Анна Неделина

Глотка дьявола

Глотка дьявола
Работа №150

Пошлая, заурядная простуда грозила разрушить мечту Лены: спуститься под землю и исследовать пещеру, которую она сама нашла. Кто-нибудь пробовал найти новую пещеру под боком у мегаполиса по имени Санкт-Петербург?.. — То-то же. Правда, команда отправлялась всего лишь на разведку, и все с сочувствием во взоре уверяли, что завтра будет самое настоящее открытие пещеры, официальное. А сегодня — «так»: проверить, не обманка ли вместо пещеры, нужен ли акваланг для погружения в подземные воды и другие мелочи. Но разве тёплые слова утешат первооткрывателя, у которого болит горло, течёт нос и слезятся глаза?

Всего несколько дней назад Лена обзвонила своих новых друзей с радостным криком: «Я нашла новую дыру!», и команда спелеотуристов или кейвингистов «Матрица» согласилась спуститься в найденную ею пещеру.

История поисков достойна опубликования. Известны практически все пещеры Ленинградской области, и обнаружить ещё одну так же легко, как в неэлектронный телескоп увидеть неизвестную астрономам комету. Но Лена поставила перед собой цель и добилась её. Свободными днями и вечерами рылась она в интернете, чтобы по тэгам выудить информацию с ключевым словом «пещера» и совершенно случайно наткнулась на проходную статью в интернет-газете «Гатчинка.рф». Статья никаким боком не относилась к геологии и называлась «В Гатчинском районе провалился автомобиль».

«Вчера утром сиверским спасателям пришлось извлекать человека из автомобиля, провалившегося в землю недалеко от деревни Даймище.

Как выяснилось, водитель в пьяном виде решил выкупаться и на «Жигулях» шестой модели отправился в путь. По дороге он случайно заехал «не туда», стал сдавать задним ходом и застрял в природном провале. Ремень безопасности заело, и он не смог самостоятельно покинуть автомобиль. Наутро спасатели помогли водителю выбраться, и он утверждал, что ночью что-то видел в пещере, в которую попал.

На месте происшествия работала дежурная смена пожарно-спасательной части.

Надо меньше пить!»

История произошла в конце мая, а значит, была совершенно свежей. Оставалось только проверить. Лена узнала, что деревня Даймище Гатчинского района находится недалеко от усадьбы Набоковых в селе Рождествено. Расспросы местных подростков помогли ей найти и место происшествия: дети говорили, что родители не разрешают им туда ходить, чтобы они случайно не провалились в яму. Лена кое-как добралась до глухого местечка и убедилась, что разбитая «шестёрка» действительно заехала задом в природный провал и находится в нём посейчас. Но ведь водитель утверждал, что въехал в пещеру…

***

С ребятами из «Матрицы» Лена тоже познакомилась случайно. После размолвки с молодым человеком она отправилась встречать Новый год к приятельнице и там встретила командира кейвингистов Дениса Макарова. Правда, он предпочитал, чтобы его называли Морфеусом. У команды была такая фишка: их звали именами героев известной киносаги. Главным был крепкий широкоплечий Морфеус, даже внешне смахивающий на Лоуренса Фишборна, только у Дениса были тонкие усики. Он был ведущим экономистом, природным командиром и отличным рассказчиком. Лена вспомнила, что в юности увлекалась альпинизмом, и они проговорили о кейвинге больше часа.

Саша Лютер — симпатичный парень по прозвищу Нео — отличался гибкостью и везучестью: в водяные щели и шкуродёры он старался залезать первым. Катя Самойлова, или Тринити, — надёжная подруга с золотистыми волосами и альпинистскими разрядами — неофициально отвечала в группе за безопасность: её чутью все доверяли. Штатным биологом в команде был Тэнк — Иннокентий Кантакузин. Худой блондин с небольшой бородкой мечтал найти в подземной флоре и фауне неизвестные науке виды.

— А тебя как зовут? — спросил на первой командной встрече Нео.

— Лена, — пролепетала Лена, стройная невысокая двадцатипятилетняя брюнетка. Она немного смущалась в компании профессионалов.

— Как? Лея?.. — переспросил Тэнк.

— Будешь принцессой Леей! — заключил Нео, и все его поддержали, поскольку свободных имён положительных персонажей в «Матрице» уже не осталось.

Подготовка к покорению пещеры велась скрытно, чтобы не пронюхали конкуренты. Конечно: любому захочется прогуляться по неизведанным коридорам и залам! В деревне Даймище сняли на неделю небольшой дом и заранее взяли ключи. В один прекрасный вечер кейвингисты сели в семиместный внедорожник «Форд Эксплорер», принадлежавший Морфеусу, и дружной командой поехали на улицу Набережная (в деревне было всего две улицы).

Вечером компания бурно, но умеренно отметила благополучное прибытие, а утром оказалось, что Лена простужена.

***

Ранним июньским утром «Форд Эксплорер» по ещё весенней тракторной колее прибыл в пункт назначения. Местность, по словам принцессы Леи, была «очень пересечённая». Небольшие холмики перемежались зарослями ивняка и тополей, кочковатый луг упирался в берег Оредежи, вдали текла речка Иленка, невидимая из-за поросшего кустами берега.

Из небольшого двухступенчатого холма торчала передняя часть кузова «шестёрки». Окна звезды отечественного автопрома были разбиты, доступные рукам умельцев запчасти — украдены, но колёса с ржавыми колпаками почему-то остались. Морфеус коротко отдавал приказания, и парни споро зацепили останки «жигуля» лебёдкой и выдернули из дыры, оттащив на несколько метров в сторону. Тринити в это время нашла возле входа место для схрона и положила в него металлическую коробку с мобильниками. Это была одна из традиций «Матрицы»: под землёй связи не было, а в экстренных случаях любой кейвингист мог быстро достать из схрона мобильник и вызвать помощь. Под землю телефоны не брали и не оставляли в машине. Ещё одной традицией было оставлять ключи от автомобиля у Тринити, самого оберегаемого члена команды.

