Анна Неделина

Маршрутка Речица-Минск

Маршрутка Речица-Минск
Работа №106

Господь сказал: если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу все место сие.27 Авраам сказал в ответ: вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел:28 может быть, до пятидесяти праведников недостанет пяти, неужели за недостатком пяти Ты истребишь весь город? Он сказал: не истреблю, если найду там сорок пять.29 Авраам продолжал говорить с Ним и сказал: может быть, найдется там сорок? Он сказал: не сделаю того и ради сорока.30 И сказал Авраам: да не прогневается Владыка, что я буду говорить: может быть, найдется там тридцать? Он сказал: не сделаю, если найдется там тридцать.31 Авраам сказал: вот, я решился говорить Владыке: может быть, найдется там двадцать? Он сказал: не истреблю ради двадцати.32 Авраам сказал: да не прогневается Владыка, что я скажу еще однажды: может быть, найдется там десять? Он сказал: не истреблю ради десяти.33 И пошел Господь, перестав говорить с Авраамом; Авраам же возвратился на свое место.

Бытие, Глава 18

Маршрутка ехала по трассе. Начавшийся пять минут назад дождь превратился в ливень, но дворники отлично справлялись, и водитель уверенно направил машину на обгон двух медленно ехавших грузовичка и Шкоды. Скорость он набрал порядочную, и до ехавшего навстречу грузовика было слишком далеко, чтобы даже адреналин в крови активизировался, чувствуя малейшую вероятность не успеть. Водитель опытный, стаж огромный…

Просто грузовик зацепил колесом обочину и расхождение в сцепке скользкого асфальта и щебня понесло грузовик на встречную полосу…

-Сегодня в 16.30 на трассе М1 произошла авария. Водитель грузовика не справился с управлением и столкнулся с маршрутным такси… Все тринадцать пассажиров и водитель скончались до приезда скорой помощи. Брёвна, которые перевозил грузовик, выпали…

-Садись сюда, я сказала! – Молодая мамаша грубо втолкнула лет десяти девчушку в салон комфортабельного Мерседеса, задав направление на сидение сразу за водителем.

-Полина? – Сверил по списку водитель, довольно симпатичный, побритый налысо, крепкий мужчина.

-Да. – Более нежным голосом пропела мамаша, дверь закрылась, и автобус тронулся по маршруту.

-Наталья? – Вновь обратился к списку водитель, впуская худенькую кучерявую шатенку лет двадцати пяти на следующей по маршруту остановке.

-А? Да, Наталья. – Наталья посмотрела на занятые за водителем два места, на одном из которых она так любила сидеть, кивнула внимательно рассматривающей её девчушке и направилась на второе по удобству, с её точки зрения, место с противоположной стороны, одиночное. Дверь закрылась, и Мерседес тронулся с места.

-Ты не получишь её! Запомни: никогда не получишь, и если хочешь хоть иногда с ней видеться, будешь платить, как миленький! – Полина, брызгая слюной, выплёвывала всю свою ненависть на бывшего мужа. – А если ты, дорогая, ещё хоть раз соврёшь мне, что разговаривала с ним, я выпорю тебя и оставлю на всю неделю без компа! – Как обычно дёрнула за руку Лилию мать.

-Мне больно! – Проныла девочка, но руку не выдернула.

-Ванда, Василиса и Артём? – Остановившись на следующей остановке, водитель, поставив багаж одной из пассажирок в конец маршрутки, не заметил отсутствия мужчины из списка.

-Видимо, только Ванда и Василиса. – Кокетливо произнесла эффектная блондинка с отличной фигурой. – А вас как зовут?

-Олег. – Немного растерялся водитель, встретившись взглядом с огромными глазами красотки.

-Супер! А вот и Артём, даже не пришлось ждать. – Ванда одарила лучезарной улыбкой подбежавшего с огромным рюкзаком полного парня, а длинноногая брюнетка, небольшой приятной полноты, молча вошла в салон и села на сиденье возле окна за девочкой.

-Я Василиса. – Еле слышно произнесла она и отвернулась к окну.

Антон и Ванда сели рядом на следующем ряду.

-У вас чудесная девочка. Три семьсот, пятьдесят сантиметров. Крепкая, здоровая… - молоденькая акушерка светилась от непонятного счастья, ведь рождение девочки не имело к ней никакого отношения, но она с нежностью несла в пелёнке новорождённую её матери.

