Илона Левина

Эпоха сочных плодов

Эпоха сочных плодов
Работа №145

Стоящее в зените солнце щедро поливало лучами бескрайние поля. День выдался жарким. Ни одного облачка не было видно на голубом небе. Потрескавшаяся земля давно просила воды, но в это время года дождь — редкое событие для этих мест. Скудная местная растительность пожухла и выглядела малопривлекательно. Воздух струился и казался тягучим от полуденного зноя. Возле длинного приземистого сооружения, спасаясь от палящих лучей, притулилось десятка два ребятишек в возрасте от десяти до пятнадцати лет. Загорелая до черноты, кое-как прикрытая тряпьём, кожа, огрубевшие ладони, стёртые до крови пальцы говорили о выполнении тяжёлой и изнуряющей работы. В обеденную получасовую паузу каждый из них пытался укрыться на небольшом пятачке тени подле стены деревянного барака. В основном все молчали, лишь изредка перебрасываясь парой-другой, ничего не значивших фраз. К большой фляге с водой, в очередной раз, подошёл один из пареньков. Не спеша, утолив жажду и выпив дополнительную кружку воды впрок, повернулся к сгорбленному старику, сидящему возле двери на штабеле пластиковых поддонов:

— Дедушка, а расскажи нам какую-нибудь историю.

Тот чуть скосил глаза в его сторону:

— Да вы уже слышали всё, что я знаю. Откуда я возьму что-то новое.

К фляге начали подтягиваться и остальные. Им было всё равно, что слушать, лишь бы отвлечься от окружающей действительности. Со всех сторон послышались просящие голоса:

— Ну, расскажи! Хоть старое. Что-нибудь о прошлых временах. А то скоро опять в поле.

Старик посмотрел на них, ухмыльнулся беззубым ртом:

— Ладно, ладно, рассаживайтесь. Расскажу я вам о Дне Великого нашествия и о том, что ему предшествовало.

Слушатели начали устраиваться поудобней. Они уже слышали эту историю, как и многие предыдущие, но старик каждый раз рассказывал всегда по-разному, с многообразными дополнениями и деталями, так что, зная истории в целом, они вслушивались в мелочи, стараясь запомнить их, дабы при случае, передать другим.

Старик закрыл глаза, словно пытаясь увидеть перед глазами нить повествования, прислонился спиной к рассохшейся стене и не торопясь, начал:

— Эту историю я услышал от деда. Ему её рассказал его дед, знавший этот День, потому что был свидетелем его... Но начну с более ранних времён. Звёзд на небе бесчисленное множество. Их невозможно сосчитать, обязательно собьёшься. Но не у каждой звезды есть планеты. Нам повезло, у нашей звезды их много. В их числе — раскалённые, где плавится любой, самый огнеупорный металл и даже камни превращены в жидкий, бурлящий океан. Есть холодные, безжизненные, покрытые толстым слоем льда. Раньше, много раньше, чем наступил День, люди жили и на других планетах. Но только здесь, — дед постучал ногой по спёкшейся глине, — можно жить, не защищая себя скафандром, дышать естественным воздухом и не строить герметичные дома, с защитой от космических неприятностей. У других звёзд таких планет, как наша очень и очень мало. И для того, чтобы отыскать похожую люди проводили в поисках десятки лет. Ну, а когда таковая планета находилась, она сразу же становилась объектом заселения. Ведь людей было много-много, им уже не хватало своей родины, а жить на других планетах нашей звезды — тяжело. Вот и летали Искатели планет от звезды к звезде, подыскивая для людей новые дома. И вот, задолго до Дня, один из кораблей Искателей обнаружил у далёкой жёлтой звезды, а надо сказать ребятишки — каждая звезда имеет свой цвет. Наша жёлтая. Есть голубые звёзды, белые. Вы не смотрите, что отсюда они кажутся практически одинаковыми, для этого нужно подняться выше всех облаков, туда, где нет воздуха, где они висят в полной чёрной пустоте, точно на тонких нитях невидимого кукловода…

Старец мечтательно посмотрел в небо, словно пытаясь сам увидеть Вселенскую кукольную постановку. Один из мальчишек дёрнул его за рукав, возвращая к действительности:

— Мы всё равно не сможем это представить, дедушка.