После торжественного вручения брелока с ключами все надели высокие рюкзаки и каски с фонариками и двинулись навстречу приключениям. Морфеус шагал впереди с ледорубом, — по старой привычке он никогда с ним не расставался. Лаз в пещеру, или понор, оказался довольно низким, так что иногда приходилось вставать на колени. Кроме того, движению мешали свисавшие с потолка корни, но они вскоре пропали. Радовало, что коридор спускался полого, и его свод понемногу рос. Наконец кейвингисты упёрлись в обширный отвал из слежавшейся земли и глины, причём он был высоким и почти вертикальным.

— Будет обидно, если на этом всё закончится, — пробормотал Морфеус. Под землёй все старались говорить негромко, чтобы не вызвать обрушение породы.

Некоторое время ушло на обследование отвала, после чего стало ясно, что «продолжение осмотра» возможно, если на самом верху существует невидимая снизу лазейка. Поднимаясь по отвалу, кейвингист скатывался обратно вместе с землёй; для преодоления препятствия пришлось вернуться за раздвижной лестницей. По установившимся в команде правилам первым должен был следовать Нео, поэтому за лестницей к автомобилю вернулись Морфеус и Тэнк. Когда лестницу установили, Нео полез наверх. Он быстро преодолел почти три метра и принялся исследовать верхушку отвала. Спустившись, он сказал:

— Полметра налево.

Лестницу передвинули, и поиски продолжились.

— Кажется, есть, — сообщил Нео и осторожно полез в темноту.

По лестнице поднялся Морфеус, чтобы наблюдать за другом. В кромешной тьме, прерываемой лишь лучами фонариков на касках, время тянулось очень неторопливо. Но вот показалась голова Нео.

— Ура! — сказал он. — Это пещера, а не глупая яма.

Препятствие было взято приступом; слышно было, как где-то течёт вода. Все пролезли в щель между отвалом и сводом и неожиданно оказались под холодным душем: сверху текла быстрая струя.

— Боевое крещение, — усмехнулся Морфеус. — А вон и «Поилка».

Крутой спуск привёл их к резервуару по величине не больше городского фонтана, — вода текла именно сюда. Стены сузились и, чтобы продолжить путь, пришлось переправляться через подземный пруд. Во время этой операции кейвигисты увидели, что вода в Поилке вздрогнула, на поверхности появились пузыри, и уровень на глазах понизился. Затем всё стало по-прежнему.

— Странный эффект, — подал голос Тэнк. — Вода уходит порциями, словно через клапан. Ты знал, что это Поилка?..

Все посмеялись. Природные необычности, безусловно, набавляли цену открытой пещере.

— А вы заметили, — сказала Тринити, — что мы спускаемся, а температура и не думает понижаться. Мне, например, уже жарко.

Все заметили.

— Тут могут быть тёплые источники, — высказал догадку Морфеус.

Далее они вышли к первому полноценному залу, и здесь было на что посмотреть. Это был овальный зал с высоким сводом и небольшими выступами на стенах. Самым удивительным оказался материал, «облицовывавший» стены и пол: жёлтый с костяным оттенком и довольно гладкий, отполированный водой. В свете большого фонаря он смотрелся весьма эффектно.

— Я что-то похожее видел в других карстовых пещерах, — бормотал восхищённо Тэнк, — но не думал, что встречу подобное прямо под Петербургом. Смотрите, что у меня есть! — торжествующе воскликнул он. Все подошли и увидели, что он держит рукой в перчатке извивающуюся сороконожку.

— Чё за животное? — спросил Нео, как видно, из вежливости. Тринити находка тоже не очень понравилась: червеобразное белое тело, частые паучьи лапки и ходящие ходуном челюсти.

— Это — многоножка, — принялся объяснять Тэнк, — но жутко необычная! У нас водится всякая мелочь, вроде кивсяков и костянок, а у этой тело от сколопендры, а характерные ноги — от мухоловки. Они все водятся на юге!

— Поздравляю, — без энтузиазма отреагировал Нео. — Назови её стоножкой Тэнка.

Тэнк засунул стоножку в какую-то пробирку и, довольный, убрал в рюкзак. Морфеус объявил привал и перекус, и Тринити почувствовала, что проголодалась. В самом зале решили не обедать из-за вероятного визита стоножек и прошли немного вперёд. Прямо в проходе нашлись четыре выступа, которые с некоторой натяжкой можно было назвать стульями. Кейвингисты достали нехитрые запасы и быстро поели, запив бутерброды чаем и кофе из термоса. Тратить время на еду, когда за поворотом их поджидали новые открытия, не хотелось.

***

Перед ребятами Лена, конечно, делала вид, что всё нормально — она дождётся следующего дня и, уже здоровенькая, отправится покорять свою пещеру. Но на самом деле ей было жутко обидно. Наевшись аспирина, прополоскав горло и приклеив на грудь перцовый пластырь, она свалилась в кровать и уснула, в надежде на то, что бездарный день поскорее закончится.

Во второй половине дня её разбудила хозяйка дома — Вера Ивановна. Она приехала якобы проведать постояльцев. «Боится, что сдала наркоманам или гопникам», — подумала Лена.

— Вы, наверное, к деревенской жизни не привыкши… — начала разговор хозяйка. — Остальные-то гулять пошли?..

— Да, — мысленно закатывая глаза, пробурчала девушка.

— А тебя чего не взяли?

— Приболела я немного. Завтра возьмут. — Тут её взгляд упал на неубранные после вчерашнего бутылки, и она принялась думать, как бы поскорее выпроводить незваную гостью.

— Приболела? — оживилась Вера Ивановна. — Что ж ты молчала?!

Она проворно вскочила и бросилась в прихожую надевать туфли на низком каблуке.

— Я уже лечусь. Куда же вы?

— К Степановне. Она на тебя на ноги поставит.

— Может, не надо? — сморщилась от навязчивой заботы Лена, но её уже никто не слушал.

