Ирис Ленская №1

​И боги смеялись, качаясь на своих качелях

​И боги смеялись, качаясь на своих качелях
Работа №320

-Знаешь, я сделала кое-какие расчёты и могу с уверенностью заявить, что если ты не поленишься и сделаешь небольшую петлю, то можешь пролететь рядом с Ладис.

Барбара грустно улыбнулась и в лучах послеполуденного солнца освещавшего парк космопорта, была почти красивой. Почти.

-Поленюсь. А кто такая эта Ладис?

Пилот почтового космолёта Вадим Кравцов с аппетитом жевал бутерброд приготовленный подругой. Подругой. Даже мысленно он не называл Барбару любимой, хотя они жили в месте уже почти четыре года.

-Ну, ты даёшь! - воскликнула девушка. - Эфир гудит, о том, что в этом году её можно увидеть. По крайней мере, тот свет, от взрыва. Я вчера весь вечер, высчитывала диаграмму с видео Сазонова.

-А кто такой Сазонов?

-Какая разница!- обиженно воскликнула Барбара, скрестила руки на груди и откинулась на спинку скамьи. - Больше ничего не хочешь сказать?

-Вот эта штука очень вкусная,- Вадим сунул остатки хлеба с колбасой в рот.

-На эту «штуку» я потратила три минуты, самое большее, - Барбара шмыгнула носом и вздохнула.- Думала, тебе интересно будет посмотреть на звезду, раз маршрут совсем рядом.

Казалось, она сейчас заплачет.

-Ну и когда она там загаснет,- Вадим примирительно притянул к себе подругу.

-Через два месяца. Ты как раз будешь на точке, плюс-минус день-другой.

-День-другой, а там глядишь: и неделя, и месяц,- усмехнулся Кравцов.- Ладно, время будет: полетаю.

Сидящий спиной к стеклу, заросший бородой кудлатый мужчина, равнодушно разглядывал свои босые ноги, изредка бросая взгляд на другую сторону вольера. Подходило время отметки в ежедневнике. Еле слышно щелкнуло, и мужчина поднёс запястье ко рту и произнёс.

-День 545. Планета Х, Вадим Кравцов. Вчера Жуки посадили в мой террариум неизвестное мне существо синеватого цвета, похожее на гусеницу с четырьмя лапами, кожный покров которой усеян мелкими иголками, и всё время словно переливается. Решил: они хотят устроить развлечение, нечто вроде драки двух видов. Не хотелось но, другого выхода нет, похоже не было. Чем-то он им не угодил. Ладно: бой, так бой. Прикинув: существо может быть опасно. Выплеснул на стекло, отгораживающее меня от тюремщиков, из ночного тазика мочу, прикрылся им вместо щита. Жуки громко и казалось, ободряюще запиликали, существо забилось в угол и поменяло цвет, стало бледно зелёным, под ним растеклась фиолетовая лужа.

Тьфу! Мне стало гадко и стыдно, презрительно показав своим кормильцам фигу, я вернулся в свой угол. Жуки тут же умолкли. На ночь, нас с новеньким разделили перегородкой, на вид из глины смешанной с картоном. Запросто мог бы сломать этот смешной заслон, но с ним было как-то спокойнее: бог знает, что у гусеницы на уме. С детства не дерусь со слабыми, с трусами, и с безоружными, а этот может быть придерживается других принципов, хотя... Ну, что вот эта инфузория могла бы мне сделать? Убить?!

Судя по тому, что перегородку с утра не убрали, новенький предназначен мне в сотоварищи, а не для гладиаторских ристалищ.

Вадим нажал на кожу ниже запястья, туда, где в кожу был вшит диктофон. Раздался тихий щелчок. Ещё оставалось три минуты отведённых на ежедневную запись, но он уже всё сказал, и добавить было нечего. Завтра в это же время автоматика включится вновь, а это значит, что сейчас девять часов по Земному времени.

Вот уже, почти год, Вадим живёт в огромном, похожем на пещерный грот, террариуме со светящимся потолком. Три каменные стены и одна стеклянная, к которой из темноты приходят жуки размером с пятиэтажный дом, поднимая люминесцентную крышку-потолок сверху, чешуйчатыми лапками ставят ему еду, иногда чистят террариум, когда Вадим начинает вонять, ему приносят воды для купания.

Равнодушно закрыв глаза, пилот почтового космолёта Вадим Кравцов в сотый, а может в трёхсотый раз, мысленно проживал свою прошлую жизнь, ту, что была до террариума, пытаясь найти ответ: за что? И сам же мысленно отвечал:

-Потому что дурак!!!

Вот, какого чёрта, он попёрся смотреть на затухающую звезду Ладис. Сколько было шансов, что он нарвётся на момент финального взрыва. Нисколько! Но ему «повезло»! Увидел! Красиво! Молодец! Развернулся и полетел обратно, занявшись прерванными «делами». Но не тут то было! Ладис не выдержала такого пренебрежения к своей смерти. Реальность словно вывернуло наизнанку. Последнее, что он помнил, это свои руки, распадающиеся на частицы прямо у него перед глазами, после того, как разлетелся на фрагменты, пусть не самой крепкой сборки, но всё же защищённый силовым полем, космо-звездолёт, однопилотный, класса Б (улучшенный). Страха Вадим не почувствовал, решил: сбой программы, обычное дело. Надетый на голову видео-шлем, с прилепленными к вискам, для усиленного погружения в полно-объемный режим фильма, датчиками, иногда имел свойство перегреваться и реагировать на скачки энергомодулятора. К тому же кино «Нет бизнеса лучше, чем шоу бизнес» было старое, реконструированное и цифрованное любителем: не подходил формат, разрешение и т.п., поэтому могло случиться всё что угодно.

Планета Х. Так он её назвал. И уже почти год разыгрывает перед жуками шоу за стеклом. Соло. А теперь, значит, у него будет напарник. Жук, ухаживающий за Вадимом, убрал крышку со светящимися кристаллами и отверстиями для воздуха, поставил перед ним продолговатую белую посудину с пищей, точно такую же поставил за глиняную перегородку. Закрыв крышку, жук опустился по стеклу в обычное для насекомых положение, посмотрел на Вадима своими сетчатыми глазками, зачиркал усами и приложил одну из своих коричневых лапок на стекло прямо на уровне глаз Вадима.

-Не сегодня,- мрачно произнёс Вадим, направляясь ленивым шагом к кормушке.

Питание было три раза в день, как в санатории, внешне харч выглядел странно, но на вкус ничего, есть можно. Вадим вылизал посудину, ложек нет, вода только для питья. Объяснить жукам, что предпочитал бы принимать ванну почаще, Вадим не смог.

Навалилась сытость и захотелось спать. Если бы не синий сосед, Вадим видел бы уже пятый сон, сейчас же он просто сидел, предаваясь любимому занятию, вспоминал свою прежнюю жизнь.