-Пожалуйста, не приносите мне её. – Сказала решительно Василиса, лёжа на родовом кресле, её лицо было измождено, роды были тяжёлыми.

-Но её нужно хотя бы приложить к груди…

-Я сказала: “Не смейте!”

-Ты представляешь, всё получилось! У нас всё получилось! Теперь мы сможем дать матери деньги на операцию! – Как две капли похожий на Антона Артур встал из-за компьютера, сняв очки и потирая глаза костяшками пальцев. Вид его был, словно он не спал сутки, не меньше.

-Я не сомневался. А теперь тебе надо поспать.

-Нет! Мы должны показать это заказчику.

-Конечно, но не сейчас. Ложись, давай.

Антон практически силой уложил Артура на диван, накрыл одеялом и всунул в руки стакан с мутноватой жидкостью.

-Пей, давай, и спать.

-Что это? – сдвинув брови в недоверии, протянул Артур ему пустой стакан.

-Спи.

-Пачакайте хвилинку! – Мужчина лет сорока пяти, невыразительной, но вполне приятной внешности, средний во всём, кроме огромного размера ноги, кряхтя, втаскивал в салон небольшую, но тяжёлую коробку. – Я её здесь поставлю, каб не мешала никому. – Пристроил он её возле себя, присев рядом с Василисой.

-Алексей?

-Так точно.

-И Ольга Михайловна. – Полная женщина неопределённого возраста, но точно старше пятидесяти, кряхтя, поднялась в салон и взглядом стала искать подходящее место. – Багаж мой поставьте, там муж. – Пробираясь к сиденью за Натальей, сообщила водителю она, махнув в неопределённом направлении рукой.

Олег сделал отметку в блокноте и вышел устроить багаж Ольги Михайловны.

-И не сметь тут нюни распускать! Здесь чётко написано: “К службе годен”. Годен! – Алексей в форме прапорщика смотрел на новичка свысока. В этой части он был для солдат и царь, и Бог, и воинский начальник, всё в одном лице.

-У меня - редкое заболевание, которое в нашей стране…

-Что за чушь ты несёшь? Какое заболевание?

-Синдром Клейне-Левина. Это когда…

-Ладно. Разберёмся. А теперь руки в ноги и уперад. Гы. Ты ведаешь, что у беларусов нет слова назад. Если им надо назад, они разворачиваются и… уперад. И ты, давай, разворот и уперад.

Довольный собственной избитой шуткой, Алексей сам именно это и сделал: развернулся и вышел.

-Ты мне что принесла?!

-Отчёт, как вы просили. – Молодая худенькая девушка в немодных чёрной юбке и белой блузке стояла перед Ольгой Михайловной, теребя рюшу блузы.

-Ты б его ещё на туалетной бумаге принесла!

-Вы же сказали срочно. Это… мой блокнот…

-На компьютере, корова глупая! – Разорвав блокнот, Ольга Михайловна бросила его ошмётки в девушку.

-Но я…

-А не нравится, вон отсюда! Сирота. Я, что ли, виновата, что тебя мамаша бросила? Сидела бы на своём пособии…

На конечной вошёл высокий стройный красавец брюнет. Его фигура была безупречной, а осанка говорила о стопроцентной уверенности в своём превосходстве над всеми присутствующими, кем бы они ни были. Все женщины отреагировали на его появление в их небольшом вынужденном временном коллективе. Даже те, кто сделал вид, что им всё равно. Ванда с интересом, игнорируя Артёма, что-то говорившего ей в это время, наблюдала, куда сядет красавец.

-Здесь мало воздуха, пересяду ближе к люку. – Сообщила она неизвестно кому, но услышали все, и она села рядом с красавцем на среднее сиденье последнего ряда. – Вы не возражаете? – Кокетливо поинтересовалась она у мужчины.

-Михаил? – Одновременно громко спросил водитель.

-Вы меня спрашиваете? – Казалось, красавец даже растерялся от его вопроса.

-Мне нужно отметить пассажиров. – Терпеливо объяснил Олег, понимая, что кто-то может ехать и первый раз, не зная порядков маршрутных перевозок.

-Да. Я - Михаил.

