его нах, пусть страдают судьи из восьмой группы.

Сегодня наш последний полёт с Белым. Мы это оба знаем. Он спросил меня, готова ли я оставить этот мир без сожалений. Его пристальный взгляд пронзал меня, заглядывал в душу. Но я была готова отправиться в этот путь. Болезнь уже почти сожгла меня. Мне оставалось всего несколько дней. Но лучше в полёте и огне, чем так…

Нет, не лучше. Надо было подождать сутки и погибнуть в бою, как подобает настоящему воину, оставить о себе добрую память, не смотря на смертельную болезнь биться до последнего. А так взяла, и тупо покончила собой. Дура.

Ну чтож, винегрет из кучи невнятных персонажей я прочёл. Всё плохо, старичок, видно, что ты сам знаешь, почему события в рассказе происходят именно так, но читатели-то не в курсе, добавь каких-то причинно следственных связей, что ли. И хорошая фишка с горящей плотью драконов не реализована. Надо было ошарашить врага в бою — свежевать драконов и закидывать плотью войска противника наподобие ковровой бомбардировки.

Ставлю уверенный минус. У меня в кладовке в стазисе лежит окорок одного белого дракона. Если ещё будешь писать так плохо, закину ногу тебе в квартиру.

Критика)
22:32 (отредактировано)
Спасибо автору за рассказ, ибо тогда не появился бы этот эпический отзыв.
И отзыв читать гораздо интереснее рассказа.
17:49 (отредактировано)
— Яйца Исильдура, да их миллиарды! – орал полуголый дварф…

— Да, да, яйца мои яйца! – орал Исильдур, сжимая остатки промежности в мускулистом кулаке, свободной рукой вырывая кадыки нападающим с неба гарпиям.
laughА я бы полную версию этого почитала.
Илона Левина