Ольга Силаева №1

Свети

Свети
Работа №151

Хорошо, когда на все случаи в жизни есть нужный номер телефона. Список всего и вся подкреплял уверенность Даши в дне сегодняшнем и, что немаловажно, завтрашнем. Планирование рисков во всей красе. Профдеформация медленно, но верно пробиралась в повседневную жизнь, но дискомфорта это не доставляло. Скорее, наоборот. Любое непредвиденное событие – хорошее или плохое – лучше встречать во всеоружии. Даша свято верила, что это работает всегда и во всём. Система отлажена и проверена, ничто не в силах вывести её из равновесия. Ничто, подходящее под определение «обыденное».

Странность не станет спрашивать, готов ты или нет, она просто породит другую странность.

Даша сидела в машине, задумчиво и настороженно наблюдая за женщиной, копошащейся в мусорном бачке возле заправки. Интересно, что там можно найти? Пару стаканчиков от кофе и уйму чеков? Бестолковщина какая-то. Ладно бы ещё бомжихой какой была, так нет, вполне приличная, в чистом опрятном свитере, в классической юбке, волосы вьющиеся, но аккуратно собраны на макушке. Типичная учительница, только в мусорке копается.

Даша наблюдала за ней уже две минуты. Ну а что? Нужно заправиться, а до ближайшей автоматической АЗС придётся ехать через полгорода. «Человеческие» заправки Даша на дух не переносила и пользовалась ими в самом крайнем случае, а сейчас он далеко не крайний. Странно только немного, но не более.

Женщина выпрямилась и испуганно огляделась. Завидев Дашу, она прижала к груди охапку чеков и устремилась к красному «матизу», припаркованному на выезде с заправки. Приоткрылась задняя дверь – совсем немного, так, чтобы смогла протиснуться худенькая пассажирка, и вскоре машина уехала.

Даша приблизилась к колонке, заглушила двигатель и вышла. Вспыхнули лампы вдоль крыши заправочной станции, хоть до сумерек оставалось ещё больше часа. Эх, это тебе не городские фонари, которые могут оставить в одиннадцать утра, но зато включают не раньше, чем в темноте погрязнут все пешеходные переходы. Даша вставила пистолет в бак, подошла к терминалу и потянулась к пункту «Банковская карта», но едва экран среагировал на нажатие, как всё погасло. После яркого освещения чудилось, что весь мир погрузился во тьму, а единственным источником света… оказалась Даша. Её кожа будто впитала свет фонарей и источала странное сияние. Не успела она сообразить, что случилось, как заработали резервные системы энергообеспечения. Свечение ушло, оставив неприятный нервный зуд на всех открытых участках кожи.

Едва заправившись, Даша вернула пистолет на место и поспешно укатила домой. Перед поворотом она вдруг вспомнила, что не забрала чек. Событие, вроде не очень критичное, после недавно увиденного заставило занервничать.

– Чепуха, – успокоила себя Даша. – Кому нужен этот чек несчастный? Заправка надёжная.

Но она понимала, что дело вовсе не в заправке, а в той странной женщине. Чего ради она собирает чеки, что будет, если Дашин чек попадёт к ней в руки?

Припарковав машину возле забора, огораживающего палисадник, Даша вошла в подъезд. Освещение никто, разумеется, не включил, и едва за ней закрылась подъездная дверь, лестницу окутал полумрак. Тут же руки и лицо засияли неестественным тёплым светом.

Даша вылетела на улицу как ошпаренная. Пальцы листали список контактов в смартфоне, но ничего подходящего не обнаруживалось. На мгновение внимание задержалось на строчке «Дурдом», но потом уверенно нажали на строку немного выше. Димка должен, просто обязан ей помочь… Ну, разумеется, автоответчик! Пришлось ехать к Диме домой, в надежде застать его там, ну или хотя бы дождаться его прихода до того, как остатки самообладания покинут её.

К счастью, он оказался дома.

– О, Даш, привет, – улыбнулся Дима, вытирая руки о кухонное полотенце.

Он жестом пригласил её войти, а сам скрылся на кухне. Судя по сложным ароматам мяса, цветной капусты и вишни, а также муке на волосах, сегодня день маниакальной готовки. Первое, второе, третье и компот. Вообще, обычно вечерний рацион Димы прост и незатейлив: макароны с колбасой, яичница или пельмени. Иногда, когда даже на это сил, времени или желания не оставалось, он заказывал пиццу или коробочку с китайской лапшой, и уж совсем редко в Димке просыпались отцовские гены шеф-повара.

Даша стянула старую толстовку с «Металликой», повесила на крючок и прокралась на кухню, оценивая последствия волны Димкиного энтузиазма. В раковине и справа от неё высились горы грязной посуды, в духовке на решётке шкварчали стейки; сок стекал в форму с пудингом. На плите в сковородке лениво дожаривались весьма подозрительные не то оладьи, не то дранники, не то овощные котлеты. В маленькой кастрюльке дымился вишнёвый компот, в сотейнике под закрытой крышкой парились соцветия брокколи и цветной капусты.

– Ты вовремя, поужинаем вместе.

– Опять наготовил на три дня? – задала Даша риторический вопрос, усаживаясь за стол.

Димка пожал плечами и достал две больших тарелки, на свою положил всё, что приготовил, а Даше только стейк и капусту. Пудинг не внушал доверия, а вот содержимым сковородки она заинтересовалась. Дима состроил мрачную мину и устрашающе прошипел, что ей лучше об этом не знать. Она хихикнула и принялась за еду. Раз уж ей лучше не знать, то наверняка овощные котлеты. Морковные какие-нибудь…

Димка молчал. Он вообще был чудесным человеком, в том смысле, что чувствовал настроение собеседника и знал, когда нужно выслушать или разрядить атмосферу шуткой, а иной раз и встряхнуть крепким выражением или острой фразой. Ещё Даша считала его чуть ли не единственным человеком, которому можно довериться. Он одинаково воспринимал хорошие и плохие новости, мог помочь в решении проблемы или порадоваться успеху.