-Ой, вы как-то пораньше сегодня. – Симпатичная блондинка с короткой стрижкой и маленькой девочкой на руках заглянула в открытый салон.

-Оксана?

-Я - да. Но поедет Лео. Наверное, исправьте…

Симпатичный, лет девятнадцати, блондин манерно вошёл внутрь и сел перед Михаилом возле окна.

Рыжая Софья села вперёд к водителю и, закрыв двери, маршрутка продолжила маршрут.

В салоне играла музыка в стиле “тымс-тымс-тымс…”, все пассажиры, у кого была такая возможность, разумеется, пребывали в своих думах. Михаил неохотно отвечал на вопросы Ванды. Он хоть и был холодно вежлив, девушку это не останавливало, и она продолжала кокетливо досаждать ему.

-Ты не говорила, Алка, что Макс такой красавчик! – Словно оскорблённая отсутствием информации по этому поводу, Ванда с восторгом, не стесняясь, рассматривала высокого парня, сидящего рядом с её подругой напротив неё в кафе.

-Я никому не говорила до помолвки и вот… мы решили пожениться. – Счастливая Алла с обожанием посмотрела на жениха.

-Да ладно! – Наконец-то Ванда перестала восторгаться и обратила взгляд на Аллу. – Я люблю свадьбы. Надеюсь, вы её с достаточным размахом проведёте, не как Каринка с Петькой?

-Ты же говорила, что предохраняешься!

-Я и предохраняюсь! Говорят, такое бывает в случае один на миллион. – Василиса, словно недовольная собой, стояла с поникшим видом перед Михаилом.

-Только не сейчас. Ок, я тебе дам деньги на аборт.

-Мне нельзя аборт. Врач сказал, что если выкину, никогда больше не смогу родить.

-И ты поверила. Они обязаны так говорить…

-Нет. Я не буду рисковать.

-Ты отлично спел, Лео и понравился продюсеру. Но ему нужны гарантии.

-Я готов дать любые гарантии…

-Это понятно, но… он имеет в виду немного другое.

-Что конкретно?

-Он хочет встретится с тобой вечером в своём номере в “Виктории”.

-Зачем?

-Вот и узнаешь.

-Ладно. – Лео пожал плечами, улыбнулся сидящему в небольшом актовом зале института полному, но респектабельному, с немного оплывшим, но всё ещё приятным лицом продюсеру и направился за кулисы.

Маршрутка покинула город и выехала на трассу. Софья, не переставая, писала сообщения в вайбере, раздражаясь каждый раз, когда автобус подпрыгивал на очередной неровности дороги, заставляя её исправлять написанное.

-Ну и фиг с тобой! – Психанула Ванда, до которой всё же дошло, что шансов с Михаилом у неё ровно ноль и пересела обратно к Артёму.

-Надо уметь отдыхать, сколько учить-то можно?

-Софья, Вика, простите, но мне необходимо сдать экономику на отлично…

-Жизнь проходит! Сколько зубрить можно? Все и так знают, что ты на отлично сдашь. Парней трое, отличные мальчики, все минчане, из приличных семей, глядишь, и мужа себе найдёшь. – Софья незаметно подмигнула Вике. – Познакомишься, потусим пару часов и можешь снова к своим конспектам возвращаться. Маш, ну давай, не ломайся.

-Ну что с вами делать? Только на пару часиков…

-Супер! Ок. Ты не пожалеешь!

Софья с Викой дружно подпрыгнули и ударили ладонь о ладонь.

-Я не знаю, что можно сделать. Ты был пьян, родственники погибшей сделали независимую экспертизу, всё - против тебя. – Полковник милиции Шишов выглядел устало.

Олег сидел на кровати камеры и был весь сожаление и раскаяние. Алкогольные пары выветрились, и воспоминания о случившемся терзали его душу.

-Какого икса ты в таком состоянии сел за руль?

-Дядь Сергей, не мучьте меня, без вас тошно…

-Лёш, ты очень хороший: добрый, славный, умный, но… не могу я за тебя замуж выйти, не люблю я тебя! – Наталья чувствовала себя не лучше стоявшего перед ней на коленях с протянутым кольцом в руке широкоплечего парня.