Через полчаса гордая Вера Ивановна привела старую морщинистую бабку, назвав её Лидией Степановной. Бабка передвигалась довольно бодро для своего возраста, но одета была не по погоде: в красную шерстяную кофту поверх чёрного платья в цветочек и в серые шерстяные носки. Стариковские гамаши она сняла у порога и так и ходила по дому в носках.

— Иди, Вера, иди. Без тебя разберёмся, — чуть не выгнала Степановна хозяйку, и принялась выкладывать из продуктовой сумки какие-то баночки с травами и мазями.

— Она у нас ведунья, — сообщила Вера Ивановна. — Всё знает.

После строгого взгляда Степановны, она исчезла, крикнув на прощание: «Поправляйся!»

Лена лежала в постели после окончания лечебных процедур, когда бабка убрала свой «народный мединструментарий» в сумку и заявила:

— Нужны деньги.

Это было неожиданно и неприятно, но — что поделать?

— А сколько я должна?.. — пролепетала девушка.

— Дурочка, — отрезала старуха. — Мне надо в магазин, чтобы приготовить чай с вареньем и блинами. Варенье есть, муки нет.

После чая Лена совсем разомлела. Зато бабка добреть не собиралась:

— Зачем приехали?

— Мы — спелеологи, изучаем ваши пещеры.

— Какие наши пещеры? Откуда они здесь?

— Так вы не знаете? — оживилась Лена. — У вас же тут машина провалилась в пещеру.

Лицо Степановны стало темнеть на глазах:

— Там же заперто… — было видно, что она точно знает, о чём идёт речь.

— У нас такие ребята! Наверняка ещё утром выдернули «жигуль». Только мы не хотим это афишировать, — не говорите, пожалуйста, никому. А сейчас они в пещере на разведке…

— Вы круглые дурни! Глупые мальчишки и девчонки! Что вы натворили?!!.. — добрая целительница на глазах превратилась в злобную колдунью.

Лена испугалась, что старуха не в себе и может даже помереть от перевозбуждения. Но Степановна грозила ей морщинистым пальцем у самой переносицы:

— Слушай, слушай, что вы натворили!..

Через несколько минут Лена, торопясь и ошибаясь, набирала одно и то же сообщение и поочерёдно отправляла его на мобильники ушедших под землю ребят. Вероятнее всего, связи в пещере нет. Но вдруг случится чудо, и какой-то телефон поймает эсэмэс? Других способов передать информацию не было.

К сожалению, ни один член команды «Матрица» не получил это сообщение до выхода на поверхность:

«Уходите немедленно. Это блуждающая пещера. Местные зовут её «Глотка дьявола».

***

Коридоры в пещере имели странный характер: они шли то вверх, то вниз, но зигзагом: если предыдущий коридор забирал вправо, то следующий уходил влево, будто сохраняя баланс направления. Тэнк первым заметил эту особенность, настаивая на том, что обычно вода в породе двигается по пути наименьшего сопротивления. То есть, просачивается туда, где порода мягче, а тут ствол мечется из стороны в сторону. Впрочем, Тэнка этот момент больше забавлял, чем беспокоил.

В конце концов, команда попала в просторный зал с высоким потолком. В воздухе витал кисловатый запах, который, впрочем, разгонял явственный приток свежего воздуха. Большую часть зала занимало озеро с чёрной водой. Казалось, что высокий свод опускается прямо в воду. Тринити высказала предположение, что кислый запах идёт от озера. Нео был уверен, что лёгкий сквозняк означает, что под сводом есть пространство, не заполненное водой. Следовательно, на другой стороне озера есть выход на поверхность, а подземная вода впадает в Оредеж, или в Иленку.

— Конец пещеры? — разочарованно отозвалась Тринити. — Жаль, но Лея всё равно будет счастлива.

— Назавтра мне обещали комплект для погружения с аквалангом, — подал голос Морфеус. — Утром съезжу в Питер, а потом в присутствии нашей принцессы здесь его опробуем.

Над остальным пространством, не занятым водой, возвышалось грандиозное пещерно-архитектурное сооружение. В нём сосредоточились сталактиты и сталагмиты почти идеально ровной формы; они поблёскивали при свете фонарей молочным светом. Тринити предложила назвать это место «Органным залом». Нео возразил, что архитектурный ансамбль больше напоминает голову дракона или ящера. Под самым сводом виднелся большой выступ, с которого свисали сталактиты. Нижняя площадка тоже выдавалась вперёд и служила опорой «зубастым» сталагмитам. Небольшой холм с покатыми к воде краями условно можно было назвать шеей. В общем, человек с богатым воображением мог принять нерукотворное чудо природы за пасть или морду дракона.

Морфеус заявил, что разведка на сегодня закончена, и остаётся только рассмотреть «органный зал». Кейвингисты сняли рюкзаки и одновременно направили свет фонарей внутрь экзотического помещения: в его центре находилась толстая колонна, поддерживающая «верхнюю челюсть». Виднелись какие-то выступы и полости, но «зубы дракона» были повсюду.

— Ей-бо, там что-то шевелится, — воскликнул Нео.

Все дружно направили свет туда, куда он показывал: на небольшом выступе сидело что-то, напоминающее гриб с широким стволом и бледным цветком астры вместо шляпки. Края цветка двигались — это были не лепестки, а щупальца!

— Актиния! — шёпотом вскрикнул Тэнк. — Натуральная актиния или морской анемон. Щупальца у них, как руки, а ствол — рот и туловище. Они водятся только тропиках, а здесь так тепло. Вы понимаете: это просто сенсация! Я быстренько пролезу, чтобы взять кусочек на исследование…

— Нет, — отрезал Морфеус. — Никто никуда не полезет. Мы ещё…

Тут он увидел, как Нео протискивается между сталагмитами, ввинчиваясь в свободное пространство.

— Я только возьму кусочек, кэп, — и назад. О, тут ещё один чудик есть.

— Нео, прекрати, — нервничала Тринити.