Покончив с ужином, Даша принялась отковыривать присохший кусочек морковки от стола и лихорадочно подыскивать слова для разъяснений. Дима гремел кружками и с интонацией эпичной рассеянности рассказывал, как вчера ходил увольняться, но вместо этого его повысили, и теперь он ведущий программист. Даша кивала, радуясь за друга в самом удалённом уголочке сознания. Она вдруг поняла, что жутко боится. Даже не признания, а того, что Дима скажет, узнав о её проблеме. Когда сам себя с трудом узнаёшь и понимаешь, то что остаётся другим?

Даша задержала дыхание, поджидая удобного случая, чтобы перевести монолог Димы в диалог. Как идеальный собеседник, он мгновенно уловил это изменение и поинтересовался, как у неё дела.

– Тут такое... Выключи свет.

Если Дима и удивился, то виду не подал, только подмигнул и подошел к выключателю.

– Р-р-романтика, – промурчал он и погасил свет.

Даша засияла мягким люминесцентным светом. Белоснежные точки пор, оранжевая гладь кожи, жёлтые россыпи родинок, бледно-зелёные линии капилляров и вен. Дима долго молчал, в полумраке выражение его лица трудно было определить.

– Ого.

– И всё? – возмутилась Даша, хотя реакцией друга в целом осталась довольна.

– Не всё. Просто... Ты зачем это сделала? Выглядит шикарно, я только не понял, зачем.

– Это не я, оно само так, и часу не прошло.

– Хм...

Димка щёлкнул выключателем, уселся на место и взял со стола бутылочку бальзама. Задумчиво, даже слегка меланхолично плеснул тёмную жидкость в чайную ложку, размешал, затем раздражённо фыркнул и вылил ещё, не отмеряя. Рука потянулась к крышке, но, едва дотронувшись, замерла.

– Будешь?

Вообще-то Даша с прошлого года вообще не употребляла, и Дима это знал, но сейчас чай с травяным настоем – пусть и на спирту – пришёлся бы кстати.

– Одну ложечку.

– Я за тобой слежу, алкоголик в завязке, – грозно предупредил он, старательно отмеряя бальзам ложкой.

– Лей уже, – Даша раздражённо теребила футболку, пытаясь удлинить рукава до состояния костюма Пьеро.

– Ты чего делаешь, успокойся.

Она хотела огрызнуться, но вместо этого заплакала, тихо, как иногда плакала на работе, если случался капитальный завал. Такие слёзы улетучивались меньше чем за минуту, и Даша воспринимала это как необходимую разрядку, чтобы потом с новыми силами взяться за дело. Сейчас никаких сил не было, просто мокрая горячая пустота выливалась из глаз, не принося знакомого облегчения. Пальцы напряжённо сжались, настойчиво вытягивая ткань.

– Пей, пока не остыл.

Дима чуть повысил голос, но этого оказалось достаточно. Пальцы перестали мучить рукава футболки и несмело опустились на ручку кружки.

– Пей давай, ничего страшного в твоей биохемилюминесценции нет.

– В чём? – растерянно переспросила Даша и, всхлипнув в последний раз, утёрла слёзы ладонями.

– В свечении. Как у светлячков.

Даша недоверчиво хмыкнула и отхлебнула чая. Дима без умолку вещал о биохимических процессах, естественных для живых организмов, и свечения, иногда возникающего у людей.

– Ты так легко об этом говоришь. Для меня свечение сразу ассоциируется с радиацией, мутацией и прочими гадостями.

– А ты, получается, мутант? Смоталась по-быстрому в Чернобыль и даже ничего не сказала мне? Тоже мне, друг назы…

– Ой, всё! – воскликнула Даша, обиженно уткнувшись в кружку.

Всё-таки правильно она к Димке зашла, спокойнее с ним, вроде как даже не так уж страшно.

Он подождал, пока Дашина кружка опустеет, и предложил доехать с ней до дома. От Диминого подъезда до машины, а потом от машины до Дашиного подъезда они добирались бегом, вдвоём под Димкиной курткой. Так странно: на выпускном они тоже бежали под дождём. Все тогда спрятались в кафе, а Даша хотела гулять дальше, и Дима с улыбкой стянул с плеч пиджак…

– Не переживай. Может, это временно. В любом случае, до тех пор, пока ты здорова и в безопасности, беспокоиться не о чём.

Даша крутанула ключ в замке и нервно кивнула.

– Звони в любое время, если вдруг случится что-то… ну… Необычное.

Даша поблагодарила друга и, зайдя в квартиру, первым делом включила свет. Дома теперь странно, потому что она сама странная. С Димой как-то было полегче, но не просить же его остаться?

Даже ночью свечение доставляло неудобства, настойчиво пробираясь сквозь сомкнутые веки. К тому же, стоило Даше представить, как её люминесцирующая фигура будет выглядеть с улицы, моментально становилось неуютно. Как будто даже преступно, хотя в чём состоит преступность непроизвольного сияния, она не представляла.

Пришлось оставить на ночь свет, в чём прослеживалась определённая студенческая романтика. Даша хоть и не жила в общежитии, но в поездках частенько приходилось засыпать при свете. Хорошо хоть теперь никто не орёт в соседней комнате: квартал спокойный, да и к тому же в квартире на последнем этаже живёт сотрудник полиции. С такими соседями все злостные нарушители общественного порядка со временем самоустранялись, как бы двусмысленно это не звучало.

Разбудил её настойчивый, непрекращающийся стук в железную наружную дверь. Она поворочалась, в тайне надеясь, что незваному гостю вскоре надоест это дело, но он не собирался уходить. Даша нехотя завернулась в халат и босыми ногами прошлёпала в прихожую. Открыла внутреннюю деревянную дверь, заглянула в глазок… и никого не увидела. Не успела Даша как следует испугаться, как услышала детский голос:

– Тёть Даша, выходите! Там ваша машина горит, папа тушит!

Она распахнула дверь и выбежала в подъезд. Запоздало сообразив, что оказалась босиком, Даша вернулась за тапочками.

Машина, припаркованная недалеко от подъезда, полыхала. Обычно рядом стояла старенькая «сузуки» полицейского, но сейчас она приткнулась на газоне с авайрийками и распахнутым багажником, а сам он нервно курил рядом, возле ног валялись два початых огнетушителя. Увидев Дашу, он помахал рукой.