-Но ты же говорила, что любишь…

-Как друга – да, как брата. Ты - мой лучший друг, но я никогда не видела в тебе своего мужа.

Алексей встал с колен, желваки его заходили, глаза старались не смотреть на Наталью.

-Прости. Мне страшно жаль, но будет нечестно по отношению к тебе и… себе.

-У тебя кто-то есть, да?

-Нет у меня никого. Просто замуж я по любви выйду. Точка. – Наталья почему-то разозлилась.

-Никогда ты не будешь счастлива. Ни с кем. Запомни мои слова. Ты столько времени убеждала меня, что у нас особенные отношения… Ненавижу.

Всем своим видом он продемонстрировал вышесказанное и выскочил из комнаты.

Наталья сидела и смотрела в одну точку на стекле, вспоминая утренний разговор со своим, как она считала, лучшим другом. Как, как в одно мгновение такой близкий человек мог превратиться во врага? Выходит, дело в ней. Это она подавала ему пустые надежды, пусть и не специально. Но она должна была предвидеть. Мать неоднократно повторяла ей, что не бывает дружбы между мужчиной и женщиной. В принципе, не бывает. Это нонсенс. Почему она не поверила?!...

В небольшом населённом пункте на остановке стояли трое: две грузные женщины и мужчина. Маршрутка остановилась, и женщины направились к открывшей двери. Мужчина крикнул водителю: “Можно багаж поставить?” , - и водитель вышел из кабины.

Кряхтя и постанывая, одна женщина практически заталкивала вторую в салон. С третьей попытки ей это удалось. Продолжая кряхтеть, вошедшая продвигалась по салону к свободному месту рядом с Лео. Задев Наталью своей сумкой, она еле пробралась к сиденью и стала втискиваться в него.

Одновременно вошёл водитель, а в закрывающуюся дверь провожающий мужчина крикнул: “Люся, тебя встретят на Институте культуры”.

-Людмила Николаевна. – Скорее утверждающе, чем, как обычно, вопросительно, - произнёс водитель, закрыл блокнот и отъехал со стоянки.

-Ты точно видела, что птица упала в молоко?

-Точно.

-А с другой стороны, это же птица, не крыса. Через пять минут подавать надо. – Людмила Николаевна в большом колпаке на голове и почти белом халате, напрягая мозг, пыталась принять правильное во всех отношениях решение. – Давай, Катька, несём в старшую группу, потом выловим.

-А что, если…

-Я здесь главная, неси, я сказала.

Маршрутка подъезжала к Паричам, где в придорожном кафе с романтическим названием “Париж” техническая остановка занимала 10 минут, о чём и сообщил водитель, припарковав её в теньке недалеко от входа.

Алексей вышел покурить, остальные: кто в туалет, кто попить кофе.

В следующий раз блокнот водителя был открыт в салоне для сбора оплаты за проезд. По очереди он подходил к каждому, начиная с конца салона и, принимая оплату, ставил галочку напротив сверенного ранее имени.

В самом проходе стоял Ангел. В его руках был похожий блокнот с теми же именами в нём. Он, так же, как и водитель, ставил… красные крестики напротив имён.

-Людмила Николаевна… 14р.

-Только скажи, что у нас был разговор о птице! – Шипела на Катерину Людмила Николаевна. Скажем, не видели ничего. Я не сяду больше из-за каких-то засранцев.

-Но мальчик впал в кому…

-Никто доподлинно не знает, что это из-за птицы.

-Но трое детей из группы в реанимации…

-Пикнешь хоть слово… - Людмила Николаевна очень недобро посмотрела на помощницу, - в реанимации окажешься ты, зуб даю.

Ангел поставил красный крестик.

-Михаил… 14

-Прости. Но я не готов к такому. Прости.

Михаил брезгливо посмотрел на Василису, качая головой, обошёл девушку, стараясь не коснуться её в небольшом пространстве туалетной комнаты, словно от чумной, и вышел, не закрыв дверь, из-за которой музыка стала слышна ещё громче.

После его ухода Василиса вся сникла, скукожилась, нижняя челюсть задрожала, и она заплакала. Совсем недолго проплакав, она взяла себя в руки, снова выпрямилась, вытерла слёзы слабости, и её лицо вновь обрело выражение превосходства над всеми. С высоко поднятой головой и левой бровью она вышла из ванной.