Тэнк с восхищением следил за приятелем. Тот достал нож, грациозно выгнулся и, вытянувшись, отсёк небольшое щупальце. Оно пару мгновений шевелилось в жёлтой перчатке Нео, а потом вся пещера вздрогнула.

Раздался грохот, и огромная верхняя челюсть упала на нижнюю. Между челюстями оставалось небольшое пространство: видимо, центральная колонна ещё держалась. После секундного оцепенения Морфеус крикнул: «Нео, держись!» и принялся ледорубом крошить обломки сталагмитов.

Пещера сразу отреагировала: она задрожала, и теперь уже нижняя челюсть провалилась в шею и чуть сползла по склону в сторону озера. Кейвингисты отпрянули. «Пасть дракона» снова открылась, только зубы её были переломаны, а на полу и в выступах дрожала кровь. В дальней полости сидела невредимая с виду актиния, возле неё лежал палец от жёлтой перчатки Нео. Актиния схватила его щупальцами и засунула себе в нутро. К кровавым следам подползали невесть откуда взявшиеся стоножки и прямо на глазах из белых превращались сначала в розовых, а потом — в красных. Тринити застонала: мерзкие существа беззвучно пили кровь одного из лучших людей на свете, весёлого и бесстрашного Нео...

Послышался крик Морфеуса:

— Тэнк! Я сползаю.

Он угодил в воду — уже не было видно ног. Скорее всего, с обвалом нижней челюсти его толкнуло, и он поскользнулся. Одной рукой он держался за древко ледоруба, который успел воткнуть в берег. Страховочная верёвка натянулась до отказа и потащила за собой Тэнка и Тринити. Тэнк упал на землю, упёрся ногами и стал тянуть на себя Морфеуса; тот пытался выбраться на берег. Как нарочно, с озера подул лёгкий ветерок, и мелкая рябь смочила берег. Но Морфеус ухватился за верёвку, воткнул ледоруб повыше и принялся вытягивать своё мощное тело из воды. Тэнк и Тринити с переменным успехом тащили его наверх.

Внезапно Морфеуса словно кто-то дёрнул за ноги, и он обрушился в воду, — ледоруб остался на берегу. Тринити чуть не сорвалась со склона, Тэнк сполз. Опасность угрожала уже всей троице: неведомая сила тащила Морфеуса в глубину.

— Бегите! — крикнул он. — Это приказ!

Затем взмахнул ножом и со второй попытки обрубил страховочную верёвку. Вода тут же вскипела пузырями, всасывая долгожданную жертву. Тэнк ухватился за воткнутый в берег ледоруб и завопил:

— Морфеус!

Вода даже не вздрогнула, зато с верхней челюсти упали обломки сталактитов.

— Бежим! Это приказ, — прошипела Тринити и потащила за собой оглядывающегося Тэнка.

***

Началось томительное возвращение. Тэнк и Тринити молчали, потому что боялись сорваться друг на друга. Каждый думал: мог ли он предотвратить страшную гибель друзей? Шли довольно быстро и уже прошли зал, в котором Тэнк поймал стоножку. «А ведь она до сих пор у него в рюкзаке», — подумала Тринити.

До Поилки оставался один коридор, когда Тэнк позвал её:

— Ты иди вперёд, а я сейчас.

— В чём дело?

— В туалет надо, — огрызнулся Тэнк.

— А не потерпеть? — Тринити очень хотелось выбраться на поверхность.

— Пока штаны не намокнут?..

— Ладно, куда ты собрался?

Тэнк набычился:

— Подсматривать будешь?

— Надо проверить, — твёрдо сказала Тринити.

— Вот сюда, мой командир, — Тэнк издевательски показал в сторону ниши с невысокой аркой над входом.

Девушка зашла в нишу, посветила большим фонарём на стены и на пол, ожидая увидеть стоножек, но везде было чисто.

— Долго ещё терпеть?

Тринити попыталась сгладить конфликт:

— Не надо, Тэнк. Нам обоим сейчас тяжело и страшно.

— А мне, может, совестно: это из-за меня они погибли!

— Это неправда, и ты это знаешь.

— Ладно. Никуда не уходи, — как бы пошутил Тэнк.

Тринити прошла несколько шагов вперёд и остановилась.

Тэнк зашёл в нишу, фонарик на каске освещал чёрную стену. Вдруг что-то, похожее на шнурок, коснулось его плеча. «Корни?», — удивился Тэнк и невольно поднял руку. Что-то быстро обмотало её и потянуло вверх. Тэнк хотел крикнуть, но его рот и ноздри в одно мгновение залепили гибкие хлысты. Неведомая сила запрокидывала его голову, хоть он и пытался бороться с ней левой рукой. Борьба происходила в жутком молчании, слышно было только шарканье ботинок по полу.

Задумавшаяся Тринити вздрогнула, услышав пронзительный крик, прервавшийся жутким хрипом. Она выхватила нож и побежала к нише, подсвечивая большим фонарём. Увиденное её потрясло. Тело Тэнка покачивалось, подвешенное под потолком; ноги чуть-чуть не касались пола. Его голову наглухо облепили толстые щупальца, шея была свёрнута набок. На потолке примостилась гигантская актиния, а Тэнк покачивался в её смертельных объятиях, напоминая висельника.

Что-то тяжёлое шлёпнулось на каску Тринити, и маленький фонарик испуганно заморгал. Она заорала, полоснула наугад ножом, и к её ногам упал кусок извивающегося щупальца. Выскочив из ниши, она увидела ледоруб, прислонённый к стене коридора, рефлекторно схватила его, помчалась к Поилке и остановилась только на её берегу.

На первый взгляд, здесь было тихо, только уровень воды в резервуаре понизился. Сейчас Тринити никто не помогал, поэтому надо было перепрыгнуть с первого раза. Сложность была в том, что этот берег был ниже противоположного и пространства для разбега — меньше. Она перебросила на другую сторону ледоруб, а большой фонарь оставила на поясе — побоялась сломать. Потом разбежалась и прыгнула.