– «Пожарка» едет, жена с сыном пошли по соседям за огнетушителями.

Она кивнула и в состоянии полной отчуждённости уставилась на огонь. В воздухе витала странная догадка, до чиха щекоча нос. Это всё из-за чека, надо было вернуться. Никакая это не паранойя, а самая что ни на есть реальность. Странная, необъяснимая реальность.

Вдали послышался вой сирен, возвращая жизнь в относительно привычное русло. Даша дозвонилась по «горячей линии» в страховую компанию, описала ситуацию и выдохнула, услышав, что все необходимые документы оформят в МЧС, нужно будет только написать заявление на проведение пожарно-технической экспертизы. Теперь нужно сделать ещё один звонок, и хорошо бы Димка не пошутил насчёт любого времени.

После нескольких гудков он взял трубку.

– Привет. А у меня машина сгорела.

Дима ответил не сразу.

– Как это случилось?

Даша затараторила в трубку:

– Ну, я заехала на автозаправку, потом сразу к тебе. Обратно – ну ты знаешь, добрались нормально… Это ведь не из-за заправки? От некачественного бензина машина бы заглохла просто. И сразу, а не в пять утра... Дим, ну что за нафиг вообще?!

– Бывает. Быстро сгорела?

– Угу, – обиженно буркнула она.

– Тогда хорошо, что тебя внутри не было. Даш, будь оптимистом.

– Буду. Ничего другого не остаётся.

– Хочешь, чтобы я приехал?

– Нет. Просто… Дим, скажи, что такое бывает.

– Я уже говорил.

Даша поджала губы и лихорадочно улыбнулась.

– Это же не связано? Свечение, чеки…

– С какими чеками?

Только теперь Даша сообразила, что не рассказала о странной женщине.

– Завтра. Ладно, спасибо за поддержку.

В эту пятницу на работу Даша не пошла, благо, начальник вошёл в положение, да и сроки не горели. Утро прошло в бюрократических квестах от пожарных, МЧС и полиции, которую вызвал сердобольный сосед. Вдруг поджог, а люди бездействуют! Даша сочла поступок благородным, но смешным.

Дважды звонил Дима: первый раз – в обеденный перерыв, чтобы поинтересоваться, как дела, и второй раз – после работы, чтобы узнать, нужно ли ему приезжать. Даша отказалась, оставшееся время она провалялась за мультсериалом, наблюдая за странными приключениями двух детей в аномальном городке. Ещё парочка странностей, и на основе фактов из Дашиной жизни тоже можно писать сценарий.

К двум часам ночи незаметно подкралась мысль о том, что неплохо бы уже идти спать. Даша, зевая, поплелась на кухню, чтобы выпить немного воды. Совсем не вовремя подумалось, что надо было бы выбросить мусор. Внутренний перфекционист после непродолжительной борьбы одолел внутреннего лентяя, и Даша, закутавшись в ветровку с капюшоном, чтобы поменьше светиться, выскочила наружу с мусорным мешком, благо, контейнеры стояли у другого конца дома.

Около мусорных баков копошился весьма интеллигентного вида человек. В костюме, шляпе и туфлях, почти наверняка блестящих от крема, хотя при таком освещении проверить это проблематично. Поверх белой рубашки завязан тёмный галстук, поблёскивающий зажимом. Даша невольно подумала, что она со своим свечением вполне вписывается в нелепую ситуацию.

– Что-то потеряли? – буднично спросила она, выбрасывая мусор в ближайший бак.

Мужчина вздрогнул и обернулся. Даша заметила, что в его руках были зажаты старые, советского времени, учебники за девятый класс.

– А вы что-то странно выглядите, – парировал он.

– Третий час ночи – как хочу, так и выгляжу.

Мужчина неуверенно кивнул, осмотрел светящуюся Дашу, потом отправил книги в мусорный бак.

– Знаете, я очень быстро читаю, – торопливо заявил он, словно пытаясь оправдаться. – И так же быстро забываю. Это самое что ни на есть проклятие.

– Да? Ну ладно, бывает.

Даше стало неудобно. За собеседника, за эти его советские книжки, за оправдания, захотелось быстро-быстро добежать до дома, включить свет и уснуть.

– А у вас дома есть библиотека?

– Библиотека есть только в одном месте – в библиотеке, – глупо пошутила Даша. – У меня так, книжный шкаф... Даже скорее шкафчик.

– О, как бы я хотел взглянуть! Вы позволите?

Просто мечта идиота – в третьем часу ночи показывать интеллигентному бомжу свою скудную коллекцию книг. Интересно, общаться с этим же бомжом возле мусорных бачков – мечта более сумасшедшая?

– Минуточку...

Даша достала телефон, без колебаний отыскала номер Димы. Когда в трубке раздался его сонный голос, она без всяких предисловий ляпнула:

– У меня тут странность, приезжай.

– Домой?

– Да.

– Жди, чего уж там...

Через пятнадцать минут все трое пили чай на Дашиной кухне. Какое-то время ушло на знакомство, взаимные приветствия и краткий экскурс в суть дела совершенно невозмутимого Димки и абсолютно растерянной Даши.

– Я словно проклят. Читаю и не запоминаю, как бы ни старался. Вот аудиокниги – могу, но, знаете, – смутился Игорь Иваныч. – Неудобно. Душа просит по старинке...

– А как с электронкой? – попытал удачи Дима.

– С чем, простите?

– Текст на электронном носителе. Компьютер, телефон...

Интеллигент с грустью покачал головой.

– С этим тоже беда. Мне Зинаида Николаевна – жена моя – даже эсэмэски перестала слать. Прочту – напрочь забуду.

Даша задумчиво грызла баранку. Слишком много проклятий в последнее время. Или это всего лишь череда странных случайностей? В любом случае, всё нужно решать.

– Вы, Игорь Иванович, попробуйте не читать, а... ну… писать, что ли. А потом читать то, что написали.

Он недоверчиво хмыкнул.

– Вы серьёзно? Дарья, вы мне кажетесь вполне здравомыслящим человеком, но разве этот совет можно назвать хорошим?