Напротив имени Михаил Ангел поставил красный крестик.

-Лев…

-Лео.

-Окей. Лео…

-Ты точно хочешь стать эстрадным певцом? – Аларик встретил Лео в своём номере в тоненьком сером халатике, с голой китайской хохлатой собакой на руках, и теперь они сидели на диванчике, словно два приятеля, в милой непринуждённой обстановке.

-Конечно. – Лео вопрос показался до неприличия банальным, но у воротил шоубизнеса свои забабоны и он всем видом демонстрировал своё к ним уважение. – Вам ведь понравилось моё выступление?

-Понравилось. Садись удобней, ты весь напряжён. Давай я помассирую тебе плечи.

-Да не надо…

-Конечно, надо. – Аларик зашёл за диван и уверенными движениями стал массировать ему плечи и шею. – Но, знаешь, у парня, что спел после тебя, голос сильнее и вокал поставленный, но…

Лео напрягся.

-Он не такой красавчик, как ты, а эстраде просто необходимо лицо. И только от тебя будет зависеть, твоё это будет лицо или…

Неожиданно Аларик развернул Лео к себе и впился своими пухлыми губами в его губы. Лео вздрогнул, но не оттолкнул его. В его голове пробегали в сумасшедшем круговороте грандиозного шоу его триумфальные выступления, как он себе это всегда и представлял.

Когда мужчина оторвался от него, оба они уже всё знали…

Ангел посмотрел внимательно на Лео. Его лицо освещало предвосхищение собственных побед и успехов. Сожаления на нём не было.

Вздохнув, Ангел поставил крестик напротив имени “Леонид”.

-Ты уволила её? – Женщина по фигуре, да и лицу не сильно отличалась от Ольги Михайловны, только уверенной наглости было на пару грамм больше, что говорило о ненамного, но более высоком её статусе.

-Не пришлось. Сама ушла, так что приводите племянницу, проблем не будет. Все положенные процедуры мы выполнили.

-А что с этой… куда она?

-Не знаю, её проблемы. Оно тебе надо?

-Ну да.

Молодая худенькая девушка в чёрной юбке и белой блузке сидела на кровати за столом. На старенькой потёртой клеёнке начатая маленькая бутылка водки и коробка с таблетками. Со стеклянными глазами она выдавливала на стол из пачек таблетку за таблеткой и так же, глядя в пустоту, набрала их целую жменю и отправила в рот. Тщательно прожевав, запила, делая большой глоток из бутылки. Ещё один. Ложиться на кровать, закрывает глаза. Тонкие руки складывает на груди.

-Ольга Михайловна.

-Вот, возьмите.

-Четырнадцать.

Жирный красный крестик.

-Прости, Артур, но мне деньги нужнее.

Артём собирал вещи в небольшой рюкзак. Артур мирно спал на кровати.

-Мать – это важно, но она пожила, а операция съест все деньги. Три года работы… я не хочу, как она, всю жизнь вкалывать, чтобы потом вот так…

Подойдя к двери, Артём оглянулся.

-Надеюсь, ты меня поймёшь.

И вышел.

-Четырнадцать.

Красный крестик.

-Ванда.

-Тут без сдачи.

-Отлично. Спасибо.

-Не думай, что я пригласила тебя сюда просто так, от нечего делать. – Ванда была само достоинство и совершенство.

-Я не думаю. Ты сказала, что это важно, и касается Аллы. – Макс сел напротив девушки за столик в небольшом кафе.

-Думаю, вас обоих. Я знаю, что у вас с ней не было ещё… ну, в смысле секса.

-Ты об этом?! Я уважаю её решение и очень её люблю.

-Да, только причина вовсе не в её невинности, а в… Короче, может я и плохая подруга, но я не хочу, чтобы невинный человек пострадал…

-О чём ты?

-У неё - спид. Да. Она не всегда была такой тихой. Было время, мы зажигали… Пока… она не заразилась. Их было трое, я не согласилась, а она была пьяна. Знаю, мне надо было её увести, но… она не хотела уходить ни в какую. Когда она узнала, я была рядом и поклялась никому не говорить об этом.

-Я не верю. Я не верю тебе… - Макс, обхватив ладонями голову, качал ею, глядя в пустоту.