Четыре года назад он закончил проф. училище, взял в аренду не самый дорогой грузовой звездолёт, получил лицензию и стал космическим почтальоном. Работа не сложная, развозил межзвёздным колониям приветы и подарки, иногда посылки были крупнее. Перед последним стартом он погасил долг по страховке, его статус повысился и за этот фрахт ему обещали очень хорошие деньги. Зачем он свернул к этой звезде? Какая зараза придумала, что последний свет затухающей звезды исполнит заветное желание? Да и какое может быть заветное желание у Вадима? Это с его-то диагнозом. Эх, Барбара. Думал: увижу звезду, расскажу. Не зря же она, там время тратила. Эх, Барбара!

2153 год, население Земли пять миллиардов среднесписочное и шесть с учётом колонистов. Профессия может выбираться, только из рекомендаций, составленных с учётом IQ и диагноза по психике. Говорят: раньше было просто соответствующее здоровье плюс твои усилия по выбору, но с открытием гена исправляющего ДНК, на стадии пред рождения, почти все детские болячки ушли в историю, до срока, который при правильном образе жизни мог быть очень далеко, когда ни один ген уже не справиться. Но на замену болезней тела, словно верные долгу солдаты, пришли болезни души. Атараксия - состояние душевного покоя и невозмутимости. Когда-то, древние, пытались добиться этого эффекта различными способами, от чтения книг, путешествий и самовнушения, до пыток электрошоком и водой. Потом, с легализацией наркотических продуктов, временный эффект достигался очень быстро. Затем их, снова запретили. Смешно: сейчас на дюжину выпускников школы, один придурок с атараксией обязательно найдётся.

В списке рекомендаций Вадима первым пунктом было, космический пилот. Дальше: водитель дальнобойщик, вахтёр, шахтёр и все рабочие профессии. Компьютер никогда не ошибается, убеждали в школе, не нужно негодовать, спорить и что-то доказывать, процесс отработан: в другой отрасли, не указанной в программке, человек не чувствует себя достаточно счастливым. Вадим и не собирался спорить. Первый пункт всегда означал зачисление в училище по данному профилю вне конкурса. Сколько раз глядя на звёзды Вадим мечтал, но не надеялся. Атараксия (отсутствие паники) в современном мире диагноз довольно распространённый, как и другие заболевания психики, классификация которых постоянно добавляется и расширяется, но всё равно считается отклонением от нормы. В школе дразнили: то моллюском, то тормозом. Болезнь, пусть она и была в лёгкой форме, казалось, перекроет дорогу в мир финансовой независимости. Но оказалось чёткая реакция и холодная голова, не терзаемая чувствами, в космосе, самое то. Специальность космический извозчик в уже давно была не особенно крута, не то, что астронавт. Вадим был ленив, а подготовка звёздного первопроходца требовала на много больше времени на обучение и спорт. Программа профтехучилища, натаскала Вадима на владения тремя модификациями космических кораблей, класса Б, одно-пилотных. Курс концентрации и выносливости сдал на отлично. А ещё космопилот должен легко переносить изоляцию от общества. Проще говоря, склонен к одиночеству. Вадим Кравцов был именно таким. Та-та-а-а-м!

Барбара, подруга Вадима, прощаясь, сказала, что его маршрут проходит рядом с Ладис, умирающей звездой.

Папа и мама Кравцовы были людьми верующими. Иконы, молитвы, церковные праздники, крёстные ходы и всё такое.

Они чтили бога и любили сына. Ненаглядное чадо выросло.

Вадик так же как родители верил в бога. Но иконы не покупал, праздники не отмечал, в церковь ходил раз в год или реже, когда боялся, что планы могут сорваться и только с божьей помощью их можно осуществить. Тогда, он приходил в храм и нагло просил. Вадим всегда считал, что бог его любит, а еще он считал себя красавчиком, иногда умным: до встречи с жуками, везучим: опять-таки, до встречи с жуками.

Сияющая исполнительница желания вместо подарка наказала его за гордыню.

Взрыв был мощный, почтовый космолёт затянуло в область называемую «чёрной дырой» (о которой, естественно никто не предупредил) вместе с выброшенной звездой энергией. Вадим не чувствовал боли, просто словно растворился в бесконечности и поэтому очень удивился, когда пришёл в себя. Яркий свет был направлен прямо в лицо. «Операционная», подумал он.

Второй раз Вадим очнулся в коробке и решил, что сошёл с ума. Жук метров под пятнадцать, вынул его, одел в дурацкий собачий комбинезон и, согнув пополам, ткнул голой задницей в большую глубокую тарелку.

Заняться было нечем, поэтому Вадим сидел и часто размышлял. Жуки явно обладают не заурядным интеллектом, но его не понимают. А если не понимают, то считают ли разумным? Было время, когда казалось, да, считают, но это время прошло. Интересно, они единственные мыслящие существа здесь или есть ещё. Жуки сообразили, что без одежды Вадим замёрзнет, хотя, похоже, сами они прекрасно обходятся без неё. Или нет? Комбинезон был довольно комфортабельный, тёплый и не сковывающий движений. Вадим, как ни старался, но так и не смог разглядеть ни одного шва. Казалось, комбинезон был цельный, мелко сотканный или отлитый. Переплетения были не заметны. Промежность Вадим прикрыл куском, который оторвал от такого же по фактуре покрывала, не потому, что сильно стеснялся, просто ходить с голыми причиндалами было унизительно, хотелось крикнуть:- Я человек, не собака!

Гусеница, размером с человека, была без комбинезона. Может модель не подошла? Детородные органы у сокамерника, казалось, отсутствовали. Сильно клонило в сон. На всякий случай Вадим подошёл к перегородке и сквозь отверстие посмотрел на другую сторону. Синий был всё в том же углу. Лужу под ним вытерли, рядом стояла посудина, которую Вадим звал лоток и посудина, которую называл миской.

Вадим ушёл в свой угол, мерзко ухмыльнувшись: жёлтое пятно со стекла тоже отчистили, завернулся в покрывало и заснул.

Барбара смеялась стоя рядом с другим парнем (наверное, Сазонов), на его призыв, никак не отреагировала. Странно, но Вадим словно почувствовал облегчение, а сияющая звезда произнесла: так будет лучше.

Раздался скрежет. Вадим нехотя разлепил глаза и увидел, как перегородка рухнула под тяжестью синего тела, которое тут же взвилось вверх и метнулось в угол.

Вадим, не вставая крикнул ему вслед:

-Подойдёшь на пять шагов, убью.

И снова задремал.

Как они сошлись с Барбарой, он уже не помнил. До неё у него была секс кукла фирмы Тошито и внешне она была намного привлекательнее всех знакомых Вадиму живых девушек. Сто лет назад, какие-то учёные стали настаивать, что психика и мозговая активность женщин после родов изменяется не в лучшую сторону и это повлекло за собой отказы от беременности и повальную «добровольную» стерилизацию женщин. Занятно, стали бы эти учёные так настаивать, если бы искусственное оплодотворение и выращивание зародышей в инкубаторах, не набирало огромный масштаб. Через какое-то время, ни одна женщина уже не походила ни на Аву Гарднер, ни на Ингрид Бергман, да даже Николь Кидман уже никто не напоминал внешне. Иной раз ты даже и не представляешь, что перед тобой женщина, одежда была ярко андрогенная, а обращение по половому признаку было отменено давным-давно. Все были гендеры и обращались друг к другу, не иначе как «чел», сокращённо от человек.