– Что такое хорошо и что такое плохо, – скрестив руки на груди, пробормотала она, потом положила мешающую баранку на стол и продолжила: – Вообще-то, больше предложений нет, почему бы не попробовать? К тому же, необычное проклятие требует необычного решения.

Игорь Иванович обречённо вздохнул и залпом допил чай.

– Наверное, стоит попробовать. Спасибо, Дарья.

– Попробуйте, – согласно кивнула она. – И потом обязательно позвоните.

Они обменялись номерами телефонов. Игорь Иванович ушёл первым, Дима задержался, чтобы послушать историю с чеками. Ничего определённого он правда не сказал, но хотя бы теперь понимал, почему Даша связала свечение, чек и сгоревшую машину.

Перед уходом он задержался на пороге, загадочно улыбаясь.

– Чего? – подозрительно спросила Даша.

– Рыбак рыбака, получается.

Она нахмурилась. Ещё чего не хватало, только больше странностей.

– Надеюсь, что нет. Давай, иди уже. И, Дим… Спасибо.

– Обращайся.

В субботнее утро шеф решил, что настало время отрабатывать отгул, да ещё и не просто так, а на загородной конференции. Телефонный разговор был короткий и недвусмысленный: шеф хочет отдохнуть, а Даша – самая подходящая кандидатура на замену. Отсутствие машины и четыре часа пути на автобусе его ничуть не смущало. Даша, скрипя зубами, дозвонилась до Димы, и уже через пятнадцать минут они отъезжали от подъезда.

– Извини, что выдернула.

– Да брось, – отмахнулся он. – Я и сам хотел поехать, только лень было. Так что всё замечательно. Заправимся только.

Ближайшая к Дашиному дому заправка обрадовала нехилой очередью из служебных машин: муниципальному транспорту здесь предоставляли неплохую скидку. Пришлось ехать до автоматической, на которой странная женщина воровала выброшенные чеки.

Дима остановился возле колонки. Очень вовремя позвонил Игорь Иванович, чтобы сообщить об успехах. Он переписал своим почерком часы работы банка и запомнил. Теперь он взялся за роман, который посоветовала почитать жена, и очень доволен тем, что сможет обсудить его позже. За разговором Даша и не заметила, как они с Димой выехали с заправки на проезжую часть.

– А где чек? – встрепенулась Даша, припомнив странную женщину с заправки, которую видела в среду.

– Выбросил.

К щекам прилила кровь. Даша не могла найти разумного объяснения своей тревоге, а странностей ей и без того в последнее время хватало, но беспокойство с каждым метром усиливалось.

– Разворачивайся, нужно чек забрать.

– Хорошо, – не стал спорить Дима. – Я надеюсь, ты не думаешь, что та женщина...

– Мне просто нужен чек, вот нужен и всё.

– Да я понял, – примирительно подмигнул Дима и перестроился в крайний левый для разворота.

Он заехал на заправку и остановился возле терминала. Даша заглянула в урну, уже понимая бесполезность этого действия. Среди немногочисленных окурков, пустых бутылок и пачек из-под сигарет не виднелось ни одного чека. В напряжённом молчании она села в машину, Дима пожал плечами.

На середине пути он расчихался, выпил таблетку от аллергии из вечно валявшегося в бардачке блистера. Даша недоверчиво глянула на срок годности, но цифры подтвердили, что препарат можно принимать до конца года.

На конференции большую часть времени отвели теории, и практик Димка мог бы благополучно заснуть, если бы не интенсивное чихание. Даша изредка косилась на друга, который на глазах расклеивался. Простудился, наверное, или… Мысли о похищенном чеке Даша прятала подальше, не желая связывать их с резко начавшейся болезнью.

На фуршете Дима хлестал чай, но это не особо помогало. На обратном пути машину вела Даша, а он дремал, откинувшись на пассажирском сидении. Договорились сначала заехать к Диме. Даша заставила его достать все запасы варенья и мёда, а сама налила две кружки чая.

– Ох уж мне эти странности, – проворчала Даша, пытаясь пристроить кружку на столе, заставленном банками.

– Ещё одну стерпишь? – шмыгнул носом Дима.

– Да хоть десять!

– Даже от меня?

В первую секунду она решила, что Дима шутит, но в такой ситуации он не стал бы паясничать. Что ж, рыбак рыбака…

– И в чём твоя странность? – Даша умудрилась впихнуть локти между банками с мёдом и вареньем и приготовилась слушать.

– Я добрый.

Прозвучало это как приговор. Дима, не дожидаясь ответной реакции, смачно чихнул, расплескивая чай, и удалился в комнату. Вернулся очень быстро, выложив перед собой таблетки, рухнул на стул и принялся за чай.

– Как будто это плохо.

Дима запрокинул голову и крепко зажмурился. Даше сперва показалось, что он не хочет вдаваться в подробности, но вскоре разговор возобновился.

– Ну смотри. Я прихожу в магазин, к примеру. Вечер, до закрытия десять минут, я – последний покупатель. У продавца выдался тяжёлый день, и он только и мечтает, как бы поскорее закончить смену. А тут я... Продолжать?

– Ну, пока я тебя слабо понимаю.

Дима кивнул.

– Продавец думает, нахрена я припёрся и как было бы здорово, если бы я ушёл. И я ухожу. Не могу поступить иначе.

– Ужас.

– Вполне терпимо. Иногда.

Даша вспомнила, сколько очередей высидела с Димой за годы знакомства. Он смущённо улыбался и оправдывался социофобией, а оказывается, дело обстояло совершенно иначе. Странное волшебство, чтоб его.

Добрый. Добро вообще всегда относительно – кажись так? И что же выходит? Дима никогда не бывает сам собой? Делает и говорит только то, что другой посчитает добром? Наверное.

– И ты поэтому не любишь бывать в больших компаниях?

Дима угукнул, продолжая пить чай, чем вызвал слабую улыбку у Даши. Мышцы лица потяжелели от напряжения, поэтому долго улыбаться она не смогла.

– Хреново.

– Вовсе нет, мне так даже нравится.