-Разумеется. Я сама не узнаю её иногда, вспоминая, какой она была раньше.

Понимая, что осталось поднажать ещё совсем чуть-чуть, она взяла телефон и набрала номер Аллы, поставив на громкую связь.

-Привет, Алла. – Серьёзным заботливым голосом произнесла она, услышав её счастливое “Алё”. – Не могу не спросить, ты рассказала Максу о нашем секрете… ну, ты понимаешь?

-Ты же поклялась никому никогда не рассказывать! – Голос в трубке стал взволнованно напряжённым.

-Считаешь, это будет честно?

-Это не твоё дело, Ванда, не лезь. Что было, то было, не изменить этого, но Максу знать вовсе необязательно, не смей ему говорить.

-Как знаешь. – Ванда отключила связь.

Только профессионал или такой же прожжёный циник смог бы в этот момент увидеть на её озабоченном судьбой всего человечества лице ликование.

Макс вскочил, бросил на стол помятую, но крупную купюру и выскочил из кафе.

Ванда аккуратно разгладила купюру и положила в кошелёк.

-Будешь знать, дорогая, как от меня женихов прятать.

-Зачем она каждый раз напоминает мне об этом?! Мне не нравятся женщины. Ты же сама споила меня, я даже не помню, как это было, да и… было ли вообще! Это ты убедила меня, что мы переспали с тобой! А если и так ? Боже, прости меня, прости!

На фоне висящего на вешалке свадебного платья Алла выглядела несчастней всех на свете, ведь веря людям, каждый меряет его слова своей меркой: тот, кто никогда не сможет придумать подобное, не ждёт этого и от других.

-Костя? Да, я приеду. Нет. Свадьба отменяется. Готовь водку. Много.

Отойдя от кассы, Макс закинул сумку на плечо и направился к эскалатору, ведущему к платформам.

Ванда. Жирный крестик.

-Вы уверены? – Доктор смотрел на Василису холодными глазами.

Василиса подписала на столе бланк “Отказная” и, не произнеся ни слова, вышла из кабинета.

-Спасибо, что без сдачи.

Василиса. Красный крестик.

-Да он просто отлынивает…

-Он умер!

-Не может быть…

-Он же говорил вам о заболевании!

-Шо я, доктор?! Раз допустили в армию, значит…

-Значит, ты уволен! Вот что это значит. – Полковник коршуном навис над Алексеем, дабы и мысли не дать закрасться в голову недалёкого прапорщика, что кроме него в происшедшем может быть виновата и сама система, которая рассматривает молодых мужчин исключительно как материал для заполнения воинских частей, а там, ну уж как получится.

-Четырнадцать.

Алексей. Красный крестик.

-Наталья. Постарайтесь без сдачи. Отлично. Спасибо.

Карандаш Ангела завис возле имени Наталья. Опустив его на бумагу, тут же поднял его, а Олег подошёл к мамаше с девочкой.

-Полиночка, милая, умоляю тебя, хочешь, на колени встану. – Лет шестидесяти женщина с усталым, полным боли лицом встала перед Полиной на колени. – Он не может без дочери, пить начал, говорит, смысла жизни без неё не видит.

-Надо было раньше думать, когда к шлюхе этой тащился. – Полина и не подумала поднять женщину с колен. – Плохо вы, Дарья Филипповна, сына воспитали, вот и расхлёбываете сейчас.

-Разреши хотя бы по выходным, пусть через неделю видятся, пропадёт он.

-Пусть работать идёт вон в бизнес. Будут деньги, увидит дочь. А вообще, я для неё другое будущее готовлю, в котором папаши её нет и не будет. Так и передайте сынуле.

Хмыкнув, Полина переступила через ноги бывшей свекрови и с высоко поднятой головой продефилировала к двери комнаты.

-И больше не приходите сюда.

На похоронах Дарьи Филипповны не было ни Полины, ни единственной её внучки. В это время у Лилии были уроки сценарного мастерства…

-28 рублей. Вот, возьмите два рубля.

-Полина*2. Два крестика.

-Бежим, бежим, Вичка!

Софья и Вика тайком выходили из калитки загородного дома.

-А Машка?

-Как хочешь, но я не вернусь туда. Ты поняла, да, что они извращенцы?

-Надо милицию вызвать.