Кукла Тошито имела внешность Одри Хёпберн, Мерлин Монро не было, а Одри была, почти такая, как в своих ранних фильмах. Вадим оставил свой адрес и вечером её привезли. Он заплатил за неё все свои деньги (подработка на космодроме грузчиком), и не пожалел, где-то с месяц она его развлекала, но потом захотелось чего-то нового, живого. Вадим через спутник подключил кукле программу интерактивный секс. Пять минут было круто, но в самый разгар «веселья», что-то произошло на фирме, и милый голос Одри без предупреждения с ходу поменялся на голос Грегори Пека возбуждённо дышащего и клянущегося в вечной любви. Вадим резко охладел к куклам вообще, а фильмы с Одри Хёпберн, все до одного, вычистил из коллекции. Но молодое тело, совершенное здоровье и гормоны требовали разрядки, поэтому он начал посещать вечера «по интересам», там и познакомился с Барбарой.

Сейчас Вадим не особо жалел о Барбаре, а вот о своей коллекции золотых хитов Голливуда, просто страдал, часто закрывал глаза, воссоздавал в памяти образы Мерлин Монро, Джины Лоллобриджиды, Элизабет Тейлор, и мечтал.

-День 546. Планета Х, Вадим Кравцов. Только что наблюдал, как синее существо принимает пищу. Оно ложится на спину и кладет пушистыми лапами еду на живот в слизь, выделившуюся из кожи. Предполагаю, что это слюнные выделения или, что-то подобное, через минуту это месиво впиталось кожей, словно губкой. Возможно, поэтому синего не одели в комбинезон. Из упавшей перегородки собираюсь сделать нечто вроде ширмы.

Вадим нажал на запястье.

Вряд ли, кто-нибудь, когда-нибудь услышит эти записи, но так требовал устав. Диктофон будет включаться даже, когда Вадим умрёт, если найдёт в теле хоть одну единицу энергии.

Господи! Чем я не угодил тебе? Я всего лишь хотел спокойной и счастливой жизни.

Она у тебя была. Сознание ответило на поставленный вопрос. Спокойнее тебя: только чиновник на Марсе перед пенсией. У тебя было прекрасное будущее. Была любящая женщина, которую многие мужчины считали красивой и завидовали тебе.

Многие! Но не я. Зачем я попёрся к этой звезде?! Ведь составленный кем-то, заложенный в навигатор маршрут был выверен до мелочей, можно было всю дорогу спать хоть в гиперчелноке, аж, до свистка «прибытие». Зачем я исправил координаты и решил сделать крюк?

-День 547. Планета Х, Вадим Кравцов. Сперва показалось, что сосед - червяк рехнулся, когда к террариуму наклонился присматривающий за нами жук. Синее существо стало выполнять повторяющиеся движения, похожие на танец, до тех пока: - О чудо! жук не принёс огромную ванну воды. Я ещё не успел сообразить, а мохнатая гусеница нырнула в серый тазик из слюды и начала яростно тереть лапками свою кожу, ставшую, такого странного яркого цвета, ближе к индиго.

Вылезая из воды, мне показалось, что эта тварь окинула меня взглядом превосходства. Ванну убрали не сразу. Я ненавидел этого гельминта-переростка, и очень хотелось помыться, но побороть брезгливость не смог. А может, он ещё и заразный!

-День 548. Планета Х, Вадим Кравцов. Едва синий начал свои странные па, я постарался максимально сконцентрироваться, в момент появления ванны, кенгуриным прыжком преодолел расстояние метра в три и погрузился с головой в воду, обдав фонтаном брызг того, для кого процедура омовения была предназначена. Ещё и постирался с удовольствием. Глаза синей гусеницы, стали в два раза больше, округлились, и стали как фары у первого запорожца, виденного мной в детстве в музее. Но с нетерпимостью у соседа видимо было попроще, потому что он нервно тряся головой, и бросив на меня явно гневный взгляд, несмотря ни на что, забрался в тазик вторым и снова стал скрести свою кожу.

Время остановилось. Человек сидел, синяя особь лежала, свернувшись калачом, у противоположных стен, тупо глазея друг на друга.

Как смешно устроена жизнь, думал Вадим. Брат отца, алкоголик и нахлебник, приезжая в гости донимал всех своими утопическими взглядами на жизнь, дескать, человек-это такое же животное, только с мозгами. А где видели, что бы животное ещё и работало, имеются в виду, разумеется, те животные, которые не были порабощены людьми? Так зачем человеку дан интеллект? Что бы он добровольно всю жизнь пахал, ни сна, ни отдыха не зная? Дядька приезжал в гости: ел, спал, философствовал и мечтал о том, что бы есть, спать, ничего не делать и что бы на него никто не орал, не обзывал забулдыгой и пьяницей. Можно сказать, Вадим осуществил его мечту. Эх, сюда бы ещё те, спиртосодержащие напитки и был бы полный «Аллюр!», как сказал бы дядя Коля, отдавший богу душу, упав на родео с быка, дрессированного и напичканного успокаивающим специально для таких случаев. Не удержался в седле, едва бычок переступил ногами.

-Ну, что синий, устроим завтра родео!- крикнул Вадим в другой конец террариума, ухмыльнувшись, представив, как он пришпоривает голыми пятками синюю плоть изгибающегося соседа.

Сон был чудной. Кругом софиты и в центре бьющийся в агонии таракан, ощущение его паники и беспомощности, а также чувство неизбежной смерти, звучало в голове снова и снова. Вадим проснулся, синяя тварь бросилась в сторону.

-Синий, не подходи ко мне! Ещё раз, и убью без сожаления, а могу и случайно!- Заорал он злобно в соседский угол.

- День 550. Планета Х, Вадим Кравцов. Я не уверен, но мне кажется, что синий очень боится жука. Вытянутое как палка тело начинает дрожать, цвет его кожи приобретает слегка зеленоватый оттенок, как при нашей первой встрече, когда я хотел его избить. Новую перегородку, похоже, нам не поставят.

Самая красивая женщина, это Мерелин Монро, ни одна актриса, ни до, ни после, не смогла затмить её потрясающий шарм. Наверное, всё дело в том, что она предпочла скорую смерть, медленному увяданию. Никто не видел её морщинистой и дряблой. Она не удержалась на краю жизни, там, где молодость переходит в зрелость, и обрела бессмертие.

Вадим закрыл глаза и начал воскрешать в памяти эпизод за эпизодом фильма «Мужчины предпочитают блондинок». И в тот момент, когда богатый и неуверенный нытик надел на палец Мерелин колечко, это произошло.

-Эй, дебил, ты меня понимаешь,- раздалось в голове, словно дополнительным фоном.