Даша покачала головой. Вот и сейча сейчас – в этих словах, в умилительном чихании, в угуканьи в кружку – Дима добрый. Для неё, потому что она здесь, поит его чаем с вареньем и очень хочет, чтобы он поправлялся и улыбался. И он улыбается, он пьёт обжигающий чай и валяет дурака с ней на кухне, несмотря на лихорадку и упадок сил.

– Дим, иди спать, а? – сиплым полушёпотом взмолилась Даша.

– Чай допью только.

– Ой да нафиг этот чай! Прокляну!

Дима хихикнул, отодвигая кружку.

– Ты ж не ведьма, – он тяжело поднялся и чмокнул Дашу в щёку.

– Иди уже, – проворчала она, слегка подтолкнув друга в спину. – Я дверь захлопну.

– Спасибо.

В понедельник Даша решила забежать к другу на обеде. Ну как, забежать… Заехать на такси, потому что Димка жил едва ли не на другом конце города. Хорошо хоть город небольшой, да и в двенадцатом часу поток машин не такой интенсивный.

Дима долго не открывал, и Даша уже начала беспокоиться сильнее прежнего.

– Я думал, это врач. Заходи, что ли.

– Хуже, да? – встревоженно поинтересовалась Даша, скидывая кроссовки.

– Хуже, но не сильно.

Димка врал и не краснел: болезненная бледность прогнала все краски с его лица, даже глаза словно потускнели. Он без лишних слов побрёл в комнату, она, чуть помедлив, двинулась следом.

– Надо что-то делать, – твёрдо заявила Даша. – Искать ведьму эту, чтобы проклятие сняла.

– И как ты себе это представляешь? – бросил через плечо Дима.

– Попросить запись с камер, на заправке точно установлена… Хотя, не дадут, наверное. Можно попробовать в контакте в группе автолюбителей поискать.

Димка немного подумал и кивнул.

В комнате пахло луком и чесноком, на прикроватной тумбочке были разбросаны блистеры с таблетками.

– Я полежу, а ты на кухне посиди, ладно?

– Чаю хочешь?

– Хочу. Спасибо, Даш.

Она поставила чайник, достала две кружки. На подоконнике лежал сегодняшний чек из аптеки. Вот ведь зараза! Как лекарства покупать, так он чек берёт, а как заправляться… Даша засунула бумажку в карман, достала телефон. Написала сообщение в группу автолюбителей о поиске красной «мазды», вспомнила даже часть номера. Не зря всё-таки говорят, что люди помнят многие вещи, нужно просто подстегнуть память в нужном направлении.

Сообщение ушло на модерирование. Даша еле заставила себя убрать телефон и заняться чаем. Пили не торопясь; Дима в основном слушал, как она восторгается и сокрушается по поводу сюжета недавно просмотренного мультсериала. Даша украдкой проверяла, опубликовали ли сообщение в сообществе. Повезло, уже через десять минут её анонимный вопрос красовался в новостной ленте.

– Может, ещё чего хочешь? Суп, например? Я куриный вкусный варю.

Дима попытался отказаться, но Даша заявила, что не успокоится, пока не приготовит, и вернулась на кухню. Сказать оказалось проще, чем сделать. Только благодаря природной интуиции и смекалке удалось отыскать нужные ингредиенты.

Во время готовки беспокойство немного улеглось, но едва Даша выключила конфорку, оно вернулось сторицей. От многократного обновления странички и использования интернета телефон нагрелся. Она никогда не проводила столько времени подряд в соцсетях. Уже даже глаза начали слезиться, но за стенкой спал Дима, которому становилось только хуже, а единственной ниточкой, ведущей к чокнутой чековой ведьме, оставалась машина.

После очередного обновления появился ответ. Свежая фотография красного «матиза» и табличка с адресом на углу дома: Ленина, 80. Даша набрала сбивчивое «Спасибр!» и едва не отправила, вовремя вспомнила, что отсылала сообщение анонимно. Она заглянула к Диме, чтобы предупредить о своём отъезде, но он уже спал. Пришлось захлопнуть дверь в надежде, что он проснётся к прибытию врача.

До места Даша добралась на такси. Благо, ей встретился сердобольный дедушка, который подсказал, в какой квартире живут владельцы «матиза», и она, рассыпаясь в благодарностях, юркнула в подъезд многоэтажки. Света на лестничных площадках хватало, чтобы кожа не люминесцировала, но это не отменяло непреодолимое желание закутаться в толстовку с головой.

Даша остановилась напротив нужной двери. Как всё-таки неудобно. Если бы существовала полиция странностей, то стоило лишь позвонить по сломанному телефону на несуществующий номер – и наряд ворвался в квартиру злобной чековой ведьмы. Эх, мечты-мечты.

Даша нервно окинула взглядом кожу рук и глупо замерла. Интересно, светятся только мягкие ткани? Хотя, волосы вот тоже светятся, и ногти... По биологии у Даши были обрывочные знания, и четвёрку в аттестате она считала по меньшей мере чудом. Наверное, стоило поговорить о свечении с профессионалом, вдруг ничего сверхъестественного в этом нет… Даша тряхнула головой. Всё потом, сейчас она должна спасти Диму от проклятия чековой ведьмы, как бредово это не звучало.

Даша постучала – по привычке, у неё-то звонок не работал. Из квартиры послышались звуки отодвигаемой мебели и шаркающие шаги ног, обутых в тапочки. Едва ведьма открыла дверь, как Даша грозно перешла в наступление:

– Это ваш красный «матиз» стоит во дворе?

– Нет, это машина брата. Его сейчас нет, а что случилось?

– Отойдите, я войду.

– Нет, – испуганно промямлила женщина, намереваясь выдворить гостью, но уж очень неуверенно.

Даша со всей злостью навалилась на дверь и влетела в прихожую. Возмущение женщины оказалось сильнее её неуверенности, и она толкнула Дашу к стене. Голова упёрлась в опасливо зазвеневшее зеркало, щёлкнул выключатель. Коридор озарило тёплое сияние, от которого ведьма отступила, остервенело растирая глаза.

– Из-за вас и вашего свечения мне плакать хочется... – женщина отняла руки от лица и принялась нервно хрустеть пальцами, озираясь по сторонам, будто в поиске путей отступления.