Во время приземления, что-то дёрнуло её за ногу, и она, вскрикнув, грохнулась на твёрдую землю. Тринити села и увидела, что её ступню обвили бледные шевелящиеся отростки. И тут её охватила паника. Сидящая в Поилке актиния была меньше той, что убила Тэнка, но крепко ухватилась за ногу, протягивая новые щупальца. Девушке казалось, что к берегу подползают стоножки.

Она принялась резать щупальца ножом, однако актиния попыталась обвиться вокруг её кисти. От неожиданности Тринити дёрнулась, и нож отлетел от места борьбы. Как ей не хотелось умирать в желудке тропического гада! Тут она увидела ледоруб и схватила его. Проклятая актиния уже начала подтягивать её к краю Поилки. Со всего размаху она воткнула ледоруб в то место, где, по её представлениям, находился ствол актинии. И взвыла: ледоруб приземлился возле края ботинка и древком ударил по пальцам ноги. К её удивлению актиния ослабила хватку, и щупальца опали. Хорошо, что Тринити от боли не потеряла сознание: в худшем случае — сломала палец, в лучшем — слезет ноготь. Вопя от ужаса и боли, она рассекла ножом шнурки левого ботинка, и швырнула им в злобную тварь, — пусть подавится! Ботинок остался вздрагивать в обхвативших его щупальцах, словно актиния пыталась проглотить его целиком.

Тринити попыталась встать, но тут же зверская боль в ступне швырнула её на землю. Ей почудилось, что стоножки ползут на неё из темноты, и она вновь закричала. Боль и страх были в этом отчаянном крике. Она воткнула ледоруб в пол и подтянула тело как можно дальше от кровожадной Поилки. Так продолжалось безумно долго: она карабкалась на склон отвала, помогая себе ледорубом, и остановилась только перед рогами оставленной лестницы. Струя сочащейся сверху воды отчего-то уменьшилась, но всё же помогла утолить жажду и смыть кровь с покалеченной ступни.

То ли гул, то ли рёв зародился внутри пещеры и докатился до Тринити вместе с мерзким запахом и шипением. Она сбросила вниз ледоруб и на пределе человеческих возможностей протиснула себя в щель между отвалом и потолком. В эти несколько секунд ей показалось, что щель пытается сомкнуться и не пустить её на волю. Издав дикий вопль, она выскользнула из дыры и чуть не упала головой вниз. К счастью, ей удалось удержаться, потихоньку сползти на лестницу и встать здоровой ногой на ступеньку. Удерживая тело руками, она медленно переставляла здоровую ногу со ступени на ступень, и так измучилась, что, в конце концов, сорвалась.

Сильно ударившись боком, она какое-то время просто лежала у подножия лестницы и плакала от боли. Наконец, нашла в себе силы посмотреть на изуродованную ногу. Странно, что кровь почти не текла, но ногу следовало перевязать. Только сейчас она вдруг вспомнила, что можно легко получить заражение крови или даже столбняк. Постанывая и размазывая слёзы, мешавшие смотреть, Тринити с помощью ножа отрезала лоскуты от своей рубашки и обмотала ими ступню. Боль незначительно притупилась, но не настолько, чтобы избавить от жестоких страданий во время похода по оставшемуся коридору. Приходилось одной рукой опираться на стенку, а другой — на ледоруб. Свет впереди разрастался.

Возле входа пришлось остановиться: снаружи ярко светило солнце, и слезящиеся глаза никак не могли привыкнуть к свету. Вспомнились чёрные очки Морфеуса. «Ещё чуть-чуть, — уговаривала Тринити своё истерзанное, уставшее, непослушное тело. — Пожалуйста». Открыв схрон с мобильными телефонами, она позвонила маленькой принцессе.

***

«Лея, — прохрипела трубка незнакомым голосом. — Все погибли. И я тоже сейчас сдохну. Спаси меня…»

Ленины бестолковые метания и крики затихли только после вмешательства Степановны: она дала адрес «Серёжки», жившего на другой стороне улицы, — у него была машина, и он, как будто, не мог отказать. «Серёжка» оказался пятидесятилетним мужичком, тощим и лысоватым, в клетчатой затрапезной рубахе. Он уговорил девушку называть его «дядей Серёжей» и пригласил в видавший виды, прокуренный «Иж».

Конечно, Лена понимала, что произошло что-то сверхужасное, но прочувствовала это, только когда увидела Катю, лежащую недалеко от пещеры в позе эмбриона. Добежав до подруги, Лена услышала стон, — до этого ей казалось, что Тринити не двигается. Её перекошенное от боли лицо, прилипшие ко лбу пряди волос, слёзы, оставившие след на грязных щеках, обмотки с пятнами крови на ноге — всё кричало о катастрофе. Катастрофе, которой могло бы не быть, если бы Лена не нашла злополучную статью. Она взглянула на вход в пещеру, и ей показалось, что он стал гораздо уже и теперь щерится на неё кривым контуром. Низкое солнце освещало «жигуль» с выбитыми стёклами.

Пока ехала «скорая помощь», Лена и дядя Серёжа помогли стащить с пострадавшей куртку и штаны; штаны пришлось разрезать. Катя съела несколько таблеток пенталгина, положила голову на колени принцессы Леи и рассказала ей всё. Дядя Серёжа благоразумно молчал, забыв затягиваться сигаретой. Да и Лена была потрясена фантастическими подробностями подземной трагедии.

— Я не знаю, что это, — закончила Катя. — Может, какая-то сумасшедшая пещера. А, может, живой кишечник или чёрт его знает! — она ударила кулаком по мягкой траве.

«Глотка дьявола» — подумала Лена, но вслух ничего не сказала, переживая свою вину за происшедшее.

Всё-таки «скорая» прибыла быстро, и врач немного успокоила присутствующих, сообщив после осмотра, что рана перевязана довольно умело, так что кровопотеря организму не угрожает. Состояние ноги определит специалист: возможно, придётся удалить палец, а, возможно и нет, поскольку нужен рентгеновский снимок. Сделан успокаивающий укол, необходимо как можно быстрее доставить пациентку в больницу. Лена хотела ехать вместе с подругой, но врач сразу определила, что она простужена, и запретила сопровождать. «Достаточно того, что мы оставили ей мобильник. Позвонит, как устроится».