— Да, да, внучек, я немного отвлёкся. Так вот, один из Искателей открыл несколько планет. Одна из них — практически такая же, как и наша. Суша и океаны, реки и острова, ледники и леса. Но самое главное — воздухом планеты можно было дышать, воду — пить, а животных — есть. Искатель недолго находился на той планете, он торопился назад — рассказать об открытии. По праву первооткрывателя дал ей название — Шурр. Так щебетала первая попавшаяся ему на глаза тварюшка. Имя Искателя забылось, но это не важно, важно другое — к планете потянулись корабли с людьми, решившими обосноваться на ней, пустить корни, получить кусок земли, обустроить её по образу и подобию своего предыдущего дома. Они прилетали целыми семьями, строили жилища там, где им нравилось, создавали поселения. Прокладывали дороги, закладывали шахты, добывали полезные ископаемые. Землепашцы сеяли зерно, сажали растения, которым понравилась плодородная почва Шурра. Некоторые стали животноводами — разводили домашнюю птицу и скот, приручали местных животных. Кто был строителем — строил дома, кто добывал руду — остался шахтёром. На Шурр прилетели и ученые — изучить и обследовать новую планету.

Жизнь шла своим чередом, когда в один из обыкновенных дней, несколько учёных пришли к выводу — небольшие, около полуметра в холке животные, являются разумными! Шуррлики, которых люди разводили на фермах и использовали в пищу, невзрачные шуррлики, которые постоянно, что-то щебетали и скрипели своими хитиновыми челюстями — являются настоящими хозяевами этой планеты! Они могли говорить, существовало общественное деление, и имелись города — колмены. Учёные постепенно научились понимать их язык, вступили в контакт и узнали — основная часть шуррликов, живёт в глубине материков, в пустынных местностях, на живой почве-вьюне, которая и даёт возможность строить Колмены и выращивать основную пищу — сочные, буро-зелёные зеликсы. Учёные поняли — шурр-личинка путём мутации может превращаться в другие, более сложные формы шурр-жизни. Открытие учёных не сильно обрадовало колонистов, так как звездолёты продолжали прибывать, высаживая из своих трюмов всё новых и новых поселенцев. И вот люди, стали целенаправленно выживать шуррликов с их исконных территорий. Уничтожать вьюн и личинок, а взрослых особей размещать в специальных резервациях для истребления. Учёные тщетно боролись против уничтожения этой цивилизации. По крупицам собранная информация складывалась в единую картину. Им открылась ужасная правда этой планеты. Она не была для шуррликов родной. Они заселили её за несколько десятков лет до открытия Искателем. Шурр-королева оставила на планете личинки, и космический флот отправился дальше в поисках других пригодных для заселения планет и расширения владений Империи Шурр. Найденные в Колменах материалы поведали — имперский флот всегда возвращается — Королева должна ещё раз почтить новую территорию своим присутствием и осуществить переход планеты на более высокий уровень развития. Раса шуррланиан очень древняя. Даже изначальные записи не могут назвать их истинную родину. Эти космические кочевники осваивают пригодную для жизни планету и постепенно оплетают её вьюном полностью. Когда это происходит, то они отправляются на поиски новой. И так происходит уже миллионы и миллионы лет.

Большинство колонистов не поверили в эти, как они называли, «сказки». Наделённые властью не собирались что-либо предпринимать. Правда, учёные передали собранную информацию на родную планету, с просьбой направить военный флот к Шурру, для охраны новой территории, но люди отнеслись к сделанному «открытию» слишком беспечно. «Что могут сделать эти маленькие шуррлики? — спрашивали они, и сами же отвечали: — Попасть к нам на стол!».