Вадим, стараясь не потерять образ красотки, мысленно отмахнулся от психопатического голоса. Но тот и не собирался отвязываться. Совершенно неожиданно, в сознании, вместо обворожительной Мерелин, возник смутно помнившийся комик, в сомбреро и зелёной маске, звонко поющий чик-чики-бум, чик-чики-бум, и отчаянно крутящий задницей в серых брюках.

-Подай знак, что ты меня понимаешь!

-Интересно, как и кому,- мысленно послал пассивный ответ Вадим.

-Открой глаза и посмотри на меня.

Вадим, только чтобы отогнать наваждение, разлепил веки и посмотрел вперёд, ни на что особо не надеясь.

-Правее,- последовала команда.

Перевел взгляд вправо и увидел соседа выгнувшегося, словно американская горка.

-Ну вот, что дальше?

Сознание уже поставило себе диагноз, сил бороться не было, да и не хотелось.

-Нужно, что бы ты дал понять, что понимаешь меня.

-Каким образом и зачем это нужно?- человек попытался объяснить свою незаинтересованность, несколько раз чертыхнувшись.

В голове затихло.

Вадим подмигнул соседу:

-Вот так, синий, я схожу с ума, не повезло тебе.

-Мне с рождения не повезло,- снова раздалось в голове.

-Не понял, синий, ты, что ли?

-Да. А, ты думал кто? Мерелин Монро?

-День 551. Планета Х, Вадим Кравцов. Синее существо вступило в контакт. Орган речи у него отсутствует, поэтому оно общается со мной телепатически. Ему полгода по человеческим меркам, он понимает меня и понимает жуков. Говорит: жуки нашли меня в космосе. Я показался, им интересен, таких - они ещё не встречали. Поэтому, жуки забрали меня на свою планету. На мои просьбы и требования объяснить жукам, что я человек - существо, обладающее высокоразвитым интеллектом, ответил отказом, якобы они не поймут, жуки общаются с помощью усов, крылышек и движений. Его жизненная форма не даёт возможности объяснить, что-то сложное. Он может попросить есть, пить, ванну. И всё! А на мысленные образы, которые синий посылает, они вообще не реагируют.

-День 556. Планета Х, Вадим Кравцов. Пытался втолковать соседу, что если он не объяснит жукам, что мне тоже нужно мыться, то он так и будет нырять в ванну после меня. Смеётся. Говорит, что это не так страшно, как он думал сперва. Послал мне в мозг картинку, где мы оба плещемся в водопаде. Горячие капли, прямо ощутил кожей. До чего натурально!

Вадим встал, с удовольствием потянулся и наткнулся на полный обожания взгляд соседа.

-Иди отсюда, озабоченный червяк-извращенец. И ближе чем на двадцать шагов не подходи,- громко цыкнул Кравцов, гневно тряся бородой.

-А раньше, было пять,- раздалось ехидно в сознании.

-То, было раньше.

Синяя гусеница поковыляла в свой угол, перебирая сначала передними лапами, затем задними, покачивая выгнутым телом из стороны в сторону.

Вот ведь, ...

-День 559. Планета Х, Вадим Кравцов. Странно ощущать в своём сознании мысли и образы совершенно другого существа. Причём в большинстве случаев они складываются на базе моего прошлого, моих полученных знаний и чувств. К тому же сосед определённо знает о жуках больше чем я. Он рассказал и даже наглядно, правда очень запутанно, продемонстрировал картинками с сознания наших хозяев, их историю. Траектория планеты лежала как раз на пути огромной движущейся кометы. Ценой огромного количества жизней своих собратьев, жуки остановили комету. Она осталась на планетарной орбите, превратившись в спутник. И вроде бы всё хорошо, да вот только спутник очень сильно повлиял на экологию.

-Послушай синий, а что им нужно?

-Они вымирают, поэтому собирают в космосе живые организмы и интересные оставляют.

-Мы значит интересные?

-Нет. Не мы, а ты.

-Что это значит?

-Я со спутника этой планеты. Извини, беру слова и ассоциации из твоего и их сознания.

-Понял, продолжай.

-Жуки находят яйца моего вида там, в промёрзлом грунте, и затем их выращивают.

-Для чего?

-Я могу рассказать только так, как понял. Тебя это устроит?

-Я слушаю.

-Я мимикрирующий вид. Они вымирают и пытаются сохранить свою форму жизни за счёт моей. Наши яйца путешествуют в космосе в естественном анабиозе. Попадая на подходящую планету, из него выползает личинка и постепенно ассимилируется с животным миром планеты. Жуки ускоряют этот процесс. Дальше я тебе лучше покажу.

Последующая картина была знакома, бьющийся в агонии таракан.

-Видишь ли, я прибыл на той самой комете и у них ко мне личная неприязнь,- закончил сосед грустно, демонстрируя смерть насекомого во всех подробностях.

-Я это уже видел,- припомнил Вадим и сознанием почувствовал скорбный смешок.

-Я хотел наказать тебя. За ванну.

-Я те, когда-нибудь припомню.

Синий слегка сжался, словно пожал плечами.

-А почему они тебя подсадили ко мне?

-Для совокупления, думали, что я тебе понравлюсь.

- Для чего? Ты мне, что?

-Успокойся, давно уже до них дошло, что я не в твоём вкусе.

Вадим вздохнул. Синий хихикал. Диалог был телепатический, некоторые инсинуации нельзя было скрыть.

-Ты можешь им сказать, что хочешь свободы?

-Да, могу.

-Так скажи!

-Говорил.

-И что?

-И ничего. Они считают, что это для моего спасения, а телепатию вообще не воспринимают всерьёз. То, что я им пытаюсь объяснить, для них ничего не значит.

-То есть?

-Они не считают меня разумным.

Вадим промолчал.

-Тебя они тоже не считают разумным.

Синий его не удивил, но Вадиму хотелось знать: почему жуки не считают его пусть не равным, но хотя бы мыслящим?

-Они не понимают тебя, ты не понимаешь их.

-Но я же не считаю их приматами.

-Почему?

-Потому, что они обладают технологиями, которые способен создать только думающий вид.

-Технологии? Думающий вид? Надо же.

-Что ты этим хочешь сказать?

-Ты до сих пор называешь меня существом. А жуки. О-о, они вид!

-Я всё равно не понял?

-Ты видел их технологии?

-Ну, этот террариум к примеру.

-А, что в нём, такого? В твоём мире очень много видов насекомых, они строят свои дома, возможно похожие на этот, у них есть иерархия, но развитыми ты их не считаешь. Почему?

-Потому что они не развитые.

-А я, по-твоему, развит.

-Ты, да.

-Почему? Потому что мы с тобой общаемся? Мне от роду максимум шесть месяцев, а своими глазами в этой жизни я видел только двух жуков и тебя. Ты, считаешь меня разумным, потому что понимаешь! А они тебя не понимают. С чего они будут считать тебя равным?

-Они возможно нашли мой звездолёт.

-Ну и что?

-Как что? Это значит, мы способны создавать!

-Очень многие виды способны создать то, что им необходимо.

-Но согласись, звездолёт это что-то да значит.