Катю положили в салон микроавтобуса и пристегнули к лежаку ремнями безопасности. Похоже, укол начал действовать: боль слегка отступила. Кто-то сел возле Тринити и, подняв глаза, она увидела... Нео. На нём не было ни царапины.

— Как ты? — участливо спросил он.

— Ты жив?!.. — прошептала Тринити. — На тебя упала тонна сталактитов, а ты жив?..

— Я провалился, — приподнял брови Нео. — Там что-то вроде подвала.

— А кровь повсюду?..

— Кровь? Иллюзия, дешёвый эффект. Может, красная глина…

И добавил в ответ на молчаливый вопрос:

— Там, в «подвале», оказался выход на поверхность, и я выбрался: оттуда и дул свежий воздух.

— А ребята… — начала Тринити.

— Потом. Мы поговорим потом, — улыбнулся Нео, поцеловал Катю в лоб, и на неё навалилась сонливость.

***

Лена проводила глазами «скорую» и поблагодарила дядю Серёжу за помощь. Добрела до мирно стоящего в тени ивы «Эксплорера» и нажала на брелок. Ледоруб положила в багажник, а три осиротевших мобильника — на пассажирское кресло. Она запустила двигатель и, вздрогнув от неожиданности, услышала ту самую музыку, что звучала по дороге в Даймище, — проигрыватель включился автоматически. Это была «В тебе течёт река» Йирумы. Ещё вчера они, счастливые, ехали навстречу самому большому приключению, и все были живые и здоровые, а теперь Лена осталась одна. Она уткнулась лицом в руки, лежавшие на руле, и заревела.

***

Кое-как приткнув «Эксплорер» у забора, Лена вошла в дом и увидела стоящую на пороге Степановну. Пока девушка сквозь слёзы рассказывала, что случилось с ребятами, бабка гладила её по плечу.

— Ну-ну, — утешала Степановна, поглаживая так, будто снимала с плеч что-то вредное. – Хорошо, что тебя там не было.

— Да как вы можете?! — возмутилась Лена, выпрямляясь.

— Могу, — строго ответила бабка. — «Глотка» никого не щадит. Тебя спасла простуда.

Немного придя в себя, Лена подумала: «А вдруг кто-то остался в живых? Нео мог провалиться вместе с оползнем, а ребята приняли подкрашенную породой воду за кровь. Киноварь, или что там может быть? Вдруг Морфеус нырнул глубоко, но выплыл? Кеша-Тэнк мог вырваться, а Кате только показалось, что он умер». Думать о плотоядных актиниях с ядовитыми щупальцами и многоножках-кровососах не хотелось.

Вероятно, в «спасательном порыве» Лене просто хотелось забыть о смерти друзей и недавно свалившихся на её голову ужасах. Она набрала телефон спасения 112 и объяснила женщине-оператору, что под землёй пропали люди. Лена не сразу поняла, что её переключили на полицию. Пришлось звонить заново и объяснять новому оператору, что требуются не оперативные розыски, а спасатели. В этот раз её перевели на МЧС, и она подробно рассказала, как доехать до места происшествия, кто пропал, и кто вызывает службу спасения. Её уверили, что заявка принята, и команда спасателей созвонится по прибытии на место.

Хотя пока Лена всё делала правильно, казённый тон переговоров беспокоил её: приезжать и искать пропавшую группу надо было срочно, немедленно, но невидимые собеседники, похоже, считали иначе. Накрутив нервы до предела, она вспомнила, что так и не узнала, куда «скорая» отвезла Катю. Она позвонила на станцию «скорой помощи» в посёлке Сиверский, но там сказали, что информации пока нет. В ответ на возмущение девушки дежурная ответила, что скоро всё выяснится: врач сам решает, куда вести пациента — в районную больницу Сиверского или сразу в Гатчину. Всё зависит от характера повреждений.

— Когда вы всё узнаете? — припёрла собеседницу к стенке Лена.

— Минут через пятнадцать-двадцать, — пообещали ей.

— Я перезвоню, — ответила она с угрожающей интонацией.

Попытки позвонить на мобильник Кате ничего не дали: она на звонки не отвечала.

Хоть Лена и была в глазах друзей принцессой Леей, приказывать чужим людям она не могла, поэтому ей казалось, что она не владеет ситуацией. Двадцать минут тянулись медленно-медленно. За это время она успела позвонить родителям, и заверила, что пока продолжается подготовка к проникновению в пещеру. Сказать им правду у неё не хватило духу.

Ровно через двадцать минут Лена вновь принялась названивать на станцию «скорой помощи». Сперва долго не брали трубку, так что внутренне она уже начала закипать. Поэтому разговор начался агрессивно:

— Куда вы все потерялись? Почему не берёте трубку?..

Слышно было, что собеседница не только растеряна, но и слегка напугана:

— К сожалению, пока ничего не можем вам сообщить: у нас пропала связь с экипажем.

Пауза.

— Такое бывает? — удивилась Лена. — Три человека, и ни один мобильник не отвечает? Или у вас там рация?

— А вы, собственно, кто пострадавшей будете? — встрепенулась вдруг дежурная.

— Я её двоюродная сестра, и имею право знать, куда вы её дели!

— Конечно, конечно, — пролепетала женщина. — Мы всё обязательно выясним, уточним, узнаем…

— Узнайте поскорее! — пригвоздила Лена собеседницу и заставила записать номер мобильного, чтобы ей перезвонили сразу же, как что-то станет известно.

***

Тринити очнулась через несколько минут после погрузки в «скорую»: у неё было такое чувство, будто она лежит на боковой полке плацкартного вагона, и её ноги упираются в перегородку купе. Ощущения были странными: повреждённая нога не болела, хотя наверняка сказывалось действие обезболивающего. Она повернула голову в надежде увидеть Нео, но его в салоне не было. Была вероятность, что его заставили сесть в кабину к водителю. Лежать было неудобно, грудь стягивали ремни безопасности. Они мешали свободно дышать, и Катя попробовала их ослабить. Она удивилась, насколько ненадёжные эти ремни: похоже, достаточно было дёрнуть, чтобы они с треском лопнули.