-Давай сначала свалим отсюда, потом милицию. Такси? Заберите нас по адресу…

Софья. Крестик.

Последний раз окинув салон взглядом, Олег завёл двигатель, закрыл дверь салона и отъехал от “Парижа”.

-Тебе надо уехать. Подальше. Поедешь в Минск, там у меня сослуживец по Афгану, поможет. Пока родственники в себя не пришли, надо ловить момент, мои возможности тоже не безграничны.

-Спасибо, дядь Сергей. Я - в неоплатном долгу.

-Это само собой. Но я это для сестры делаю, она у меня одна, так что… давай, вечером же и отчалишь. На вот, возьми, на первое время. – Полковник положил на стол небольшую пачку стодолларовых купюр и записку. – Адрес. И не звони мне. Всё утихнет, сам тебя найду. Всё. Бывай.

Полковник, не прощаясь, вышел из комнаты небольшой студии Олега.

Олег. Красный крестик.

Ангел сидел на свободном сиденье рядом с Михаилом, смотрел на список с единственным отсутствующим крестиком напротив имени Наталья.

-Девушка, простите. – Людмила Николаевна осторожно тронула Наталью за плечо. – Не могли бы вы поменяться со мной местом? Мои ноги…

-Знаете, я конечно всё понимаю, но я не для того садилась почти на конечной, чтобы потом ехать пол-пути на неудобном сиденье с нулевым обзором. – И Наталья отвернулась обратно к окну.

-Извините. – Тихо пролепетала женщина, и её лицо перекосилось от боли и беспомощности.

Ангел поставил крестик напротив имени Натальи и закрыл блокнот.

-Как болят ноги! – Красивая женщина с высокими скулами лет сорока тёрла больные ноги с выступавшими на них толстыми шнурами венами.

-Мамочка, что тебе принести, чтобы не болели? – Маленькая Наташа очень хотела избавить маму от боли, даже готова была взять часть её себе, но не знала как.

-Принеси мне пуфик под ноги.

-Одну секундочку.

И Наташа побежала за пуфиком, счастливая, что может что-то сделать для любимой мамы.

Маршрутка ехала по трассе. Начавшийся пять минут назад дождь превратился в ливень, но дворники отлично справлялись, и Олег уверенно направил её на обгон двух медленно ехавших грузовичка и Шкоды. Скорость он набрал порядочную, и до ехавшего навстречу грузовика было слишком далеко, чтобы даже адреналин в крови активизировался, чувствуя малейшую вероятность не успеть. Водитель опытный, стаж огромный…

-Простите меня, был тяжёлый день. – Наталья повернулась к женщине с больными ногами и встала, чтобы уступить место. – Садитесь, здесь вам будет удобней. Водитель! Осторожней, пожалуйста, женщина может упасть.

Людмила Николаевна, кряхтя, встала и осторожно, стараясь никого не задеть, стала протискиваться на освобождённое для неё место.

Олег сбросил скорость и пристроился за Шкодой, обеспечивая тем самым безопасность перемещения женщины по салону.

-Спасибо вам огромное, я бы точно до конца пути не дотянула. Здесь намного удобней.

Наталья натянуто улыбнулась ей и отвернулась к противоположному окну. Маршрутка продолжила свой путь в Минск.

Ангел бросил блокнот в окно и он, пролетев сквозь стекло, словно его и не было, разлетелся стайкой маленьких белых птиц. Красивое лицо Ангела просияло счастливой улыбкой, и тучи исчезли одновременно с ним. Остаток пути сияло Солнце.

КОНЕЦ

Другие работы:
0
393
19:24
В целом неплохо, интересное построение, но… даже не знаю, как зайдет читателям. Как эксперимент — удалось, к концу рассказа привыкаешь к вашему стилю, хотя сначала кажется сплошным хаосом. Про праведников становится понятно в конце, но по моему дилетантскому мнению, спасти одного праведника в катастрофе весьма просто.
Но и с вашей трактовкой согласен. И всё-таки думается наказание для них просто перенесено.
Спасибо за рассказ!
16:22 (отредактировано)
Если бы я не читала «Империю Ангелов» Вербера, была бы в полном восторге.
Но слишком заметно сходство. И в сюжете, и в построении.
Всё равно хорошо.
Загрузка...
Xen Kras №1