Даша злобно шлёпнула ладонью по выключателю.

– Из-за вас и вашей чекомании мой друг в беде.

– Все в беде, – согласно кивнула ведьма и, вытаращив глаза, отступила к кухне. – Вы... вы пришли меня убить? Только так можно всё исправить?

– Что за чушь! – рыкнула Даша, отдаляясь от стены и опасно накренившегося зеркала. – Не буду я вас убивать! Мне просто нужно, чтобы мой друг вылечился.

Узнав, что смерти ей никто не желает, ведьма восторженно выдохнула:

– Будете чай?

Даша коротко кивнула, отгоняя непрошенные ассоциации с книжно-киношно-легендарными ведьмами. Никаких зелий, разве что она добавляет чеки в заварочник. Но ведь не добавляет же?..

Они прошли на кухню.

– Меня зовут Виктория, а вас?

Даша представилась и огляделась. Ведьма Виктория держала кухню в чистоте и порядке, что порождало зависть. Сама Даша никогда так не прибиралась, разве что для гостей. На столе почти всегда можно было обнаружить пару кружек, витамины и несколько чеков из продуктового. Ещё с весны стояла банка малинового варенья: сил открыть самой не хватало, а когда приходили гости, становилось не до этого.

Сама Виктория, не в пример кухне, выглядела по меньшей мере странно. Всклокоченные волосы, за круглыми стёклами очков прятались испуганные серые глаза, морщинки складывались в картину вечного удивления. Образ будил в воспоминаниях картинки ведьм и их несчастных жертв, причём Виктория подходила под обе категории. Цепочка ассоциаций подняла в памяти давно забытое поверье: все волосы и ногти нужно сжигать или выбрасывать, убедившись, что они не попадут к ведьме. Что ж, современные ведьмы вместо ногтей и волос вполне успешно используют чеки. Странно, но что в последнее время не странно?

На столе появились две кружки, вроде фарфоровые, но Даша не разбиралась. Белые, пузатые, глянцевые, с цветами, выведенными ярко-синей глазурью, они вызывали раздражение. Рядом улеглись ложечки, наверняка серебряные, старинные. По центру стола разместились хрустальные вазочки с мёдом и грушевым вареньем.

– Прошу вас, угощайтесь! Берите мёд, варенье!

– На мёд у меня аллергия, а грушевое не ем, – отрезала Даша.

От сахара она тоже отказалась, зато взяла с появившегося блюдечка два кружка лимона и тут же съела.

Виктория добавила в свою кружку четыре ложки варенья и две – сахара.

– Как вы это делаете?

– Что делаю? – испуганно вжалась в стул ведьма. – Я не нарочно.

– Это я поняла, – максимально вежливо и миролюбиво проговорила Даша, хотя в нынешнем состоянии это давалось с трудом. – Мне интересен сам механизм. Я видела, как вы подъезжаете на машине на автоматическую заправку, достаёте чеки и уезжаете. А что потом?

– Я их на столе раскладываю, каждый беру, рассматриваю... Всё.

– Врёте.

Ведьма ойкнула и неловко взмахнула рукой, расплескав чай и едва не разбив кружку.

– Я не хочу говорить, но говорю. Говорю, чтоб у них колесо спустило, или мотор заглох, или в столб врезались...

– Ага, я поняла, – Даша еле удерживалась от крика. – Сгоревшие машины и умирающие водители туда же.

– Я честно-честно не хочу, но не могу по-другому!

– Вот вообще пофигу. Мой друг сейчас из-за вас медленно умирает, и вы должны всё исправить.

– Но я не знаю, как!

– Ну, первый шаг уже сделан, – невесело усмехнулась Даша. – Мы встретились, и мы разбираемся в проблеме.

Легко сказать. Вообще, всё легко, когда дело не касается лично тебя или дорогих людей. Сейчас вот трудно, и вроде решение витает в воздухе, но беспокойство мешает явственно увидеть его. Ладно, вдох-выдох.

Даша достала из кармана Димкин чек, тот самый, из аптеки, и придвинула к ведьме. Виктория с сомнением поднесла его к глазам, подслеповато прищурилась и, взвизгнув, разжала руки, едва не уронив листок в чай.

– Чей он?

– Моего друга. Сейчас он болеет, я хочу, чтобы вы помогли ему выздороветь.

Ведьма смущённо промямлила что-то невразумительное.

– Берите чек, Виктория. Берите и сделайте так, чтобы он выздоровел.

Ведьма подобрала листочек, помяла его в пальцах и глухо попросила неведомые силы принести выздоровление человеку, которому принадлежит чек. Никаких спецэффектов, никакого ощущения волшебства не было.

– Всё?

– Всё, – сконфуженно промямлила ведьма, с опаской отодвигая чек. – И что мне, теперь искать всех людей, просить у них чеки и желать добра?

– Мне, например, это не поможет. Моя машина сгорела.

– Простите, простите, Дарья...

– Да я не об этом! Нам нужно не исправлять сделанного, а предотвратить новые беды.

Ведьма потеряла интерес и даже немного расслабилась. Даша наоборот погрузилась в раздумья. Раз это происходит непроизвольно – и желание подержать в руках чек, и проклятие, нужно определить границы. Сейчас же сработало? Она очень надеялась, что сработало, но Диму пока беспокоить не стоило, пусть отлежится, поспит. Границы, рамки...

– Виктория, кем вы работаете?

Она встрепенулась, странная тревожность вернулась к ней.

– Регистратором, в детской поликлинике.

– А не хотите поменять место работы? На продавца-кассира, – Даша замолчала, давая ведьме время осознать предложение, но, не дождавшись никакой реакции, продолжила: – Тогда вы сможете держать в руках чеки и говорить. Но только тогда, когда нужно.

Ведьма просияла.

– Спасибо за покупку, будем рады видеть вас снова. Ох, Дарья, это прекрасно! Спасибо!

Даша мрачно кивнула и поспешила убраться прочь с этой нарочито идеальной кухни в надежде больше никогда не видеться с хозяйкой. Всё, теперь срочно к Димке. Лишь бы подействовало быстро…

Звонили с работы, но Даша, не вдаваясь в подробности, попросила отгул на полдня.