— Гляди! — услышала Тринити. — Она одной рукой порвала ремень!..

***

Из МЧС позвонили, когда уже подступали сумерки. По летнему петербургскому времени это случилось за полночь. К дому номер пятьдесят два по Набережной улице подъехал УАЗ «Патриот» и встал рядом с «Эксплорером». Лена разочарованно смотрела, как вместо команды спасателей в дом зашли двое: широкоплечий бородач с ясными добрыми глазами, одетый в защитную форму без знаков различия, и высокая худая женщина с малоподвижным лицом. На ней были джинсы и лёгкая красная куртка.

Мужчина объяснил, что лично руководит спасательной операцией. Сейчас они съездят на место происшествия и, если информация подтвердится, он вызовет вертолёт со спасателями и оборудованием. Затем они разобьют возле пещеры лагерь и начнут операцию. Степановна заставила Лену надеть резиновые сапоги и ветровку.

Уже в «Патриоте» бородач потребовал пересказать события дня с отъезда команды в пещеру и до прибытия «скорой помощи». Выслушав, он задал вопрос:

— А вы не поехали, потому что?..

— Я простыла, — продолжила Лена, непроизвольно шмыгнув носом.

— Болеете, значит. У вас есть основания думать, что кто-то из пропавших остался в живых?

— Конечно, — нервно отозвалась Лена. — Они все были опытными альпинистами и спелеологами.

— Вы уверены? — мужчина вёл машину, но взглянул на неё в упор.

— Почти у всех имелись разряды, — уже не так твёрдо ответила девушка.

— Хочу надеяться, — двусмысленно прокомментировал бородач и остановил УАЗ.

***

Плотный туман со стороны реки наползал на подножие холма и, словно нарочно, мешал поискам. Противотуманные фары «Патриота» помогали слабо. Мёртвый «жигуль», вытащенный из лаза в пещеру, пропал. Скорее всего, неизвестные автолюбители зацепили его тросом и увезли, чтобы в спокойной обстановке снять подходящие запчасти. Но самое страшное было в том, что пропал и сам вход. По логике вещей его могла засыпать земля, но тогда виднелся бы завал, однако везде росла неповреждённая трава. Удивительным было и то, что исчез след колёс «шестёрки», оставленный во время выдёргивания из земляной дыры.

Бородач носился по местности, как лось, Лена внимательно оглядывала каждую подозрительную кочку, но ход исчез, не оставив о себе никаких напоминаний. Высокая женщина наблюдала за происходящим бесстрастно, хотя и старалась держаться поближе к девушке.

— Он же был, был где-то здесь, — в отчаянии повторяла Лена. — И довольно приметный. Когда я уезжала отсюда после «скорой», я видела эту дыру.

Она на всякий случай обошла холм с той стороны, откуда нельзя было увидеть берег реки, хотя понимала, что это не поможет: дыры в земле не ползают по склонам. Безрезультатно.

Зазвонил мобильник, и Лена выхватила его из кармана, чуть не выронив в росистую траву. Официальный мужской голос заявил, что имеет информацию о Екатерине Ильиничне Самойловой. Лена не сразу сообразила, что речь идёт о Тринити.

— Вы её родственница? — уточнил голос.

— Да, — очнулась «двоюродная сестра».

Далее голос сообщил, что патрульная служба ГИБДД недалеко от моста через реку Оредеж обнаружила микроавтобус «скорой помощи», который перевозил Екатерину Самойлову. Внутри салона и кабины царит разгром, множественные следы крови, экипаж и пациентка исчезли. На месте работает оперативная группа, возбýждено дело о нападении.

Больше всего в этом бездушном отчёте Лену поразило несходство общих полицейских терминов и слова «царит». Разум отказывался верить, что с Тринити случилось что-то ещё более страшное, чем раньше.

— Плохие новости? — участливо спросил неслышно подошедший бородач, прикосновением выводя девушку из ступора. Она нервно стряхнула его руку:

— Пропала Катя. Вместе с людьми из «скорой».

— Очень плохие новости, — резюмировал бородач. — Мы тоже не можем рыскать здесь вечно. Утром, выходит, в дырку влезала машина, а вечером — крот не пролазит? Ладно, — проворчал он без тени сочувствия. — Я отзываю вертолёт со спасательной группой, раз вы не в состоянии указать место пропажи. Как я понял из вашего рассказа, никого в живых не осталось, а тела можно искать и днём. Если они, конечно, сами не вернутся.

Всё ещё не в силах осознать страшную весть, Лена пробормотала:

— Кто-то стащил «жигуль», который здесь валялся, а я по нему ориентировалась.

Эмчеэсник посуровел:

— Вы нам тут много интересного понарассказали, но я в первый раз слышу, чтобы «жигуль» валялся, а вход в пещеру испарился. Не помните — так и скажите; за ложный вызов полагается уголовная ответственность.

И тут у Лены «сорвало крышу». Казалось, судьба весь день издевается над ней, пробует каждый час на излом, а она ничего с этим ужасом не может поделать. Она бросилась с кулаками на только с виду добренького бородача, выкрикивая, что почти всех её друзей сожрала проклятая пещера, а искалеченная Катя пропала вместе с проклятой «скорой».

— А ты… Да как ты смеешь?! — визжала она. Бородач ловко вывернулся и обхватил её сзади руками.

Высокая женщина подошла ближе и, схватив Лену одной рукой за плечо, а другой притянув голову, поцеловала прямо в губы. Та замерла от неожиданности, а потом чуть не отшвырнула нахалку от себя, брезгливо вытирая губы рукой.