Старик снова грустно посмотрел на безоблачное и ясное небо. Дети притихли, ожидая продолжения старого сказания. Переведя дыхание и собравшись с силами, старец продолжил:

— Зря они так думали. В один из жарких и солнечных дней, в вышине атмосферы, послышался гул. Постепенно он нарастал и начинал напоминать раскаты грома. Люди смотрели в небо и не понимали, что происходит. Вдруг, огромная, многокилометровая туша, закрыла солнце планеты и все с ужасом увидели, что сверху опускается уродливая и непривычная человеческому глазу конструкция. Её сопровождала стая кораблей поменьше, гораздо более манёвренных и скоростных. Тысячи планетолётов затмили солнце планеты, и они всё опускались и опускались. Сотни юрких кораблей-разведчиков разлетелись по всем направлениям. Люди поняли — прилетел тот самый «сказочный» флот. Учёные направились к севшим кораблям — постараться объяснить Королеве, что здесь произошло, и попытаться наладить контакт.

Старик закашлялся, зачерпнул воды, медленными глотками выпил её, вытер рукавом губы и продолжил говорить с горечью в голосе:

— Они и погибли первыми… Им не дали ничего объяснить. Начался́ ад! Люди, привыкшие к безобидным шуррликам, увидели иных представителей Империи Шурр. О! Они были свирепы, кровожадны и ужасны. Трёхметровые скорпаликсы — увеличенная копия шуррлика — мощными челюстями разрывали на части любого, кто встретится на пути. С изогнутого зубчатого хвоста, то и дело срывались струи ядовитой жидкости, прожигавшие насквозь и металл и камень. Впереди строя скорпаликсов наступали огромные шестиногие гигаликсы с метровыми серпами челюстей. За один взмах человек оказывался перекушенным пополам, а хитиновая броня этой твари выдерживала прямой выстрел тяжёлого вооружения. Небо было завоёвано юркими перепончатокрылыми асесинами. Вместе с ними, в небе парили карселеры, неповоротливые, медлительные — обладая колоссальной огневой мощью, они методично разрушали города, посёлки, строения. С каждым днём следы человеческого пребывания на планете уменьшались, а серо-зелёный покров вьюна всё шире и шире опоясывал поверхность. Люди перестали сражаться. Они пытались укрыться и выжить в этом аду. Лишь десятая часть из всех находящихся на планете смогла спрятаться от смерти, но лишь для того, чтобы попасть в рабство к её новым хозяевам. Постепенно шуррланиане перестали охотиться. Шурр-королева почтила своим присутствием новую колонию Империи. Её корабли поднялись с поверхности, и ушли в космос искать новые территории для заселения.

Рассказчик замолчал, глядя на чёткую линию горизонта, в которую упирались бескрайние серо-зелёные поля. Человеческому глазу не за что было зацепиться на их поверхности. Только отдельные бугорки приземистых бараков, идентичных тому, возле которого они сидели, коробили, через определенные интервалы, гладкую, как стол, поверхность.

— А дальше, что дальше? — тихо произнес один из слушателей, который прекрасно знал всю эту историю, но всегда хотел услышать другое окончание.