В этот раз Дима открыл быстрее и даже улыбнулся. Сказал, что к приходу врача температура упала до тридцати семи, ему прописали витамины и противовирусное – на всякий случай. Даша кивнула. Продолжать разговор не хотелось, но она всё же нашла в себе силы.

– Я починила ведьму. Надеюсь. По крайней мере, твою болезнь она обернула вспять.

– Я заметил, спасибо.

Даша глубоко вдохнула.

– Больше я не буду светить, не хочу. Хватит странностей, только одну, последнюю, исправлю.

– Эм…

– Буду чинить тебя, доброту твою. Я думала, что бы такого сделать, и кажется поняла. Тебе надо уехать.

– В лес, без никого? – безрадостно хмыкнул Дима.

– А ты умненький. Собирайся давай, не буду тебя отвлекать.

Он попытался отсрочить отъезд, предлагая рассмотреть другие варианты или хотя бы повременить день или два, чтобы завершить все срочные дела здесь, но Даша была непреклонна. Она чувствовала, что если даст слабину сейчас, то не сможет отпустить друга.

Дима вышел с любимым рюкзаком и небольшой спортивной сумкой, молча закинул на заднее сиденье, уселся за руль, но трогаться не собирался.

– Я не хочу уезжать.

Этого Даша как раз ожидала. Дима добрый, вот точнее не скажешь. Так приятно знать, что есть на свете человек, который примет тебя таким, какой ты есть, со всей придурью, со всеми недостатками и проблемами. С таким – добрым – человеком удобно молчать и разговаривать, находиться рядом или вдали. Он всегда чувствует, когда нужен тебе. Всё это мечты, а реальность вот она: этот человек проклят и даже не может сказать, что хочет на самом деле.

– Дим. Всё, без разговоров.

– Но ты ведь этого не хочешь.

Он так вовремя высунулся из окна машины, поймал её руку, и Даша была готова расплакаться от смешанных чувств – успокоения, благодарности и слабости.

– Да мало ли... Всё, раз уж я свечусь, то побуду для тебя путеводной звездой. Ты должен уехать.

Она наклонилась, еле касаясь, чмокнула Диму в щёку и, стараясь не заплакать, шепнула:

– Я тебя люблю. Сейчас, такого. И надеюсь, буду любить потом, другого.

– И я.

– Доброго пути, Дим.

Он натянуто улыбнулся – так, как она хотела, поднял стекло, помахал и уехал. Искать себя, чёрт знает в какой глуши, в лесу.

Больше суток от Димы не было вестей, но ближе к вечеру он всё же позвонил. После разговоров о дороге, погоде и настроении, диалог ушёл совсем в другую – более странную – сторону.

– Даш, я надеюсь, ты не обидишься.

Ну вот, уже действует… Кажется, Дима перестаёт быть добрым, и он понимает это.

– Давай уже, говори.

– Я думаю, ты должна светить и дальше.

Даша нервно поджала губы.

– Зачем?

– Сама знаешь. Чтобы эти странные тебя видели и исправлялись.

– Думаешь, в этом есть система? Хотя… – Даша неуверенно повела плечами и продолжила: – Мне было бы спокойней с уверенностью, что всё – часть чьего-то большого и надёжного плана. Что каждый винтик служит верной цели, что всё работает согласно инструкции.

– Мне вот как раз видится, что всё поломалось. И этот твой кто-то решил по-быстрому всё пофиксить. Режим самоотладки или, ну, не знаю, чудо-антивирус против чудо-вирусов.

Даша поднапряглась, пытаясь вспомнить университетскую программу. Дима ушёл недалеко от истины: всё происходящее напоминало технологию «honeypot» в действии. Бесполезная странность, которая привлекает внимание других странностей, а потом уже в дело вступают иные механизмы. Они анализируют и устраняют угрозы. Каким образом? В общем-то не важно, «горшочку с мёдом» об этом знать не положено. Знай себе свети.

– Это всё невероятно увлекательно, но почему я?

– А почему бы и нет? Брось кости, какое бы число не выпало – подойдёт. Наверное, этот твой кто-то так и подумал.

Даша угрюмо отхлебнула из кружки.

– Да не переживай. Вот исправишь всех, и выключат твою люминесценцию.

– Всех, ага. И как ты себе это представляешь?

– Начало положено. Всё, Даш, мне пора. Удачи.

– И тебе.

Она уже почти повесила трубку, когда услышала ещё одно слово. «Свети».

***

Первое, что Дима прочитал, вернувшись в цивилизацию, был репост городских новостей в сообщении от Даши.

«Двадцатитрёхлетняя горожанка стала настоящей звездой.

Дарья Рогозина, работающая в компании по созданию и сопровождению сайтов, каждый вечер разрисовывает себя люминесцентной краской и в таком виде гуляет по городу. Нашей редакции Дарья сообщила, что таким образом вносит в жизнь людей яркие краски и свет. Многих жителей не устраивает данное поведение, некоторые называют его вызывающим и даже опасным. Отметим также, что люминесцентный флэшмоб нашёл отклик во многих городах, и теперь вечерами и по ночам мало кого удивишь светящимся гримом, неоновым блеском помады или лака для ногтей.

Мы внимательно следим за движением «люминесцентного» флэшмоба и будем держать вас в курсе событий»

Дима широко улыбнулся. Всё-таки Даша – чудесный человек. Никаких вопросов, информационных лавин, только то, что важно и нужно им обоим. Он набрал короткий ответ «Хорошо!» и тут же отправил. Хотел написать ещё сообщение, но передумал. О таком надо сообщать лично.