— Не надо обижаться, — пробасил бородач, — это наш штатный экстрим-психолог. В общем, это моя вина: спровоцировал вас. Иногда в состоянии стресса человек вспоминает забытое. Простите, если сможете…

— То есть, прежнего стресса вам не хватило? — огрызнулась Лена. Она не простила ни бородача, ни психолога.

«Патриот» привёз Лену обратно, и эмчеэсники передали её под опеку Степановны. Она подтвердила, что всё сказанное девушкой — правда, и команда туристов так и не вернулась в снятый на несколько дней дом. Приехавшие почти в два часа ночи полицейские забрали мобильники ребят, «чтобы отследить возможные связи». По их словам, мобильный телефон Кати лежал на полу «скорой».

***

Вход в пещеру так и не нашёлся: ни на следующий день, ни позже. Официальная версия гласила: «Самодеятельные туристы отправились в новообразованную пещеру, где почти всю группу и засыпало. Денис Макаров, Александр Лютер и Иннокентий Кантакузин пропали без вести».

Всего один раз Лену вызвали к следователю в Гатчину на улицу Красная. Следователь оказался худым человеком с длинным носом и чуть приподнятыми бровями; говорил он заученными обтекаемыми фразами. Лена слушала, вяло отвечала на вопросы. По словам следователя, у них не было никаких зацепок, мониторинг мобильников группы кейвингистов ничего не дал. Трудно даже догадаться, кто мог устроить бойню, да ещё и спрятать трупы. Дикие животные оставляют после нападения кости жертв, а банда бросила бы тела на месте преступления. Хотя нет такой банды, которая бы нападала на машины «скорой помощи», — зачем?..

— Понятно, — кивнула Лена. — Как вы думаете: зачем машина съехала с дороги к реке?

Следователь медленно выдохнул, изображая тяжкое раздумье:

— Кто сейчас узнает? По правилам, они должны были следовать в дежурную больницу без остановок. Если только кому-то не приспичило выйти…

— То есть, они нарушили правила? — с нажимом спросила Лена.

— Может, кто-то заставил их свернуть. Спросить-то не у кого… Там такая ерунда, — следователь взъерошил волосы на затылке. — Когда подоспели гаишники, они видели в кабине и в салоне каких-то червяков, а потом они пропали.

— Гаишники пропали? — удивилась девушка.

— Не, червяки. Необычные такие: крупные красные сороконожки. Оперативная группа их уже не застала.

***

Тяжелее всего было разговаривать по телефону с мамой Тринити — Маргаритой Ивановной. Раз в неделю она звонила Лене и начинала со слов: «Я тут подумала: может, позвонить Леночке». Дальше шло скучное перечисление дел одинокой женщины. Чувствуя, что слушают её только из вежливости, Маргарита Ивановна неловко заканчивала: «Ты, ведь, последняя видела Катю живой… Ну, доброго здоровья, Леночка». И эти звонки постепенно прекратились.

Иногда в её снах появлялись ребята — Денис, Саша, Иннокентий. Только Катя не приходила, будто до сих пор была жива. И вновь принцесса Лея тосковала, что не смогла спасти друзей.

***

После странных событий в Даймище под одним из берегов реки Оредеж возле стремнины появилась незаметная дыра — это было устье невидимой человеческому глазу пещеры. Местные рыбаки стали поговаривать, что в реке поселился огромный сом; правда, никому ещё не удалось с ним встретиться. Пропадали домашние утки, а однажды исчез целый телёнок, пасшийся на заливном лугу вместе со своей мамашей-коровой.

Дыра под берегом почти не росла, рост происходил внутри земли — вглубь и вширь. Это была молодая, сильная, жадная пещера по имени Тринити. Она набирала силы, чтобы подняться вверх по течению реки и встретить пещеру по имени Нео.

Другие работы:
+2
461
22:41
Глубокая глотка, ЕВПОЧЯ)
13:20
Хороший рассказ. Искать придирки не хочется. Хотя, есть чувство, что в призах его не будет. Фантастики маловато. Всё можно списать на бред неудачливого спятившего сталкера.
12:24
А у Лавкрафта тоже фантастики маловато?
12:19 (отредактировано)
Ужастик или вирд-фикшн про пещеру-хищника.
Читается легко и динамично. Нашёл одно повторение, но это уже придирки)
Хороший язык, необычный финал. Дочитал до конца и очень понравилось.
Mik
13:45 (отредактировано)
Неплохая попытка написать приключенческий триллер. Динамично, бодро, с внятной концовкой.

Придирки:
1. Мало деталей. Чтобы читатель поверил в достоверность происходящего, нужно больше деталей, которые насытят атмосферу. Здесь мне не хватило деталей в описании сталкеров. Я не очень разбираюсь в пещерах и их исследованиях, вернее, я совсем не разбираюсь, но даже мне, дилетанту, не верилось в происходящее. Как описаны герои? Опытные, прожженные странники, которые и по скалам, и по пещерам, и интуиция на высоте. В общем, крутые ребята. Только в экстремальной ситуации абсолютно растерянные, не знающие, куда бежать и что делать. Повторюсь, я не знаю, как это делается в реальности, но мне, как читателю, и не обязательно это знать, я вижу то, что показывает автор, и либо верю, либо нет. Здесь я не верю. Плохо подготовились к экспедиции, халатно отнеслись к безопасности.

2. Противоречие в логике касательно проявления пещеры. Если она — блуждающая, то откуда сельская знахарка о ней знает? Если же пещера открывается в одном и том же месте, то почему о ней не знают, например, спецслужбы или учёные? Знахарка знает, а спецслужбы нет?

3. Снова о героях. Им не хотелось сопереживать. Что с этим делать? Тут решать автору. Можно добавить информации о них, сделать их более знакомыми, что ли, читателю. Или (на мой взгляд, лучший вариант) вести все повествование от лица Лены, не прыгая по точкам зрения отдельных героев, концентрируясь на эмоциях и ощущениях главной героини. Но тут уже автору решать, ему виднее.

К остальному придираться не стану, так как дальше идёт уже вкусовщина. Крепкий рассказ-середняк.
Загрузка...
Mikhail Degtyarev