-Ничего не значит. Жукам не нужен звездолёт для передвижения в космосе, и моему виду тоже. Подумай, сколько я с тобой нахожусь? Второй месяц! Ты всё время или большую его часть, думаешь о сексе и о боге. Иногда о смерти. Даже я, не высокого мнения о твоём интеллекте. Вот представь, ты встретился с богом, что ты ему предъявишь в качестве развитого сознания, куклу Тошито.

- Аспид недомерок, выключись!

-Почему?- сосед не унимался.- Ты думаешь, покажешь свой космический корабль, и бог решит: Вадим Кравцов - высший разум. Одумайся! Да, ты летал меж звёзд. Ну и что!? А ещё ты считаешь, что бог создал весь живой мир и вообще всё вездесущее. А если так, то почему ты решил, что ему интересен твой дурацкий звездолёт? Чем, для бога, он отличается от твоей куклы? И то, и другое механизм, и богу совершенно чуждо. Но звездолётом ты гордишься, а куклы стесняешься. Я могу объяснить кое-что жукам, а ты нет, но ты всё равно считаешь, что выше меня в цепочке интеллектуальных индивидуумов. И недостойным даже крупицы уважения.

Вадим явно почувствовал обиду.

-Хорошо, что ты хочешь?

-Хочу имя! Ты всё время меня обзываешь, и мысленная форма этих оскорблений выражается в презрении и унижении ближнего, для ощущения собственного превосходства.

-Больно умный стал, за две-то недели. Помнишь, когда впервые обратился ко мне? - не сдержался Вадим. - Ты назвал меня дебилом. Хочешь такое имя?

-Это не я, это жуки тебя так называли,- быстро увильнул сосед.

- Одно из преимуществ телепатического общения: то, что сразу чувствуется наглое враньё.

Синий растерялся, на него жалко было смотреть.

-Ладно, тебя как жуки называли?

-1327-й.

Вадим почувствовал грусть, боль, страх и даже ненависть, всю гамму чувств сразу. Вадим посочувствовал соседу и тот это, разумеется, сразу понял, так как, перед глазами всплыла дружелюбная морда собаки, пытающаяся лизнуть его в лицо.

-Так, как тебя всё-таки называть?

-Зови Синий, я к этому уже привык. Мне всё равно как ты меня называешь, главное какой смысл ты в это вкладываешь.

-День 570. Планета Х, Вадим Кравцов. Жив, здоров, чего и вам желаю. На счёт психического состояния, не уверен. Могут быть варианты.

-Мозг важнее силы!

-Не знаю, у нас говорят: сила есть ума не надо.

-А это так?

-Не знаю я! Но иногда сила может обойтись без ума, а вот ум без силы вряд ли.

-Поэтому ты считаешь, что если сильнее, то и умнее меня?

-Ну и что?

-Вадим, я властвую над твоим сознанием, но ты, всё равно, считаешь, что можешь мне указывать.

-Во-первых: ты не властвуешь над моим сознанием, а во вторых: когда это я тебе указывал?

-Ты всё время отсылаешь меня в угол.

-Господи! Я отсылаю тебя в-твой угол, что бы остаться в своём. Без тебя поблизости. Ты же ползаешь за мной как хвост, а у людей есть такое понятие: личное пространство.

-Почему тогда, мой угол занимает одну четвёртую площади, а твой всю остальную. Потому: что ты сильнее?! Я знаю все твои мысли.

Вадим усмехнулся, раньше он считал этот вольер огромным. Как же он ошибался!

Сосед не унимался.

-А я ведь могу внушить тебе, - гусеница прогнулась, и её иголки задрожали,- что ты такой же червяк, как я, и ты будешь ползать и шевелить усами.

Моментально подумалось, а вдруг и правда может, но опустив взгляд на свою густую бороду, Вадим решил, что это вряд ли, и услышал весёлое хи-хи-хи, резко мысленно крикнул: - Жуки!

Синий выпрямился, застыл и снова сжался.

-То-то же.

-Я тоже могу тебя напугать.

-Правда? Ну, давай. Удастся, поделим халупу поровну.

Террариум сразу исчез, и Вадима окружили сотни Одри Хёпберн протягивающих к нему руки и губы, некоторые мужским голосом кричали, о чувственных ласках, а сзади полыхал яркий огонь и выхода - не было. Вадим громко рассмеялся:

-И это всё! Ну а теперь мой черёд.

И Вадим резко кинулся вслепую в угол напротив, медлительный сосед не успел увернуться.

-На Земле, есть поговорка: против лома нет приёма.- И сжал вытянувшееся длинное тело.

Вмиг исчезли все Одри, он снова был в стеклянной коробке с обвисшим телом соседа, у которого закатились глаза.

Боже, что он наделал! Паника подкатила к горлу.

-Синий! Синий! Я ведь пошутил!- положив вытянувшееся бесчувственное тело соседа на пол, Вадим попытался прослушать сердце, если оно есть.

В голове снова послышалось уже привычное тихое хихиканье:

-Я же говорил, что знаю, чего ты на самом деле боишься. Марш на свою половину!

-Синий, а о чём ты думаешь, когда не роешься бесцеремонно в моей голове?

Ощущалось, что сосед слегка смутился.

-Не знаю, наверное - о любви?

-О любви?

-Да.

-И что ты о ней думаешь?

-Не знаю, просто хочу.

-Так, все хотят.

-Все? У двух жуков, с которыми я встречался, понятия о любви не существует вообще, есть размножение и этим всё кончается. А, есть ещё ты. Только ты ни кого не любишь.

-Почему?! Я люблю родителей, люблю сестру, дядьку своего любил и старого пса Чепчика. Даже Барбару, сейчас мне кажется, тоже любил.

-Может быть. Я путаюсь в твоих чувствах, и твоя любовь не такая как в кино.

-Так, жизнь-вообще не такая, как кино, Синий.

-День 576. Планета Х, Вадим Кравцов. Синий способен воспроизвести любой фильм из моей памяти со стопроцентной точностью.

-Сегодня в нашем кинотеатре, специально для Вадима Кравцова, транслируется фильм «Некоторые любят погорячее».

-Синий, от себя только ничего не добавляй.

-Пу-пу-питу-пу-у.

Вадим лежал в своём углу. Рядом, положив голову ему на плечо, пристроился Синий. Вадим иногда перебирал пальцами редкий жёсткий ворс гусеницы, и тогда, сквозь диалоги героев фильма, звучало что-то похожее на «Мрррр.»

-День 587. Планета Х, Вадим Кравцов. Сосед говорит, что скоро умрёт. У него подходит время окукливания, как правило, через неделю куколку разрывает и не до конца сформировавшийся жук умирает. В моей голове всё время вопли:

-Вадим не отдавай меня жукам! Я не хочу умереть как другие! Будь со мной рядом!

Столько безнадёжности в этом крике. Странно, но я понимаю его чувства. Пообещал сделать всё, что смогу. Ощущение, что я действительно ему сочувствую. По сути, Синий ещё даже не ребёнок, он всего лишь личинка.