Другие работы:
+6
633
14:14
+3
Отличная работа! Добрая и хорошая, без всяких зверств и ваще.
Хорошие живые персонажи, классная загадочная история без явного объяснялова очень органично смотрится, добавляя предмета для размышления. Плюсую!
17:21
+1
Очень приятно видеть, что вы нашли всё это в моём рассказе. Вижу, что вы не из «оценивающей» группы. Спасибо, что заглянули и нашли время написать комментарий.
19:30 (отредактировано)
+2
Да, рассказ хороший. Теплый, уютный. О чудесах в обычном мире, который на самом деле не такой уж и обычный. С ведьмой находка очень классная! Сумеречная атмосфера и встречи с необычным немного напомнили Макса Фрая (ну или просто то, что там все тоже постоянно едят laugh). Но стиль совсем другой.
Если попридираться, может длинноваты диалоги… Но не знаю, удалось ли иначе бы передать отношения героев. Которые кстати, очень хорошо описаны. Ощутимо.
17:23
+1
Спасибо, что нашли время оставить комментарий.
Увы, Фрай прошла мимо меня, но, насколько я знаю, нас не в чем сравнивать.
19:40
+1
Симпатичный рассказ. Только 1) слишком много трындёжа и чаепитиев с Димой, и 2) репост неудачный — "«Двадцатитрёхлетняя горожанка стала настоящей звездой". Нет чтобы — Ничем не примечательная девушка стала настоящей звездой!
17:24
Спасибо. Ваш вариант с заголовком мне нравится. Если не возражаете, возьму на карандаш.
12:27
+3
На мгновение внимание задержалось на строчке «Дурдом»
Мне вот прямо интересно, как в её контактах оказался дурдом. Неужели на всякий случай?)

– И в чём твоя странность?
– Я добрый.

Да, автор, вот в этом месте я поржал) Это реально сильно.

– Будете чай?
На этой фразе я не стерпел и застонал. Надо было рассказ так назвать. Сколько можно пить чай…

– Спасибо за покупку, будем рады видеть вас снова. Ох, Дарья, это прекрасно! Спасибо!
Мне это по развязке детский мультик напомнило. Победила дружба! И производители чая.

О таком надо сообщать лично.
Задел на вторую часть?

Ваша проблема, автор, в том, что вы придумали интересных героев… и решили на этом остановиться. Всё, что вы написали, изумительно смотрелось бы как побочная сюжетка романа. Чаепития героев, какие-то мелкие проблемы хорошо разбавляют основное повествование, но сами отнюдь не самостоятельны. Для меня, во всяком случае. Взять того же мужика-склеротика. К чему он здесь? Не нужен. Только повод ещё раз попить чаю.
Писать-то вы, автор, умеете. Хорошо умеете. К этому бы умению — хорошую драчку с файерболами... Гхм… Ну вы меня поняли, я думаю.
17:28
Здравствуйте. Вы задали много вопросов. Не могу с уверенностью сказать, нуждаетесь ли вы в ответах на них, но всё же отвечу.
1 — да, на всякий случай.
2 — нет, второй части не планировалось.
3 — мужик-склеротик не нужен, он просто есть.

Спасибо, что нашли время прочитать и оставить комментарий.
16:53
+1
Соглашусь, что рассказ добрый. Хотя настаиваю, что нельзя так часто в начале абзаца писать «Даша».
Чисто психологически меня насторожило, что Даша настолько себя держит в руках в присутствии ведьмы. Это и в самом деле странно.
17:30
Спасибо. Дельное наблюдение про начало абзаца, впредь буду обращать на это внимание.
21:27 (отредактировано)
+1
Очень интересно.
Есть огрехи, куда без них. Но я читал и думал: наверное, автор про них и сам уже знает.
В остальном меня терзали мысли, которые изложил Тающий Ветер. Вот правда, сеттинг очень забавный. Пожалуй, оригинальный на фоне космодесантников и джаггернаутов постапокалипсиса.
Не то чтобы это было скучно, нет… Хорошая история, придираться если — то только к мелочам. К скомканному финалу. Все остальное хорошо. Но, может, я отвык от неторопливых повестей? Так или иначе, чтение этой работы подобно объятиям с пушистым котиком. Буквы-лапки наминают область сердца. Уррррр. Я замурлыкал.
што вы со мной сделали, автор? Проклятье!
17:32
Спасибо за комментарий. Увы, автор ничего не знает про свои огрехи и вынес с этого конкурса по своему рассказу только тезисы «все устают от такого количества чая» и «нужна логика, чёткая и понятная», так что если у вас есть замечания, я с радостью их выслушаю.
Комментарий удален
21:21
+1
Насчет бичпакета напрасная придирка, как мне кажется. Под коробочкой с китайской лапшой подразумевался не доширак, а именно лапша вок, которая продается в картонных коробочках, часто там же, где и японская кухня. Она существенно вкуснее штатной лапши быстрого приготовления и пропорционально дороже.
Комментарий удален
21:39
существует ещё большая провинция, чем у нас? О_О
Комментарий удален
21:50
интуиция подсказывает, что лучше поверить на слово
21:53
Доверяй, но проверяй!
21:54
может не надо, а?
21:54
Надо. Даже если ты не Федя, а Аня.
21:51
+1
Мне потребовалось меньше минуты, чтобы загуглить доставку wok'ов в Таганроге.
Комментарий удален
22:05
Искренне верю. Но дело тут не в провинции.
Комментарий удален
23:27
Я Шахты знаю! В Дальнобойщиках такой город был %)
(В игре в смысле)
20:18 (отредактировано)
+1
Здравствуйте, уважаемый автор.
Рассказ пронизан добром. Добрые в нём все, даже ведьма. Это читателям и не понятно. Для них это всё добро не обосновано. Я писал свою версию, что с ними (с читателями) не так в рубрике Деанон (зайдите, гляньте).
Вашу идею я понимаю и она мне нравится. Что «не так» с рассказом…
Начало держит в жутком интересе. Хорошая динамика и напряжение. Бежишь в след за ГГ. А потом ритм сбивается и к финалу теряется. Сцена с ведьмой… Первое «не так». Почему она такая нелепая? (думает читатель, и теряет интерес). Дело в том, что современная публика разбалована кино и компьютерными играми и не любит, когда нету «непонятного» и всё на поверхности и очевидно (та же ситуация с моим рассказом, как я теперь понимаю). Плюс эгоизма нету у героев. А это сейчас главный конёк… движитель сюжета. ))
Короче, придётся, видимо, вплетать в «конву» тайну и держать ритм до последней строчки.
А идея Ваша мне понравилась!
Загрузка...
Марго Генер