— Дальше? — старик вздрогнул от звука своего голоса. — Точно об этом никто не знает. Скорей всего Земля всё же направила к Шурру космический флот и при подлёте к планете его разбила взлетевшая армада Империи. Бо́льшая часть земных кораблей была уничтожена, некоторые попали в плен. По-видимому, от их экипажей шуррланиане узнали про нашу планету и направили имперскую армаду к нашему Солнцу. Несколько десятков лет шла война за независимость Земли. Люди сражались за свою Родину. Сражались и умирали в неравных схватках. Какие грандиозные битвы шли по всей Системе! Земляне яростно отстаивали каждую планету! Неистовая битва на Рубеже, после которой пришлось отступить... Контратака земных сил у Сатурна, победа при Нептуне! Каждый человек понимал — он борется за своё право на жизнь, за свободу. Казалось, ещё одно усилие, ещё одна генеральная битва и наступит перелом. Но пришли чёрные дни. Поражение следовало за поражением. И вот уже люди дрались на последней линии обороны. Защищали саму Землю. И наступил День Великого нашествия… Полчища шуррланиан высадились на нашей родной планете, уничтожили цивилизацию, смели своим оружием всё, что попалось им на пути. Превратили Землю во вьюн, а оставшихся в живых людей — в рабов.

На глазах старика блеснули слёзы. Последние слова он произнёс хриплым, сдавленным голосом. И хотя эту историю детвора слышала уже несколько раз, все находились под её впечатлением. Через несколько минут раздался слабый, полный слёз и горечи вопрос:

— И что, дедушка, неужели так будет всегда?

— Нет внучки, конечно нет. Но ещё не скоро наступят лучшие времена. Несколько поколений сменится, прежде чем наступит день, когда вся Земля будет опутана вьюном и шуррланиане уйдут с неё, чтобы найти для себя новую планету, и тогда уцелевшие люди начнут строить новую жизнь. Возрождать былое величие Земли. Старые легенды, которые рассказывал мне мой дед, гласят — на Марсе, в городах под его поверхностью, должны остаться колонисты, заселившие его до порабощения нас Империей. Ведь шуррланиане не любят планет без кислородной атмосферы. Может быть тогда, когда они бросят Землю, как выжатую половую тряпку, Марс протянет нам руку помощи, и совместными усилиями мы построим новую цивилизацию, основанную, с учетом наших ошибок и преступлений, на равноправии и братстве, без геноцида и притеснений.

Над горизонтом появилось несколько точек и, паря над поверхностью, стали медленно приближаться к бараку. Старик не спеша, поднялся:

— Ладно, ребятишки, отдохнули, послушали сказок и хватит. Вот летят хозяева, давайте поднимайтесь и в поле, а то если не выполним дневной нормы, останемся без еды, — и слегка повысив голос, поторопил лениво поднимающуюся детвору. — Вперёд, за работу!

Разобрав плетёные корзинки, глядя, на направляющихся в их сторону карселеров, ребятня устало и неохотно поднялась с земли и с чувством глубокой ненависти к этим тварям, направилась продолжать изнуряющую работу.

Старик, посмотрев на приближающихся тюремщиков, чуть слышно вздохнул, кряхтя, нагнулся и, подняв с земли, положил в металлический контейнер, выпавший из него сочный буро-зелёный зеликс.

©

+1
314
17:26 (отредактировано)
Ох, вот люблю я такое. Но! Тут существенное большое «НО».
Автор, ну почему вы сделали свой рассказ просто пересказом событий? Так он теряет всю живость и динамику. Почему нельзя было то же самое сделать в реальном времени? Да. сложней бы было. Но вы представьте как могло получиться! А так это синопсис.

(может потом перепишете? спрашивает с надеждой)
Mik
12:33
Здесь могу только согласиться с предыдущим комментатором. Краткий пересказ истории устами старика. В чем смысл построить рассказ именно так? Причин не видно, кроме одной: так проще. Хотя, раз уж захотелось ввести в историю старика и его рассказ, то можно было хотя бы не все пересказывать, а вставлять периодически зрелищные воспоминания старика. Например, старик — бывший пилот, и лично помнит, как все это происходило. Или старик — бывший член правительства, и подписывал документы о капитуляции, и поэтому его оставили в живых, но память о предательстве не даёт покоя, и он вновь и вновь рассказывает свою историю, словно подыскивая причины и оправдания. Но в рассказе старик — это просто старик, а рассказ — пока всего лишь пересказ. Верю, что автор может лучше.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1