Пытался объяснить, что смерть-это ещё не конец. Синий меня высмеял. Дескать, я верю в помощь того кого никто-никогда не видел? Который создал всё - вездесущее ни имея: ни рук, ни ног, ни даже головы? Снова попытался объяснить, что мне с божьей помощью всегда везло. Бог он везде.

-Я хотел стать космолётчиком. И стал.

-Ну и где ты сейчас. Не был бы лётчиком, был бы дома, наслаждался сексом со своей страшилкой Барбарой. Ах да, забыл, она же красавица, которая решила помочь тебе с заветным желанием! И снова удача?! А самое заветное желание у тебя, знаешь какое?!

-Синий заткнись!

Но тот не унимался:

-Всё твои мечты в этой жизни, об актрисе, умершей тысячу лет назад! Ах да, тебе даже неважно, если она будет напичкана шестерёнками и микрочипами с подогревом!

У Синего началась истерика, редкие волосики-иглы подрагивали на быстро меняющем цвет теле. Не представлялось возможным объяснить ему, что богу не нужно иметь тело, что бы создать мир или вселенную, для этого есть мы - люди. Люди? Дрожащее сознание соседа сильно влияло на мои мысли. Подумалось, а кто мы для бога: рабы, дети, солдаты. Те, кто живёт в созданном богом мире. Живёт, суетится, создаёт, разрушает и в конце жизни ощущает свою беспомощность. Мы - рабы, молящие о милости. Нет. Сознание не соглашалось. И тут пришёл ответ, словно включился, и стало понятно, что он будет звучать всегда. Мы - верующие! Паника Синего усиливалась. Хотелось его успокоить или выгнать из мозга, только вот не получалось. Жаль его было, до боли в груди.

-День 594. Планета Х, Вадим Кравцов. Окукливание началось. Из тела синего выделилась слизь и стала затвердевать. Смотрящий жук хотел забрать коричневую куколку. Время на танцы не было, да и вряд ли у меня бы получилось. Не преуспел я в этом. Поэтому я кинулся с твёрдым намерением вцепиться в просунувшуюся чешуйчатую лапку. Жук в страхе отдёрнулся. Долго смотрел на меня огромными блестящими мозаичными глазами и трещал усами, затем позвал товарища. Они с полчаса таращились на меня вдвоём. Думаю, что шансы, доказать, что я человек - разумный были утеряны окончательно.

- День 595. Планета Х, Вадим Кравцов. Спал в обнимку с засохшим Синим. Боялся, что не услежу. Жуки чтобы меня успокоить, положили в террариум мой видео-шлем. Без электропитания толку от него никакого, но я всё равно рад. Может, есть надежда, что где-то пылиться мой звездолёт.

-День 596. Планета Х, Вадим Кравцов. Спал тревожно. В одной руке шлем, другая лежала на мумии. Жук снова сделал попытку убрать Синего. Я его облаял, он убрался. Всё равно, договорится: шансов не было, никаких.

-День 608.Планета Х, Вадим Кравцов. Попытки забрать Синего прекратились, что-то у них не срослось. Целый день на нас пялились, то одни жуки, то другие. Синий, как-то сказал, что куколку разрывает через неделю, но это могло быть время в понимании жуков, фиг его знает, сколько это по-нашему. Надеюсь, повезёт, и Синий выдержит, преобразуется в жука, объяснит обретённым братьям, что мне нужен мой звездолет, и я улечу домой. Господи, сделай так, что бы Синий выжил! Бог с ним, со звездолётом, главное пусть Синий справиться! Я не хочу остаться один! И не хочу другого синего!

-День 623. Планета Х, Вадим Кравцов. Приснилось, что коричневая засохшая фигня разрывается, из неё вылезает длиннющая синяя змея и начинает накидывать на меня своё длинное тело на манер лассо.

Проснулся: по сухому боку мумии пошла трещина.

Стиснув шлем, жду, повторяя:- это будет уже не Синий. Есть намерение треснуть по тому, что покажется из этого саркофага. Разумеется, если это что-то проявит агрессивность.

-Утро, день 627. Планета Х, Вадим Кравцов. Простите, за отсутствие записей. Было не до комментариев. А, те, звуки.... так я, решил, спортом позаниматься... как-то так.

-Здравствуйте, папа и мама Вадима, мы теперь вместе и....

-Ева, уйди, это по работе.

Вадим нажал отбой, но мысленно продолжал рассказ.

Фу, теперь вроде очухался. В общем, когда первый кусок куколки отвалился, женский голос изнутри потребовал:

-Вадим помоги мне! Неужели самому трудно было догадаться?

Шлем выпал из рук, и я кинулся выполнять команду. Чувствуя волну внизу живота, словно изголодавшийся терьер, я, ошалевши, отламывал скорлупу кусок за куском, царапая до крови руки. Через минуту моему взору предстала прелестная бабочка, в образе молодой Нормы Джин, внимательно поглядев на меня, она произнесла:

-Не смотри на меня. Я голая.

Боже, из каких закоулков моей памяти она выудила это! И, о да! Ты, голая!

С щемящей тоской я смотрел на свою соседку.

-Мне нужно новое имя,- произнесла дива голливудской внешности.

-Синий... то есть Синяя...Мерелин.

-Нет не Синяя, и не Мерелин, и даже не Бабочка! Имя, Мерелин Монро, искусственное и мне совершенно не подходит.

-Вроде у неё настоящее, какое-то было, Норма, по-моему.

-Нет, оно даже ей не нравилось и я тоже не хочу.

Вырвалось имя Барбара.

-Ни за что, только не это!- гнев залил красной волной всё тело девушки, от корней волос до кончиков пальцев. Она схватила в кулачок бороду мужчины и с яростью посмотрела ему в глаза.

Вадим равнодушно пожал плечами, он не особенно разбирался в женских именах, знал только имена актрис. Посмотрел на девушку. Она была такая чистая и нежная.

-Какое хочешь имя?- спросил, разгибая тоненькие девичьи пальчики и освобождаясь из захвата.

Она задумалась на секунду.

-Хочу быть Евой.

В принципе: не удивила, не прельстившись ни одним Голливудским именем, а выбрав именно то, относительно которого Вадим был категорически – против.

-Тогда!- девушка твёрдо поставила ультиматум, уперев руки в бока и выпятив грудь. - Это прекрасное тело умрет с горя (потому, что Ева очень любит Вадима!) в невинности.

Эта.... визави, первая женщина, пусть и не сотворённая из ребра Вадима. А почему, собственно говоря, нет? Кто его знает? Вадим посмотрел на девушку. Перевёл глаза на себя, вниз, туда, где обрывок покрывала быстро менял своё положение. Ладно, Ева, так Ева. Очевидно только одно: она создана для него.

Они лежали на покрывале разомлевшие и насытившиеся друг другом.

-Знаешь, у Мерлин, есть фильм?

-Знаю, «Всё о Еве».

Вообще-то, Вадим хотел сказать какую-то фривольную чушь, о которой тут же забыл, радостно осознав, что теперь его мысли, не так доступны как раньше.

-Я считаю это лучший её фильм, - продолжала девушка.

-Почему это?- на этот счёт у Вадима было явно другое мнение.

-Только эта роль не принижает женщину рядом с мужчиной.

О, как! Похоже, разговоры о равноправии во вселенной никогда не прекратятся.

-День 650. Планета Х, Вадим Кравцов. Подсадили ещё трёх синих личинок. Поведение, которых, уже совсем другое. Более наглое. Той, что повыше сказал: будешь Ава Гарднер, средней Рита Хейворт, маленькой Сальма Хайек. Предвкушаю, что-то интересное. Боже, спасибо! Это будет Рай!

-День 651. Планета Х, Вадим Кравцов. Сижу в видео-шлеме в карцере, больше похожем на нужник. Сварганил из глиняной ширмы, которая в первоначальном варианте служила перегородкой, только так у меня в голове нет воплей трёх будущих баб и в ушах ещё одной, которая всё время: либо ругается и затем плачет, либо чего-то от меня хочет и снова плачет.

-Вадим, открой! Кому говорю!

-Ева, я хочу побыть один!

-Сколько можно?

-Сколько нужно!

Она колотила в стены и ругалась в бессильной злости.

Вадим держал зажатый в кулак картонный засов на импровизированной двери.

-Занято!- рявкнул он гневно.

Хорошо, что Ева не такая сильная, как женщины в его мире, а то бы она эту перегородку разнесла на мелкие кусочки. Гневные выкрики превратились в звуки, которые издаёт котёнок просящий взять его на руки. Хорошо, что её сила в красивом личике, высокой груди и потрясающей заднице. И в чём то ещё. Тёплая волна взмыла к горлу, и пальцы сами разжались, выпустив картонные хлястики.

-День 755. Планета Х, Вадим Кравцов. Подсадили ещё семерых гусениц. Слава богу, они донесли до Синатры, что я вынашиваю планы его убийства, из-за стонов на манер пения. Он заткнулся, чему я очень рад. Думаю приучить Френка к игре в шахматы. Ева смеётся, говорит один из новеньких, обязательно будет Шоном Коннери или Ричардом Гиром.

- День 848. Планета Х, Вадим Кравцов. Жуки не успевают за нами убирать, одежда только на мне, за еду уже дерёмся. Ева беременна. Открываю глаза - голый Голливуд в навозе. Всерьёз подумываю о том, как бы уменьшить популяцию в нашем гадючнике. Гусеницы от меня расползаются, едва снимаю шлем, поесть, что-нибудь, из оставшегося. Ну и хорошо, от греха подальше! Смешно, они так же семенят в разные стороны, когда сверху спускают огромный бассейн.

- День 863. Планета Х, Вадим Кравцов. Жуки принесли коробку и вытряхнули кучу новых синих. Ферма видимо работает днём и ночью. Хотелось, чтобы среди них была девушка похожая на Хему Малини, полнотелую индийскую актрису. Людей загнали в освободившуюся коробку. Ничего не смог сделать. Голливудские в испуге жались к друг другу. Визжали, что они уже отработанный материал и поэтому всех обязательно уничтожат эти хитиновые, лупоглазые убийцы. Но нас всего лишь выпустили во внешнюю среду. На свободу. Ошалел, ноги подкосились. Боже, как хорошо! Встал, осмотрелся. Фауна похожа на нашу - Земную. Потрясающее место, лесной массив от обители жуков с одной стороны отделяет стена похожая на прозрачное крыло насекомого или засохшую паутину. Решил пока её не трогать, вдруг рядом находится паук, соткавший эту ограду. Сторона жуков походит на безжизненную песчаную пустыню, и там, вдали видны верхушки гигантских конусов. Я назвал их муравейники. А лес такой яркий, живой, стрекочущий. Подобный, видел только в кино.

Вадим сдавил запястье.

-Нам нужно где-то жить, - ныла Ева.

-Хорошо, сейчас, что-нибудь поищем,- согласился Вадим.

Обернувшись, он увидел, что люди собрались вокруг и выжидающе смотрят.

Голый Голливуд в каменном веке.

-Нам нужно найти воду, - сказал Вадим.

Все кивнули.

-Посмотрите кругом, - возможно команда прозвучала резко, но очень раздражало, что народ выбрал его заглавного в общине.

Эти жуки настругали человечков и решили, теперь Вадим будет заботиться: об этих - из личинок? До конца своей жизни?

Наверное, так и есть. Теперь эта колония его семья. Но он никогда не о ком не заботился. Он не знал, как это делается. Он не хотел ни о ком заботится!

Вадим снова оглянулся. Лоуренс Оливье, вылупившийся позавчера, потрясая тушкой уже убитого животного похожего на хорька, гордо хвастался ловкостью, восхищённой Бетти Броснер. Поодаль, Тони Кёртис и Рита Хейворт пытались добыть огонь, крутя в ладонях палку. Мимо прошла съежившаяся Софи Лорен. Оглянувшись на Еву, Вадим осознал: они все мёрзнут. На женщинах из одежды, только на бёдрах мизерные лоскутки из разодранного на всех покрывала. Он стянул собачий комбинезон и надел на свою беременную женщину, упирающуюся и визжащую.

-Так лучше будет,- твёрдо сказал он и шлёпнул Еву по голому заду.

Она насупилась, но почувствовав тепло, улыбнулась и обняла Вадима.

-Я есть хочу.

-Понял. Сейчас, что-нибудь придумаем.

Огонь у Кёртиса никак не загорался, а парень был силён и ловок.

Вадим снял свой шлем и слегка сожалея, стукнул его о ближайший камень. Увеличительным стеклом из объектива и последним лучом солнца Вадим разжёг костёр.

В багровом свете своего первого заката голливудские сидели, обнявшись и пели «Кумбайя», стараясь не обращать внимания на раздающийся из кустов нервный хохот. Когда зазвучало «Взвейтесь кострами синие ночи....» Вадим Кравцов, пилот почтового космолёта класса Б (улучшенный) не выдержал, выскочил из кустов и кинулся на паутину, стал ломать её в злобной ярости. Паук не появился. Наступила ночь и в пустыне над муравейниками засияли звёзды. Вадим поднял глаза к небу.

-День 964. Планета..,-Это невозможно! Ночью я смотрел на звёзды, которые видел тысячу раз. Созвездия Малая Медведица, Волопас, и Полярная звезда, они точно там, где были всегда. Не может быть двух одинаковых вселенных. Не понимаю, может параллельный мир? Судя по звёздам, сейчас Май.

-Вадим, ты плачешь?

-Да, Ева, я плачу. Я понял, что лишился всего, всех и навсегда.

-А ты вспомни свои самые счастливые моменты и по крупицам переноси их в последующую жизнь.

Откуда это? Что-то знакомое.

Эти слова сказала, его первая учительница, когда пришла на последний звонок их класса. Тлеющий уголёк надежды полыхнул теплом. Может он и лишился всего, но не всех. Они всегда будут с ним. А счастливые моменты! Самые счастливые были те несколько дней в террариуме, когда они с Евой были одни и ничего вокруг не существовало.

-Я люблю тебя, - прошептала Ева, обняла руками и прижалась лицом к его шее. - А ты?

Женщина напряжённо замерла в ожидании ответа.

-Я вчера глядел ночью на звёзды и хотел их ненавидеть, но не смог. Они прекрасны. Можно отвернуться, злясь, что они слишком ярки или слишком тусклы, но дорогу ночью, осветят только они. Ева - ты моя Звезда!

Ева встала, отошла, схватила валяющуюся здоровую палку, каким-то чудом не попавшую в костёр, и со злостью переломила её об колено. Развернулась и гневно вспыхнула:

-Ты не ответил! Звезда! Так, звёзд миллиарды-и все они красивы!

Вадим посмотрел в её, моментально покрасневшие от обиды и выступивших слёз глаза, и его стальные, как он всегда считал нервы, превратились в струны.

-Так, путеводная одна. И если потеряешь её из виду, всё, заблудишься.

Слёзы вмиг просохли, и Ева с визгом бросилась ему на шею. Когда-то в выпускном классе он выучил четверостишие Омара Хайямы, чтобы произвести впечатление на одну из одноклассниц, но так и не прочёл. Слова сами полились в ухо любимой женщины.

Небо-пояс загубленной жизни моей,

Слёзы падших - солёные волны морей,

-Ева, перестань, я не готов, у меня не то настроение, Ева, Ева, Е-в-а-а-а.

Рай-блаженный покой после страстных усилий,

Адский пламень - лишь отблеск угасших страстей.

Приблизительно, через час Вадим снова вернулся к исходной точке, положения тела и сознания, с той только разницей, что сейчас он не мог понять, ему слишком хорошо или слишком плохо.

Что делать? Вадим совершенно не знал.

Подошел, совершенно юный, Керри Грант и голосом Кравцова старшего сказал:

-Вера для ищущего вечна, а жизнь всего лишь проверка. Так примем её достойно и спокойно, чтобы ни случилось.

-Вот спасибо! Именно этого мне не хватало для полной гармонии, - обреченно и мрачно поблагодарил Вадим парня.

Керри Грант, не уловил едкость, довольно кивнул и весело побежал в сторону такой же молодой, Вадим не смог вспомнить имя актрисы.

Странно: но, фраза, прозвучавшая из уст мальчишки столь пафосно, и смешно- помогла. Отец, так ясно вспомнился, словно направлял лично: - Начни делать, что-нибудь, не бойся. Ты им не творец и не отец. Ты всего лишь донор. Обвинять за ошибки они не станут, они поймут.

Вадим поднялся на ноги и наконец, пошел к огню.

Мужчины снова поохотились. Тушки жарились на огне. Вчерашние гусеницы быстро возвеличивали себя над остальным миром. Познав убийство на практике, и сложив с ним свой страх перед жуками, народ требовал защиты и определённости. Все сходились во мнении, что с этого места нужно уйти. Ждали только согласия Вадима, но оно не было решающим. Они всё равно бы ушли.
Вадим был не против, необходимо было много чего выяснить и сверить. Есть вещи, которые иногда не меняются даже за миллион лет. Нужно было изучить горные массивы и породы, источники, деревья. Лишь было одно, дело. Вадим ни секунды не сомневался, что через, какое-то время прибудет следующая партия людей из личинок. Возможно, их выпустят сюда.

Прикатив валун под ближайшее у затухшего костра дерево, углём нарисовал солнце, затем длинный луч, проходящий сквозь овал (линзу) и внизу три остроконечных лепестка (типа огонь). Авось поймут. Острым краем куска пластмассы от видео-шлема, на коре дерева он нацарапал стрелку вниз, где закапал между корней увеличитель со второго окуляра и воткнул яркий пластик, как метку. В сознании возник, почти забытый, образ Барбары. Она ехидно ухмыльнулась и исчезла.

Ближе к полудню отряд из пятнадцати женщин и девяти мужчин отправился вглубь леса. Подальше от жуков.

0
388
16:35
+1
У меня на конкурсах было что-то навроде аксиомы: если произведение написано безграмотно, с множеством косяков, то у него не может быть интересной задумки, продуманного сюжета, психологической проработки.

Так вот, этот рассказ опровергает данную аксиому. Он написан безграмотно. Просто чудовищная, пещерная безграмотность чуть ли не в каждом предложении. Здесь герой надевает на свою даму комбинезон и после этого хлопает её по голой заднице. Здесь «ться» и «тся» вечно перепутаны и много чего такого.

Но видно, что у автора есть дар рассказчика и фантазёра. Ему удаётся гармонично развивать сюжет, менять планы (напрочь забывая выделять всё это хоть какими-то знаками препинания), вплетать по ходу фирменные фишки, да и задумка — далеко не банальная. Да просто классная задумка!

Если учесть, что, судя по недоработанности, этот текст — одно из первых творений автора, то думается, попытке к десятой, когда добавится опыт, а ещё вычитка и коррекция — должно получиться вообще что-то мегаэпическое!
19:41
+1
По поводу комбинезона и голого зада: я так поняла, что комбинезон был собачий, то есть с вырезами на причинных местах)
Вообще я сначала подумала, что это фанфик по повести Стругацких «На борту Летучего Голландца», где герой таки согласился на положение животного ради харчей) Но нет, все оказалось веселее и бессмысленнее)))
09:23 (отредактировано)
+1
В моём понимании комбинезон — это штука, переходящая из штанов в куртку. Как можно переходить из штанов в куртку, минуя задницу? — вот вопрос. Если имеются в виду передние лапы собаки, то на их месте у человека растут руки, и тогда такой «комбинезон» называется свитером
10:57
+1
Да нет же! Автор специально сделал акцент на то, что жуки не считали его разумным и способными оголять нужные места для эээ отправления естественных потребностей. Ему пришлось даже отдельно кусок ткани приспособить, чтобы прикрыть зад.

Промежность Вадим прикрыл куском, который оторвал от такого же по фактуре покрывала, не потому, что сильно стеснялся, просто ходить с голыми причиндалами было унизительно, хотелось крикнуть:- Я человек, не собака!
14:01
+1
Я понял, что собачий комбинезон — это очень сложная, почти непостижимая вещь!
14:57
+3


Это просто комбинезон с вырезом на заднице, только и всего)))
07:16
+1
Сначала я была в ужасе от жуткой безграмотности. Потом про грамматику забыла: мне стало любопытно, рассказ очень напомнил Булычевскую «Половину жизни», там героиня тоже жила с разумными трепангами в клетке у неразумных хозяев. Рассказ хорош ровно до того момента, как в нем появляется женщина. Удивительно просто, насколько плохо и шаблонно тут прописаны женщины, все поголовно голые, с этими странными истериками, задницами, какие-то пустоголовые все. Автор, ну неужели у вас в окружении все тетки тупые?
Ладно, оставим теток. Концовка в стиле «Моисей выводит евреев из Египта» тоже отдает патетикой.
А вот за первую половину рассказа ставлю плюс. Может быть, вы когда-нибудь захотите переписать этот рассказ без клубнички и библейских сюжетов, я тогда его с удовольствием перечитаю.
Загрузка...
Xen Kras №1